Расслабься

Слэш
NC-17
Закончен
59
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 23 страницы, 1 часть
Описание:
Джон заглянул в затуманенные глаза Шерлока и, не прерывая зрительного контакта, провёл языком вдоль коленной чашечки его правой ноги, закинутой ему на плечо. Рукой он ласково огладил напряжённый впалый живот:
— Расслабься, — тихо шепнул Джон, и Шерлок прикрыл глаза.
Посвящение:
Всем тем, кто фанатеет по Джонлоку :*
Примечания автора:
События происходят после окончания первого сезона. Второго сезона (и всех последующих, соответственно) как будто не было.
Работа написана на Голодные Фэндомные Игры 2021 года.

Добро пожаловать, и Пусть удача всегда будет на нашей стороне;)

12.02.2021: № 28 в Фэндоме Шерлок (ВВС)
14.02.2021: № 11 в Фэндоме Шерлок (ВВС)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
59 Нравится 3 Отзывы 5 В сборник Скачать
Настройки текста

☼☼☼

      Прошло уже десять дней с того момента, как Мориарти взял Джона в заложники. Прошло уже целых десять дней с того момента, как Шерлок (не исключено, впервые в своей жизни, но точно впервые за время их соседства на Бейкер-стрит) поддался своим эмоциям и, освободив Джона от смертоносного жилета, заключил его в свои объятия. Прошло уже десять чёртовых дней, во время которых Шерлок напрочь игнорировал своего соседа. И причём умудряясь делать это даже не выходя из дома. — Шерлок, ты будешь завтракать? — в очередной раз поинтересовался Джон, когда рано утром спустился в гостиную. Холмс, как и все дни до этого, уже стоял напротив окна и невидящим взглядом наблюдал за улицей. — Я уже поел, — ровно ответил он. Голос его был слегка хриплым, что говорило о том, что он встал не так уж и давно.       Джон, разумеется, знал, что это ложь. Потому, что Шерлок никогда не завтракал в этом чёрном халате. Он мог уснуть в нём, мог облачиться в него после посещения ванной комнаты, мог даже принимать в нём своих клиентов. Но ещё ни разу в этом самом халате он не завтракал, не обедал, не ужинал. Вроде, когда-то давно даже говорил, что этот халат слишком хорош для того, чтобы в нём принимать пищу.       Доктор с минуту сверлил неясным взглядом худую спину, в данный момент обтянутую в чёрную атласную ткань. Шерлок не обернулся. Возможно, наблюдал за ним через отражение в гладкой поверхности окна, но лицом — без сомнений, прекрасным, — так и не повернулся. Ватсон глубоко вздохнул и скрылся на кухне.       Там он первым делом проверил чайник на наличие чего-либо противного и, ничего подозрительного не обнаружив, залил в него воду. Живя с Шерлоком Холмсом привыкаешь проверять чашки/тарелки/кастрюли и иже с ними на предмет каких-нибудь экспериментов. Кстати — Джон достал из холодильника лоток с позавчерашним картофельным пюре, — экспериментов тоже давненько не было. Десять дней уж точно... Мужчина нахмурился, когда эта мысль полностью оформилась в его голове. С Шерлоком что-то происходило. И из-за этого чего-то он ходит сам не свой: куда более кроткий и послушный, не язвящий на каждом шагу и не берущий никаких новых дел. Исходя из последнего, можно было предположить, что детектив взял краткосрочный отпуск, но Шерлоки-чёртовы-Холмсы не берут отпусков!       Джон замер на пару секунд, а затем достал из шкафчика ещё одну кружку, поставив её на столешницу рядом со своей. Чай, особенно успокаивающий, тому точно не помешает.       Когда Ватсон вновь появился в гостиной, Шерлок всё ещё стоял напротив окна, и казалось, не сдвинулся с этого места ни на сантиметр. Джон поставил свою чашку и тарелку с подгоревшими тостами (а тостер был неисправен с того момента, как его разобрали шустрые пальцы Шерлока) на стол и медленно приблизился к Холмсу. Тот всегда был чуток ко всему, что происходило вокруг него, поэтому к нему было практически невозможно подобраться со спины. Но сейчас Шерлок не отреагировал никак.       Джон кашлянул и свободной рукой тронул его за плечо. Лицо детектива осталось таким же непроницаемым, но сам он неуловимо вздрогнул. Не заметил появления своего соседа. «Что-то точно произошло», — лишь уверился в своих выводах доктор. — Я сделал тебе чай, Шерлок, — мягко улыбнулся он, когда тот наконец посмотрел ему в глаза.       Холмс несколько мгновений погипнотизировал его взглядом, а затем принял дымящуюся чашку из рук Джона: — Спасибо, — практически неслышно проговорил он. — Всегда пожалуйста, — удовлетворённо сощурился Джон, но достаточно быстро посерьезнел: — Скажи мне, у тебя ничего не произошло? Тебя в последнее время как будто подменили.       Шерлок открыл было рот чтобы что-то сказать, но не произнёс ни звука. Вместо этого он отрицательно покачал головой и, уходя от ответа, сделал глоток чая. В его льдисто-голубых глазах промелькнула довольная улыбка. Он никогда не говорил, но Джон знал, что ему очень нравится завариваемый им чай. На самом деле, Ватсон иногда думал, что знает Шерлока гораздо лучше его самого. Знал, что тот любит; какой кофе предпочитает, а какой ненавидит всеми фибрами своей души (а последнее было проверено экспериментальным путём); знал, когда его необходимо вытаскивать из очередной передряги, а когда вмешиваться нельзя ни в коем случае. — Тебе нужно дело, — короткое предложение напряжённо повисло над ними. — Почему ты так говоришь? Мне казалось, ты считал, что я наоборот, работаю слишком много, — слегка нахмурился Шерлок, и Джону тот час же захотелось стереть морщинки, пролёгшие меж его бровей. — От своих слов отказываться не намерен, — примирительно усмехнулся он, — но сейчас тебе действительно нужно отвлечься. Уж не знаю, что у тебя случилось, но... — «обычным ты мне нравишься больше», — ...мне нужен мой сосед. Великий и ужасный, единственный в мире консультирующий детектив.       Шерлок хмыкнул и на этот раз не стал скрывать от Джона своей улыбки. Доктор же просто не мог не улыбнуться в ответ: — В таком случае я звоню Лейстреду.

☼☼☼

— Если Вы сейчас же не повернёте обратно, мы выйдем прямо здесь. А Вы останетесь без денег. — Но, сэр, мне не до конца понятны Ваши слова... — Неужели? — Шерлок язвительно закатил глаза, откинулся на спинку сидения и сложил руки на груди. Джон отвёл от него пристальный взгляд. — Данная дорога до Ярда значительно длиннее. Я не собираюсь переплачивать. — Но-... — Останавливайте. Мы выходим. — Стойте-стойте! — заголосил внезапно громко кэбмэн, когда Холмс демонстративно взялся за дверную ручку. Будто бы он действительно вышел, когда машина летела со скоростью пятьдесят миль в час (-80км/ч). — Я поворачиваю!       На счастье кэбмэна, именно на этом участке дороги можно было повернуть в противоположную сторону. Джон неслышно усмехнулся, хитро поблёскивая глазами в сторону невозмутимого Холмса, у которого карта всего Лондона, казалось, была прямо перед глазами.       Внутри салона неожиданно раздалась негромкая мелодия, и Джон достал из кармана куртки телефон. Звонили из больницы. Он откинул зелёную трубку на экране в сторону: — Ватсон слушает. — *~~~~~~~~~~~~*       Джон кинул мимолётный взгляд на внимательно следившего за ним детектива и устало вздохнул: — Разумеется. Буду в течение часа, — он сбросил и опусти руку с телефоном на колено. — Шерлок, я... — Срочный вызов из больницы? — Джон только безмолвно кивнул. — Остановите, — Холмс постучал по перегородке между водителем и пассажирами. Раздражённо фыркнул, когда кэбмэн залепетал что-то о том, что сейчас они едут по кратчайшему пути: — Я не собираюсь выходить в данный момент. Это нужно моему спутнику. Останавливайте. — Ты не злишься? — немного обеспокоенно спросил Джон, когда машина остановилась на обочине. — Я заставил тебя взять дело, а сам... — он махнул рукой. — Всё в порядке, — улыбнулся самыми уголками губ Шерлок. В глазах его, однако же, улыбкой и не пахло. — Ты там нужнее.       Джон едва ощутимо напрягся, когда прозвучали эти слова. «Нужнее». Не Шерлоку, а какому-то несчастному заведующему, которому внезапно понадобилась его помощь с медицинскими карточками. Будь прокляты те дни, когда Ватсон просил отгулы — сейчас его могли вызвать в любое время, будь то день, ночь или даже Рождество. — Конечно. Будь, пожалуйста, осторожен, если вдруг погонишься за преступником. — Естественно, — пренебрежительно закатил глаза детектив. Джон кивнул, скорее машинально, и покинул салон. Уже в последний момент перед закрытием двери он наклонился и, обращаясь к тёмной ткани шерлоковского пальто — остального не было видно, — произнёс: — Не выключай телефон. Если что-то случиться — звони, я обязательно приду. — Даже если будешь на другом конце Лондона? — насмешливо раздалось со стороны пальто. — Даже если так. Мне бы не хотелось тебя потерять, — Джон спешно закрыл дверь. О неожиданно вылетевших в последний момент словах он не жалел, но слушать какой-нибудь неприятный — определённо, неприятный, — ответ слышать не хотел.       Кэб тронулся. Джон же побрёл в совсем противоположную сторону — до больницы нужно было добираться на метро. Благо, время часа пик ещё не наступило.

☼☼☼

      Надрывное издевательство над бедной скрипкой Джон услышал ещё за полквартала до дома 221Б по Бэйкер-стрит. Своей «игрой» Шерлок неизменно бесил всех соседей в радиусе трёхсот двадцати футов (-100м), но он хотя бы был дома. А не на каком-нибудь тёмном пустыре с железной арматуриной в боку. Почему-то, когда Джон отпускал детектива на дело одного, перед глазами вставала именно эта картина.       Как оказалось, стены ещё скрадывали громкость. Потому что когда Ватсон открыл входную дверь, еле удержался от того, чтобы закрыть уши. Холмс там что, микрофон купил? — Шерлок! — постарался перекричать несчастный инструмент Джон, поднимаясь вверх по лестнице. В ответ послышалась особо надрывная нота. — Шерлок! — во весь голос крикнул мужчина, резко распахнув дверь в их квартиру. — Что ты здесь устроил?!       Детектив стоял у окна, на своём излюбленном месте, и безжалостно мучал свою скрипку. В его резких движениях проскальзывало напряжение и раздражённость. Микрофона всё же не было, и причина повышенной громкости так и осталась неясна. Как осталось неизвестным и то, как Шерлок вообще умудрялся играть это безобразие с его музыкальным слухом.       Джон подобрался к Холмсу вплотную, одну руку положил на его левое плечо, второй же надавил на левую кисть, вынуждая того прекратить играть и опустить скрипку. — Ну и что ты делаешь? — поинтересовался Джон, когда Шерлок удостоил-таки его своим взглядом.       Детектив в вопросительном жесте приподнял брови, затем переложил смычок в левую ладонь и вытащил что-то из уха: — Прости, что ты спросил? Я не услышал.       Взгляд Ватсона завис на ярко-оранжевой беруше, которые целыми пачками валялись в тумбочке у них в гостиной. Пускай практически все дела были у них в Лондоне, периодически им приходилось ездить куда-то на поездах для их разгадки. А там всегда раздавались одноразовые беруши и маски для сна. — Шерлок, ты не обалдел ли? — Прошу прощения? — Холмс непонимающе нахмурился, не глядя отложил скрипку на подставку и наконец повернулся к Джону всем корпусом; медленно достал из уха вторую берушу, а затем сложил руки на груди. — Позволь я уточню, — вздохнул Джон и потёр переносицу пальцами. — Когда ты насилуешь свою скрипку в три часа ночи, ты тоже вставляешь беруши? — Допустим? — И ты хочешь сейчас сказать мне, что ничего в данной ситуации тебя не смущает? — А должно? Джон, ты говоришь загадками.       И Ватсон бы сейчас гордо улыбнулся, понимая, что заставил Холмса зайти в тупик, если бы не раздражение, начавшее медленно подниматься из глубин его сознания. Весь прошедший день одна только мысль о Шерлоке не давала ему сорваться на каком-нибудь работнике и не послать всех и вся с их неразобранными отчётами и карточками куда подальше. Сейчас же слова детектива заставили негативные эмоции всколыхнуться вновь: — Ты издеваешься надо мной, Шерлок? Я едва ли не каждую ночь слушаю завывания твоей скрипки, а ты даже не соизволил напомнить мне о существований беруш?! — А ты сам додуматься не мог? Неужели я должен был сказать тебе, что ты должен сделать? — Холмс закатил глаза. — На что же в таком случае тебе даны мозги? На ведение блога? Или на соблазнение женщин? — Ты о чём вообще? — натурально опешил Джон от столь резкой смены темы. Раздражение малость отпустило, и мужчина смог внимательнее разглядеть своего детектива. Немного помятая одежда, скорее всего вытащенная из корзины для белья, усталый вид и взгляд, в котором помимо усталости сейчас плескалась злость. — О господи, Джон! — Шерлок эмоционально мотнул головой и сделал несколько шагов в сторону. Потом развернулся и повторил это снова, и затем снова. — Будто бы я не в курсе, что у тебя восемьдесят процентов контактов в телефоне — женские! Тебя в больницу вызывала случайно не... — он раздражённо пощёлкал пальцами, — ...Сюзанна? Катрин? Да не важно! Ты приглашал эту блондинку на ужин месяца два назад! Джон, ты!.. Ты!.. и я... — детективу неожиданно не хватило слов, чтобы высказаться в полном объёме, при этом не сильно оскорбив самого Ватсона, поэтому он проделал то же самое, что и Джон пару минут назад — потёр пальцами переносицу — и обогнул его, уйдя за куда-то спину.       Джон по звуку определил, что тот далеко уходить не стал, а завалился на любимый (и в некоторых местах продавленный) диван и принялся громко сопеть в попытках восстановить самообладание. Слова Шерлока весьма ощутимо задели Джона. Неужели он всерьёз думал, что доктор променяет его и приключения на какую-то девушку и душный ресторан? Иногда гениальный детектив был таким глупцом... — Случилось что-то непредвиденное, когда ты был на расследовании? — первым нарушил тишину Ватсон. Уж лучше он признает хоть часть своей вины в случившей ссоре, чем эта маленькая ссора перерастёт в серьёзный конфликт. Мужчина обернулся, успев заметить, как Шерлок беззвучно фыркнул. Он сделал несколько шагов и приземлился в стоящее совсем рядом с диваном глубокое кресло. — Как в принципе всё прошло? — Отвратительно, — насупившийся Шерлок был самым настоящим ангелом, и пока он не видел, Джон позволил себе лёгкую тёплую улыбку в его сторону. Долго на детектива злиться было сложно. — Я раскрыл преступление всего лишь за одну минуту. Жертвой была молодая женщина, совсем недавно закончившая университет. Убита была обыкновенным кухонным ножом. Убийца же — её собственный муж. Он даже не удосужился стереть с орудия убийства отпечатки своих пальцев. — Неужели все эти мелочи смогли выбить тебя из колеи? — Ох, Джон, если бы всё дело было только в этих мелочах... — Шерлок наконец прикрыл глаза и сложил руки под подбородком в молитвенном жесте. — Перед тем, как приехать на место преступления, я был вынужден практически час просидеть в Ярде, так как меня одного допускать до жертвы не собирались. Лейстред же даже не пытался поторопиться — его вызвали на совещание, но он ведь мог быть быстрее! — Джон между делом едва подавил громкий смешок. Порой детектив забывал, что у других людей тоже есть дела и обязанности. — Андерсон сегодня вообще как будто озверел — не мог пропустить ни одного моего слова или действия без комментария. Последней каплей же стало то, что после раскрытия личности убийцы мне пришлось снова ехать в Ярд и заполнять там огромное множество бумаг! — И только поэтому ты весь оставшийся вечер решил мучать ни в чём не повинный инструмент? — Шерлок приоткрыл глаза и укоризненно на него посмотрел. — Ладно-ладно, извини. Конечно всё тобой перечисленное является безусловным поводом для слухового расстройства половины улицы, — на этом моменте Холмс открыл глаза полностью и пренебрежительно фыркнул. На Джона он демонстративно не смотрел. — Шерлок, — мягко позвал его Ватсон, — я хочу, чтобы ты кое-что понял. Всё, что мне рассказал, несомненно является поводом для твоей злости. Однако она никоим образом не касается других людей. Своими действиями ты часто раздражаешь некоторых личностей, но не надо делать так, чтобы их становилось всё больше и больше. Тебе самому ведь потом тяжело будет... — Ну и что же ты предлагаешь? — перебил его Холмс. — Хотя бы не относиться ко всем и каждому как к ничтожеству и вести себя более примерно. Этого будет достаточно, поверь мне. Ты обладаешь природной красотой и харизмой. Люди сами к тебе потянутся. Если же ты не будешь отравлять их своим ядом, как знать, может найдётся подобный мне человек, которому ты понравишься. — Я... — Шерлок неожиданно приподнялся на локтях и развернулся к Джону практически лицом, на котором застыла какая-то неясная эмоция. Голос его внезапно охрип, и мужчине пришлось прочистить горло перед тем как продолжить: — Я... тебе нравлюсь?..       И Джон только сейчас понял, что именно он сказал. По виску скатилась маленькая бисеринка пота, и доктор слегка нервно улыбнулся: — К-конечно нравишься, Шерлок! Если бы мой сосед по квартире мне не нравился, стал бы я жить с ним под одной крышей? — То есть... я нравлюсь тебе только как сосед? — Ну конечно, Шерлок, а ты что подумал?       Вместо ответа детектив как-то подозрительно грустно подавился воздухом при резком вдохе, а потом вновь принял лежачее положение и быстро отвернулся от Джона, предоставив последнему прекрасный вид на свою худую спину. Ватсон еле удержался от того, чтобы провести по ней раскрытой ладонью, почувствовать тёплую кожу сквозь прохладу белой рубашки, урвать из уст Шерлока удивлённый вздох...       Джон резко встал со своего места, понимая, что ещё совсем чуть-чуть и он проделает всё это в реальности, и неловко прокашлялся: — Ты, наверное, устал? Не хочешь, чтобы я сделал кофе или чай? — от Шерлока послышалось только глухое отрицательное бурчание. Ватсон вздохнул. — В таком случае отдыхай. Не буду тебя беспокоить.       Совсем тихое «Ага» донеслось ему уже в спину, когда мужчина практически ступил на первую ступеньку лестницы. Он обернулся. Шерлока за спинкой дивана не было видно полностью, но ноги, обутые в тапочки и поместившиеся не полностью, всё же лежали на мягком подлокотнике и выглядели как-то совсем уж трогательно. Джон представил, как можно размять эти прохладные ступни, огладить пальцами лодыжку, оставить лёгкий поцелуй в ямочке под ярко выступающей косточкой и сделал первый шаг наверх. Шерлок вряд ли оценит всю палитру испытываемых им чувств. Зачем же рушить их дружбу, если вероятность отказа была слишком уж велика?

☼☼☼

— Шерлок, ты будешь завтракать? — в очередной раз поинтересовался Джон, спускаясь рано утром из своей комнаты. Холмс, как и многие дни до этого, уже ожидаемо стоял у окна и невидящим взглядом разглядывал улицу. Сегодняшнее утро отличалось от предыдущего только тем, что снаружи яростно хлестал дождь, сотрясая крупными каплями оконную раму. — Не откажусь, Джон, — неожиданно ответил Шерлок. По правде говоря, Джон ожидал, что тот привычно его проигнорирует, но то ли сегодня был особенный день, то ли этой ночью произошло что-то такое, что заставило детектива изменить своим принципам. В прочем, кто Ватсон такой, чтобы врать самому себе? Ему это чертовски нравилось. — Отлично, — Джон улыбнулся Шерлоку как раз в тот момент, как тот к нему обернулся. На губах Холмса тоже застыла немного несмелая, лёгкая полуулыбка. — Тогда пойдём на кухню. Что ты хочешь на завтрак? — спросил он между делом, первым заходя в кухонное помещение. — Что угодно, главное, чтобы готовил ты.       Джон слегка вздрогнул, когда раздался этот тихий ответ за его спиной. Оборачиваться не стал только потому, что боялся увидеть в глазах Шерлока — льдисто-голубых глазах, которые изредка оттаивали в его присутствии — безразличие или, что ещё хуже, исследовательский огонёк экспериментатора. Детектив ведь никогда не говорил ему подобных, самую малость игривых слов. — В таком случае, надеюсь, ты не будешь иметь ничего против насчёт сладких оладий. Не знаешь, у нас есть бананы в холодильнике? — Сейчас посмотрю, — Джон повернул голову в сторону детектива, и оказалось, что тот действительно полез в холодильник искать бананы. Что же с ним сегодня утром такое? — Есть. Вроде даже ещё не испорченные.       Джон тихо рассмеялся. Да, определённо. Такое утро с Шерлоком ему нравилось куда больше тех, которые он провёл до этого и без него.

☼☼☼

      Лейстред заявился ближе к двенадцати. Весь промокший под всё не прекращающимся дождём, с бледным лицом и глубокими синяками под глазами, он молча снял пальто, повесив его на вешалку для посетителей, разулся и в одних носках прошёл в гостиную, где устало рухнул в кресло. Опять же, для посетителей. — Новое дело? — с энтузиазмом оторвался от ноутбука Шерлок. Их с Ватсоном утро было слишком ленивым — они не сделали ни одного домашнего дела, сразу после завтрака рассевшись по своим излюбленным местам. Шерлок с ноутбуком на диване, Джон — в кресле, со своим устройством на коленях. — Можно сказать и так, — этот расплывчатый ответ только подогрел интерес детектива. Джон тоже прислушался. — Ещё с полгода назад было совершено ограбление ювелирного магазина. Тогда Ярд не нашёл ни одной улики: записи с камер были стёрты, экспертиза не выявила ни одного отпечатка пальца. Даже следов от обуви не осталось, что, в прочем, не доказывало того, что грабитель был один. Разумеется, не доказывало и обратного, — Лейстред глубоко вздохнул. — Подобных случаев больше не было, и дело закрыли за неимением никаких улик и тем более доказательств. И вот на прошлой неделе это случилось снова. Снова ювелирная лавка, снова без улик. После этого можно было бы предположить ещё одно продолжительное затишье, но сегодня ночью было совершено ещё одно ограбление. — Снова ювелирный? — Верно. Вот только это — единственное совпадение. Больше ничего нет. Владельцы магазинов не знакомы друг с другом, работники ни в каких подозрительных знакомствах замечены не были. Злоумышленники, похоже, выбирают следующую «жертву» случайным образом. Ярд в полном замешательстве. Улик нет, зацепок нет. Ты можешь помочь, Шерлок?       Холмс несколько долгих минут усердно обдумывал этот вопрос. Почему-то он заставил его сильно сомневаться. Раньше он бы без сомнений принял любое дело, даже если вопившая в данный момент интуиция сигналила ему об опасности. Сейчас же алая лампочка разума мигала более настойчиво. Но рядом с ней ровным ярким светом сияла зелёная лампа любопытства и азарта. — Я готов осмотреть пострадавшие магазины и опросить их владельцев, — согласился наконец Шерлок. Почему бы не разбавить скуку уже привычным образом? — Отлично! — Лейстред буквально просиял. — Ты, как обычно, в полицейской машине ехать не захочешь, верно? — не дожидаясь ответа он продолжил: — Я вышлю адрес тебе на почту. Это не очень далеко, так что буду ждать тебя в течение часа. Джон, Вы поедете? — Поеду разумеется. — Замечательно. Проследите тогда чтобы Шерлок прибыл на место как можно скорее. Буду ждать, — с этими словами он поднялся из кресла, обулся в прихожей и с непередаваемо грустным лицом напялил на себя мокрое пальто, после чего вышел из квартиры, тихо притворив за собой дверь. — Надо собираться, — встал со своего места Джон. — И Шерлок, оденься, пожалуйста, потеплее. Мне бы не хотелось потом сидеть у твоей постели и сбивать лихорадку. — Естественно, Джон, — не зло закатил глаза Холмс, одним плавным движением поднявшись с дивана. Крышка ноутбука мягко легла на клавиатуру, а сам детектив быстро скрылся за дверью своей комнаты. Ватсон тоже мигом взлетел вверх по лестнице. Шерлок имел привычку одеваться за пару минут, а Джону не хотелось, чтобы тот уехал без него. С Холмса станется устать ждать его без малого тридцать секунд и уехать в первом же попавшемся кэбе.

☼☼☼

      До нужного адреса ехать было относительно недолго — всего каких-то полчаса. Если бы не отвратительная погода на улице, они с Шерлоком бы наверняка пошли пешком, а не стали вызывать кэб.       Внутри салона было тепло, именно так, как нужно: не душно, в самый раз, поэтому и Джон, и Шерлок расстегнули молнию/пуговицы на верхней одежде. Ватсон с абсолютнейшим для себя удивлением заметил, что детектив был не в привычной подчёркнуто официальной одежде, а в самом обычном... свитере! Бежевого цвета и крупной вязки, с высоким горлом, которое укутывало шею Шерлока до самого подбородка. Конечно, излюбленный синий шарф Холмса никуда не делся, но факт того, что мужчина оделся почти как сам Джон... интриговала. Неизменным в облике детектива осталось разве что чёрное пальто да растрёпанные кудри волос. Сам Ватсон себе изменять не стал — тёплый свитер на кофту с длинным рукавом, свободные джинсы и ничем не примечательная куртка. Очень часто своим внешним видом Джон сбивал с толку преступников, весьма напрасно заставляя их его недооценивать. Ведь под почти безразмерным свитером всегда прятался ствол его верного пистолета.       Кэб мягко затормозил. Снаружи мерно шелестел дождь, плотная стена которого едва позволяла разглядеть дом, около которого они остановились. Первым вышел Шерлок, и только после того, как дверь машины громко захлопнулась, Джон словно очнулся от навязчивой пелены, быстро расплатился с водителем и поспешил за детективом. Ещё не хватало им потерять друг друга из виду.       Пройти им пришлось каких-то метров десять, но когда они скрылись под широким козырьком крыльца, оказалось, что с их верхней одежды тоненькими ручейками стекает вода. Эти же тяжёлые капли прибили смоляные кудри Шерлока к голове, и детектив ладонью растрепал слипшиеся пряди. Дверь, перед которой они оказались, была закрыта, на Холмс упрямо постучал по ней. Ватсон сделал маленький шаг назад, чтобы некоторая часть здания попала в поле его зрения, и осмотрел получившуюся картину. За кое-где помятыми железными ставнями-жалюзи явно скрывалась стеклянная витрина, тоже, скорее всего, во многих местах побитая. Чуть приглядевшись, Джон заметил на ставнях бледно-бежевую или, возможно, золотую, надпись. «Joseph's jewelry workshop». Ювелирная мастерская мистера Джозефа, налёт на которую был совершён прошедшей ночью.       Входная дверь приоткрылась, а над головами тонко звякнул колокольчик; в проёме показалась полуседая физиономия Лейстреда, который узнав их, тотчас же поспешил впустить внутрь: — Что-то вы не торопились, ребята. — Ты бы попробовал найти кэб в такую погоду, — уже привычно фыркнул Шерлок. Развязывать шарф и снимать пальто он не спешил — несмотря на то, что находились они в помещении, было довольно-таки прохладно.       Просторная комната представляла собой помещение для приёма покупателей. Возможно ещё вчера стены щеголяли позолоченной отделкой, а стеклянные витрины были тщательно натёрты, но сейчас всё это представляло собой весьма удручающую картину. На полу валялись неубранные осколки стекла, погнутый метал их малость разбавлял. — Здесь ещё практически никто не был, — пояснил Лейстред, когда Джон задал вопрос, почему здесь не прибрались. — Хозяин мастерской живёт в доме напротив. Примерно в три часа ночи он услышал дребезжащий звук, как будто что-то разбилось. Затем уже заорала сигнализация в мастерской. Однако, несмотря на всё это, он максимум что смог увидеть — то, что грабителей было пятеро. Полиция не успела приехать вовремя, те сбежали.       Шерлок на заднем плане себе под нос булькнул явно что-то нелицеприятное по отношению к ярдовцам. Лейстред предпочёл не обратить на это внимания. — Так понимаю, прибывшие служители закона вновь не обнаружили никаких следов, — Инспектор безмолвно развёл руками. — Какие же бездари! — Шерлок! — Что, Джон?! Я серьёзно! Вот, посмотри сюда! — детектив подошёл вплотную к Ватсону, неуловимо приобнял его за плечи и подвёл к входной двери. — Внимательно смотришь? — Ну? — И что ты видишь?       Джон наверняка выглядел со стороны весьма комично — смотрел в пол и в прямом смысле не понимал, что от него требуют: — Э-э-э... Ну, я вижу пол. Уложен каменной плиткой; она сто процентов дорогая, судя по состоянию самой мастерской. Точнее сказать, по бывшему состоянию... Много осколков стёкол, — доктор поднял глаза на дверь, отмечая, что раньше в ней явно была стеклянная вставка, — и скорее всего они от двери. Железа поблизости нет. Ну и мокрые следы — мы ведь не надевали бахилы... — Вот! — внезапно громко воскликнул Шерлок у него над ухом. Джон поспешил выпутаться из рук Холмса и теперь стоял вместе с Лейстредом, не понимая, к чему клонит детектив. — Минута! Прошла одна жалкая минута, а Джон уже сумел заметить то, что не заметили «бравые служители закона». Следы, — обречённый непроходимой тупостью своих слушателей заявил в конце концов Шерлок. — Дождь начался примерно в двенадцать часов ночи. Это на Бэйкер-стрит, но наш дом находится не так уж и далеко от этой мастерской, поэтому логичным будет предположить, что здесь дождь начался приблизительно в это же время. Хозяин мастерской сказал, что услышал звон примерно в три ночи. Соответственно, за три прошедших часа на тротуарах и на дороге уже должны были появиться немаленькие лужи. Грабители вряд ли озаботились бахилами, поэтому здесь должны быть следы. — Ну и что это нам даёт? — скептично приподнял бровь Лейстред. — Плитка это тебе не почва, где по глубине следа можно определить вес человека. А размер ноги не даёт точных данных насчёт комплекции преступников. — Если найти следы, Лейстред, можно будет сделать огромное множество открытий. Например, если вместе с дождевой водой будут комки земли, можно будет сказать, что они добирались до этого места пешком... — Шерлок опустился на корточки и достал из кармана свою складную лупу. — Ты говоришь, здесь побывало не так уж много народу, да? — Верно. — Они все ходили по какому-то определённому маршруту? Или все пёрлись через середину помещения? — Все ходили по стенке, Шерлок. Один ты, кстати, сейчас находишься практически посередине, — едко заметил Лейстред. — Ну вот, — не обращая на него внимания произнёс Холмс. — Следы я нашёл. В них практически нет примесей земли, поэтому я могу утверждать, что грабители или живут неподалёку — что на самом-то деле маловероятно, — или приехали сюда на машине. Они вероятно припарковались в переулке неподалёку, но им всё же пришлось пройти не менее пятидесяти метров до мастерской, иначе бы земли в следах не было вовсе. Теперь, Лейстред, — он распрямился и с неким превосходством глянул на инспектора, — тебе остаётся разве что найти записи с камер видеонаблюдения ближайших магазинов. Если не ошибаюсь, это как раз торговый квартал, так что просмотреть ближайшие переулки не составит труда. Это всё?       Лейстред усмехнулся и покачал головой. Холмс как всегда невероятен. — Поговори ещё с владельцем мастерской. Он сейчас у себя в квартире, с ним беседует Донован. Если заметишь что-то, не говори всё сразу. Он не опасен, но будь осторожен. — Разумеется. Идём, Джон.

☼☼☼

— Какого чёрта припёрлись ещё двое?! — раздался противный визгливый голос, когда Джон и Шерлок зашли в квартиру мистера Джозефа. Донован, встретившаяся им когда они поднимались вверх по лестнице, посоветовала или прикрыть уши во время разговора, или сократить его продолжительность. Иначе была большая вероятность оглохнуть. — Мы здесь чтобы задать Вам несколько вопросов, — взял ситуацию в свои руки доктор. Холмс в вопросе допрашивания свидетелей был полным нулём. Они не стали разуваться, но неудобства от того, что они запачкали наверняка дорогие ковры, не было. Возможно, причиной этому был тучный мужчина лет пятидесяти, не меньше, восседающий в огромном кресле с величественной спинкой. — Не волнуйтесь, весь наш разговор останется полностью конфиденциальным... — Я уже ответил на все вопросы предыдущему следователю! Что вам ещё от меня надо?! — Это стандартная процедура, сэр, когда Вас опрашивают несколько разных человек. Это нужно для того, чтобы составить полную картину произошедших событий, — наигранно доброжелательно улыбнулся Джон. Этот тип ему крайне не нравился. Было в нём что-то... такое... — Я не собира-... Что это вы там делаете?!       За то время, пока Джон отвлекал внимание хозяина квартиры на себя, Шерлок успел внимательно осмотреться. Обстановка была не просто дорогой — вычурной. И абсолютно безвкусной. У детектива сложилось такое впечатление, будто Джозеф просто впихнул в своё жилище как можно больше дорогих вещей. Которые совершенно — за редким исключением — друг с другом не сочетались. Внимание Шерлока привлекли фотографии в массивных рамках, стоящие на резном деревянном комоде. Всё было бы ничего, но у одной явно семейной фотографии была загнута одна сторона...       Холмс оглянулся, убедившись в том, что ювелир был полностью увлечён Джоном, и осторожно взял рамку в руки. По весу она оказалась именно такой, какой Шерлок её и представлял. Он отогнул металлические закрывашки с обратной стороны и вытащил фотографию из рамки. Последнюю поставил обратно на комод, но поскольку был увлечён изучением скрытой части, звук, когда позолоченная рама коснулась деревянной поверхности, оказался куда громче, чем детектив планировал. Джозеф наконец обратил на него внимание. — Что Вы себе позволяете?! — вновь вскричал хозяин мастерской и постарался вскочить из кресла как можно быстрее. В виду габаритов это получилось не так быстро, как наверняка ему хотелось. — Это ведь Ваша дочь, верно? — невозмутимо поинтересовался Шерлок, держа фотографию напротив подобравшегося к нему Джозефа. На обратной стороне было подписано, кто есть кто. — Анжели, я прав? Почему же Вы загнули её изображение на фотографии? Она умерла? — ювелир несколько секунд похлопал в замешательстве глазами, после чего открыл рот, но Шерлок уже продолжил: — Нет, это не так. Иначе бы Вы не отнеслись к её изображению с таким пренебрежением... Тогда что же... — детектив задумчиво посмотрел на Джона, который стоял за спиной Джозефа и готов был в любой момент его перехватить. — Вы её не любили?.. — Молчать, щ-щ-щенок! — проголосил наконец ювелир, заставив ушедшего в Чертоги разума Шерлока ощутимо вздрогнуть. Тучный мужчина сделал шаг вперёд и больно ткнул пальцем-сарделькой в плечо детектива: — Ты не смеешь копаться в моём доме! Не имеешь права! Я не собираюсь с вами говорить! Пшли вон отсюда!       Холмс пару мгновений посверлил ледяным взглядом Джозефа и молча указал Джону на дверь. Ватсон же нахмурился, отрицательно покачал головой и кивнул на дверь уже Шерлоку. «Иди первым». Детектив по приличной дуге обогнул хозяина квартиры и безмолвно вышел за дверь. Джон следовал за ним тихой тенью. — Я слышал крики даже отсюда, — сказал Лейстред, встретивший их на первом этаже здания. — Что у вас там произошло? — Наш мистер ювелир не захотел, чтобы я влезал в его семейные тайны, — фыркнул Шерлок, но затем практически сразу стал более серьёзным. — Мне нужна вся информация об Анжели Джозеф. — О ком? — Анжели Джозеф. Дочь нашего свидетеля, — Холмс показал инспектору фотографию. — Ты что, забрал её?! — тихо прошипел ему на ухо Джон. — Это ведь его собственность! — Это неважно, Джон. Фотография вполне возможно является уликой. На ней изображены семья Джозефов — глава семейства, его жена и их дочь Анжели. Снята лет десять назад, не меньше. Семья явно дружная, потому что на фото улыбки естественные, а не наигранные. Значит мистер Джозеф не мог загнуть часть изображения с дочерью из-за нелюбви к ней. По этой же причине он не мог этого сделать, если бы она была мертва. Значит, у них произошли некие разногласия. — Шерлок, ты не семейным психологом работаешь, а детективом, — заметил Лейстред. — Давай ближе к делу. — Я бы не обратил на это внимания, если бы не одна очень важная деталь, — Холмс в видом заправского фокусника достал из внутреннего кармана пальто тонкую прозрачную папку и белый конверт. — И да, Джон, это я тоже изъял из его квартиры. Ну не суть. В папке — документ на страхование. Застрахована была сама ювелирная мастерская и застрахована, хочу заметить, на кражу имущества. На очень крупную сумму. Датируется вторником на прошлой неделе. Ничего подозрительного не замечаете? — Со стороны вполне успешного ювелира это логично, — произнёс Джон. — Ограбили уже две ювелирные лавки, так почему же не застраховать свою собственную?       Шерлок, услышав это, только тонко усмехнулся: — Так и знал, что это скажешь, Джон. Мастерская застрахована во вторник, это так. Но когда совершилось второе ограбление? — Ночью в среду, — сказал Лейстред и между ними тремя повисла напряжённая тишина. — Именно. Зачем в таком случае Джозефу понадобилась страховка? Причём, на ограбление? — детектив посмотрел на задумчивых собеседников. — Хочу также заметить, что защита на мастерской стоит очень серьёзная: стальные жалюзи закрываются сами, после чего наглухо блокируются; также стоит автоматический вызов полиции при малейшем касании к железным ставням. А теперь скажите мне, зачем Джозеф звонил в полицию, если знал, что запрос уже отправлен? — Боялся, что оповещательное устройство было сломано? — предположил Лейстред, сглотнув вязкую слюну. Он уже понял, к чему клонит Холмс. — Это невозможно. В первую очередь потому, что это устройство находится внутри магазина, а к ставням только подключено. Так скажите мне, зачем ему понадобилось звонить в полицию? Да и... Как он смог услышать «дребезжащий звук» в три часа ночи? Как по мне, люди, пьющие по вечерам снотворное, должны спать как убитые... — Какое снотворное, Шерлок? — Ты отвлекал внимание на себя, Джон, но мог бы одновременно и смотреть по сторонам. На столике рядом с креслом стояла бутыль с крепкой настойкой пустырника. А пустырник является растительным снотворным средством. Практически не имеет отрицательного влияния на организм. Ну так что? Будут ещё вопросы касательно этого дела? — Да, — подал голос задумавшийся ранее Лейстред. — Зачем ты рассказал нам о его дочери? — Всё очень просто, — Шерлок усмехнулся и повертел в руках конверт. — Внутри было письмо от некоего мистера Файлдэна. К сожалению, сам текст письма мы никогда не узнаем, потому что его внутри нет, но кое-что нам теперь известно. Фамилия Файлдэн должна быть вам знакома. Тебе, Лейстред, уж точно. — Владелец той ювелирной лавки, которая была ограблена полгода назад? — Верно, — кивнул Холмс. — Когда я увидел этот конверт, я вспомнил, где уже видел эту девушку, Анжели. Анжели Файлдэн, известная в узких кругах модель, работающая с ювелирными украшениями. Жена владельца очень знаменитого магазина. — Ты хочешь сказать... — Дочь нашего Джозефа вышла замуж за Файлдэна. Что ещё более интересно, последний является самым главным конкурентом Джозефа. Разумеется, тот был взбешён, когда узнал, что его дочь выходит замуж за его соперника. — И он подстроил ограбление, — сказал себе под нос Лейстред, и Холмс кивнул. — Нет, ну какая скотина! Он должен был радоваться достойному кандидату, а он!.. — Это логично для Вас, Грегори, — произнёс молчавший и размышляющий о чём-то до этого Джон. — Они же — знаменитые люди, для которых репутация или семейные секреты дороже всего остального. Что будем делать? Прямых улик на Джозефа нет. — Нам нужно найти исполнителей. Возьмём их — будет возможность доказать причастность Джозефа. А для этого, Лейстред, нам необходимо, чтобы ты посмотрел записи с камер. — Мои люди как раз разговаривают с владельцами ближайших магазинов. Скоро записи будут у нас. — Отлично. Как найдёшь то, что нужно, сразу присылай мне на телефон. Мы с Джоном будем где-то в Лондоне, поэтому на Бэйкер-стрит нас можешь даже не искать, если вдруг мы тебе понадобимся. Жду информацию.       Шерлок застегнул пуговицы на пальто, подождал, пока Джон проделает подобное со своей молнией на куртке, и вышел на улицу. Дождь утих, но не закончился. С низкого серого неба падала противнейшая мелкая морось, и детектив поднял воротник своего пальто. — Тебе надо куда-то зайти, Шерлок? — спросил Ватсон спустя несколько минут обоюдной тишины. — М? О чём ты? — Ну, ты сказал Лейстреду, что нас не будет дома. Тебе что-то нужно купить? — Да нет, Джон. Просто я подумал, — Шерлок послал Джону обворожительную лукавую улыбку, — что мы с тобой давным-давно нигде вместе не обедали. Ты же составишь мне компанию, верно?       Джон рассмеялся: — Ну конечно!

☼☼☼

— Знаешь, Шерлок, мне совершенно не нравится твой план! — запыхавшись, обвинительно крикнул Джон. — Это нерационально! — Что рационально, а что нет, решим позже! — ответил Холмс. Голос его звучал предвкушающе. — Если мы упустим их сейчас, кто знает, удастся ли нам выйти на них ещё раз? Мы не должны упустить их, Джон, давай быстрее!       Всего два часа назад Лейстред скинул Шерлоку момент с видеокамер, где были чётко видны и лица, и машина грабителей. Конечно же Холмс, знавший едва ли не половину Лондона, их знал. И знал, в каких местах они обычно обитают. Скинув инспектору все известные адреса, он потащил Джона их проверять. Разумеется, решив подмоги в виде полиции не дожидаться.       Первые два места оказались пустующими, причём было заметно, что пустовали они достаточно длительное время. И логично, Шерлока это не остановило. Поэтому они продолжили свои поиски, попутно скидывая Лейстреду СМС-ки по типу «по этому адресу всё чисто, можете не проверять». Естественно, инспектор всё перепроверял, в следствие чего Шерлок с Джоном передвигались быстрее Ярда примерно на сорок минут. Этот временной разрыв сокращался быстро — всё-таки ярдовцы были на служебных машинах, не подвластных пробкам.       Буквально полчаса назад Джон поставил Холмсу условие, что этот дом они проверят последним, после чего дождутся Лейстреда и продолжат уже с ним. Но оказалось, что именно в этот раз они попали в нужное место. Единственное, что радовало Ватсона в сложившейся ситуации — то, что у преступников не было огнестрельного оружия. Иначе они с Шерлоком бы были убиты ещё в первые секунды погони.       Этот дом находился в одном из самых захудалых районов пригорода Лондона, где на громкую пальбу из огнестрела уже никто не обращал внимания — здесь это было частым явлением. Что всё-таки волновало Джона сильнее, так это то, что он не понимал, почему грабители убегают. С их стороны было бы куда логичнее накрыть их с Шерлоком числом — пять куда больше, чем два. Но те убегали, это был неоспоримый факт.       Худая спина детектива маячила в нескольких метрах впереди и Джон постарался ускориться, чтобы бежать с Шерлоком примерно на одном уровне. Доктор запыхался уже очень давно, но и Холмсу, и преступникам всё было нипочём. Они бежали ровно в том же сумасшедшем темпе, с которого и начали, когда детектив с доктором их только обнаружили.       Внезапно все пятеро свернули за угол. Шерлок, разумеется, последовал за ними, не сообразив, что лучше было бы поворачивать не сразу, а чуть после. Чтобы его не подловили из-за угла. «Ну ничего, — подумал Ватсон, — вот закончим, тогда и научу тебя-...» — Шерлок! — громко крикнул он. Холмс, конечно же его услышавший, отреагировать должным образом просто не успел, и на него обрушился грозный удар железной арматурой.       Разделявшие их несколько метров Ватсон преодолел буквально одним прыжком. За одно мгновение он достал из-за пазухи пистолет и рукоятью ударил грабителя, уже занёсшего железный прут над контуженным детективом, в висок. Не так сильно, конечно, чтобы убить, но чтобы хватило на продолжительный обморок. Он встал между Шерлоком и четырьмя оставшимися громилами и предупреждающе поднял пистолет: — Всем стоять на своих местах!       Позади него болезненно простонал Холмс и, придерживаясь за стенку, встал на ноги. По его лицу текла кровь. — Думаешь, сможешь нас остановить? — пренебрежительно фыркнул один из преступников. — Один на четверых? Это невозможно! — Двое. Двое на четверых, — упрямо произнёс Шерлок, кое-как державшийся на ногах. Он ладонью утёр ручеёк крови, попавший ему в глаз. — Шерлок, — предупреждающе прошипел Джон даже не оглянувшись. Холмс сейчас был не опаснее обычного котёнка и уязвим примерно так же. — Не высовывайся, пожалуйста. — Дай мне свой пистолет, Джон, — прошептал Шерлок. — Я умею стрелять, я буду полезен... — Нет, Шерлок, я-...       Договорить доктор банально не успел, так как все четверо разом ломанулись в их сторону. Предупредительный выстрел Джона просвистел всего в паре миллиметров от лица одного из них, лишь сильнее распалив жажду убийства. Второй же прошил бедро другого насквозь, заставив повалиться на мокрый грязный асфальт. Дождь к вечеру наконец полностью прекратился, что на самом деле не могло не радовать — сражаться с водяными струями, стекающими с волос в глаза, было бы гораздо труднее.       Третий выстрел оказался бесполезен, так как один из преступников подобрался к Джону вплотную и выбил пистолет из его рук. Ватсон, свободно владеющий обеими руками, тут же зарядил ему по уху левой, оглушив на несколько секунд. За его спиной раздался слабый выдох, после которого последовал громкий звук падения. Джон в панике обернулся, и с заметным облегчением отметил, что это был не Шерлок. Вернее, Шерлок, но не он упал, а заставил оказаться на земле ещё одного бандита. Кажется, с вывернутым плечом...       В живот неожиданно пришёлся сильный удар и Джон согнулся пополам. По затылку тут же прилетел острый локоть, заставивший его и вовсе повалиться на колени. — Джон! — послышался голос Холмса, после которого грянул выстрел. Преступник, стоявший над ним, повалился на землю сломанной куклой. Ватсон поднял на него глаза и остановился на идеально круглой дыре в самой середине лба. Шерлок и правда стрелял очень метко.       Откуда-то сбоку послышались множественные быстрые шаги — к ним кто-то бежал в составе не менее трёх человек. Это была или подмога бандитам, или Лейстред с ярдовцами. И Джон молился, чтобы это был последний вариант. — Всем стоять на местах! — раздался оглушительный рявк инспектора, и Ватсон благодарно прикрыл глаза. Спасибо, Боже...       Доктор с тихим кряхтением поднялся на ноги и машинально отряхнул брючины там, где они касались грязного асфальта. Разумеется, это не помогло в виду того, что тот был мокрым. Джон обернулся назад, встречаясь глазами с льдисто-голубыми глазами Шерлока. И... Чёрт возьми... кто придумал сравнивать светло-голубые глаза со льдом? Это были аквамарины. Или голубые сапфиры... Или голубые алмазы, имя которым Шерлок*. — Ты как? — одними губами спросил у него Джон. — Всё хорошо, — улыбнулся в ответ Шерлок. — Хочу домой.       Ватсон тихо рассмеялся такой непосредственности своего напарника... Своего детектива. Их только что в прямом смысле убивали, а он... В прочем, так даже было лучше. Домой так домой. Джон выискал в толпе ярдовцев полуседую макушку Лейстреда. — Вы ведь справитесь без нас, Грегори? — Джон? Вы в порядке? — обеспокоенно обернулся на голос инспектор. — Я имею в виду, вы оба? — С нами всё хорошо. Только хотелось бы как можно скорее оказаться дома. Вы нас не задержите? — Я предоставлю машину. Понимаю, Шерлок не любит ездить в полицейских... — Он согласится. Спасибо, Грегори, — Джон слегка улыбнулся и повернул голову в сторону Шерлока. Тот стоял прямо и, казалось, свободно, но красный ручеёк крови упрямо стекал по его лицу. Холмс ощутил на себе его взгляд и поднял глаза с безмолвным вопросом. — Поехали, — ответил на него Джон. Шерлок кивнул: «Конечно, Джон. С тобой — куда угодно. И как жаль, что понял это я только сейчас...»

☼☼☼

— Знаешь, Шерлок, тебе очень сильно повезло сегодня. — В самом деле? — Тебе повезло, что ты заработал только сильное рассечение и шишку, а не сотрясение мозга или, ещё хуже, перелом черепа, — Шерлок после этого тихо прошипел себе что-то под нос, сильнее сжав пальцы на бортике ванны, когда ватка с антисептиком коснулась его лба. Конечно, ванная комната — странное место для обработки ран, но самое стерильное в их квартире. — Можно даже не накладывать швы. Сейчас только закреплю полоски, и закончу... — Ватсон сосредоточенно открыл новую пачку с самоклеящимися полосками для сведения краёв ран и достал несколько штук. По длине рассечение было не больше трёх сантиметров, так что вполне хватит и трёх полосок. — Ты ведь помнишь, что их нельзя мочить, верно? — Конечно помню, Джон, — Шерлок бы сейчас обязательно закатил глаза, если бы это не помешало доктору. — Ты сам-то как? — Простые ушибы, — усмехнулся Джон, аккуратно наклеивая первую полоску. Она была самой сложной. — Обработаю потом мазью и всё. Буду как новенький. — Это хорошо, — тихо произнёс Холмс. Почему-то сейчас стало очень неловко. На Шерлока накатило смущение, и он прикрыл глаза, чтобы ими не выдать Джону своего состояния... — Всё хорошо, Шерлок? — тотчас же прозвучал обеспокоенный голос Ватсона. — Тебе плохо? — Мне хорошо, Джон... — несмело улыбнулся детектив и неожиданно протянул руку, положив её сзади доктору на шею. — Очень хорошо... — он привстал и мягко коснулся своими губами обветренных губ Джона. Не поцелуй, но самое эмоциональное действие, которое только было возможно.       Застывшая прежде в ошеломлении рука Джона, которой он наклеивал полоски, сейчас запуталась в чёрных кудрях сначала в области виска, а затем плавно перешла на затылок. От ласковых массирующих движений Шерлок тихо выдохнул, чуть отстранившись от манящих губ: — Что же ты делаешь со мной, Джон?Люблю тебя, — так же тихо выдохнул Джон, уже самостоятельно потянувшись к губам Шерлока. Мимолётно коснулся их, а затем провёл по нижней языком, лукаво глядя в алмазные глаза напротив. Верно. Нет никакого льда. Только бесконечно нежная ласка и доверие, плескающиеся на задворках драгоценного взора. — Люблю, — почти неслышно шепнул в поцелуй Шерлок и закрыл глаза. «Да, Джон. Бесконечно. Невероятно... Потрясающе... Так потрясающе...»       Доктор плавно потянул его на себя, вынуждая выпрямиться полностью, во весь рост. И для того, чтобы не разорвать их губ, Джону пришлось чуть приподняться на носочках. Шерлок мягко растянул губы в улыбке. — Ты знаешь, Шерлок, — Джон отстранился, и зашептал ему на ухо, — при поцелуе не принято улыбаться... Какой же это тогда поцелуй?.. — Шерлок бархатно рассмеялся, но смех этот быстро стих, когда Джон самую малость прикусил мочку его уха, после чего носом зарылся в ямочку под ним. Осторожно лизнул это место, словив тихий вздох со стороны детектива. — Идём.       Он отстранился и с теплом во взгляде повёл Холмса за руку за собой. Глаза в глаза. Они едва не споткнулись о порог в ванной, но конечно же их это мало заботило. Шерлок улыбается, и Джон практически сразу отзеркаливает эту улыбку. Ватсон ласково провёл большим пальцев по запястью детектива, чей взор слегка затуманился. Утренняя дымка на безоблачно чистом голубом небе...       Комната Шерлока встретила их лёгкой прохладой и немаленьким бардаком практически на всех горизонтальных поверхностях. Только кровать была полностью свободна. Краешек покрывала как будто призывающе был сдвинут. Но разумеется, они оба не обращали на это внимания. Джон остановился, притягивая детектива поближе к себе и вновь его поцеловал. Широкие ладони на пробу проникли под тёплый бежевый свитер крупной вязки, и Холмс немного вздрогнул от резкого контраста температур. Прохладные ладони к разгорячённой коже. Это заставило Шерлока лишь сильнее вжаться в Джона и тихо простонать ему что-то в губы. — Я не расслышал... — хрипло шепнул Джон. — Давай... — повторил Шерлок.       И Ватсон осторожно потянул край свитера вверх. Детектив для большего удобства поднял руки, а Джон, чтобы не потревожить рану на его голове, слегка расширил горло. Свитер тяжёлой кучкой упал на пол, и Джон, едва касаясь, провёл пальцами по оголившейся коже. Затем его руки огладили бока Шерлока и перешли на спину, где легли на острые лопатки. Как будто это были крылья. Словно Шерлок был Ангелом.       От своего свитера Джон избавился самостоятельно, после чего прильнул обратно к телу Холмса. Руки вновь легли на лопатки, а пальцы принялись щекотливо массировать кожу. Доктор оставил поцелуй у самого основания шеи, после чего слабо прикусил то же место. Из горла Шерлока послышался сдавленный стон. Джон улыбнулся.       В какой-то момент сзади детектива оказалась кровать, и он, запнувшись о неё, упал спиной на покрывало, утянув за собой и Джона. «В горизонтальной плоскости рост не имеет значения», — всплыла в голове Ватсона где-то прочитанная цитата. И то верно. Их лица сейчас находились на одном уровне, и Джон игриво поцеловал Шерлока в самый кончик носа: — Люблю. — Люблю, — протяжным эхо отозвался Шерлок и выгнулся дугой, когда доктор вновь прикусил его шею.       С чем им обоим пришлось повозиться, так это с ремнями на штанах, а далее и с пуговицами — настолько их пальцы дрожали от предвкушения. И так уж получилось, что вместе с брюками Джон одновременно стащил с Шерлока и его нижнее бельё, хотя изначально не планировал оголять его полностью так скоро. Холмс же ничего против не имел. Как не имел ничего против и тогда, когда мозолистая широкая ладонь накрыла его член. — Джон! — на выдохе произнёс он, поддаваясь навстречу сильной руке. — Да, мой хороший? — шепнул на ухо Ватсон, нарочно медленно и невесомо поглаживая твёрдый член. — Пожалуйста... пожалуйста, Джон!       Доктор хмыкнул и впился губами в губы Шерлока, одновременно с этим обхватывая член детектива пальцами: — Вот так, правильно? — с улыбкой поинтересовался он и резко замолчал, когда ладони Шерлока легли уже на его половой орган. — Правильно, — выдохнул Холмс и притянул доктора к себе для поцелуя. — Это правильно...       Когда же Шерлок постарался обхватить ладонью оба их члена, Джон и вовсе подавился воздухом. Тем не менее, его рука, движимая словно и не им вовсе, легла практически поверх руки Шерлока, слегка изменяя темп. Детектив громко выдохнул, и доктор в этот же момент проник в его рот своим языком. Холмс простонал уже ему в губы.       Разрядки они достигли одновременно — просто в какой-то момент перед глазами всё заплясало, а по телам прошёлся табун мурашек. Джон повалился на Шерлока, придавливая к кровати своим весом, и тяжело дышал. Шерлок же... неожиданно лизнул его ухо. Тонкие музыкальные пальцы легли на поясницу и начали настойчиво её разминать. — М-Шерлок... — издал непереводимый звук на ухо детективу Джон. — Ты хочешь ещё? — Хочу... — Холмс оставил ухо Ватсона в покое, но теперь полностью переключился на его поясницу и спину. — А ты готов? — Всегда...       Джон шумно втянул в себя воздух. Приподнялся на руках и заглянул в глаза Шерлока. Радужка практически скрылась за расширившимся зрачком, и доктор не удержался и оставил краткий поцелуй в уголке глаза. Шерлок был... слишком идеален. — Нам понадобится что-нибудь-... — Крем. На тумбочке.       На прикроватной тумбе действительно оказался крем. Только для рук. Джон скептично посмотрел на Шерлока, но тот старательно сделал вид, что не замечает этого взгляда. Тогда Джон провёл пальцами по его груди, слабо задевая сжавшиеся комочки сосков: — Тебе будет больно, Шерлок. — Не будет. — Шерлок, я не хочу спорить с тобой по этому поводу... — А я не хочу останавливаться. Пожалуйста, Джон...       Для полной уверенности доктор пару секунд смотрел в уверенные глаза Холмса, а затем склонился над ним и мягко поцеловал в губы: — Как скажешь, мой хороший.       И снова — страстный, ласковый танец двух тел, ещё более эмоциональный, чем прежде. Слова «люблю», «хороший мой» и «Джон!» перемежались тихими и громкими вздохами и стонами, поцелуи запечатлевались во всех местах, в которых только могли запечатлеться, а звёзды, мелькающие перед глазами и под веками, могли состязаться по интенсивности сияния с самыми обычными, небесными.       Джон растягивал под себя Шерлока очень осторожно и вдумчиво, совершенно не слушая самого Шерлока, что он уже готов. Он был не готов. И Джон был не готов причинить ему боль своей спешкой. В пылу страсти одна нога детектива оказалась закинута на плечо Ватсона, и тот всё не уставал её поглаживать и иногда целовать. Но вот всё. Последняя отправная точка перед дорогой в Невозврат.       Джон заглянул в затуманенные, одурманенные страстью глаза Шерлока и, не прерывая зрительного контакта, языком провёл вдоль коленной чашечки ноги, покоившейся у него не плече. Шерлок же мог разве что в перерывах между рваными вздохами тихо прошептать себе что-то под нос. Он примерно понимал, что сейчас произойдёт, и... Доктор ласково провёл ладонью по напряжённому впалому животу и невесомо огладил головку члена: — Расслабься.       Одно тихое слово стало проводником в их пути. Джон вошёл в податливое тело одним махом, а Шерлок... Едва не задохнулся от полноты испытываемых им ощущений. Это было волшебно. Совсем-совсем слабая искорка боли теплилась на самом краю сознания, и была совершенно незаметна за волной удовольствия. — Джон... — выдохнул Шерлок. Ватсон сделал первый плавный толчок, урвав из горла детектива громкий стон. Он самую малость прикусил дрожащий кадык и толкнулся ещё раз, после этого срываясь не на быстрый, но и не медленный темп.       И снова стоны и слова «мой», «Шерлок!» и «Джон!» слились в одно, непередаваемо странное и в то же время прекрасное. «Любовь».

— Люблю. — И я тебя, Шерлок. Люблю.

☼☼☼

      Это утро начиналось не так, как все утра до этого. В комнате было прохладнее обычного, а матрас был жёстче. Джон открыл глаза и упёрся взглядом в странную конструкцию неясного назначения, стоящую в углу комнаты. Не его комнаты, кстати. Он непонимающе нахмурился, а затем воспоминания о волшебстве вчерашнего вечера и ночи ударили ему в голову. Джон улыбнулся и сел в кровати. Обернулся, думая, что увидит Шерлока, мерно пускающего слюни в подушку, но никого не обнаружил. Простыня на проверку оказалась холодной, что означало только одно — встали с неё уже давно.       Джон огляделся и на подоконнике заметил настенные круглые часы из морга Бартса. Что они здесь делали, оставалось неизвестным, зато теперь мужчина понимал, что проспал для себя непривычно долго. Шерлок же был ранней птицей — Ангелом, напомнил себе Ватсон, — и этим объяснялось его отсутствие в постели. В прочем, несмотря на эту здравую мысль, в душе было тревожно. То происходило ночью, сейчас же...       Джон выпутался из одеяла и встал с кровати. Немного размял шею, ласково касаясь самыми кончиками пальцев отметин, оставленных Шерлоком, закутался за неимением альтернативы в то же самое одеяло и вышел из комнаты.       Шерлок обнаружился в гостиной. Он стоял на своём излюбленном месте около окна и невидящим взглядом наблюдал за улицей. Что отличало это утро от всех предыдущих, так это яркое солнце, зарывшееся яркими лучиками в кудри детектива, да разные по цветовой интенсивности засосы на телах их обоих. — Доброе утро, Шерлок, — с улыбкой произнёс Джон, с замиранием сердца ожидая ответа Холмса.       Тот обернулся, несколько насмешливым взглядом прошёлся по «одежде» доктора и остановился-таки на его глазах: — Очень доброе, Джон, — улыбнулся наконец он не бледнее солнца, которое словно ореолом освещало его кудрявую голову. Он подошёл вплотную к Ватсону и наклонился; помедлил буквально несколько секунд, а затем медленно его поцеловал.       Джон облегчённо выдохнул, и затем ответил. Со всей своей лаской и страстью, на которую только был способен.

☼☼☼

— Знаешь, Шерлок? — М? — Я вчера думал, мне показалось, — тихо хмыкнул Джон, взбивая в миске яйца, — но у тебя действительно родинка в ухе?       Шерлок отвлёкся от варки кофе и недоумённо посмотрел на доктора. Затем отвёл отвёл правой рукой волосы в сторону, открывая Джону вид на чёрную маленькую родинку, расположившуюся прямо в ушной раковине: — Ну да? А что такое?       Джон рассмеялся, а затем сократил между ними и так маленькое расстояние, встал на цыпочки и шепнул ему в ухо: — Ничего. Просто это так... здорово. Точнее, я бы сказал, мило, — он коротко чмокнул эту чёрную родинку и отбежал от смущённого Шерлока на несколько шагов. — Люблю, — смеясь, сказал он. — Люблю, — смущённым эхо отозвался Шерлок.
Примечания:
*«Или голубые алмазы, имя которым Шерлок» — Почти всегда найденные голубые алмазы имеют имя собственное, и за их судьбой следят многие коллекционеры и известные ювелирные дома. https://zen.yandex.ru/media/gemstones/top20-samyh-krasivyh-golubyh-kamnei-ot-halcedona-do-almaza-5fa9158847a34812ceac75c8
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты