отдам все, лишь бы ты не молчал

Слэш
G
Закончен
16
Размер:
Миди, 30 страниц, 1 часть
Описание:
лев всегда любил жить в своем счастливом мире, пока мориске не дал понять, что жить в розовых очках можно не вечно. !ау
Посвящение:
может так я смогу закончить нашу ролевую, бо. ♡
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 4 Отзывы 3 В сборник Скачать

.

Настройки текста

перед прочтением, прошу включить саундтрек > oh wonder — white blood.

живее, лев! ты как всегда медленно бегаешь, — разъяренно пинал мориске, скрипя зубами и давя на пятки льва. — да тут осталось два круга бежать, куда торопиться, — повысил голос хайба, чтобы яку мог услышать с его расстояния.

***

тренировка окончена. каждый устремился в раздевалку, пока центральный блокирующий отвечал на смс. улыбка вздымается, а ягодицы крутятся на скамейке в гардеробной. [ алиса хайба ] ты знаешь правила, лёвушка! как я могу позволить тебе это? [ лев хайба ] ну сис, ты же прекрасно знаешь, как обычно у меня это проходит. [ алиса хайба ] это последний раз, когда я даю тебе шанс оторваться по полной. [ лев хайба ] я тебе не говорил, что ты лучшая сестра? [ алиса хайба ] подлиза. хайба встает и пронзает всех своим довольным кошачьим взглядом, сверкая изумрудными глазами. улыбка такая невинная, хвастливая и дающая понять, что сейчас начнется какой-то ор. — ребята! сегодня у меня можно переночевать! кто ко мне? — хмыкает лев, скрещивая руки перед грудью и вздымая высоко подбородок, ожидая удовлетворительных ответов. — я пас, — наотрез сказал кай, уже открывая дверь гардеробной. — я тоже, если там не будет плойки, — прошептал козуме, под давлением тетсуро, что лыбился во все лицо. — мы с кенмой придем, я могу позвать еще бокуто с акааши, — весело лепетал он, уже высказывая свои планы наперед и не слушая никого. — я не против, лишь еды купите, понятно?! — пробубнил хайба, показывая недовольство, но внутри он полностью сиял от ответов. остальные отказались, кроме мориске, что уже убежал по делам. каждый раз, когда команда ходила в небольшую уютную кафешку неподалеку от спортзала, чтобы подкрепиться. а яку постоянно сбегал, отказывался, даже мог накричать, когда давили вопросами. ставил всех на уши и теперь пошла некая легенда. <<мориске не обедает с нами, ибо ростом он не вышел и мама его ругает за то, что приходит домой позже назначенного времени.>> конечно, такую легенду придумал лев, и единственный в нее верил. цб интересовался, почему происходило так, хоть сам понимал, что верил в чепуху. но для него это была единственная отговорка, почему яку не тусовался с такими крутыми друзьями. голова была опустошена, а где-то далеко в заковырках мозга, отдаленно витали мысли о том, что будет на ночевке. сглатывая накопившуюся слюну, лев ерзал ногами у входа в кафе и водил пальцем перед экраном дорогого смартфона. яркость экрана была отчетливой, а на иконке высвечивалась переписка. <<яку мориске: онлайн>>. либо спрашивать сейчас, либо не мучать себя. дверь у кафешки открылась мигом, а оттуда вылезала хитрое лицо тетсуро. по его взгляду было понятно, что оставшаяся команда уже ждала двухметрового великана. — сейчас подойду, только напишу одному человеку, — машет он рукой тетсуро, неловко улыбаясь. сердце взлетело, когда куроо подошел ближе и решил взглянуть на экран смартфона. вздымая телефон выше, хайба кидает недовольную рожицу и отгоняет своего капитана обратно в кафе. облегченный вздох и жгучий красный оттенок на щеках. тревожно и непонятно было прямо сейчас для цб. палец устремляется на значок переписки и набирает текст.

***

[ лев хайба ] придешь ко мне на ночевку? будет очень весело, и придут бокуто с акааши. еще куча-куча еды! лишь статус: прочитано. облегченный, но нервный выдох. кажется сделал свое дело, а кажется надавил на что-то. телефон ловкими движениями уползает в карман модных брюк хайбы и юноша устремляется в кафе. резкий запах еды вдавался в нос, но такой вкусный, манящий. живот заурчал при виде вкусных блюд. присаживаясь между козуме и ямамото, начался диалог у команды. но льву конечно было не так интересна вся эта суета, а лишь оинарисан. хватая тарелку, хайба резко получает по рукам и шипит на тетсуро. — сначала поблагодарим меня! а после уже приступаем к еде, я ведь от чистой души все это заказал, — продолжал бубнить куроо. за очередной игрой высиживал себе ягодицы кенма, и хватал уже еду на автомате, отчего получил скрип зубов в свою сторону и недовольство. переполох еще тот самый, и так происходило каждый раз. — не воруй еду, пока не разрешу! — истошно истерит куроо, крутя пальцы в локонах волос. — мне можно, ты мне еще должен так-что, — спокойно отвечал кенма, проглатывая кусок жареного мяса. картина маслом. в принципе, ничего нового же. хайба вновь устремляется в смартфон и видит одну и ту же отметку: прочитано. как же она мозолит ему глаза. даже чуть дорогостоящая коробочка была не сломана из-за напряжения в его руках. цыкнув, и недовольно приступив к еде, опять отхватывает, но продолжает наслаждаться вкусом, распространяющимся в его глотке. ему нужно было подготовиться к небольшой вечеринке, называемой ночевкой. агрессивный ритм его поедания пищи пугало ребят по команде, обычно он ел спокойно, пробовал каждую частичку блюда. — ну все, я пошел! встречаемся у меня дома в 20:00. жду вас, ребят, — обратился он к ребятам, вытирая рот салфеткой и выдыхая от расслабленности в желудке. хлопок в ладоши каждому, громкое прощание и объятия с лучами солнца на улице. хайба стремительно бежал домой, уже задумывая наперед времяпровождение.

***

подготовка шла оптимистично, без каких-либо вредных мыслей, что могли сожрать весь настрой хайбы моментально. легкий хлопок по его спине, смешок и треск замочной скважины двери. сестра льва ушла к своей подруге, чтобы оставить своего брата в покое. молчаливое благодарство перед ее уходом. стол уже заставлен всей едой. вредная, здоровая, жирная, сухая, питательная, на десертик. все, что находилось в этом доме, он просто перетащил сюда. пожалеет потом, что всю еду съели его друзья. но и оторваться раз в несколько месяцев можно. это последний год для третьегодок, поэтому для них, увы, ночевка будет первой и последней. легкий сон вовлек льва в некий транс и сопя, витал в никчемных для всего мира, мыслях. но мерзкий звонок прозвучал быстрее, чем его мысли, что чуть не заполнили всю голову. — когда-нибудь я вырву этот звонок к чертовой матери, — приподнимает со спинки дивана голову и трясет, очухиваясь. вздыхает и медленно направляется к двери. сейчас уже сильнее было слышно крики друзей и атмосферу веселья. хотелось скорее окунуться в нее, поэтому цб незамедлительно растворил пред ними вход в вечеринку и одарил улыбкой. — добро пожаловать, гости дорогие! — вскрикивает с хохотом он, чувствуя себя очень гордо. всех он не заметил за спинами, да и наблюдать не хотелось. пока он стоял у двери и придерживал ее, заходил один человек за другим. кенма, играющий в приставку. куроо с бокуто, обсуждающие что-то всемирно важное для них. а рядом хината и акааши. видимо хинату пригласил кенма, или бокуто. даже так, лев с радостью принял всех и провел в гостиную, включая на маленьком пульте колонки. звук прорвался через маленькие щели колонок и волны музыки охватили комнату, посылая приятную дрожь в теле. танцевать уже хотелось. ночь явно удастся, никто в этом не сомневался.

***

веселью не было предела. каждый был в своей зоне комфорта, но не покидал других людей. вздохнуть мог каждый так легко, как сейчас продвигается вечеринка. хината обсуждает предыдущие игры с бокуто, а акааши разливает всем напитки. кенма дурачится в игре с куроо, а хайба расслабляет свои булки на мягком дорогом диване. залез в телефон и заметил новое сообщение, четко прочитал и проанализировал. — ребят, яку снова пропустит тренировку. он написал в беседу, — громко сказал лев, поднимая руку, чтобы завладеть внимание людей. — ему нельзя так часто пропускать тренировки. пойдет это не на пользу, — приподнимается тетсуро и кладет руки на пояс, устало выдыхая. небольшое молчание. словно озадачило, что произошло опять с мориске. спросить, что с ним случилось в очередной раз — слишком глупо, но кажется ребят опередили. приходит новое сообщение от юки, где он интересуется состоянием либеро. очередное отнекивание и те же самые слова. [ плохо себя чувствую. ] как всегда. он не пропускает школу, но пропускает тренировки. лев озадаченно вникся в мысли, пытался расфасовать по полочкам. легче отлежаться дома с концами, подлечиться и с новыми силами идти в школу и на тренировки. и сегодня он убежал быстрее, чем обычно. пугает его скрытность и плохое самочувствие. такое стало происходить уже в середине второго семестра и даже разговор с тетсуро не дал выявить что-то глобальное из уст мориске. — ребят, давайте активнее! у меня тут есть идея, — хитро промурчал хайба, устремлённо подходив к небольшому шкафчику у телевизора. — я отказываюсь сразу, — ерзает оголенными пальцами ног кенма, усердно тыкая по кнопкам приставки. лев гордо открывает шкаф и достает кучу гирлянд разных цветов. — мы устроим великолепную и яркую фотосессию! и отказы не принимаются, ленивый козуме, — прошипел цб, захватывая все гирлянды. хината восхитился идеей и в голове подбирал позу, как лучше обмотать вокруг гирлянду и какие эмоции лучше подойдут. каждый выбрал на свой вкус и цвет. лев всегда мечтал быть моделью, чтобы его фотографировали, ну и конечно он сам фоткал. в первую очередь, конечно пошел козуме. — чем быстрее, тем лучше, — обмотал гирлянду как шарф кенма и смотрел в объектив камеры. — чуть распусти гирлянду и обмотай вокруг пальцев, а руки прижми к лицу, — командовал хайба и ловил лучшие ракурсы. оставшиеся два часа, они и занимались этой деятельностью. фотки на память никогда не станут лишними. особенно после выпуска третьегодок.

***

ребята просыпаются от утренних лучей. точнее, дневных лучей солнца. умудрились проспать, даже акааши, что привык слышать любой шорох и писк от чего-либо по утрам. в спешке каждый собирался, смотрел сколько уроков оставалось и был ли смысл идти. — у меня осталось два урока, есть ли смысл идти? — в каком-то радостном тоне говорил хината, вскакивая на одном месте. — можешь не идти, если попытаешься получить справку от врача, — нервно ответил акааши, понимая, что пропустил самые важные уроки. суета происходила до тех пор, пока лев не остался дома один. у него все уроки к этому времени закончились и идти смысла не было никуда, лишь на единственную тренировку. множество сообщений от одноклассников, сестры и просто друзей. сильный вздох и выступившие слезы мигом протекли по щеке. перестарался. стирая их, цб с голодным желудком убежал в пещерку, под названием кухня и стал стряпать еду для себя. — бу! — через пару мгновений крикнула сестра льва, затрагивая его своими миниатюрными ладонями. — черт возьми, — испугался он и провел ножом по своему пальцу. шипение было таким громким до сих пор, даже когда палец крепко-накрепко перевязан. сотню извинений от алисы он ни разу не слышал до этого момента. чтобы загладить вину, она решила ему закончить великолепное блюдо, что лев старательно пытался стряпать.

***

лапша удон с курицей и овощами в соусе терияки.. будешь? — стоит перед порогом дома мориске сам лев хайба и жалобно пищит, смотря в глаза либеро. — если только немного, понятно? я впускаю тебя из жалости, великан, — выдыхает яку, открывая полностью дверь. сестрица успешно наготовила на целых три порции и съесть столько льву было конечно подстать, но получив огромный подзатыльник, она выгнала своего брата с бенто в руках. — вернешься с пустым бенто после тренировки, понял? угостишь кого-нибудь, — наказала ему сестра и закрыла резко дверь. сглатывая скопившиеся слюни, цб медленно разувается и проходит за яку, что уверенно вел на кухню. казалось все таким миниатюрным, скорее из-за роста либеро. оставляя горячее бенто на столе, лев усаживается и наблюдает за "хозяйкой" мориске. активно двигался по кухне, и не сказать даже, что ему плохо. — ты точно не пойдешь на тренировку? — откинул свое тело на спинку стула лев, наблюдая все еще за либеро. — нет, — резкий стук дна тарелки о стол. кажется задел.. таким глупым вопросом? смешанные чувства и стыд, лучше бы помолчал. хайбе уже такое советовали миллиардное количество раз. тарелка была только одна, и подставлена ближе к цб. он отодвинул ее к яку и похлопал глазами, сфокусировав зрение на нем. — я же тебе принес, ты чего, — откинул голову чуть в бок, озадаченно смотря на дрожащую губу яку. — не я буду есть, а ты, и потом быстро свалишь отсюда, — наотрез сказал он, придвигая тарелку к хайбе и открывая бенто. вываливая все остатки еды, подает вилку и присаживается рядом. хайба вновь нервно сглатывает и начинает жевать еще одну порцию. было невыносимо стыдно, словно навязался, еще ест еду, предназначенную для этого человека, а он лишь пожирает тебя взглядом. — ты себя хорошо чувствуешь? — пытался убрать некую тишину лев. — вполне, просто устал и все, — коротко ответил яку, подкладывая руки под подбородок и выдыхает. для хайбы уже места не было, а оставалась половина. вновь жалобно устремив свои изумрудные глазки на либеро, тот сначала напряженно кривит лицо и в итоге придвигает тарелку к себе. — я съем, но ты сейчас вали, — смотрит на часы яку. — через час тренировка, тебе еще полчаса на автобусе.ладно, ладно. потом сфоткаешь облизанную до чистоты тарелку, — подшутил лев и встал, посмотрев на свои наручные часы, что лежали на столе. некая радость все равно витала в его нутре, он смог увидеть, что либеро не так плохо, как ожидалось. ловя слова прощания, слышится закрытие двери. лев вновь хочет посмотреть на время, но понимает, что забыл наручные часы на столе. — черт возьми, дырявая голова, — цыкает он и открывает дверь вновь. для него это было не так страшно, поэтому он прошел в уличной обуви на кухню и замечает не из самых приятных картин. яку выкидывает остатки еды в мусорку, а после замечает великана и пугается, роняя тарелку. шок поразил. мысли спутались, ибо было непонятно такое отношение никак. ничего в голову не шло, что могло бы объяснить данный поступок. сглатывая нервный комок, хайба собирается с мыслями. — я забыл часы, поэтому.. — больше ничего не лезло, и мигом забирая часы, он ушел вон из дома. странная ситуация, странные действия и неприятные эмоции после этого. вдох.

***

выдох на тренировке. голова была завалена столькими проблемами. поход к врачу за справкой, действия яку и наказание за прогуливание от сестры. растирая свой затылок для раздумий, легкий хлопок по спине и осознание, что сейчас нужно делать упражнения. — ты чего в облаках витаешь, лев? — спросил ямамото, завязывая шнурки. хлопая глазами от недоумения, тряхнув головой в разные стороны, ноги оттолкнулись от деревянного пола и начали бежать. весенний ветер дул из открытых дверей, раздувая все капли пота на лице хайбы. цб явно не был настроен сейчас на тренировку, из-за этого тело реагировало очень тяжело. казалось, сейчас задохнется в своей красноте на лице и падет на колени, делая глубокие отдышки. но бег закончен, разминка тоже и оставалось развивать навыки в подачах и блокировании. — хайба, ты сегодня посидишь в запасных, — прохрипел тренер нэкомата и похлопал по скамейке, созывая к себе. — ладно.. — проглотил скопившуюся слюну лев, и сел рядом, наблюдая за игрой и подачами ребят. не хотелось снова оказываться в своих мыслях, поэтому цб сосредоточенно наблюдал за всеми, взяв во внимание разные плюшки от своей команды. кенма все с такой же некой апатией подавал куроо, а тот разгоряченно охватывал всей ладонью мяч и откидывал с такой мощью, словно сейчас пол пробьет. половина первого сета прошла успешно для первой команды, где находилась трио из куроо, кенмы и кая. вторая команда выдыхала и растирала пот по своей руке, убирая его с лица. нэкомата взяла таймаут для этой команды и созвал, пока первая команда бурно обсуждала свои подачи и блок. хайба лишь сидел рядом и слушал советы у тренера, рассматривая своих друзей, их потные лица. хотелось тоже поиграть, но игра шла 3 на 3. очередной тяжкий выдох и потягивания рук в разные стороны. уши резко заострили слух и взгляд перенесся к открытой двери. — всем приветик! — любопытно вылезала голова хинаты из дверного проема и улыбалась. — я пришел навестить и сыграть с вами, можно-можно?ого, хината, какими судьбами? — засмеялся тренер и привстал, завлекая шоё к себе в спортзал. для нэкоматы хината казался всегда способным игроком и был сам не против иметь такого человека в команде. он бегал один раз в две недели к ним, чтобы потренироваться, когда у карасуно отсутствовала тренировка в данный день. такое бы упорство хайбе, который шокировано осматривал мориске. — всем добрый день, надеюсь я пропустил не так много, просто мне уже полегчало, — спокойно проговаривал либеро, опуская взгляд при виде льва и ушел к капитану. — ты как раз вовремя! закончим первый сет и второй начнем играть уже 4 на 4, пойдет? — с хохотом хлопал по плечу мориске куроо и улыбался во все лицо. льва проигнорировали. как-то.. и неприятно. в мыслях разбегались мысли и даже не совсем было понятно, зачем такая драма между ними. <<может ему стыдно? стоит подойти после всей тренировки к яку>>

***

игра прошла успешна для команды льва, ведь он оказался с куроо. резкий хлопок в ладоши команды и уход в раздевалку. — сегодня идем в кафешку? — спрашивает фукунага, смотря в свой опустошенный кошелёк. — думаю, стоит передохнуть от такого частого похода. мы тратим деньги чаще, чем зарабатываем их, — тараторит юки и смотрит с легкой насмешкой на фукунагу, что оказался буквально, бомжом. раздевалка опустошилась веселым смехом, пока лев отыскивал яку. вновь убежал? быть не может, пару секунд назад он мелькал у него под глазами. хайба аккуратно вышел с площадки и оказался на улице. поворот головой вправо — никого, влево — никого также. подходя к угла спортзала, он замечает дымок, исходящий оттуда. остановившись на месте, голова немного наклоняется в бок и замечает знакомую макушку. глаза скосились в разные стороны от легкого шока. сделав огромный шаг вперед, хайба оказался перед яку и сделал некий драматичный вздох, словно узнав о том, что либеро курит, для него это как удар в сердце. — не стыдно такому мелкому и курить? — складывает перед грудью руки хайба, словно сейчас отчитает свое дитя. — заткнись, идиот, — цыкает словно от мерзости яку и отворачивает голову, докуривая буквально немного от сигареты. хайба замер. рука хотела резко отобрать эту сигарету, но смелости не хватало. вроде было привычно слышать такие слова, но с такой интонацией — наоборот. — зачем ты портишь себе здоровье? мы же спортсмены, должны следить за собой, — с ноткой жалости произнес цб. — мне повторить? лев, просто, блять, не зли меня и уйди, — протяжно сказал либеро, выдыхая одновременно и табак из своих легких. колко внутри. опешив, хайба разворачивается в сторону входа и длинными шагами словно убегал, как маленький ребенок, от своей новой обиды. губа и правда поджималась, ведь на заботу отвечают черство, мерзко. будто просто неприятно видеть такое отношение к себе. ноги вздрагивали. отказались за одну оплошность, отказались попросту из-за увиденного, что видеть то и не нужно было. ладони медленно сжались в кулак, а обида и привязанность к ситуации возросла, похоже, в сотни раз. открывая пред собой дверь в гардеробной, цб замечает глупую и одновременно милую картину. — кенма, ради всех святых, вставай и прекрати играть, — хнычет куроо, пролезая руками под бедра кенмы, что как камень сидел на скамейке и тыкал по сенсорному экрану. — помочь? — хмычит лев, уже ожидая ту самую реакцию. — встаю, встаю, — с легкостью и резкостью оказался на ногах козуме и оставил телефон у себя в кармане олимпийки. тетсуро лишь улыбнулся, поблагодарив за очередное спасение. ребята схватили свои сумки и направились к выходу, а лев нервируя свое тело, резко захватывает всей ладонью плечо капитана и прознает своими изумрудными глазами, отчего куроо лишь пошатнулся. — хочешь в кафе опять сходим? я.. оплачу, — он умолял о разговоре, умалчивать ни в коем случае не хотелось. — а.. да? да! конечно, давай я оплачу сам, как никак ночевка удалась на ура, — капитан похлопал по плечу в ответ, натягивая теплую улыбку. сердце выпрыгивало. будто сейчас с мамой будет разговор о чем-то серьезном, поэтому ком в горле не уходил до самого стола в кафе.

***

рассказывай давай, что случилось? — подпирает рукой свой подбородок куроо, рассматривая обеспокоенное лицо хайбы. — меня пугает весь настрой и вообще поведение яку, он ведь таким стал буквально пару месяцев назад, можешь с ним поговорить? — сжимал свои руки хайба, и крутил два больших пальца меж собой. лишь томный вздох. волосы куро были немного приложены из-за руки, что активно гладила голову. он казался очень серьезным в данный момент и это пугало еще сильнее. — я с ним уже разговаривал. он говорил, что бросит волейбол после того, как выпустятся третьегодки, но основной причины мне не объяснил, — откидывает голову тетсуро и еще раз выдыхает. — вот значит как..печешься о нем? очень мило, особенно если взглянуть на ваши взаимоотношения, — подлавливает капитан и хихикает, стараясь не обидеть. сердце сжалось из-за необъяснимых для хайбы причин. еле заметный пунцовый цвет оказался на щеках цб и тот исподлобья наблюдал за ухмылкой куроо. бежать уж явно было некуда и когда еда была предоставлена, лев принялся есть и не смотреть в глаза своего капитана, ведь сейчас он был в не лучшем положении, а в каком-то зажатом, смущающим, постыдном, лицо просто кривилось. для цб яку был как ребенок, за которым он должен бегать и заботиться. таким он видел себя и либеро, никак более. но волнение все равно брало вверх, а поговорить хотелось не меньше, чем просто забрать его сигарету, что так сияла во рту, а он активно съедал весь противный табак внутрь себя. — через месяц матч с фукуродани, у нас еще стоит под вопросом твоя роль в основном составе, покажешь себя на тренировках лучше, я поговорю с тренером, — удручающе мурлычит капитан, но он желал лишь лучшего. — думаю, не подведу и буду стараться за двоих! — отрывается наконец от тарелки хайба и улыбается, поднимая руку с палочками вверх, показывая, что он готов на все. — а второй кто? — удивленно и радостно одновременно подскакивает тетсуроо, ловя одну волну с цб. — а.. не знаю, — проглатывает остатки еды хайба и вновь горбиться. — яку мориске поди, — снова подшучивает капитан и получает море отнекиваний и смущения в ответ на свои слова. сейчас более комфортно, ведь хайба рад, что получает внимание и его вообще смогли услышать, дать какую-то подсказку. так плюсом и дать стимул на следующую игру. день явно не должен был заканчиваться чем-то грустным, поэтому капитан с цб решили провести этот день вместе, получая море эмоций вперемешку с вкусной едой, прекрасными закатами и щекотливым ветерком. — было приятно провести время. мне помогает не расклеиваться от слез и нытья, что скоро вас покину, из-за того, что вы все еще со мной тусуетесь. значит, не забудете! — одарил улыбкой капитан, будто весь мир. — тебя.. и забыть. шутник, ей богу. я хоть на твою могилу буду приходить, — старался пошутить хайба и наблюдал за реакцией капитана. — придурок все-таки, весь в меня. тогда я буду приходить на ваши игры и смеяться с ошибок, уяснил? — легким движением, задевает кулаком ключицу хайбы, куроо. ветер вновь медленно подул. сейчас весна, время, когда все расцветает, как и люди. кажется, набираются снова той теплой атмосферой, делятся с другими и ценят буквально каждую секунду своей жизни. место, у которого сейчас они стояли, было обычным фонарем. казалось, что эта парочка не была такой общительной, но уже успели взять традицию. фонарь разгорелся желтым оттенком. лампочка внутри заработала, а вечерняя суета стремительно набирала обороты. люди выйдут из рабочих мест, покинут здания, разъездятся на машинах. кто-то начнет забирать детей из садика, кто-то приезжать в гости к родственникам. а два волнительных сердца разойдутся прямо сейчас. — вот и фонарь зажегся. зови так почаще! только в следующий раз ты платишь, — крепко обнимает капитан своего недо-ребенка и отпускает. — конечно! хоть каждый день, — хохочет он, махая в ответ на прощание. хоть каждый день, лишь бы не думать о плохом.

***

очередное утро. очередная суета. очередное кофе и потакания от сестры. очередная посиделка за партой. и наконец тренировка. неделя, две. время шло настолько быстро, что хотелось скрыться от такого скоростного мира. даже насладиться чем-то было так трудно. завтра должен быть матч с фукуродани, поэтому команда усердно занималась, обсуждала слабые/сильные стороны противников, примерный план игры, позиции и расстановку. льва так и не взяли в основной состав, но на замене он стоял самый первый, поэтому панику наводить и истерить из-за того, что в нем не удостоверились как в хорошем игроке — не имело смысла. — так, все! через 30 минут заканчиваем тренировку, и закрываем спортзал, засиделись мы что-то, — тараторит хрипло тренер и засматривается на часы. все разошлись по своим позициям, примерно представляя всю дальнейшую игру. лев стоял у сетки и рассматривал множество вариантов, как помешать мячу пролететь через их блок. множество ошибок, но советы от капитана давали стимул к стремлению. оставалась буквально минута до конца и резкий отскок мяча от ладоней льва. мяч устремляется вниз и мелкими прыжками останавливается у ног тетсуро. — ого, не зря я давал тебе советы, растешь! а то в рост уже никак не девать, — похлопал по спине он, — тренировка окончена, все идем по домам и отсыпаемся! ну или снова идем в кафе!мы так скоро станем жирными, куда нам, — говорит кенма, доедая свой банан. в ушах лишь отдаленно звучал их диалог, а глаза хайбы были устремлены на менее костлявое тело мориске. он сильно похудел за месяц и даже тренер боялся, что он может просто треснуть от давления мяча на его хрупкие руки. весь этот месяц лев ловил его в том месте, где либеро постоянно курил, но слышал лишь отказы на разговор, поэтому на последние дни вера исчезла полностью. тяжкий выдох, и вновь раздевалка. куроо сопроводил козуме также до гардероба, а сам словил мориске и отвел в угол спортзала. — слушай, может сходишь с нами в кафе? мне хочется видеть, что тебе здесь комфортно, ибо ты слишком отдаляешься и молчишь, все хорошо? — волнительно сжимал плечо тетсуро, ожидая ответ. — более чем нормально, я схожу с вами, но без еды. я дома плотно поем, — максимально пытался выявить комфортный диалог для обоих, мориске, чтобы волнение оказалось ложным. увидев кивок в свою сторону, либеро велели ждать у входа в спортзал, и он повинуясь, ушел туда. пару минут, и он чувствует теплую руку на своем плече. капитан обвил его и весело окрикнул всю округу. — сегодня отрываемся, а завтра трудимся как собаки! — кричит он, намереваясь повеселиться очень даже на отлично. — не дави так на него, — тихо шепчет козуме. — да ладно тебе, я бы тоже оторвался, — хохочет во все горло ямамото и хлопает по спине козуме. — я вас сейчас прибью, если вы не прекратите трогать маленьких, — говорит юки, а после замечает злобные взгляды этих маленьких. — вот тебе и взаимность! помогаешь, а на тебя смотрят злобно, — продвигается дальше всех хайба, и оборачивается на всех. — щас же ебнешься о что-нибудь, — ухмыляется тетсуро. и правда. по дороге, пока лев придурялся и кривил рожицы, он успел задеть с довольно неприятной болью фонарь и прошипеть. состроив свою драматическую смерть перед друзьями, все отдавалось эхом, где был слышен веселый смех. ребята как всегда на высоте, дружелюбны и ценят моменты с собой. обращая изумрудными глазами на реакцию яку, он лишь выдохнул и убрал свой напряг с лица. уже радует такое постепенное преображение, поэтому резко повернув спиной к ним, он ударяется уже лицом о фонарь и с нехилой силой все отдалось в нос. — как же, блять, больно, — скулит хайба.

***

ты придурок, куда смотреть тебя учили? — яростно протирает последнюю кровь из носа яку и раздражается. — на милых девушек, яку, на милых девушек, — мурлычит он, но потом шипит, когда ватка с сухой кровью выдирается из носа. хайба был, мягко говоря, удивлен. либеро вел себя так, как раньше это делал. никакого грубого слова, сказанного от чистого сердца. пугало, но сейчас цб наслаждался этим моментом, ибо соскучился до глубины души, честно говоря. кажется, даже слезы наворачивались, хотелось признаться ему об этом, но всю милую сценку прервало вновь накрытие стола. блюда были расставлены каждому, кто и чего заказывал. только я либеро ничего не стояло, обычная вода, которая и так простаивала свое следующее время. каждый обсуждал что-то свое, доедал остатки чужого блюда, получал по заслугам за такое, смеялся, говорил о чем-то грустном. цб продолжал наблюдать за либеро, а тот в свою очередь наблюдал за обстановкой и искренне улыбался. кажется, наслаждался тем, что сейчас происходит. взглянув в свою тарелку, вновь встал ком в горле. флешбек из-за той ситуации, ведь хайба ел все то, что он принес в тот день. хотелось поделиться прямо здесь, узнать, как он отреагирует, примет ли. может опять нагрубит? было страшно до такой степени, что даже завтрашний матч пугал меньше. — будешь? — тихо говорит хайба, пододвигая тарелку к либеро. он замечает на себе взгляд. такой опустошенный, но улыбка не спадала. яку отрицательно кивает и продолжает наблюдать за всей обстановкой. сердце кажется ёкнуло, стучало бешено, будто пульс участился и кровоток к нему просто бурлил. — точно? мы ведь.. отрываемся, — продолжает пытаться втюхать ему еду, но замечает сжатые кулаки на коленях либеро. — я не буду, лев, хватит пожалуйста, — продолжает равнодушно говорить, но старательно улыбаться. — я просто-мне, блять, не нужна твоя ебаная еда, — сжимает он ткань своих штанов и сквозь зубы шипит. попал в тайминг, когда все замолчали. очень постыдная ситуация, для двоих. лев замечает, как улыбка медленно спадала, словно умирала. яку поднимает свое тело, начинает поклоняться и уходит из кафе. его слова пропали сразу из словарного запаса, когда команда смогла заметить его таким нервозным. все-таки, ему было неуютно ни в какой миг за этот промежуток времени. — извините, я сейчас его догоню, — поджимает губу хайба, и встает. — стой, лев! — пытается отозвать его куроо, но из-за маленького места, ему было не протиснуться до него. ветер нахлынул волной, когда цб вышел из кафе. перед его носом шел силуэт яку, поэтому рванув, он незамедлительно словил следующие шаги на себя и ощутил, как тело либеро случайно прижалось к нему. но тот резко опешил и раздраженно выдохнул, скрещивая руки перед грудью. — ты долго будешь бегать за мной? я не нанимал нянек, прекрати, прошу тебя, — топчет ногой он по асфальту, нервничая. — почему ты так ведешь себя? не ешь? ты похудел и не хочешь со мной разговаривать. я беспокоюсь, понимаешь? — чуть ли не плача, с легким криком говорил он. — ты не заслужил знать то, что знают единицы. хватит мне мешать, пожалуйста, — наотрез сказал он, обходя длинное тело цб и пошел дальше. хайба лишь разворачивается и видит, как либеро уже с ускоренным шагом, словно сам убегал, исчезал за пеленой, что находилась на глазах цб. сердце кричало. — вот и пиздуй, мелкий, сам себя угробишь! — окрикивает хайба и вытирает прослезившиеся глаза. просто черт. никакого настроения в помине не было, как и мотивации завтра работать на матче.

***

просыпайся, лёвушка! завтрак на столе, — тихо шепчет алиса, рассматривая перед собой неприятное зрелище. хайба весь опухший, глаза еле раскрываются из-за ярких лучей солнца, а тело в каких-то местах ноет, ломит. словно дедушка в доме престарелых, где за ними смотрит милая и молодая девушка. — сколько времени? — раскутывается из одеяла цб и фокусирует взгляд на свои часы. — без пятнадцати семь.слава богу. выдыхает с опаской лев и вновь ложиться на мягкую кровать, пока не получает порцию холодных ладоней сестры на своих щеках. когда ее брат не просыпался от мелодичного и тихого голоса, приходилось идти на крайние меры, ведь горячую еду никто не отменял, а большую порцию, что она готовит для него сама не осилит. — ладно, все! встаю, — бормочет хайба и сразу вырывается из оков кровати, упуская последнее наслаждение в теле. резко пробивает холод и неприязнь к утру. в принципе, все как всегда. до сбора всей команды оставалось больше часа, поэтому времени куча. завтрак, душ, чистка зубов, просмотр новостей, сбор сумки, звонок капитану, форма и самое главное, поддержка от сестры. для льва она была как неким ангелом в такие моменты, ведь искренность выходила за границы, что даже поверить было трудно в то, что она вообще существует. — буду на трибунах наблюдать за тобой, хорошо? — поправляет все складочки одежды алиса, а после окутывает теплыми объятиями брата и вновь выгоняет из дома. ладно, хайба мог поспорить с тем, что утро и не такое плохое. вспоминать вчерашние обиды и ссоры желания не было, лишь одно стремление к победе, поддержка для друзей и стимул к высоте. — сегодня мы победим вас, бокуто.

***

трибуны громогласно пели кричалку некомы, когда пред ними показалась полная команда. сейчас каждый серьезен по-своему. кто-то восхищается, кто-то вовсе не слышит и заперт в своих мыслях, а кто-то горделиво поднимает голову, например, хайба. напротив команда фукуродани, что уже во всю разминалась. акааши с бокуто были в своем репертауре, а остальная команда наблюдала за некой драмой молодой семьи. матч уже казался не таким серьезным, когда две команды встретили друг друга и началась болтовня. кажется, даже трибуны были шокированы такой дружелюбностью между ними. — мы вас порвем, бокуто, — хитро улыбается куроо, приподнимая голову. — ставлю акааши на наш проигрыш, — хохочет бокуто. — бокуто-сан.. людей не ставят, — дёргано отвечает акааши и кладет руку на плечо бокуто. — я ставлю тебя, ибо уверен в нашей победе и ты никуда не сбежишь от нас! — поворачивается лицом к акааши и доверительно улыбается ему. тепло между ними было не передать, но сейчас тетсуро был крайне возмущен. руки скрестились перед грудью и пройдя к своей команде, он скомандовал образовать круг для переговоров. в ушах вновь послышалась родная кричалка некомы, а после свисток. кажется, разминка прошла слишком быстро для обеих команд. сбор, приветствие и расстановка по позициям. — сегодня наш первый официальный матч с фукуродани, так что постараемся! — вскрикивает тетсуро и поднимает руку, как и настрой команды. лишь крики согласия. каждый подготавливается и успокаивает себя своим способом. хайба нервно дергает носочками ног, наблюдая со стороны за игрой. вновь звук писклявого свистка и матч отдается в руки ямамото. сейчас главным оружием вначале игры был он, с его силой и свирепым взглядом можно было запугать любого противника за сеткой. кажется, настоящая игра уже начинается. первый сет заканчивается сразу, когда счет достигает 29:31. выигрыш некомы, возгласы счастливых людей на трибунах и счастливый взгляд сестры на брата. он этого не видит, но чувствует, поэтому улыбался даже так. в этом матче был перерыв в целый час, поэтому тренер заставил ребят перекусить самой легкой едой, которую они смогли бы найти. хайба сейчас лишь заседал в своих мыслях, поэтому не сдвинулся со скамьи никаким образом. ему было легче потом сконцентрироваться на игре, если вызовут. в столовой же, обе команды соперничали, у кого будет самая легкая игра. точнее, участие взяли бокуто с куроо, что так яростно искали даже обычный листок салата для перекуса. они сами не желали наесться едой до самых краев, поэтому взяли чуть ли не обычную воду. — следующий сет будет наш! — ставит резко пластиковую тарелку на стол бокуто. — а мне кажется наш, — мурлычит хитро куроо и смотрит на реакцию. — бокуто-сан, успокойтесь уже, продадут меня на черном рынке, так продадут, — спокойно садится рядом акааши. — не-е-е-ет! я не позволю этому! — хнычет в плечо бокуто и прижимает к себе кейджи. акааши знал полностью от начала и до конца как поддержать бокуто и дать ему стимул, да и когда он сам смог ляпнуть такое, лучше его подтолкнуть на своей же ошибке к чудесам. капитан лишь умилялся им обоим, а после осмотрел столовую, где каждый ел свое изготовленное блюдо. в глаза мелькнул силуэт мориске, что смотрел в окно и пил медленно воду из стакана. заглядывая в свою тарелку, тетсуро встал и попросил подождать его. медленными, но верными шагами, он оказался около либеро и подал тарелку, с легким и грозным лицом рассматривая его. — поешь, пожалуйста, — шепчет он, приказывая, ведь сейчас ему было правда волнительно. — мне и воды хва-ешь, я сказал, — схватил он за олимпийку либеро и потащил за их стол. тарелка тут же оказалась перед носом у яку, что смущенно рассматривал то, как на него реагируют ребята из другой команды. было волнительно, а после глаза глупо хлопали и смотрели в тарелку, где красовался салат из нарезанных овощей. и правда, легко настолько, что можно было улететь в космос от такого. — ладно.. приятного аппетита.. — бубнит он, взяв ложку и моментально забирая в рот. — приятного, — хором, но таким веселым и задорным тоном, сказали ребята и стали есть.

***

обед и перерыв прошли также быстро, как и первый выигранный сет некомы у фукуродани. пятиминутная разминка и вновь каждый был разложен по своим полочкам. сейчас яку оставался на своей позиции, но его напряжение пугало хайбу, что всю игру буквально наблюдал за ним. даже успели иногда промелькнуть взглядом друг на друга, из-за чего сердце могло выпрыгнуть от такой неожиданности. руки оставались на бедрах, а сам лев чуть ли не скукожился из-за нервяка, что напало на все его тело. казалось, пару приемов для мориске и он сломается как зубочистка. 14:17, отрыв в три очка у фукуродани. из-за невнимательности, пришлось множество раз подменять либеро на другого игрока. льву казалось, что ему будет не судьба выйти на сегодняшнее поле. страх постепенно угасал, когда он подтверждал свою теорию об этом, ведь все шло гладко. до этого момента. мяч от удара бокуто полетел прямиком на либеро, а от аса был слышен лишь вскрик, что он позволил принять его мяч. мориске всеми силами взял в свои объятия мяч, и отдал козуме, что в первую очередь наблюдал за яку. мяч перелетел за сетку и оказался на сторону фукуродани, что неожиданно для них, не смогли принять его. казалось, что это было придумано заранее, пока козуме не сошел со своей позиции и не прибежал к либеро. — что случилось? — обеспокоенно опускается на колени связующий, наблюдая за страшной картиной. цб резко встает со скамьи и хочет подойти, пока его не дернули за руку. тренер нэкомата мотает головой и хлопает по скамейке, говоря, что выходить нельзя. сглатывая слюну, в мозгу все мысли першили, а ноги вздрагивали от каждого кашля либеро. тренер поднимается и берет таймаут, происходит резкая замена льва на яку. он не видел всей картины, но четко слышал. на полу остатки крови и рвоты, что уже тщательно убирали сотрудники площадки. <<он опять молчал, придурок. просто идиот>> звук закрытой двери, тренера нет, как и радости у команды. хайба сжимал кулаки, боялся сказать и слова в поддержку. ноги продолжали подкашиваться, а в глазах темнеть. такая страшная до колкости ситуация прошла буквально за пару секунд. мориске выводили уже без сознания и что будет дальше, никто даже не знал. трибуны притихли и на площадке лишь оставались дикие вздохи команд, что волнительно рассматривали следующие шаги к их победе. второй сет был отдан команде фукуродани. без либеро, особенно когда он в таком состоянии, играть стало гораздо тяжелее, хоть многие козыри и не были раскрыты. как же чертовски было обидно каждому находящемуся здесь. казалось, это уже несправедливо, как-то нечестно к некоме, но услыхав громогласный голос тетсуро, того самого капитана, что готов достать команду из самого дна в верх и показать, что ничего не сможет уничтожить их стимул к победе. хайба молчал. молчал до самого конца. молчал до того момента, пока не ощутил еще большее угнетение. проигрыш некомы. кажется, когда один твой друг лежит без сознании в медкабинете, может так сильно задеть, что уже ничего и не хочется. лев поднял голову и смотрел на яркие прожектора, ощущая теплую дорожку по щекам. кажется, слезы сами без всякого разрешения решили сбежать и показать, как цб невероятно больно от всего происходящего. чувство, как волнуется сестра, как на глазах умирает твой друг, проигрыш. такое огромное комбо, фреш, будто взрывает все внутри. — ничего, ребят, мы отыграемся, — оборачивается на всех куроо и улыбается. ему больно, как и всем другим. это его практически последняя игра. еще пару месяцев и такого замечательного капитана не видать больше нигде. легкий испуг от тетсуро, когда рука котаро оказывается на его плече через сетку. бокуто серьезно и одновременно жалобно, словно соболезновал всему, выдохнул. — вы точно не проиграли. игра была слишком нечестной, поэтому я не принимаю наш выигрыш серьезно. кажется, после этих слов, команда некомы залилась горючими слезами. больно, так, что описать было невозможно.

***

прошла неделя. тренировки продолжились, но атмосфера была уже такая скудная, серая. мориске лежал в больнице, но никто так и не узнал настоящей информации от него. кто-то шептал, что у него отравление, а кто-то, что болен чем-то серьезным или у него какая-то зараза. хайба каждый раз злился, когда мог слышать в раздевалке такую игру в шепталки. — заткнитесь уже! если бы вы желали узнать о его состоянии, то давно сходили в больницу, — скрипит зубами хайба. — эй, лев, успокойся. нас туда не пускают, поэтому приходится гадать, — спокойно отвечает капитан. — блять, ладно. извините, просто не могу я.. так.. — поджимает губу лев. — все в порядке, когда он выпишется, обязательно встретим его у больницы, а пока давайте по домам. каждый держался, старался это делать. только вот льву это было так сложно, зная, что мориске просто молчит о чем-то серьезном. он кажется, курил чаще, чем болтал о чем-то. цб решил оказаться сегодня в палате мориске любыми способами, лишь увидеть то, что с ним все в порядке. хоть притвориться его братом, сестрой, папой, мужем. без разницы, но получить то, что шепчет сердце уже буквально целую неделю. расхождения закончились, гардероб остался опустошенным, и хайба вышел оттуда. весна становилась еще более красочнее, теплее. грело буквально все тело, второе лето, как говорят японцы. поэтому вдыхая глоток свежего воздуха, цб большими шагами шел в городскую больницу. отмазки все бегали в голове, и никакой самой адекватной, что могла бы сработать. каждый раз замечая за горизонтом, как огромное здание приближалось к юноше, он застыл на месте и начал тщательнее думать, что такого сказать. что ж. пустота в голове оказалась аж до самой регистратуры, где уже юная девушка, видимо на стажировке, расспрашивала хайбу, куда он направляется. — а.. я к.. до жути мямлил. он знал какая палата из-за тренера. в голове крутились какие-то правильные слова, но сказать их сил не было. рядом подошла женщина средних лет и постучала по окну, чтобы обратили внимание с неловкого мальчика, на нее. — я в 115 кабинет, к своему сыну.проходите, вам будет дано полчаса на разговор, — улыбчиво отвечает девушка и сопровождает ее до второго этажа. хайба же хитро проскользнул через длинный коридор и спрятался за открытой дверью, что закрывала полностью его. как раз взгляд девушки устремлялся в его сторону, но когда она прошла мимо, не заметила льва и ушла дальше к регистратуре. конечно, ее шокировало отсутствие юноши, но не впервые. цб же резко и огромными шагами подбежал к лестнице и устремился вверх, моментально разглядывая каждый силуэт, схожий с этой женщиной. либо это судьба, либо это к тому, чтобы хайба не видел мориске и одним глазком. — извините, вы мама яку мориске? — резко окрикивает даму, которая была готова войти в кабинет. — а.. да, я мать яку. а кто вы ему? — удивленно спросила она, щурясь, чтобы разглядеть длинное тело юноши. — я друг его, хотел проведать, но меня не пропускают никак. волнуюсь до жути, поэтому хотел просто убедиться.. — выдыхает жалобно он. когда они оказались рядом друг с другом, женщина оглядела с ног до головы юношу и улыбнулась. — я дам тебе 10 минут, после того, как сама с ним поговорю и оставлю вас вдвоем, пойдет?к-конечно! шокирован настолько, что это сработало. да и все-таки, хайба говорил правду насчет всего этого, поэтому он покорно улыбнулся доброй женщине и сел на скамью рядом, рассматривая картины и разные детские рисунки. время шло медленно, ведь хотелось как можно скорее посмотреть на него. внутри все бурлило перед такой желанной встречей, но и боязнь карабкалась уверенно вверх, вдруг он откажется от одного вида хайбы? пугает и радует. слишком смешанные чувства, из-за чего в живот отдавало что-то неприятное. кажется, лев уже медленно прикрывал свои очи и окунался в мир морфея, ожидая какое-нибудь чудо во снах. — юноша? вы в порядке? — с беспокойством смотрел мама яку и аккуратно дергала тело. резкое открытие глаз. хайба поднимает свою затекшую голову, слегка массирует рукой шею и смотрит на женщину. улыбка невольно скользнула, а в ответ из ее уст послышался спокойный выдох. она кивнула головой в сторону кабинета, покопалась в сумочке и что-то найдя, похлопала по плечу, попрощавшись с хайбой. все было так быстро, что уже представ перед дверью, он чувствовал напряжение в ногах. кажется, что когда дверь отворится, лев не сможет переступить черту. эту самую грань. может он не хочет его видеть? может не стоит? дверь медленно открывается, руки вздрагивают, когда свет пролезает и пронзает взгляд хайбы. пред ним лежит под капельницей яку, что тыкал по сенсорному экрану, а после и его шокированную рожицу. ноги так и не сдвигались, поэтому оба широко раскрытые взгляды изучали друг друга. — п.. привет, яку.. — бормочет под нос хайба. молчание. кажется, стоит все-таки зайти. пару шагов, и он оказался в палате либеро. пахло жуткими медикаментами, рядом стоял графин с чистой водой, а с другой стороны капельница и куча еды, которая была нетронута. либо это приносил врач, либо кто-то другой, ведь мать пришла без пакета с продуктами. цб продвигается ближе и видит недовольную гримасу, дающую понять, что его тут никаким боком не ждали. — я присяду?..вали отсюда, хайба, иначе мне придется встать с палаты и лично тебя выпроводить, — язвит яку и разворачивается спиной к нему, дальше тыкая по телефону. лев замыкается. рот уже не открывается, а пальцы бегают, разминают друг друга из-за напряжения. не хотелось терять последнюю связь с ним, ведь казалось, он сейчас был самым дорогим для хайбы. только кажется, он и давал стремление к высотам в жизни. — я хотел лишь поговорить, яку. мы можем это сделать? я сказал, проваливай. он уже вскрикивает. начинает раздражаться. хайба решает и правда уйти, ведь так будет лучше для двоих, и мучать его до еще большей паники — смысла не было. — я думал, мы друзья. вырывается из уст и закрытая дверь отделяет ту нагнетающую и одновременно приятную атмосферу, ведь он смог увидеть, что мориске чувствовал себя лучше. мысли заворачиваются в огромный комок. уже настолько непонятная ситуация между ними, что казалось, заварить еще большую кашу уже было невозможно. возвращение домой было с грустной гримасой. а ведь так не хотелось.

***

выходных уже не сосчитать, кажется, все пролетели так быстро. мориске продолжал восстанавливаться в больнице, а для ребят наступила первая тренировка после недельного отдыха. весна дает не только приятные эмоции, но и отдых. умные люди, которые придумали праздники — просто чудо. сегодня была совмещенная тренировка с фукуродани, поэтому хайба встретил куроо, что махал цб и улыбался во всю ширину. сзади акааши и бокуто, которые обсуждали что-то вселенское, ну и козуме, как же без него. как всегда, игры. встреча, объятия, хлопки в ладоши и легкая пробежка до спортзала, что сопровождалась диалогами. — я писал мориске, он сказал, что его выписывают послезавтра, так что будем ждать на тренировке в четверг его, — с легкой отдышкой говорит новость тетсуро. — слава богу, я думал он там погиб, — выдыхает котаро. — бокуто-сан, нам уже сообщили бы о его смерти. опять глупые и милые фразочки между ними двоими. капитан с ребятами заходят в спортзал и видят весьма удивительную картину. юки подает мяч ямамото, а тот в первую очередь отбивает на противоположную сторону, где старательно принимал их мориске. — что-о-о-о? двойник яку? — шокировано вскрикивает бокуто. — это и есть яку, — отвечает кейджи. глупости ему не занимать, как и в силе. хайба раскрывает слегка рот и вдыхает глоток воздуха. кажется разум помутнел. его выписали раньше времени? может сюрприз хотел сделать? или что-то другое, что никак не шло в мысли цб. куроо с львом подходят к нему и тот грозно рассматривает уже напряженное лицо либеро. — ты сбежал? — выдыхает капитан. — а я.. нет! с чего.. — мямлит он. — яку, черт тебя, блять, возьми! как ты вообще умудрился это сделать? а справку ты откуда возьмешь? просто.. пиздец, грубо говоря, — вжимает пальцы он свои локоны и теребит, будто мамочка, что не углядела за сыночком. хайба же уверенно принял для себя одно решение. говорить или равнодушно оставить ситуацию на самотек, смотря, как уничтожает себя его же друг. поэтому, сердце велело идти к первому, а вот по ситуации, что происходила между ними, ближе второе. пока капитан не ушел, лев пытается выдавить из себя слова. — яку, мы можем поговорить после тренировки? нет. он ушел в другую сторону, продолжая принимать мяч. изумрудные глаза, что блеснули, перевелись с пола на капитана, а тот лишь бездыханно пожимает плечами и уходит в сторону всей команды, что собрать всех в кучу. кажется, тренировка уже начнется буквально через минут пятнадцать, поэтому цб бегал за либеро, в надежде хоть на какой-то разговор, но слышал отшивание. будто обычная японская школьница, которая бегала за своим семпаем, а тот любил совсем другую. на деле, хайба сам не знал, что с ним происходит. вроде все прикрывалось одним словом. друг. но он понимал, что это больше, чем друг. чувств было гораздо больше, эмоций, переживаний, заботы. хотелось отдать все, чтобы он просто улыбнулся или сказал хоть слово. чтобы не молчал в помине. чтобы доверился ему полностью. либеро будто боялся, как маленький котенок. томный вздох. свисток. из-за отчаяния, цб пошел на скамью, но его тут же прогнали в основной состав.

***

тренировка наконец окончена. каждая команда нашла для себя новые возможности, разные фишки, приемы и козыри. это очень пригодилось, поэтому тренера договорились каждый месяц делать такие встречи. все ушли в одну гардеробную, а кто-то ушел сразу в форме. на улице полностью жара. в раздевалке была как-будто тусовка, где была практически вся команда некомы и пару человек от фукуродани. конечно акааши с котаро не отставали и ворвались в гардеробную, в поисках богемной троицы. козуме, льва и тетсуро. когда поиски закончились, все уже разошлись, а компания осталась. либеро торопливо переодевался, ибо остался буквально один из команды, а рядом стояли четверо, будто злодеев, для него. хайба с помощью ребят набирается смелости и пролезает через ребят, подходя ближе к мориске. — так.. может поговорим?я тебе на тупом языке говорю, нет, а теперь я по-умному уйду. напряжение в гардеробной взрастало. капитан увидел умоляющий взгляд от льва и тот кивая, вывел ребят и повел к выходу из спортзала. лев также развернулся спиной к либеро, подошел к открытой двери. ярость кажется выбегала из всех рамок. он ненавидел то, что происходило сейчас. ненавидел себя, что не может просто помочь. не может пересилить себя. кулак сжимался все сильнее, а вены набухали, внутри бурлила невыносимо горячая кровь. — ты долго над душой стоять буд- резкий стук кулаком в стенку. цб шипит, но молчит. свиреп до чертиков, что даже напугал либеро. — ты, блять, поговоришь со мной сегодня, иначе я лично тебя задушу, без помощи того, что убивает тебя каждый день, — тон был таким грубым. боязливо было для обоих. лев впервые видит себя с такой стороны, да и хотелось, чтобы был последний раз. никогда не желал зла для него, но сейчас это был кажется последний выход, ведь только угроза помогла бы сделать самый решающий шаг в их отношениях. капли пота от либеро медленно стекали по лицу, видимо, слишком шокирован, что даже не заикнулся, а пошел как паинька за цб. они встретили ребят на улице и хайба отвел капитана в сторону, обговорив всю ситуацию, поэтому, позже либеро с цб остались совсем одни. атмосфера уже была совсем закопала себя под землю, поэтому ощущать было явно нечего прямо сейчас. разговор никак не сдвигался, лишь прогулка до самой темной ночи. оба понимали, что пока не поговорят, ничего не решится и обоим нужна помощь. оба нуждались друг в друге. оба нуждались в том, чтобы услышать каждое слово. отношения топтались и становились грязнее, когда происходили взбучки, ссоры. а сейчас, будто ничего и не было. тихая, спокойная гулянка. — слушай, время уже позднее, нам надо и правда поговорить, — мямлит яку. — думаешь? а мне и так нравится время проводить. придурок.. парни остановились у какой-то скамьи, но не стали садиться. фонари должны с минуты на минуты зажечься, но кажется опаздывали. темнота обнимала юнош, дарила благоприятную погоду внутри. — слушай, яку. может я не могу говорить, что я твой друг, но стараюсь быть им. мне важно твое состояние, хочу, чтобы ты чувствовал себя на все 110%. ты этого заслуживаешь, но постоянно молчишь, говоришь, что все хорошо, а на деле просто погибаешь на моих же глазах. вся команда волнуется, понимаешь?все ведь и правда хорошо, лев. я в полном порядке, — голос дрожит, но из-за темноты было совсем ничего не понятно. пару секунд молчания. фонари зажглись и кажется, лучше бы этого не делали. сердце цб резко сжалось, когда он увидел заплаканное лицо либеро. тот неаккуратно обтер все свои ручьи рукавом, помахал хайбе и ушел в свою сторону дома. и опять.. пустота. ничего не сдвинулось. надежды погибают.

***

все хорошо. все в полном порядке. день прошел также быстро, как и он дошел до дома мориске. он хотел закончить вчерашний разговор, понять, что происходит. казалось, мотало из стороны в сторону. стук в дверь и открытие двери. пред львом предстала та самая женщина, мать, что сразу впустила юношу и будто лелеяла. будто видела надежду в чем-то, что не понимал цб. — яку просиживает штаны после школы в комнате, наверное смотрит сериал или другое, не знаю, — выдыхает устало мать. — скоро будет готов ужин, хочешь? угощаю.буду благодарен. вы так устали, могу чем-нибудь помочь? — сейчас ему максимально хотелось помочь хотя-бы уставшей матери. у нее мешки под глазами стали еще больше, после их первой встречи. кажется, она плачет и не спит, ведь глаза невыносимо красные. сердце тяготило внутри. были слышны сверху шаги, похоже мориске чем-то занимается. — все в порядке, можешь пойти проведать яку, думаю, он будет не против, — хохочет она, и продолжает рубить мясо для обжарки. кивая, лев медленно поднимается по лестнице и видит просторный коридор, а рядом виднелись две белоснежные двери. табличка конечно показывала, что эта комната либеро, поэтому не задумываясь, раз он уже у них дома, постучал и открыл дверь. закрытие двери произошло также быстро, что он даже не успел додуматься. — мама, отстань, ей богу, — с высоким тоном говорит либеро. видимо, он подумал, что лев, это его мама. значит раз мать он видеть не желает, так цб может на месте зарезать. видимо, приход сюда был лишним и ничего выявить не удастся. зато вкусный запах на кухне довольно сильно манил, поэтому с облизанными уже губами, хайба подходит к кухонному столу и замечает неразрезанные овощи. — я помогу, — сразу говорит он и нарезает помытые овощи. — ох, благодарю! можешь много не резать, мориске не будет ужинать, — кряхтит она под самый конец. тишина. каждый стучит своим ножом, сковорода шипит от масла, а рис бурлит в мультиварке. казалось, будет пир на весь мир, только никакого праздника. хайба наблюдал за уставшей улыбкой матери и выдохнул. — расскажите пожалуйста, что происходит, — уже не выдерживает он, и кладет нож. тело матери резко остановилось. опешило чуть назад и развернулось лицом ко льву. плита сразу была выключена, похоже разговор будет серьезным и долгим. женщина присаживается на стул, как и лев. руки матери касаются друг друга, а губа кажется вздрагивает. она уже не выдерживает того, что хранит уже буквально пару месяцев. выдох, такой прерывистый и дрожащий. лев был весь на иголках, а когда наконец был выдано одно слово из уст, вовсе вздрогнул. — он болен. и мне очень жаль, что я ничем не могу помочь. мой сын.. умирает, понимаешь? больше не болезнь помогает ему умереть, а он сам, просто с помощью нее рушит себя, — глоток воды. — его болезнь называется демпинг-синдром. это когда еда сразу из желудка попадает в кишечник и буквально через пару минут начинается припадок, где человек просто ничего не может. существует три стадии, и к сожалению, он все больше приближается к самой тяжелой. п.. подождите. почему он убивает себя?он говорит, что раз суждено носить такую болезнь, то с концами. что не имеет какого-либо стимула лечиться. я так стараюсь на работе, подрабатываю уборщицей, чтобы покупать хоть какие-то таблетки, что прописывает врач. он не хочет консультироваться у доктора, а операция стоит деньги, поэтому я хочу помогать хотя-бы так. он молчал до последнего и ты первый, кто узнает сейчас такую важную и страшную тайну нашей семьи, — навзрыд уже рыдая, пыталась она не мямлить. — я его так люблю, а он просто погибает на моих глазах, не ест, не пьет таблетки, такой худой. не хочу его терять, никак, я не могу этого позволить... пожалуйста, не плачьте! я.. я очень хочу с ним поговорить, но он просто молчит.в его репертуаре.. — очередной глоток воды. — я помогу вам тогда не только в готовке, но и в том, чтобы спасти сына, — резко встает с места цб. — обещаю. есть надежда. такая маленькая, искрящая, но надежда. хайба постарается настолько, насколько это будет возможно. мориске заслуживает жить. заслуживает найти стимул к жизни.

***

молчишь? почему ты молчишь? — вскрикивает лев, когда на все его вопросы нет никаких ответов. — потому что боюсь. боишься чего? что укушу? убью? почему ты так яростно молчишь и не хочешь мне ничего объяснять, когда ты сам видишь, что я готов помочь тебе во всем. ты не заслужил знать этого, не тебе решать, говорить мне то, что знают единицы, повторяю опять для тупых великанов.в таком случае, я состою в этих ебучих единицах. и я пиздецки недоволен, что ты просто умираешь. хватит, черт возьми, молчать! я весь на нервах, хочу навзрыд реветь, чтобы ты понимал всю серьезность моих слов.не стоит, я не заслужил. да и боюсь, что все пойдет верх ногами.ты.. придурок или прикидываешься?прикидываюсь.значит так, чертов нытик. я коплю тебе на ебаную операцию, ты делаешь ее и после становишься моим лучшим другом. вот какую награду я хочу, за твое ебаное, но важное для меня, спасение.я тебя сейчас съем, если ты не прекратишь говорить глупости, чертов хайба, — скрипит зубами мориске, ведь думает до последнего, что это обычное вранье. — у меня уже есть некоторые скопления, так что закатывай свою губу и живи еще месяц ради будущего, ясно? — хитро хохочет он, ведь наконец смог это сделать. кажется, он спасен. наконец спасен.

***

шли дни, недели. хайба трудился на работе, что посоветовала ему сестра. ходит официантом в уютном и довольно высокооплачиваемом кафе, где внешность как у хайбы казалась идеальной, поэтому его даже без всякой рекомендации сестры взяли на работу. смены конечно ночные, но он пытался изо всех сил, чтобы накопить достаточно денег на спасение своего друга. сейчас, ему ничего не хотелось, лишь думать о том, как яку улыбнется прямо ему перед операцией, а после счастливый и здоровый будет жить полноценно, как делал это буквально полгода назад. — хайба? хайба лев! просыпайтесь, как вы вообще умудрились тут заснуть, — стучит линейкой по парте преподаватель и цыкает. цб резко поднимает все свое покрасневшее лицо, вытирает слюни, вытекшие от сладкого сна. заснул прямо на уроке.. видимо, вся работа ему явно идет не на пользу. весь сонный, уставший. высыпаться он после школы, а потом бежать сразу в кафе и трудиться. даже появились долги по учебе, что пугали сестру, ведь она была пока как его мамочкой. сама она не понимала, куда деньги для ее брата, ведь они живут довольно хорошо. поэтому каждый вечер она доставала его этим вопросом, а лев лишь бесился и уходил с плохим настроением на работу. так изо дня в день. а очередной месяц весны подходил к концу. отношения между мориске и хайбой улучшались каждый раз, и они были правда искренними. умудрялись даже погулять, представляете! и сейчас удалось еще раз, ведь был выходной день как для мориске, так и для льва. время опять длилось со скоростью света, но зато ребятам это было до самой луны, ведь они наслаждались моментами, что проводили вместе. — сколько уже? — заинтересованно спрашивает яку. — тебе все скажи, мелкий, — хихикает хайба, а после получает ногой в свое бедро, от чего начинает пищать. — идиот, ей богу, — все-таки из его уст вырывается смешок. — спаситель! яку, научись хоть как-то называть вещи своими именами, — ноет лев. — а ты вещь? неплохая такая, наверное дорогая.ну знаешь, зато досталась тебе, — ухмыляется он, когда замечает, как либеро просто покидает мир и уходит в красные оттенки. — дурак.уже мягче, так дойдешь и до спасителя. опять остановилось на том месте, когда они в первый раз сделали небольшой шаг к чему-то правда стоящему. такому стоящему, что это спасение жизни. той самой жизни, что дорожит хайба и мечтает, чтобы ею дорожил и тот, от которого он буквально сходит с ума. без ума, но не сказать, что любит. кажется, такая привязанность. можно назвать будто соулмейты, но не любовники. — а ты улыбнешься, если я кое-что дам?надеюсь не щелбан, иначе я буду рыдать на весь переулок, — выдыхает яку и наблюдает за довольной улыбкой хайбы. лев начинает потрошить рюкзак, искать то, что нужно, а после слышится что-то бумажное. резко достается конверт, а после него тихое и радостное: <<та-да-а-ам!>>. конверт, где были деньги. яку шокировано оглядывает сначала льва, а после и конверт. резко загораются фонари и виднеется надпись, что была написана на бумаге. <<хочешь жить будем ради друг друга?>> руки либеро скользят к лямкам рюкзака, теребят их. прохладный ветер дул, а тело его дрожало. настолько шокирован, что сказать было совсем нечего. цб тепло улыбался в ответ на такую реакцию, а после положил руку на голову мориске, разглаживая его мягкие и приятные локоны. — ты мне нравишься весь, мориске, — выдыхает он на последнем. ты сделаешь это. я верю в тебя. и надеюсь, что я делал это все не зря, ведь теперь я похож на зомби, а не на красивого парня, что готов был отдать всю красоту ради твоего спасения! — бормочет без конца хайба. — с.. спасибо, правда, — тихо шепчет яку и сжимает конверт в своих пальцах. такой большой, там кажется была тысяча бумажек, что решили бы жизнь либеро. и это только с помощью цб. того, кто не пожалел своего личного времени. того, кто просто хочет, чтобы они стали друзьями. — да ну, я буду рад, если ты примешь это.под этим.. ты подразумеваешь — деньги? ухмылка напугала либеро, а когда лев и вовсе нагнулся близко к лицу, кажется хотелось от смущения провалиться просто сквозь землю. сейчас либо съест, либо убьет. мориске резко привыкает глаза, но ощущает нечто приятное для его лба. мягкие, будто пудинг, такие упругие губы касаются нежной кожи и сопровождая это легким чмоком, хайба улыбается во все лицо, резко обнимает мориске. — вот это! и да, я уже договорился с доктором насчет операции, там даже хватит на дорогие таблетки после всего трешака, что ты испытаешь. я напишу тебе, а теперь, пока! — махает рукой лев и с небольшой пробежкой уходит в противоположную сторону для мориске. — пока..

***

утро казалось сейчас самым лучшим временем для хайбы. выходной, когда можно просто ощутить буквально оргазм для всего тела. получить тысячу и одно удовольствие. хайба зевает, перекатывается с одного бока на другой, а потом тянется к телефону. тыкая по сенсорному экрану, заходит в диалог с мориске и печатает. [лев хайба] у тебя операция назначена на завтра, в больнице святого луки. тебя примут и будут сопровождать до самого врача, так что не волнуйся! а с твоей мамой я договорился, чтобы она пожила рядом в гостинице и ходила к тебе. отметка: непрочитано. ну да, он ведь был в сети вчера вечером, поэтому ничего странного не было. выдыхая и потянув свои длинные ручки, лев улыбается во все лицо и включает на колонках свой любимый плейлист. сегодня у него должно быть свидание с милой девушкой, что он успел познакомиться в кафе, поэтому и настроение на высоте. пританцовывая, он выбирал сразу будущую одежду на свидание. хотелось совместить строгое с повседневным, поэтому остался на выборе красивых брюк, футболки и рубашки, что была запрятана внутрь брюк. весьма красиво и модно. завтрак обошелся слишком быстро. чай и буквально пару бутербродов, что он успел забрать у сестры, которая умудрилась отвлечься на телефонный звонок. конечно, подзатыльников он наполучал чуть позже, но это ладно. сейчас лев слишком счастлив, ведь чувствовал себя не только героем, но и мужчиной, что наконец смог привлечь женское внимание. одежда на нем, прекрасные мужские духи, улыбка на лице и звонок от самой девушки. небольшой разговор, назначенное время и места встречи. все шло гладко, а лето постепенно надвигалось навстречу токио. прощание с милой сестренкой, а после выход на улицу. сакура расцвела уже давненько и умудрялась оставлять лепестки на дорожке. лев поправлял каждую складку на одежде, рассматривал через телефон свою прическу, а после заметил силуэт той самой милой девушки. медленные шаги стали огромными и буквально за пару секунд, он уже оказался около нее. — а, эм.. привет, — смущенно ответил он. — привет, лёвушка, — мило улыбается она, поправляя прядь волос за ухо. она была великолепна и ради такой девушки хотелось стать истинным джентльменом. ее рука скользнула на предплечье хайбы и тот будто растаял от ее теплоты. довольствующая улыбка просто оказалась на лице мигом, поэтому медленным шагом они устремились вперед, рыская за какими-нибудь приключениями. обсуждая кажется сотню тем, вдалеке были слышны мигалки. они эхом отдавались у льва, ведь он понимал, что это около дома либеро. приступ у матери? а может экстренная операция? хотелось только хорошее, но в мысли лезли самые жуткие догадки. рука резко оторвалась от девушки и велея остаться на месте, он вытащил рубашку из брюк и бегом с отдышкой добежал до места. глаза бегали повсюду, а сердце стучало так активно, что сейчас лопнет от кровопотока. выдыхая прерывисто, он замечает мать, что навзрыд падала на колени каждому врачу. в ушах гул. кажется.. жизнь покосилась сразу, как и ноги у цб. приземляясь на асфальт, он видит койку, а сверху тело, запрятанное одеялом. руки резко прижались к ушам, вслушиваясь в ритм сердца. он был таким сбитым, как и мысли хайбы. буквально пару минут нужно было для легкого успокоения, но этот кошмар не прекращался. мать истерила у скорой машины, где уже все было закрыто. лев приподнимает свое тело и медленно подходит к женщине, испуская свои затекшие руки к ее плечу. его глаза просто сходили с ума, велели не реветь. лицо убитое до боли, словно он пережил столько, что не мог и обычный 60летний старик. — что.. случилось?.. — шепчет он, вжимая пальцы в плечо женщины. она сглатывает все слова, умалчивает. отстраняется и показывает, что ничего между ними больше нет. убегает, говоря, что не помог.

***

помещение было таким серым, поникшим от горя каждого находящегося здесь человека. алтарь, сделанный в честь мориске яку был украшен сотнями цветов, свечей и пожеланий, что они не успели сказать при нем. третьегодки уже выпустились, и каждый, кто был лично знаком с ним, стоял и молился у алтаря, нашептывая, что он был сильным человеком. хайба каждый раз прикусывал губу, лишь бы не зареветь. каждый раз он вспоминал ту искреннюю благодарность от яку, за то, что лев хотел его спасти. очередь все близилась к цб, что просто не желал смотреть в глаза какой-то фотке. боялся, что из-за него он умер. боялся, что во всем виноват именно хайба, что так просто хотел видеть его улыбку. кажется, это был слишком эгоистичный поступок. куроо тыкает локтем в хайбу и эмоциями показывает, что ему нужно выходить. голова поникла окончательно, а взгляд был опустошенным, без того блеска, с которым он пробыл всю весну, где он трудился ради любимого человека. колени согнулись и представ перед фотографией, он видит ту самую улыбку, что он мечтал видеть все последние пару месяцев. нос шмыгает до жгучей боли, а глаза уже выжигались из-за наступающих слез. — я люблю тебя, — шепчет он и складывает ладонью вместе, опуская голову. сломался. окончательно добил себя, молодец. хайба как всегда хвалит себя за то, когда он ломает себя. тело полностью опустилось, а рука была прижата к деревянному полу. вставать не хотелось, ведь он чувствовал то самое тепло от мориске. пока бывший капитан не забрал его, отходя в туалет. — пожалуйста, успокойся. я понимаю, насколько это невыносимо больно, переносить.. смерть важных.. людей, — шмыгает сам капитан. — да ни черта ты не понимаешь, блять! — проходится удар в стену. — нихуя не понимаешь. тебе и не понять, что было. тебе не хотелось знать, что происходит с ним, лишь просто играл в мамочку. прекрати это делать, пожалуйста, — кричит хайба, не контролируя свои эмоции. — мы поговорим, когда ты успокоишься, а пока посиди тут, я вернусь позже, — выдыхает тетсуро и сбегает из туалета. хайба раскусывает губы до крови из-за страха и боли. тело прижалось к закрытой кабинке туалета и медленно спускаясь вниз, он оказался на кафельном полу. все тело ломило буквально, ничего совсем не хотелось. даже было непонятно.. почему. никаких ответов. видимо, все, что хотел яку все это время — просто перестать мучаться, но видел этот способ одним единственным для упокоения. больше в голове льва ничего не крутилось. лишь одна боль. резкий стук в мужской туалет заставило вздрогнуть юношу, и он замечая, как открывается дверь, видит мать мориске. ее лицо было еще более ужаснее. кажется, она была на грани всего, что смогла пережить. выдох двоих. — извини, — такое тихое. — все хорошо, переживу. она подала конверт, похожий, что он отдавал мориске. женщина кивнула и ушла, оставляя юношу вновь в одиночестве. та самая надпись, а рядом похоже еще одна. в конверте ощущалась маленькая странная вещь и кажется бумага. растирая свои слезы, что уже умудрились литься рекой, он похлопал глазами и сфокусировал внимание на слова. <<без тебя там скучно.>> острая боль словно прошлась на сердце. тяжело выдыхая, соленые ручьи не переставали течь. аккуратно доставая в первую очередь листок бумаги, он прижимает голову к кабинке и разворачивает лист, замечая уже первые слова. клише для всего на свете, но будь на таком месте хоть кто-нибудь, было уж явно не до таких мыслей. тихим шепотом он читал все до последней буквы, старался анализировать с опустошенной головой. <<не вини себя ни в чем. я желал всегда тебе только хорошего и не хотел мешать тебе жить после того, как понял, что лечиться мне нет смысла. максимально старался ограничить тебя от себя, но ты иногда.. такой упертый, что мне не хватало этого в своем характере. я боялся, что привязавшись к тебе, ты меня покинешь и я снова перестану верить во всю эту сказочную, грубо говоря, хуйню. странная предсмертная записка, но я хочу сказать одно. я умер, потому что не хотел мешать тебе жить. проблема — это я. и надеюсь, когда ты доживешь до своих ста лет! мы наконец встретимся и будем веселиться там, где сейчас я нахожусь. надеюсь, деньги которые я не потратил на себя, ты потратишь на что-то гораздо лучше, чем мое жалкое спасение. и мне грустно, что тебе пришлось так себя калечить ради меня. у меня не было стремления, и даже стремиться.. мне уже никак не хотелось. и ты мне.. тоже нравился, лев.>> все прочитанное на одном дыхании. все слова просто пожирали льва внутри, и ковыряясь с трясущимися руками в конверте, он достает карту, что была сделана на имя его сестры. все деньги, что он скопил, находились там. тело мигом отлипло от стенки кабинки и падая словно на пол, он бил руками, буквально калеча себя до самой крови.

он продолжал винить себя. но был рад, что чувства взаимны и улыбка была точно изображена в этом письме.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Haikyuu!!"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты