Болезненное осознание

Джен
Перевод
PG-13
Завершён
12
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/16914759#comments
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Впервые Тонкс начинает понимать, с чем борется Римус.

Или, история о невероятно высокой терпимости к боли у Римуса.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 4 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Поставленная задача была достаточно проста: следить за целью и выяснить, чем конкретно он помогал Пожирателям Смерти. Цель, мужчина по имени Конрад Маркс, представлял интерес по наводке Северуса. Это имя упоминалось на встрече в особняке Малфоев, и ходили слухи, что именно он снабжал Волан-де-Морта напрямую некоторыми зельями с чёрного рынка. Сейчас оставалось только выжидать. Тонкс и Римус сидели на корточках около стены в переулке Восточного Лондона, развернувшись в противоположные стороны, и наблюдали. Вокруг были оглушающие чары, поэтому они могли спокойно разговаривать, но всё на что они были способны — лёгкая болтовня. Всё внимание было сосредоточено на наблюдении за Марксом, который мог выйти из соседнего здания в любой момент. Тонкс проверила свои наручные часы и вздохнула. — Ну в самом деле, сколько можно возиться с передачей копыта Абраксанского коня? — спросила она. — По-видимому, почти два часа, — усмехнулся Римус. Не отрывая взгляда от своего конца улицы, она потянула руку через плечо, и со смехом отвесила ему подзатыльник. — Левая сторона моей задницы сейчас просто онемеет, — сказала она, хихикая. — Не хочешь поменяться? А то моя правая сейчас тоже отвалится. Они поменялись местами в неуклюжем танце конечностей, всё ещё наблюдая за противоположными концами переулка. — Скоро уже должны закончить, — заверил её Римус, как только устроился на новом наблюдательном посту. — Хорошо все-таки сменить вид. Если они задержатся, я могу просидеть ещё два часа, а уж потом — я умываю руки. — Если нам торчать тут ещё два часа, то смотреть в обе стороны будешь ты, пока я буду в пабе на соседней улице, спасибо, — отметила Тонкс. — Я почти надеюсь, что это выльется во что-нибудь захватывающее. Римус покачал головой. — Не говори так. Нам не нужно ничего захватывающего. Нам нужна информация. — Но если он переместится в поместье Малфоев или другое известное место, мы следуем за ним, да? — спросила Тонкс. — Верно. Но помни приказ: я иду первым, ты остаёшься позади. Мы устанавливаем безопасность места. Нет никакой необходимости в том, чтобы мы оба двинулись сразу и оба попали в плен. Если меня схватят, то ты возвращаешься на площадь Гриммо за помощью. Понятно? — Не совсем понимаю, почему в этих теоретических планах ты всегда идёшь первым, — задумчиво произнесла она, — я здесь обученный мракоборец. — Мы жертвуем стариками, а женщин и детей всегда спасаем. — Ах, ну да. Так гораздо добрее — в первую очередь избавить стариков от страданий. Они достаточно насмотрелись на этот мир за 34 года. Твоё время вышло, правда. Он ткнул её локтем в бок. Она внезапно зашипела, и на секунду ему показалось, что он ткнул её слишком сильно. Но затем Римус увидел, на что, а точнее на кого она смотрела: на Маркса. Они медленно поднялись на ноги, их палочки были наготове. Маркс повернулся и двинулся в их направлении. Тонкс и Римус нырнули в тень от ближайшего мусорного бака. Раздался громкий хлопок от трансгрессии. Пока они стояли, Тонкс закрыла глаза, концентрируясь. Спустя мгновение она протянула Римусу руку. — Думаю, я засекла. Навык отслеживания трансгрессии входил в курс обучения мракоборцев, но в бою на него не всегда можно было положиться. Тонкс была одним из лучших практиков, что делало её ценным членом Ордена. — Насколько сильно? — спросил Римус. — Картинка довольно чёткая, — ответила она, всё ещё держа глаза закрытыми, — давай уже. Он взял её за руку, и они тут же исчезли. Они приземлились позади дома где-то на северной окраине Лондона. Спрятавшись, они огляделись, чтобы оценить обстановку и обнаружили, что вокруг никого не было. — Узнаешь это место? — прошептала Тонкс, глядя на дом со своего места, между деревьями. — Думаю, это дом Селвина, — ответил Римус. Внезапно в окне что-то зашевелилось, и стало понятно, что какой-то человек подошёл к окну и быстро выглянул на улицу. Они отступили ещё дальше за деревья, продолжая наблюдать. — Теперь я уверен, что это дом Селвина, — сказал Римус, когда волшебник, о котором шла речь задернул шторы. — Где Маркс? — спросила Тонкс. — Думаю, он уже внутри, — ответил Римус, — но мы должны в этом убедиться. И я хочу знать, чем конкретно он здесь занимается. Фред и Джордж подарили мне несколько своих Удлинителей Ушей. Наверное, я смогу просунуть один из них под заднюю дверь. — Только осторожно. Он мог использовать следящие заклятия по периметру. — Я пока ничего не чувствую, — сказал Римус, протягивая руки к дому и разминая их в воздухе, — всё свободно. Будучи оборотнем, несмотря на множество недостатков, Римус был гораздо более чувствительным к физическому присутствию магии. Иногда он мог отличить мага от маггла только по их энергетике. — Осторожно, — повторила Тонкс, смотря, как её напарник встал и начал приближаться к дому. — Хорошо. Помни приказ. Если они выйдут, не ввязывайся в битву, пока не пошлёшь за помощью. Он двинулся вперёд, низко пригибаясь и перебегая от одного дерева к другому, останавливаясь время от времени, чтобы проверить воздух на наличие заклинаний. А за деревьями, Тонкс наблюдала, как Римус добрался до стены коттеджа и склонился перед задней дверью. Следующие события слились в одно сплошное пятно, когда Тонкс уже позже пыталась вспомнить, что конкретно произошло. Дверь распахнулась с ужасным грохотом, и Римус был втянут в дуэль с Селвином и Марксом. Она только сосредоточилась на счастливом воспоминании, чтобы отослать Патронуса за помощью, когда услышала это. — КРУЦИО! И в эту же секунду на заднем дворе тело Римуса Люпина оцепенело. Тонкс в ужасе смотрела на это, вспоминая её опыт с этим заклинанием во время обучения в мракоборческом центре. В первый раз, когда её поразили Круциатусом, она мгновенно упала на колени от болевого шока и чуть не потеряла сознание, пока инструктор не остановился. Во второй раз она гордо простояла на ногах целых три секунды, прежде чем сдаться. Каким-то образом Римус всё ещё стоял. Хотя его мускулы как будто сводило очень сильной судорогой, он всё же наклонился вперёд, пытаясь отразить заклинание. Рука, которой он вцепился в палочку, казалось, медленно пробивает себе путь наверх. Селвин ткнул палочкой вперёд, приближаясь к Римусу. — На колени, волк, — прорычал Пожиратель смерти. Вдруг раздался громкий хлопок, Римус отразил заклинание и споткнулся, когда его мышцы расслабились. — Он сказал: на колени! — прокричал Маркс, выбегая вперёд. — Круцио! Римус опять оцепенел, опасно покачиваясь на ногах, но всё же не падал. Сейчас ей нужно было действовать. Для Патронуса не было времени. В любой момент пытки заставят его потерять сознание, она была в этом уверена. Концентрируясь, она закрыла глаза и глубоко вздохнула, прежде чем трансгрессировать во двор и появиться рядом с Римусом. Со скоростью обученного мракоборца она отразила заклинание, схватила Римуса за руку и трансгрессировала их в безопасное место. Появились они в переулке за углом от площади Гриммо, опрокинув несколько мусорных баков, когда их швырнуло вперёд. Римус споткнулся, упал на колени и его вырвало. — Всё хорошо, — сказала Тонкс, наклоняясь, чтобы положить руку ему на спину. Его плечи задрожали, и он сплюнул на землю. — Мне позвать кого-нибудь? — спросила она. — Нет, — хрипло сказал Римус. Он вытер рот рукавом и поднялся. — Пошли домой. Она смотрела, как он, слегка прихрамывая, шёл по переулку. Как, чёрт возьми, он всё ещё оставался в сознании? Они завернули за угол, направляясь к ряду старых лондонских домов. Площадь Гриммо как будто стала больше, когда они подошли к месту между домами 11 и 13. Римус поднялся по каменным ступенькам, вцепившись в перила так, что костяшки его пальцев побелели, и только когда они оказались внутри, в безопасности, он привалился к стене, бледный и вспотевший. — Мне нужно присесть, — пробормотал он, закрыв глаза и приложив руку к виску. — Сириус! — крикнула Тонкс из прихожей. — Помоги! — Не надо, — перебил Римус, — мне… — Нужно присесть, да, я знаю, — сказала Тонкс, предлагая своё плечо для опоры, — давай же, ну. Сириус появился на лестнице и тут же спустился, перепрыгивая через две ступеньки, пока не оказался по другую сторону от Римуса. — Что случилось? — Я в порядке, — невнятно пробормотал Римус. — В него пальнули довольно сильным Круциатусом, — объяснила Тонкс, когда они неуклюже прошли в ближайшую гостиную и усадили Римуса на диван. — Как, чёрт возьми, вы сюда вернулись? Что пошло не так? — спросил Сириус. — Она трансгрессировала оттуда вместе со мной, — сказал Римус, откидываясь на диванные подушки и морщась от боли, — нарушила приказ, если позволите напомнить. — Я бы никак не смогла отправить Патронуса, видя как это происходит, — раздражённо объяснила Тонкс. Она повернулась к Сириусу и добавила, — я сделала это только после того, как он отразил заклинание, и они послали его ещё раз. Он бы не смог сам выбраться оттуда. — Мы можем обсудить это позже, — сказал Сириус с несвойственным ему миролюбием, пристально глядя на друга, — тебе что-нибудь нужно? Зелье? — Ох, я не знаю, — ответил Римус, опрокинул голову на спинку дивана и закрыл глаза, — возможно, надо просто отоспаться. Может, немного той зелёной мерзости, которую присылает мадам Помфри. — Зелёная мерзость? — спросила Тонкс. — Думаю, крем для расслабления мышц, — ответил Сириус. — Я должен лечь в кровать, — сказал Римус, хотя не приложил никаких усилий, чтобы подняться. — Оставайся здесь, — предложил Сириус, — я схожу за вещами и одеялами. Римус устало кивнул и провёл рукой по лицу. — Спасибо, Бродяга. Сириус исчез наверху, оставив Римуса и Тонкс наедине. — Я не представляю, как ты это сделал, — сказала она через мгновение. — Отразил заклинание, не говоря уже о том, что оставался на ногах всё это время, пока оно было на тебя направлено. Римус приоткрыл глаза и посмотрел на неё со странным выражением лица. — Бывало и похуже, — сказал он, снова закрывая глаза. Тонкс задумалась над этим утверждением. Похуже? Она слышала ужасные вещи о Первой Магической войне. Как много раз его подвергали этому заклинанию? Ей хотелось спросить, но в то же время не хотелось беспокоить его ещё больше, когда он, очевидно, уже был вымотан. — Тебе принести чего-нибудь? Чай? Стакан воды? — Нет, — сказал он, — спасибо. — Хорошо, — ответила она. И после короткой паузы спросила, — Римус? — Ммм? — Я и не думала нарушать приказ. Я запаниковала и просто хотела побыстрее вывести нас оттуда. — Всё нормально, — устало ответил он, — я даже рад, что ты сделала это. И вот появился Сириус с одеялами в руках и с маленькой склянкой с какой-то зеленой жижей внутри. — Ваши пожитки, господин Лунатик, — сказал он, передавая баночку Римусу и встряхивая одеяла. Римус открыл банку, зачерпнул двумя пальцами немного склизкой мази, размазал её по шее и потянулся, чтобы помассировать свои плечи. — Помочь? — неуверенно предложила Тонкс. — Нет, спасибо, — ответил он, потянувшись дальше, под воротник рубашки к позвоночника. — Вот так, — объявил Сириус, похлопывая по стопке подушек в конце дивана, — согревающие чары и всё такое. — Ты как будто уже делал такое раньше, — криво усмехнулся Римус, сбрасывая ботинки и укладываясь на стопку этих подушек. Сириус расправил одеяло на нём и подоткнул концы со стороны ног. — Вот так, — сказал он, — а теперь отдыхай. Римус хмыкнул и натянул одеяло до подбородка. — Если что, мы на кухне, пьём чай, — сказала Тонкс, кивая Сириусу, — просто покричи, если что-нибудь понадобится, Римус. — Или пошли Кикимера. Я прикажу ему тебя слушаться. — Идите уже, — пробормотал Римус, — у меня голова заболела от того, как вы нянчитесь тут. Сириус рассмеялся и направился на кухню, Тонкс последовала за ним. Она устроилась на стуле, пока Сириус занялся приготовлением чая. — На тебя когда-нибудь насылали это? — спросила Тонкс после долгой паузы. — Круциатус, я имею в виду? — Несколько раз, — ответил Сириус, заметно напрягшись, — дважды во время обучения, просто чтобы знать, чего ожидать. И ещё несколько раз в бою, но ненадолго. — То есть ты знаешь, каково это? — Я никогда этого не забуду, — сказал Сириус, отправляю кружку с чаем через стол. Тонкс поймала её едва заметным движением и сразу положила на неё руки, чтобы почувствовать тепло. — Мне довелось это испытать только во время обучения. В первый раз я упала на землю почти мгновенно. Во второй раз мне удалось выстоять пару секунд. Но Римус… Я никогда не видела ничего подобного. Он продержался почти минуту. Сириус посмотрел на неё с лёгкой грустью в глазах, прежде чем снова уставиться в свою кружку. — Я тоже не видел ничего подобного, — сказал он, — большинство из нас падали сразу же. Только он один мог выстоять почти полных две минуты. — Но я не понимаю. Как? — Когда нам было по 14, мы собрались у Джеймса на летних каникулах. Римус, Джеймс, я и… ну, Питер тоже там был. Мы играли в квиддич на заднем дворе. Тогда, как, вероятно, и сейчас Римус ужасно держался на метле, но ради нас он согласился играть. И во время игры бладжер сбил его с метлы, и он пролетел метров пять до земли. Упал и приземлился прямо на руку. Я сразу понял, что он сломал запястье, но если не видеть тот неестественный угол, под которым была его рука, никто даже не догадался бы. Он встал без единого звука и спокойно зашёл в дом, чтобы попросить мистера Поттера разобраться с этим. Чертовски нас шокировал в тот день. — Он даже не закричал? — Нет. Как будто сломать запястье в трёх местах — самая обычная и безболезненная вещь на свете. — Так что, у него какой-то сумасшедший иммунитет к боли? Сириус вздохнул, откидывая длинные пряди волос со своего лица. — Нет, не это. Невероятная терпимость, скорее, но не иммунитет. Ты когда-нибудь задумывалась о том, что происходит, когда человек превращается в оборотня? Тонкс почувствовала странное чувство, как будто её желудок сжался от осознания того, что он говорил. — Форма волка анатомически совсем не схожа с человеком, — Сириус продолжил, — это требует изрядной перестройки организма, вместе с этим ломаются кости, растягиваются мускулы и кожа. В первый раз, когда я это увидел, меня чуть не стошнило. Так что сломанное запястье по сравнению с этим — ничто для него. Такую боль он испытывал уже сотни раз до этого. — О боже, — мягко сказала она, — я совсем не подумала об этом. И я ещё спросила, как он смог отразить заклинание, а он сказал, что бывало и похуже. Я понятия не имела, что он имел в виду. Боже, теперь чувствую себя идиоткой. — Ты не идиотка, — заверил её Сириус, — честно говоря, я тоже не понимал, как это на него влияет, до того как в первый раз провёл с ним полнолуние. Ну, до этого я знал, что он возвращался раненным, но обычно нам не разрешались видеться до тех пор, пока Мадам Помфри его не подлатает и пока он не выспится. Мы все немного испугались в первое утро, когда он вернулся в человеческий вид, и тогда мы поняли, сколько боли ему приходится выносить. — А ничто не может помочь? Какое-нибудь зелье? Разве Волчье зелье не делает это менее болезненным? — Оно позволяет Римусу не наносить себе вред, но оно не отменяет полной трансформации тела. Так что, нет, на самом деле это нельзя никак предотвратить. Просто много отдыха, тепла и всего такого на следующий день. Болеутоляющие зелья могут немного помочь, но после стольких лет ему придется принимать такие сильные дозы, что оно того не стоит. — О Мерлин, — сказала Тонкс с тяжёлым вздохом. — Знаю, — сказал Сириус. Он потянулся через стол и положил свою руку поверх её, — ты ему нравишься, милая племяшка. Ты подходящий человек, чтобы составить ему компанию, особенно когда я в последнее время не такой веселый. — Всё с тобой нормально, — возразила Тонкс. — Он прошёл через всякое дерьмо. Не знаю, была ли большая разница между теми годами, которые я провёл в Азкабане, и тем, чем он занимался здесь всё это время, блуждая по континенту и потом живя в этом ужасном подобии коттеджа в Йоркшире. — Ты тоже прошёл через кучу дерьма, — сказала она сочувственно, — и когда мы выиграем войну, мы очистим твоё имя и заживём долго и счастливо. — Вот это настрой, — ответил Сириус, сжимая её руку и улыбаясь, хотя его глаза всё также были полны грусти. — А теперь не переживай слишком сильно за бедного Лунатика. Он ненавидит, когда люди суетятся вокруг него, и, немного отдохнув, он быстро вернётся в строй, вот увидишь. — Спасибо, Сириус, я не буду суетиться. Я даже не знаю, как поднимать эту тему оборотня, чтобы избежать жуткой неловкости. — Да, не самая удобная тема для светской беседы, — согласился он. Тонкс допила остатки чая в своей чашке и встала. — Я так устала за этот день. Думаю, просто подняться наверх и принять душ. Ты не против, если я здесь переночую? — Любая комната в твоём распоряжении, — сказал Сириус, — приятного отдыха. Она направила свою пустую чашку в раковину, наложила чистящее заклинание и поплелась по коридору к парадной лестнице. Дверь в гостиную находилась у неё на пути и была открыта, поэтому она задержалась, чтобы заглянуть в комнату. Римус крепко спал на диване, его лицо выглядело значительно моложе и спокойнее во время столь необходимого сна, хотя небольшая морщинка между бровями всё ещё присутствовала. И, видно, в какой-то момент после того, как они ушли, он умудрился частично сбросить одеяло с ног. Аккуратно прокрадываясь в комнату, с большей чем обычно осторожностью, Тонкс добралась до дивана и бережно поправила одеяло, натянула его на ноги Римусу. Он глубоко вздохнул во сне и повернулся на другой бок, устраиваясь поудобнее на груде подушек. Глядя на спящего Римуса, она почувствовала, как её сердце колотится в груди. С каждым днём она узнавала о нём что-то новое, и он быстро становился одним из её любимых людей. Стараясь не шуметь, она вышла из комнаты и чуть не опрокинула торшер. Поднявшись наверх, она зашла в душ, под струю горячей воды и пара, чтобы смыть с себя усталость, пока её мысли были заняты человеком, спящим внизу, и всем тем, что ей ещё предстояло узнать о нём.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты