Вернувшийся

Джен
R
Закончен
11
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Пошёл четвёртый год, как мир не слышал ни о великом злодее, ни о великом герое.
Посвящение:
Эта теория вылезла у меня спустя 3 дня, после выхода главы, где Изуку впал в кому. Но только спустя столь времени я смогла что-то написать.
Примечания автора:
СПОЙЛЕР!!!
Читать тем, кто читал мангу
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
С последней битвы с Шигараки прошло уже 3 года. Главного злодея всего мира обнаружили мёртвым и кремировали. Тартар так же отстраивается, а всех сбежавших преступников возвращают. Вроде бы всё как нельзя лучше. Случившееся тогда также отразилось и на учениках UA. Многие сломались и бросили геройство, но были и те, кто смог выдержать всё это. Этот класс начали называть «прогрессирующим поколением», ведь они, пережившие все трудности геройства так рано, имели уже другие взгляды и больше опыта в отличие от всех предыдущих первогодок. Во время стажировок, для них были открыты двери в любое агентство, а после выпуска, их чуть ли не вымаливали вступить куда-либо, однако почти все открыли собственные агентства, которые быстро набрали популярность. Каждый из них попал в двадцатку рейтинга героев, но из всех выпускников, выше всех успел подняться Катцуки Бакугоу, имевший второе, после Старателя, место. Так высоко подняться почти за два года, как это вообще возможно?! Не без малого ему помогло сражение с всё за одного, где он зарекомендовал себя. Все считали дни, когда он превзойдёт огненного героя и займёт первое место. «Все», но не Бакугоу. После событий трёхлетней давности, он смог не просто восстановиться, но и стать гораздо сильнее, однако кое-что, всё ещё тяготило его и не давало двигаться дальше. И этим «чем-то» был Изуку Мидория. Герой «Деку». После того, как «ВЗО» в теле Шигараки Томуры разрушил тартар, он скончался. Его тело было найдено недалеко от берега и как показала экспертиза: злодей скончался вследствие разрыва внутренних органов и сильнейших телесных повреждений, которые были вызваны огромным количеством сильных ударов. Свидетелей было предостаточно. Многие видели как именно зеленоволосый герой наносил те самые удары, после которых злодея без сознания забрал другой злодей. Но будущий герой Деку, победивший сильнейшего злодея, главного врага всего мира, и имевший все шансы занять первое место, всё ещё спал. Единственный, кто так и не очнулся. И вот снова второй герой сидит у тела, подключённого к аппарату жизнеобеспечения, и смотрит в окно. А что ему ещё остаётся? Он смотрит на то, как крупные хлопья снега кружатся в воздухе и тут же исчезают. Как до больничного окна доходят цвета где-то повешенной гирлянды. Он слышит радостные возгласы людей снаружи, но он не может искренне радоваться. Он просто сидит и смотрит в пустоту, надеясь дождаться хоть какой-то реакции от Мидории, но ничего, как обычно… — прошу прощения, часы посещения закончились — тихо проговорила девушка, грустно смотря на огромное количество цветов, открыток, подарков, на молодого парня, что который год спал, и на блондина, что приходил сюда чуть ли не каждый день. — да, иду — сиплым голосом сказал герой. Он встал, поставил стул для посетителей в угол и, поправив белое больничное одеяло, так же тихо сказал — с Новым годом, Деку. Пошёл четвёртый год, как мир не слышал ни о великом злодее, ни о великом герое. *** — д… добрый день, Динамит — прозвучал взволнованный мужской голос из динамика. — я вас слушаю. — Изуку Мидория… Он… Катцуки не стал дослушивать врача, так как знал, что ему сейчас скажут и, как бы это непрофессионально не было, он выбежал из офиса и, под удивлённые взгляды других героев, направился в больницу. Спустя буквально пятнадцать минут, он, буквально влетев в здание, направился в нужный кабинет, где его уже ждали. При виде запыхавшегося героя, глав. врач и несколько медсёстер расступились, давая блондину наконец увидеть его. Немного сонный, бледный, с растрёпанными волосами, но в сознании. — анализы хорошие, так что мы можем оставить вас. — благодарю — сказал Катцуки вслед уходящему персоналу. Теперь они были одни и, наконец, не только физически. Теперь зеленоволосый мог говорить с ним, смотреть на него, делать то, чего Бакугоу хотел все эти четыре года. А он наконец сможет поблагодарить его. — Деку… Ты наконец… — о, ты ведь тот мальчишка. Голос Мидории будто принадлежал не ему, слишком грубый, слишком взрослый, слишком чужой. Даже его лицо будто изменилось. Но он продолжил: — я тебя помню. Ты сильно вырос, — скрипуче усмехнулся зеленоволосый. — сколько прошло времени? — что.? — Бакугоу стоял в немом шоке. Он не знал что говорить такому «Мидории», если это можно им назвать. Ладно голос, за четыре года он мог сесть. Ладно эти черты лица, за четыре года парень мог вырасти, возмужать. Но глаза… Катцуки не мог понять, почему эти яркие зелёные глаза, всегда полные решимостью, сейчас такие холодные. Нет, не пустые, как после долгого сна. Сейчас эти глаза были наполнены какой-то заинтересованностью, холодным расчётом и… жестокостью.? — смею предположить, что около 4 лет. Не мало времени заняло восстановление — чуть усмехаясь говорил парень осматривая аппараты, которые были подключены к нему. — как в старые времена. — кто ты? — нахмурился первый герой, чуть отступая назад. — ты не понял? Чтож, разочарован… — всё за одного — скорее утверждая сказал Катцуки. — хах, верно. Как погляжу: не всё потеряно. — что ты сделал с Деку, урод? — тише, тише, юный герой. Не стоит шуметь. Ты ведь не хочешь, чтобы вся больница полетела на воздух? Я расскажу тебе всё, что тебя интересует, но за это в конце ты так же ответишь на один мой вопрос. Холодные зелёные глаза смотрели чётко в красные и Катцуки чувствовал, как на него будто бы давят изнутри. Но сдаваться сейчас нельзя. Проявить слабость — проиграть. — какой смысл мне соглашаться на твои условия? — поверь, сейчас это неимоверно выгодные условия для тебя в первую очередь. Если будешь задавать неправильные вопросы, то как минимум я просто буду под твоим надзором. Но если ты сможешь говорить то, что нужно, ты узнаешь много новой и, возможно, полезной информации обо мне. Улыбка на губах злодея стала ещё шире и вызывала самые отвратительные чувства, которые будто огромным комом медленно стекали по его горлу, не позволяя блондину говорить, то, что он хочет. Хотя в данной ситуации это даже хорошо, иначе бы герой сорвался. Еле как проглотив всё это, Катцуки выпрямился и уже более твёрдо сказал: — я принимаю твои условия — прошипел блондин. — а теперь отвечай, почему именно Деку? Ухмылка чуть спала, позволяя блондину немного вздохнуть с облегчением. Но тихий смешок заставил снова напрячься. — смысл моей… Нет, нашей причуды в том, что действие равно противодействию. Как тяни — толкай. Отдавай — забирай. Один за всех — все за одного. Затем, злодей замолчал, явно задумываясь о чём-то, но почти сразу же продолжил: — не знаю, рассказывал бывший герой номер один или нет, но изначально его причуду создал и передал его предшественнику я. Так что по сути, мы всегда были одним целым и наше воссоединение было лишь вопросом времени. — это единственная причина по которой именно он? — Катцуки не знал как реагировать и что говорить. Он просто задавал первые вопросы которые приходят в голову. — моё тело уже должно быть сгнило, а Томура либо схвачен, либо как и я мёртв, поэтому мне не остаётся ничего кроме как отдаться этому телу. Но я даже не против. Тошинори хорошо его натренировал и сейчас, нет, наверное вообще, более идеального сосуда для меня нет. И в этом есть даже некая ирония, ведь теперь мы с братом одно, как и должно было быть. — Всемогущий говорил, что у вас была борьба причуд. Так если ты хотел её и «воссоединения с братом» почему ты не забрал её? — твои вопросы однотипны, но по-своему хороши — снова усмехнулся злодей, — я не хотел перенимать его судьбу. Вечные раны и переломы. К тому же парень оказался не так прост, он пробудил всех остальных! — радостно сказал парень, — я видел его вместе с остальными. Не полностью, но он там был. Уже тогда я понял, что я хочу поглотить его полностью. Но забрав его причуду, я бы просто обрёл силу, чего мне было мало. Поэтому я сделал противодействие: я не забрал судьбу мальчишки, я передал ему свою. Теперь он — я. Зеленоволосый рассмеялся, не отрывая взгляда от шокированных красных глаз. — что ты собираешься делать дальше? Блондин не верил, что злодей решит стать на сторону добра. Он не мог. Но что делать если сейчас все за одного объявит, что снова вернётся к своим делам? Как герой, он обязан был схватить и обезвредить злодея, но кто ему поверит? Что если все подумают, что действия второго — это устранения конкурента? Но и медлить нельзя. — как же загружена твоя голова… — наконец перестал смеяться парень. — но я думаю ты уже знаешь ответ. — ты ведь злодей… — я ведь злодей — чуть ли не пропел Мидория. И наступило молчание. Герой не знал, что делать, а злодей просто ждал действий своего гостя, но так ничего не дождавшись, он наконец сказал: — что ж, жалко, что твои вопросы иссякли. Но теперь моя очередь — веснушчатое лицо снова растянулось в отвратительной усмешке — ты спросил про мои последующие действия. Значит ли это, что ты мог сомневаться во мне? Из этого и выходит мой вопрос: способен ли злодей стать героем? — нет. Тот кто перешагнул черту, не имеет право возвращаться — твёрдо ответил герой. — что ж, хорошая точка зрения. Она мне нравится и я её поддерживаю. Ухмылка злодея, что почти не сходила с его лица, дрогнула и приобрела какой-то болезненный вид и от этого у Бакугоу мурашки пробежали по телу, но он старался не выдать это. — тогда, прости, что не сдержал уговор и задаю ещё один вопрос — парень опустил голову, но блондин увидел, как что-то блеснуло на веснушчатой щеке. И вот, после первого всхлипа, парень наконец поднял голову. Улыбка не сползала с губ злодея, но из его больших изумрудных глаз потекли слёзы. Это было такое знакомое выражение лица и Катцуки знал, что оно принадлежит не мужчине, а именно Изуку. — говори — чуть ли не с шёпотом сказал блондин, надеясь, что сейчас перед ним сидит Мидория не только телом, но и разумом. Что всё, что он сказал раннее было словами злодея, которого он подавил. Ну или пусть на крайний случай это всё окажется блятской шуткой, после которой он хорошенько врежет веснушчатому. Но это всё меньше и меньше походило на шутку или на хоть какую-то версию героя и он это понимал, смотря на то, как лицо парня сковывает гримаса боли и… Обиды? Это то что не злодей, но и не тот Деку, которого Катцуки хотел видеть. — если злодеи не способны стать героями — фразу прервал очередной всхлип, но Изуку, чуть ли выплюнув ядом, закончил — почему ты стал, Кат-чан? И тут блондин действительно не знал, что ответить. А что он, чёрт возьми, может сейчас сказать? Перед ним наконец не злодей, а Изуку, он должен хоть что-то сделать, сказать! — Деку, я… Но блондин не успел ответить, как его перебил громкий смех. От слёз и боли, что были на лице парня не осталось и следа. Глаза снова стали холодными, как и когда зеленоволосый проснулся. Теперь перейдем героем злодей. — это было необязательно, но довольно забавно, но да ладно. Вы поговорили, а я узнал, что хотел. Теперь они мне не нужны. Парень начал выдёргивать из себя иглы и провода и — стой! — это ты стой, мальчишка. Это тело полностью восстановилось. Или ты хочешь это проверить? — Изуку с громким хрустом встал с больничной койки и подошёл к герою. А Катцуки всё так же стоял на месте и просто не знал, как на это всё реагировать. Было ли это задумкой злодея? А может сейчас он видел настоящие чувства Мидории или того, что от него осталось. И вот злодей стоит прямо на против него. Зелёные глаза смотрят в глаза напротив, а губы в очередной раз расплываются в этой чёртовой улыбке. В этот момент Бакугоу казалось, что на него будто давят, будто он какая-то букашка, а перед ним огромное опасное существо и всё это с учётом того, что герой почти на голову выше злодея. — что ж, второй — особенно выделив номер героя, проговорил злодей — не знаю, верны ли слухи о том, что ты держишь первое место для героя Деку, но как видишь, больше это ну нужно. В любом случае я узнал всё, что мне нужно. До скорой встречи, Динамит. Дальше герой лишь наблюдал, как зеленоволосый парень улыбается, как в былые времена, когда они ещё были в академии, нет, даже раньше, когда они ещё были детьми и оба мечтали быть героями. Сейчас Мидория улыбался своей искренней улыбкой, но его глаза были полны стекла и яда. — не забудь передать всем привет. От меня. Последнее, что сказал парень, исчезая в фиолетовом тумане.
Примечания:
Не судите строго. Это слишком неожиданная и субрурная идея
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты