Разрушенная преграда

Гет
R
Закончен
24
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
«Твоё имя стало молитвой, проклятой Богом, души»
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
24 Нравится 7 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста
      

«Тех чувств, той любви что происходит между этими двумя людьми нельзя описать словами. Таких ещё не придумало человечество. И вряд-ли когда-то придумает. Эти двое разделяют взаимное уважение друг к другу, выражая восхищение скрытыми качествами друг друга.»

      В тишине подземелья слышится стук обуви. Армин в очередной раз приходит к Ней. К той, которую он уже любит много лет. Бережно целуя тот кристалл, в котором его душа заключена долгие годы, он садится перед ним на колени и вновь рассуждает. Рассказывает о своих планах, рассказывает о происходящем. О войне.       И Арлерт понимает, что он общается на протяжении четырёх лет с пустой. Вероятнее всего, Энни его не слышит, но все же надежда есть. Хотя… Может оно и к лучшему? Парень не боится раскрыться полностью, сказать что-то нелепое. Но одно он знает точно. Сердце греет мысль о том, что она с ним.       –«Думаю тебе будет тяжело это слушать. Но я бы хотел, чтобы ты услышала. Тогда, 3 года назад… Возможно тогда мы могли бы что то исправить.»       Пустота и грусть. Скорбь и вина. А ещё — любовь. Арлерт чувствует вину за смерть Эрвина, за смерть Бертольда, за то, что он не в силах остановить Эрена.  Каждый день Армин делится своими чувствами с Энни, ибо все понимает. Понимает, что она такая же. У них не было выбора. Всё случившееся в их жизни–то, что было предначертано им с рождения. Судьба.        Раньше Арлерт продолжал подавленно рассказывать о некогда самом близком и лучшем друге, грустно вздыхая. Ведь он думал, что понимает Йегера лучше всех, даже лучше Микасы, но теперь Эрен так далеко и недосягаемо для Армина, словно незнакомец. Блондин рассказывал, как парень даже не был рад увидеть море, рассказывал, как потух вечный огонь в зелёных глазах. Энни было жаль Арлерта. До безумия. С каких пор она вообще так размякла? Девушка и сама не понимала. Может это всё влияние самого Армина, а может то, что она, по словам парня, уже четыре года с лишним сидит в этом чёртовом кристалле.        Но сегодня тема разговора стала другой. И не менее болезненной. Смерть Саши Браус. Армин ещё не отошёл от того, что ее теперь нет. Это было так неожиданно. Никто этого не ожидал. К тому же он видел, как страдает Эрен. Йегер понимает, что это все его вина. —«Сегодня прошла церемония погребения восьми павших в последней операции», — он не смотрит на Энни, отводит глаза, говорит тихо. Делая небольшую паузу, продолжает, —«Включая… Сашу.»       Вспоминая подавленность, тоскливый отрешенный взгляд своего друга, у блондина сердце на части рвётся. Так больно видеть слезы тех, кто тебе дорог. Поэтому Армин и приходил к Энни. Приходил так часто, как мог. Когда чувствовал, что нуждается в ней. Когда одиночество и боль накатывали с новой силой. Когда требовалось выплеснуть эмоции. Что-то рассказать или спросить совета. И даже, если ответа не было, это вовсе не означает, что она не говорит. Просто, он не слышит. Пусть. Мысль о том, что он не один, греет душу и вызывает спокойствие. Юный главнокомандующий вечерами читает для девушки книги, переодически рассказывает о своих мечтах и даже показывает ракушки, которые собрал у моря. Любой, кто увидел бы это, посчитал бы парня ненормальным, но ему от такого времяпрепровождения с ней становится легче.       Армин поднимает голову, смотря на кристалл, но долго не выдерживает и вновь опускает. Эмоции переполняют, стоит ему вновь увидеть холодный камень, с заключённой в нем, словно в клетке, прекрасной девушкой. Его вина. Это все — его вина. Его рук дело. Тело сотрясает мелкой дрожью. Арлерт поднялся с колен и подошёл к этому злосчастному кристаллу, что является преградой к прекрасному лицу и телу той, которую он считает богиней.       Красиво кристалл отражает свет, иногда скрывая какую-то часть девушки. Слегка растрепаные пшеничные волосы красиво обрамляют лицо. Горбинка на её носу придаёт девушке элегантности и делает её внешность необычной, особенной. Веки, скрывающие её прекрасные как чистейшее небо, как бездонный океан, глаза, что так отпечатались в памяти Армина, напоминая ему о море. В завершение, такие манящие губы, которые все так же остаются закрытыми. Простая форма члена королевской полиции подчёркивает красивую, пропорциональную фигуру. И напоследок, сухие, тонкие, изящные, аристократичные пальцы на ее кистях.       –«Особенная. Прекрасная», — проносится в голове по уши влюблённого.       Не отрывая взгляда от Энни, что спала мертвым сном, Армин, словно опьянененный всей этой красотой, зачитывает признание в любви, придуманное только что. На ходу. Ее изящество вдохновляет. –«Ранним утром, мечтаю о том, Как за руку тебя держу я, Как обнимаемся мы перед костром, Как при свете солнца, шепчу, что ты моя. Я чувствую себя таким счастливым, Зная, что я не один, что у меня есть ты. И у меня есть две мечты: Остановить войну и вновь коснуться тебя, будучи таким нетерпеливым.»       Проговорил он все эти строки, всматриваясь в красивое лицо Энни, совсем не замечая, что на кристалле внизу появилась пара трещин. Армин бы смотрел на это столь родное для него существо вечно, но его прервал странный трескучий звук. Ища глазами то, что могло бы быть виной того, что потревожило его покой, видит тот самый деформировавшийся участок камня. Сердце на секунду сжалось в волнении.       Это то, о чем он думает?       Да. Определенно. Секунда за секундой кристал покрывался все большим количеством трещин. Местами отходили осколки. Сейчас. Уже скоро. Уже скоро случится это.       Мгновение.       Кристал рассыпается на миллиарды маленьких частиц. Все они летят в разные стороны. Арлерт подбегает к месту, где секунду назад был камень, и подхватывает сонную девушку на руки. Он ходил к ней каждый день, но сейчас появилось такое ощущение, что увидел её впервые за много лет. Время словно замедлило бег, отмеряя секунды ударами его сердца. Блондин чувствует, как оно тяжело бьётся в груди. Хоть он и не ожидал такого поворота событий именно сейчас, но подсознательно он жаждал этой встречи...И она произошла.       Энни распахиват глаза, расплываясь в сладкой улыбке, что так ей подходит. При виде этой картины, улыбки не может содержать и Армин. Они смотрят друг другу в чистые голубые, всегда выражающие одинаковую нежность друг для друга, глаза. Не отводят взгляда.       –«Спасибо.. Спасибо, что приходил ко мне и не давал сойти с ума от одиночества. Я жила, как во сне. Слышала твой голос, Армин, но как будто издалека. А когда не слышала, моя жизнь замирала во тьме.       Я слышала все. Абсолютно все. С самого первого дня, когда ты пришёл ко мне и по сей день. Спасибо за твои чувства ко мне. Я.. так ценю это».       –«Армин, я тоже тебя люблю. Давно люблю».       –«Хах. Любить такого как я? Самого слабого и беспомощного в отряде? Почему ты тогда не убила меня..? Я заслуживаю лишь смерти.»       –«Я не убила тебя, потому что считала, что слабых, уносимых течением вдаль, тоже надо считать людьми. Но сейчас, я знаю, что ты сильный. Сильнее, чем множество глупцов, считающих, что ты не достоин жизни. Слепо верящие слухам идиоты, распущеные «верхушкой» корпуса, ничем не лучше стада баранов, выпущенных прямиком в лес, где вскоре их растерзают волки.. Ты добрый. Несмотря на презрение и ненависть со стороны товарищей, ты продолжаешь защищать все человечество, не боясь умереть, за его процветание. Я не могу забыть тот день, когда ты рассказал мне о смерти Бертольда. Тогда я поняла, что ты сильнее и смелее всего отряда вместе взятого».       –«Спасибо за твои слова.. Мне так приятно слышать, что ты так считаешь.», –На глазах наворачиваются слезы. Причём не от горя, а от осознания того, что есть человек, который полностью тебя понимает.       –«Ты и опомниться не успеешь, как в твоём сердце зацветёт целый сад прекрасных цветов. Наших цветов, что мы посадим вместе. Даже если ты и не хочешь в это верить, я буду защищать тебя, каждую ночь напевая колыбельную, которую в своё время мне напевал отец. Я буду рядом. Буду до тех пор, пока судьба не сведёт нас вновь. И в этой реальности, я не позволю тебе нести этот груз в одиночку. И ты сможешь жить, не виня себя в слабости. Ты сможешь быть счастлив, без всяких жертв. Ведь я не пожалею никакого времени — лишь бы ты не сдавался. В этом и заключается моя роль, данная кем-то свыше.»       Эта желанная для обоих встреча началась с тёплых слов и слов поддержки друг для друга. А чего ещё ожидать от них? Нежность и чуткость Армина. Понимание и человечность Энни. Идеальная пара, не так ли?       Арлерт зарывается носом в её короткие, непослушные всегда вьющиеся волосы,которые пахнут по-особому, не как у других девушек. Этот запах манит и напоминает аромат диасции, разносящийся ветром по тихим вечерам.       Армин планировал эту встречу. Поэтому заранее позаботился о потайном заднем выходе из пещеры. Ведь надо будет им как-то обойти стражу. Ведь наверняка они задержали бы её, ибо она является опасной преступницей. Юноша поднимает ее на руки, а девушка же обнимает его за шею.       –«Пошли. Не здесь. Здесь нам не место.»

***

      Перед влюблённыи раскинулось широкое поле, усыпанное многочисленными цветами различных оттенков — желтые, красные, синие, белые. Их приятно раскачивает легкий ветерок, проносящийся по полю. Над венчиками цветов носятся пчелы, жужжат, собирают нектар. Над всем этим великолепием возвышалось чистое ярко-голубое небо. Но, к сожалению, они знали, что этот пейзаж–лишь светлая часть всего происходящего. Идёт война. Жертв не избежать. Но это не важно. Важно лишь то, что сейчас они вдвоём.       Армин усаживает Энни рядом с собой под деревом и обнимает за плечи, наблюдая за закатом.       –«Красиво...», –доносится до его ушей и он вздрагивает, поднимая на неё взгляд. Их глаза встречаются, запуская разряд смертоносной молнии, проникающей прямо в сердце. Ее уже не остановить. Да и он не сопротивляется.       –«Небо красивое...», –как бы объясняет она, чувствуя его замешательство. Тепло улыбается, направляя взгляд на него.        –«Да.. », –он поворачивается к ней, снова пропадает, вдыхая в себя её аромат, заглядывая в светлые глаза, которые она больше не опускает виновато в пол — смотрит на него открыто и будто бы с немым вызовом. Снова падает вниз, слыша её тихое, но уверенное «ты тоже невероятно красив».       Она такая… невинная. Лживая. Покладистая. Сумасбродная.       Чёртово сумасшествие, настигшее его однажды. И куда бы он теперь не шёл, что бы не делал, всё равно неизменно оказывался стоящим прямо перед ней. Поверженным и склонившим голову. Беспомощным и жаждущим. Жалким в своей влюблённости.       Армин, забывшись, поддался вперёд и, совершенно неожиданно для Энни, поцеловал её. Она настолько растерялась, что даже забыла о том, чтобы сопротивляться. От парня, потерявшего осознание происходящего, пахло лиловым вереском и теплом. Оно пропало только на мгновение. Арлерт отстранился.       Для него Энни была словно ангелом, спустившимся с небес– идеальным во всех смыслах и отношениях небесным существом. Сияющей душой, облечённой в тело миниатюрной девушки. Невысокой, обладающей стройной и хрупкой как у подростка, фигурой. Её волосы цвета спелой пшеницы спадали на плечи, обрамляя округлое личико, красотой которого Колоссальный Титан не мог налюбоваться. Светлая кожа, розовые губы и голубые глаза, обрамлённые длиннющими ресницами. Армин считал, что не имеет права позволять себе целовать такую как она, но сейчас непонятное чувство полностью овладело им, не давая сосредоточиться и здраво мыслить. Дыхание и сердцебиение участяется.       —«Мне хочется обладать тобой. Целиком. Телом. Мыслями. Сердцем. Душой», –произносит девушка.       Она прячет лицо у него на груди, не смущаясь или раздумывая, а просто устраиваясь так, чтобы хриплый шёпот первым делом долетал именно до его слуха. Чтобы в полной мере упиваться льющейся из него кислотой откровений, которая сегодня непременно разъест их обоих до костей.        Захваченный созерцанием физической красоты девушки, Армин не успел ответить или как-то иначе отреагировать на её слова. Энни сократила расстояние между ними, и обняв за шею, потянулась к нему. Это шокировало. Парень поначалу не знал, как реагировать на столь решительное проявление чувств, но секунду спустя сам обнял её и прижал к себе, стараясь сохранять спокойствие. Прежде они уже разделяли моменты, во время которых его посещало желание поцеловать её, но этого так и не случилось. Подходящий момент всё не наступал.       Пряди пушистых волос щекочут нос, но он не отворачивается, не отступает, не отстраняется. Напротив, прижимается ещё ближе и чувствует каждый плавный изгиб её тела так потрясающе-чётко, словно на них уже нет одежды.       Ладони ложатся на хрупкие плечи и неторопливо ведут вниз, по тонким рукам, так и стремящимся потеряться, исчезнуть под издевательски-скользкой на ощупь тканью толстовки; замирают на мгновение на острых локтях, поглаживают их парой еле ощутимых движений и спускаются до изящных запястий.       Он задерживает дыхание, медленно и чувственно переплетая свои пальцы с её, и наслаждается тем, как она трепещет всем телом, дрожит и прижимается к нему ещё сильнее, словно пытается прорасти в него насквозь.       Чувствуя, что теряет контроль над ситуацией и самим собой, Армин отстранился, чтобы взглянуть в глаза любимой и с удивлением понял, что она улыбалась ему. Её прелестное лицо больше не омрачали ни печаль, ни страх смерти, с которой им предстояло столкнуться. Слёзы больше не катились из сияющих глаз и лишь влажные дорожки подсыхали на её щеках. Парень инстинктивно коснулся ладонью её кожи и стёр их, улыбнувшись.       –«Ты–моя квинтэссенция искушения. Целая комбинация соблазна, сладости и опьянения», – шепчет хрипло ей на ухо и водит губами по шее, опаляя её своим горячим дыханием. Согревает, ласкает, сжигает каждый сантиметр тонкой и нежной кожи, почти прикрывает глаза, представляя себе, как прокладывает вдоль по ней влажную дорожку поцелуев, прихватывает, прикусывает и облизывает до красноты.       Становится жарко. Их собственные неправильно-похотливые мысли разгоняют кровь, бегущую по венам, заставляя пылать каждый сантиметр сердец, бьющихся в унисон.       Pуки Армина принялись освобождать ее от верхней части униформы, что свидетельствовала о том, что она является членом королевской полиции. Следом, немного задержавшись на крае кофты, потянули её вверх, ocтавляя эту часть тела лишь в спортивном чёрном топе. Арлерт выцеловывал шею титанши, и Энни упустила момент, когда его руки оказались под её топом. Девушка плавилась под его холодными ладонями, судорожно хватая ртом воздух, до боли закусывая губу, не позволяя сорваться с них стонам. Однако, когда длинные пальцы подцепили вещь, сняли ее, а затем смяли девичью грудь, сдерживаться сил уже не было. Первый стон был заглушен поцелуем и, признаться, Армину он понравился. Мягкий голосок, что разливался потоком, казался не хуже любимой музыки. Её груди идеально помещались в ладони парня, словно были созданы только для него.       Сдерживаться парень не стал, прильнув губами к затвердевшей горошине соска, втягивая ту в рот и слабо посасывая, а рукой сминая другую. Стоны становились чаще, девушка прогибалась в спине, поддаваясь навстречу неловким ласкам. Его язык плавно стал спускаться к животу, очерчивая пупок.       Половой орган уже давно в напряжении, неприятно упирается в ткань брюк.       Он облизывается. Треснувшая нижняя губа саднит и покалывает, и именно сейчас ему особенно хочется ощутить болезненно-приятное прикосновение к возбужденному ограну влажного от слюны кончика не своего языка. Но из-за уважения он ни в коем случае не станет говорить ей об этом грязном желании, а уж тем более принуждать.       Из-за жара, возникшего между ними, Армин вынужден был отстраниться, чтобы тоже снять с себя верх. Длинный зелёный мундир освободил плечи, и теперь ничего не скрывает его эрекцию. Увидя бугорок на его ширинке, Энии смущенно отводит взгляд, заранее предвкушая свое удовольствие, которого сегодня, к слову, будет сполна.       Он продолжал внимательно смотреть за девушкой, медленно расстёгивая рубашку, а после расстелил мундир под деревом, чтобы любимой было комфортно и чтобы она не испачкалась землей, когда предстанет перед ним совершенно нагой.       Нежный поцелуй пришёлся Энни в шею. После Армин стал расстегивать ширинку на ее брюках, которые через несколько секунд покинули тело девушки и были аккуратно сложены. На титанше было такое же чёрное белье, как и ее топ. Комплект.       Бархатный голос, уютный как свитер, как любимое теплое одеяло или мех, позвал: «Сними их с себя». В нем отчётливо чувствовалось что-то хищное, опасное. Армину хотелось увидеть её смущенное и раскрасневшееся лицо, поэтому он и высказал свое далеко нескромное желание.       Теперь он видел её всю. Ладони скользнули между бедер, разводя их широко... Очень широко. Горячие пальцы Арлерта прикосновениями мотылька дразнили жаждущее, требующее близости тело.       Этот морок, навождение. Он, как маг тьмы, ночи: ворожит, околдовывает. Его ласки, затерянный омут глаз...       Мир дрожал, вибрировал от напряжения. Готовый лопнуть, разлететься на тысячи осколков в один миг.       Тело девушки стало полностью готовым для пятнадцатого главнокомандующего.       Армин разделся, его движения приобрели какую-то кошачью грацию. Пальцы скользнули по её губам, заставляя Энни приоткрыть рот для поцелуя. Запутанность, очаровательность и сладостное искушение этого желания... В этот же момент она почувствовала его в себе. Горячие губы дразнили ее не менее горячее от страсти тело.       Вся вселенная с миллиардами звезд для Армина и Энни перестала иметь значение. Время прекратило существовать. От вожделения кружилась голова.       Неистово и самозабвенно, чутко и откровенно, он произнёс: «Твоё имя стало молитвой, проклятой Богом, души...»       Девушка тянулась, изгибалась, желая продлить контакт.       Хаос прикосновений.       Свобода от сомнений.       Сорванные истомой, женские стоны.       Дыхание, сбитое ненасытной похотью и любовью.       Блондинка почувствовала как к аромату, разлитому вокруг, примешивается их собственный запах. Она наконец распахнула свои, закрытые от наслаждения до этого момента, глаза. В его взгляде Энни увидела целый океан. Океан нежности. Океан восхищения.       Он же увидел томный, манящий взгляд, приковывающий к себе.       Последний, самый глубокий толчок, во время которого два протяжных стона слились воедино и после которого обоих воинов покинули силы, наконец настал. Страсть, напоенная долгими ласками, отступила. Армин помог девушке одеться, а после оделся и сам, сажая ее себе на колени и заботливо накрывая мундром, чтобы она не замёрзла.       Этот день... Ещё долго не выйдет из их головы.
Примечания:
Будет интересно почитать ваши комментарии, бусинки ฅ^•ﻌ•^ฅ
Стихотворную форму признания Армина я сочинила сама, поэтому не уверена в правильности связи рифм. Ваше мнение на этот счёт?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты