Тишина и Великая Серость

Слэш
R
Завершён
27
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 2 части
Описание:
«Комета NH-115, Голиаф, приближается к Земле», - говорит ровным голосом диктор, будто бы в этом нет ничего необычного и пугающего, - «столкновение произойдет послезавтра, в четверг, 21 февраля, ориентировочно в 15 часа дня. Повторяю, столкновение произойдет послезавтра, в четверг, 21 февраля, ориентировочно в 15 часа дня».

Сердце Дюбуа пропускает удар. Худшие видения из его снов застилают ему глаза. Неужели это все было правдой? Все это не было бредом сумасшедшего и человечеству придет конец?
Примечания автора:
Недавно прошла игру Disco Elysium и просто влюбилась в нее. До последнего ждала, что концовка будет примерно такой. Не дождалась. Решила написать ее самостоятельно
Приятного чтения)


P.S. запаситесь платочками и осторожнее, можете наступить в стекло
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
27 Нравится 7 Отзывы 5 В сборник Скачать

В преддверии конца

Настройки текста
      Еще один кошмар. Мир снова поглощает она, Тишина и Великая Серость. Вся планета погружается в Великое Ничто.       Детектив просыпается в холодном поту, чувствуя себя пророком. Только он один знает, что миру настанет конец. Что все достижения человечества скоро будут стерты, и они исчезнут вместе со всей планетой в водовороте великой и ужасной Вселенной. Дюбуа пытается отдышаться и убедить себя, что это неправда. Это просто кошмарный сон. Такой же, как и многие другие сны до этого. Он в безопасности…       Гарри оглядывается по сторонам и видит все тот же номер отеля, в котором он остановился сравнительно недавно. Впрочем, суету он уже навел здесь изрядно, к счастью, лейтенант Кицураги рядом, чтобы не допустить чего-то уж совсем из ряда вон выходящее. К слову о лейтенанте. Кто-то активно стучит в дверь комнаты. Дюбуа спросонья думает, что, вероятно, проспал и Ким пришел его будить.       - Открыто! – кричит детектив, поднимаясь с кровати, приглаживая растрепавшиеся волосы. У него всегда открыто. Замок он сломал во время очередного пьяного приступа. Гарри был прав. В номер действительно влетает Ким. Вот только выглядит он уж совсем из ряда вон плохо. Детектив хмурится. Он еще никогда не видел лейтенанта таким взволнованным. Признаться честно, Гарри и не думал, что Кима вообще хоть что-то может так взволновать.       - Вы слышали последние новости!? – взволнованно спрашивает Ким и, не дожидаясь ответа, включает радио. По радио мужчина с дикторским голосом и нарочито серьезным и торжественным тоном повторяет: «Это не учебная тревога. Повторяю, это не учебная тревога».       - Так что, черт возьми, происходит, Ким?! – взрывается Гарри, - началась война? – делает предположение детектив.       - Хуже, - отвечает Ким. Гарри только сейчас замечает, насколько лейтенант бледный и потерянный, - грядет конец света…детектив…       Сердце Дюбуа пропускает удар. Худшие видения из его снов застилают ему глаза. Неужели это все было правдой? Все это не было бредом сумасшедшего и человечеству придет конец?       «Комета NH-115, Голиаф, приближается к Земле», - говорит ровным голосом диктор, будто бы в этом нет ничего необычного и пугающего, - «столкновение произойдет послезавтра, в четверг, 21 февраля, ориентировочно в 15 часа дня. Повторяю, столкновение произойдет послезавтра, в четверг, 21 февраля, ориентировочно в 15 часа дня».       Гарри и Ким молча слушают радио. Кицураги явно уже знаком с информацией, а вот для Дюбуа это удар. Он бледнеет и садится обратно на кровать.       «Размер кометы достигает пятидесяти километров в диаметре. Этого достаточно, чтобы уничтожить всю жизнь на планете. Поэтому правительство объявляет чрезвычайное положение. Да хранит нас Бог».       Вещание прекращается. Точнее оно начинает играть заново. Снова и снова голос диктора говорит им, что скоро всему придет конец. Гарри смотрит на часы. Время десять утра, вторник, 19 февраля. Дюбуа молча смотрит в окно, из которого видно до скрежета зубов бесподобный день. Солнечные лучи согревают асфальт. На небе нет ни одного облачка. Неужели все это и вправду исчезнет через несколько дней? Не будет больше улиц, домов, Ревашоля, полиции, преступников, лейтенанта Кицураги…       Верить в это не хочется, но подсознание Дюбуа подсказывает, что это правда. Мир поглотит Великое Ничто.       - Что вы планируете делать…? - тихо спрашивает лейтенант, прерывая давящую тишину. Гарри минуту раздумывает над ответом. И вправду, что ему делать? Он практически ничего не помнит, а то, что и помнит приносит лишь боль. Кажется, у него нет семьи и детей. Родственники, скорее всего, уже давно с ним не общаются. А всех друзей он просрал из-за своего пристрастия к алкоголю и веществам.       - Останусь здесь… - отвечает Гарри. Идти ему и вправду больше некуда. Он даже не помнит адрес своего дома, - а ты? – детектив старается звучать равнодушно, но получается с трудом. Дюбуа предполагал, что может однажды умереть в одиночестве, но ему очень бы этого не хотелось.       - Тоже… - спустя пару минут выдает Ким.       - У тебя нет друзей или родственников, с которыми ты хочешь встретить конец? – взволнованно спрашивает детектив. Почему-то наличие родных и близких у Кицураги волнует его больше, чем собственные проблемы.       Ким на это лишь отрицательно качает головой. Дюбуа поджимает губы. Есть два варианта: либо Кицураги также одинок, как он; либо он просто не хочет бросать напарника-неудачника, который даже адрес не помнит.       - Расследование закрыто? – осторожно уточняет Гарри, глядя на Кима.       - Да, - уверенно кивает лейтенант, беря себя в руки, - думаю, это уже не важно.       К обеду гостиница пустеет. Отчего-то всем находится что или кого терять. Гарри становится больно от осознания этого факта. Кажется, он тоже когда-то потерял что-то важное.       Хозяин заведения разрешает Киму и Гарри остаться, отдает им ключи, а сам уезжает к родственникам, чтобы провести с ними последние дни.       - Давай прогуляемся пока тихо, - предлагает Гарри. Ким на это утвердительно кивает, и они отправляются на улицу. Снаружи суета. Люди срочно пакуют вещи и уезжают. «Что ж, этого и следовало ожидать», - думает Гарри, проходя вдоль машин, которые застряли в пробке. Ким следует прямо за ним. Как и всегда.       На другой стороне берега они находят мотокарету. Сложно понять кому она принадлежала, потому что машина вмерзла в лед. Ким говорит, что нужно дождаться отлива.       - Давай, - соглашается детектив, - все равно нам больше нечем заняться. Они садятся на качели, вглядываясь в даль. Гарри вдыхает холодный воздух, который приятно обжигает нос.       - Вы были правы, детектив, - прерывает тишину Ким, - миру и вправду наступит конец…       - Я надеялся, что мои сны о Вечной Тьме и Великом Ничто это просто бредни сумасшедшего, - криво ухмыляется Гарри.       - Признаться честно, я тоже, - кивает Ким.       - Ты неплохо держишься, - отмечает Гарри. В его голосе звучит неприкрытое уважение. Ким на это слабо улыбается.       - Вы тоже.       - Я к мысли о смерти более привычен, чем ты, - замечает Гарри. Ким поджимает губы. «Зря я это упомянул», - мелькает в голове детектива.       Дюбуа то и дело поглядывает на Кицураги. Сам детектив привык к мысли о смерти, он ее не боится. Иногда он даже думал о том, чтобы поспешить ей навстречу. Но для лейтенанта это все в новинку. Мысль о неотвратимости смерти явно его беспокоит как бы он не пытался доказать обратное. Ни одно здоровое и относительно психически нормальное живое существо не пожелает умереть.       - Сегодня вечером мы напьемся… - говорит Гарри. Это звучит как утверждение, нежели вопрос. И Ким даже не пытается ему препятствовать. Кажется, пропустить несколько бокалов уже не кажется ему плохой идеей.       Через пару часов приходит отлив. На мотокарете отчетливо виднеется номер 41.       - Вот черт… - выругивается Гарри.       - Мне жаль, детектив, - сочувствующе произносит Ким, дотрагиваясь до холодного металла мотокареты. Внутри нее находятся некоторые личные вещи детектива в том числе и удостоверение.       - Харьер Дюбуа? – удивленно читает Гарри собственное удостоверение, - что за имя такое, Харьер? – недовольно вздыхает он.       - Красивое имя времен Революции, - отвечает Ким, - матери давали его детям, рожденным в тяжелые времена. Оно означает «борец» или «воин».       - Так значит красивое? – улыбается детектив, поднимая одну бровь. Кажется, он пропустил остальную часть фразы лейтенанта мимо ушей.       - Да… - Ким поспешно отводит взгляд и поправляет очки.       Они гуляют вдоль побережья еще некоторое время. В деревушке жизнь кажется куда более спокойной. Будто бы тут люди привыкли к апокалипсису. «А, может, они просто также устали и смирились с мыслью о смерти, как и я», - думает Гарри.       Вечером Дюбуа запирает все двери. Он слышал крики на улицах. Кажется, люди, осознав, что это последний шанс и расплату за грехи с них спросит только Бог, решили оторваться по полной. Детектив предполагал, что начнется хаос. Найдутся те, кто захочет урвать у жизни все, о чем он боялся даже мечтать. «Что ж, завтра нас явно ждет безумный день», - мелькает в голове Дюбуа. Гарри оглядывается. Они включили красивую подсветку, поэтому диско шар оставляет россыпь бликов на стенах и полу.       Ким сидит у барной стойки, постукивая пальцем по стакану с виски. Они достали весь самый лучший и дорогой алкоголь, какой только смогли найти. Гарри садится на соседний стул и залпом осушает свой стакан. Алкоголь приятно жжет его горло. Что-то внутри детектива ликует и радостно хлопает в ладоши. Ким следит за тем, как Гарри ставит стакан обратно на барную стойку, резко выдыхает и залпом выпивает свою порцию виски, жмурясь при этом. С резким стуком лейтенант ставит стакан, тут же закусывая виски кусочком шоколада.       - И как вы это пьете? – спрашивает Ким, все еще жмурясь, проводя длинными тонкими пальцами по своему горлу.       - Я же алкоголик, - пожимает плечами Гарри, откупоривая бутылку и наливая им еще выпивки.       После еще пары стаканов в зале становится ощутимо теплее. Гарри расслабляет свой завязанный галстук и скидывает пиджак. Ким то и дело поправляет очки. Свою куртку он так и не снял, но щеки у него явно порозовели из-за выпитого алкоголя.       Они говорят обо всем. О политике, о религии, об искусстве, и о том, что все это скоро исчезнет. Они обсуждают того, что им не хватает, и о чем, они наоборот скучать не будут. Разговор закономерно заворачивает в более интересное русло.       - А чего бы ты хотел, Ким? – спрашивает детектив, - ну, в смысле, успеть до конца света, - Гарри явно навеселе. Еще пара шотов и говорить он будет уже не так активно и внятно.       - Честно? – спрашивает Ким, заглядывая в глаза детектива. По лицу лейтенанта скользят блики диско шара. Гарри никогда так близко и пристально не рассматривал своего напарника. Оказывается, он очень даже недурен собой. «Кто бы мог подумать», - усмехается одна из граней личности в голове Гарри.       - Конечно, - губы детектива изгибаются в усмешке. Он явно ожидает услышать рассказ о каких-нибудь экзотических девицах, рок-н-ролле и красивой машине. Но ответ поражает его куда сильнее, когда Гарри чувствует губы Кима на своих. Лейтенант целует детектива уверенно, без сожалений и робости. Гарри даже не предполагал, что Ким на такое способен. Дюбуа не понимает, почему не отталкивает напарника. «Я ведь по девушкам», - мелькает в голове. «Больше нет», - едко хихикает что-то на границе разума детектива.       Когда Ким отстраняется, они оба тяжело дышат. Лейтенант молчит. Обычно в таких случаях начинают извиняться, но Кицураги явно не жалеет о содеянном. В конце концов детектив сам задал этот вопрос. И получил на него исчерпывающий ответ. Гарри удивленно смотрит на слишком спокойное лицо Кима.       - Я думал, что ты…- он подбирает нужное слово, - обычный. В смысле…по девушкам и все такое.       - Я никогда такого не говорил, - спокойно отвечает Ким.       - Но ты и не говорил, что гей, - парирует Гарри.       - А зачем? – спрашивает лейтенант, поднимая бровь. «И вправду…зачем?» - думает детектив и не находит что на это ответить.       Ким и Гарри синхронно молча выпивают еще по порции виски. Бутылка пустеет, поэтому принимается волевое решение открыть бутылку текилы. Детектив Текила Сансет чувствует ликование, когда делает первый глоток Маргариты. Киму такой коктейль, вроде, тоже больше по душе.       Чтобы хоть как-то отвлечься от неловкости и криков с шумом на улице, Гарри включает музыку. Что-то веселое и легкое, что поможет хоть ненадолго забыть о том, что их всех ждет.       - Вставай, идем! – восклицает Гарри, наваливаясь всем телом на барную стойку. Видимо, алкоголь притупил его чувство стыда, поэтому он зовет лейтенанта танцевать.       - Ох… я не танцую, детектив, - отвечает Ким, не двигаясь с места, лишь поправляя очки. Может показаться, что он и вовсе не пил. Лейтенант довольно хорошо контролирует себя в нетрезвом состоянии в отличии от детектива.       - Ну уж нет! – восклицает Гарри с силой потянув лейтенанта на себя. Детектив Текила хочет танцевать. Значит он будет танцевать.       Музыка заливает зал. Быстрая отрывистая мелодия, глупый текст и веселый голос певца. Больше ничего и не нужно. Гарри пытается танцевать, насколько ему позволяют умения и заплетающиеся ноги. Он радостно смеется, когда видит, что к нему присоединяется Ким.       - Это просто потому что сейчас конец света! – оправдывается лейтенант.       - Ну, конечно, - ухмыляется Гарри.       Несколько веселых бодрых песен заканчивается. Следующая песня на пластинке медленная. Певец завывает что-то о любви и это дает Гарри шанс передохнуть и еще немного выпить. Но какого же его удивление, когда Ким протягивает ему руку и спрашивает.       - Потанцуете со мной, детектив?       Гарри не понимает, что с ним творится. Он ведь не такой. Никогда, по крайней мере, таким не был. Но есть что-то в этом идеальном лейтенанте Ревашольской полиции. Ему просто невозможно отказать. Детектив протягивает Киму свою руку. Довольный лейтенант снова выводит его на центр зала и кладет руки на талию.       Это сложно назвать невероятно романтичным танцем. По сути, они просто топчутся на месте вокруг своей оси. Но то, как Ким смотрит на него, компенсирует недостаток романтики с лихвой.       - Я рад, что вы согласились, детектив, - улыбается он и Гарри понимает, насколько Кицураги, все-таки, пьян. Он не видел, чтобы лейтенант так широко и радостно улыбался.       - Это просто потому что сейчас конец света, - парирует Дюбуа, вставляя ответную шпильку. Но Кима это нисколько не задевает. Напротив, он весело смеется, чуть сильнее приобнимая детектива.       - Я явно узнал сегодня о себе что-то новое, - говорит Гарри слегка задумчиво.       - Это хорошо или плохо? – с интересом спрашивает Ким.       - Чертовски хорошо, - после минутного раздумья кивает детектив. Ким на это лишь улыбается.       Когда песня заканчивается, лейтенант хочет отстраниться от напарника, но Гарри не дает ему это сделать. Он вдруг понял, что доживает последние дни на земле, а поэтому может делать все, что захочет. Без зазрения совести. Дюбуа резко притягивает напарника к себе и жадно целует его. На секунду Ким удивленно застывает, но потом также страстно отвечает на поцелуй.       Гарри не помнит, как они добрались до комнаты Кима на втором этаже. Он помнит лишь как прижимал его к двери и яростно целовал шею, то и дело оставляя на ней укусы и красные засосы. Лейтенант на это лишь болезненно шипит, начиная постанывать от прикосновения губ детектива.       Кицураги резким движением сбрасывает с себя куртку, Гарри помогает справиться ему с футболкой. Внезапно Ким уверенно толкает детектива назад и тот, едва стоя на ногах, падает. К счастью, упал он как раз на кровать. Ненужная одежда летит во все стороны. Ким и Гарри жадно целуют друг друга. На границе сознания Дюбуа мелькает мысль о том, что утром он может пожалеть об этом, но детектив посылает эту мысль куда подальше.       Они занимаются любовью. Гарри в такого рода отношениях новичок, поэтому Ким направляет его и все необходимые приготовления берет на себя. Дюбуа резкими толчками входит в него, от чего Кицураги довольно стонет под ним, прогибаясь в спине.       - Харьер… - стонет Ким, рыча букву «р» своим низким приятным голосом. Дюбуа это сводит с ума. Кажется, он готов принять это дурацкое имя, если Кицураги так будет его стонать.       Страстная ночь в отеле длится долго. Они засыпают в третьем часу ночи, совершенно измотанные. Гарри уже и не помнит, когда в последний раз засыпал в кровати не один.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты