Гандам Танака. Ган-дам Та-на-ка.

Гет
PG-13
Закончен
22
автор
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Обычный причудливый парень со своими тараканами в голове. Он немного смущает Сонию своим громким голосом и резкими высказываниями, она мнёт свою школьную юбку от волнения, стараясь, чтоб никто этого не заметил.
Посвящение:
посвящаю её эм... всем своим хорошим друзья: севе (ете бв первую очередь) жене дрюше юле........... паблику по сондаму в вконтактике... всех люблю всех ценю всем спасибо
Примечания автора:
без жёсткой критики умоляю
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 1 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
Гандам Танака. Ган-дам Та-на-ка. Обычный причудливый парень со своими тараканами в голове. Он немного смущает Сонию своим громким голосом и резкими высказываниями, она мнёт свою школьную юбку от волнения, стараясь, чтоб никто этого не заметил. Никто не любит его и многие считают странным. Но Невермайнд видит в нем нечто большее, чем другие. Ту крупинку, спрятанную за ворохом напыщенности и странных фраз. Она видит в нем столь же одинокого человека, как и она сама.

***

Она томно вздыхает, смотря на него на своём первом в жизни уроке с другими людьми. Он сидит ровно, сложив руки на груди. Гандам ничего не записывает и сидит с прикрытыми глазами, наверное, спит. Ему совершенно наплевать, как учитель что-то бормочет. Да и Сонии, в кои-то веке, на это тоже всё равно. Впервые она отвлекается от занятий в угоду своим интересам… вообще, она редко делает что-либо в своих интересах. Даже повседневный наряд ей подобрали фрейлины из дворца, чтобы Сония блистала и за пределами Новоселика, чтобы все видели в неё принцессу всегда В с е г д а Она не должна отклоняться от своих обязанностей ни на секунду. У Танаки наверняка тоже есть обязанности. Но он облокачивается на спинку стула, закрыв свои глаза. И Сония не может его понять. Почему тревога не захлестывает его с ног до головы в этот момент, почему лёгкие не зажимают железные тиски, больно обжигающие душу?

***

Больше она его не видела. В принципе, как почти и всех своих одноклассников. А порой и своего классного руководителя. Все те, кого она теперь знает, тоже считают Сонию странной. Она допускает глупые ошибки, говоря на японском, а порой её очень трудно понять из-за устаревших выражений. Всё же Новоселик более закрытое государство, чем другие ожидают. Там чтят японскую культуру, но не могут допустить оттока проживающих, поэтому в продажу специально поступают очень старые японские словари, обвернутые в цветастую современную обложку. И Невермайнд понимает в глубине души, что это неправильно. Неправильно так поступать с её народом, но мать и отец не могут ошибаться, ведь так?.. Принцесса не хочет их подводить, поэтому молча улыбается и приветственно машет каждому. Каждому, даже тем, кто неприятен ей до глубины души. И тщательно скрывает своё увлечение оккультизмом. Всё же принцессе не подобает интересоваться этим, верно? Да и её новые одноклассники, точнее всего лишь часть из них, смотрят на неё как на тупую, когда она говорит что-то про ауру. Они её не поймут. Никогда не поймут. И никто её никогда не поймёт. Даже единственный лучик надежды в лице странного паренька Гандама Танаки ускользнул. Сония Невермайнд начинает жалеть, что приехала в Японию и поступила в Академию Пик Надежды. Но пути назад нет.

***

Микан вновь опаздывает, Махиру и Хиёко болтают о чём-то между собой, Фуюхико как всегда отстранён. Невермайнд сидит одна и тупо пялится в доску, делая вид, что ей хорошо. Она, как идиотка, давит из себя улыбку, прекрасно зная, что никто даже не взглянет на неё. Но улыбка важный атрибут принцессы, не так ли? Дверь внезапно распахивается, и она чует запах женских духов. Она медленно поворачивается в сторону и видит прекрасную женщину с густыми длинными рыжими волосами, в её глазах сверкает азарт. Она прижимает к своей груди что-то. — Всем доброе утро! — протягивает прекрасная незнакомка и проходит к столу. — Вас только четверо? — удивлённо восклицает она и, как подобает королевской особе, Сония машинально выпрямляет свою спину и смотрит на Чису. — Доброе утро, — учтиво говорит она. «Если бы я сейчас стояла, — пролетает в её мыслях, — мне бы стоило сделать реверанс»

***

Может идея Чисы Юкизоме и не была такой плохой. И вообще, может их новая учительница и не была такой уж и плохой. Из всех её речей и действий можно было извлечь плюсы. Даже в Сонии она зажгла маленький огонёк надежды, пускай тот сразу иссяк из-за нехватки топлива. Невермайнд ледяная, пускай ей все и пытаются приписать страстный огонь, горящий внутри. Она ледяная. И убеждается в этом с каждой секундой, идя за своими одноклассниками и учителем. Ей приходится выдавливать из себя ещё больше эмоций, потому что сейчас она у всех на виду. Она не испытывает удивления даже из-за ранее интересующих её вещей, например, японских туалетов. Но надо придерживаться своего образа, поэтому она удивлённо вздыхает при виде раковин. И правда, выглядит достаточно глупо.

***

Теперь её фанат плетётся вслед за ней. Прекрасно. Теперь она видит в идее Чисы одни минусы. Она уже устала так долго держать свою маску, ведь ранее у неё были послабления в виде узкого круга лиц, обращающих внимание. А ещё и этот навязчивый... механик, вроде бы. Сода Казуичи, да. Ему даже не хочется ничего отвечать, только ударить чем-нибудь потяжелее. Будь у неё возможность, она бы точно заткнула его чем-нибудь. Колким словом, ловким ударом, а может быть и пронзающим до глубины души злым взглядом. Но тогда образ идеальной принцессы сломается напополам с оглушительным треском. — Куда д-дальше, уч-учитель? — произносит Микан, с опаской оглядываясь по сторонам. — К вашему однокласснику Гандаму Танаке, да! Именно он в следующий в списке. Знаете, какой у него талант? А я вам расскажу! — При его имени внутри что-то ёкает, отзываясь неприятными ощущениями в районе диафрагмы. Она вновь увидит его. Гандам Танака. Ган-дам Та-на-ка.

***

Он стоит в самом углу класса, осматривая всех надменным взглядом. Юкизоме ушла за оставшимися двумя учениками, оставляя их одних. Все радостно щебечут, протирая пыль, а Невермайнд стоит у шкафа с учебниками и исподтишка осматривает его. Такой холодный и непринужденный. Зачем он вообще согласился пойти с ними? Ради интереса? Хочет понаблюдать, как он всех называет, за «жалкими смертными»? Но его глаза вновь прикрыты, и он не вглядывается ни в кого, пытаясь изучить, как делает это Невермайнд. Стыд прогрызает внутри неё что-то, и она смущённо отводит взгляд. Ей бы хотелось, чтобы он взглянул на неё хотя бы раз. — Мисс Сония! — гадкий голос режет уши и, скрывая своё волнение, Сония оборачивается, смотря прямо на Соду Казуичи. Какой же он всё-таки мерзкий. — Позвольте вам помочь?

***

Сония стоит и мнёт свою юбку вновь, как и при первой их встрече. Она не решается подойти к нему, вновь смотря исподлобья. Прошло уже пару недель и... Гандам появляется на каждом занятии, иногда даже записывая что-то в свою тетрадь оливкового оттенка. Это прекрасно сочетается с его двухцветными глазами, бело-алюминиевого и алого, словно кровь на только выпавшем снегу, цвета. Все эти две недели она внимала его возвышенные речи, смакуя каждое слово, которое могло косвенно относится к ней. Сония вздыхает и поправляет ободок на своей голове, делая шаг вперёд. Но неугомонная Хиёко подходит к ней и хватает за руку. — Сониия! — чуть ли не визжит она. — Скорее идём! — Сония, не в силах отказаться, вновь утвердительно кивает. Она только успевает бросить тоскующий взгляд в сторону Танаки. Он тоже смотрит на неё в этот момент.

***

— Твоя аура, — он прижимает её к стене посреди коридора, Сония даже не успевает пискнуть, — скажи, в чём твой секрет? — Невермайнд нервно сглатывает и раскрывает рот, но её перебивают. — Ничто не беспокоит меня так, как люди, ауру которых я не могу разглядеть! Даже моё всевидящее Око не смогло пробиться сквозь твою защиту. Скажи свою чёртову способность, не скрывая её от меня, Верховного Повелителя Льда. Впервые легкие схватывает не от гнетущей тревоги, а от того, что кто-то находится рядом. Это приятная тяга внутри них, распространяющая по всему телу сладостным теплом. Её щеки начинают буквально гореть. Танака в смущении отворачивается, прикрываясь шарфом. Он вздыхает и, не ждя ответа Сонии, уходит, оставляя её в атмосфере стыда и непонимания. Спустя пару минут она отходит и оглядывается, на неё ошарашенно пялится Казуичи.

***

— Мне правда можно потрогать их? — Она положила свои руки на колени, чуть нагибаясь вперёд и вглядываясь в его глаза. Четыре Тёмных Ангела Разрушения сидели перед её лицом, радостно клокоча что-то. — Да! Если сам правитель мира, Гандам Танака, разрешает ТЕБЕ, — последнее слово он особо выделил, отводя свой взгляд, явно не выдерживая зрительного контакта, — потрогать своих Четырёх Тёмных Ангелов Разрушения, то не стоит медлить! — Мне... простой смертной можно потрогать их, да? — Она будто проигнорировала его предыдущие слова. И, честно сказать, Невермайнд можно было делать. Только ей и никому другому, только ей он мог стерпеть такую наглость. Он лишь кивнул, пытаясь поглубже зарыться в свой шарф. Сония приветливо улыбнулась и опустила свой взгляд, разглядывая хомячков перед ней. Протянув свой указательный палец, она погладила сначала самого большого и рыжего. — Чам-пи, ты такой пушистый, — Сония захихикала, явно наслаждаясь прикосновением к его шелковистой шёрстке. Хомяк же под её пальцем будто растаял, извиваясь на руке своего хозяина. — Я бы не сказал, — Сония не ожидала услышать сейчас что-то от Танаки-куна. Она замерла, в ожидании продолжения реплики, — что ты обычная смертная, — на её лице застыла маска удивления, она подняла свой взгляд на него. Пунцовый цвет проглядывался на его щеках. — Да, ты явно не обычная смертная. Твоя Магическая Эссенция намного выше, чем ты думаешь. По силам ты равна самой Королеве Тьмы, просто твоя мощь ещё дремлет. Да, я уверен в этом на сто процентов. Иначе бы Чам-пи не был так ласков с тобой. — От этих слов у неё спёрло дыхание, а сердце начало отстукивать сумасшедший ритм, унося её куда-то не туда.

***

Невермайнд срочно нужно было успокоительное. Её нервы больше не выдерживали, это гнетущее состояние преследовало её, буквально ходило за ней, наступая на пятки. Её маска отклеивалась от её лица также быстро, как и Нанами передвигала своими пальцами по геймпаду. Выбрав удобный момент, когда в медпункте точно никого не будет, она решила пробраться туда. Просить у медсестры успокоительное самой — позорно, тогда слухи быстро разлетятся по академии и её образ спадёт с неё моментально. Пытаясь на попасться никому из своих многочисленных знакомых, а тем более Соде, который явно увяжется за ней, она то и дело прижималась к стене или присаживалась за большими растениями, беспощадно портя свою причёску. Наконец, дойдя до двери медпункта, Сония отворила её и замерла. Спиной на кушетке к ней сидел сам Гандам Танака. Она попыталась незаметно уйти, но попала под взор его угрюмых глаз и обомлела. Но не от того, что её видят в неподобающем для принцессы виде, а от совсем другого. — Королева Тьмы! — парень стал быстрее перевязывать свою руку, чтобы не позволить ей увидеть ранения, нанесенные его верными фамильярами. — Я... я ничего тут не делал. — Гандам, — Невермайнд тихо прикрыла дверь за собой, проходя внутрь. — Что-то… случилось? — она подходила всё ближе, смотря на его руку. Да, она успела заметить те мелкие царапинки, что ни на шутку взволновало её. Она искренне беспокоилась за него сейчас. Ей хотелось залатать его раны не из чувства долга, а потому что правда хотелось подарить ему ласку и заботу в этот момент. — Я.... ничего страшного, я же сказал! Я, Верховный Повелитель Льда, приказываю остановиться, иначе мой барьер оттолкнёт тебя, Сония! — Он начал прятать свою руку под подушку, лежащую у изголовья. — Ты… ты, — она присела подле него, пытаясь перехватить его руку, — снова используешь этот трюк! Снова... проходишь сквозь мою магические барьеры, так... нечестно, я просил не делать этого. — Сейчас важная ситуация, — Сония наконец завладела его рукой, притягивая к своим коленям. Второй, свободной рукой, он поправил шарф, зарываясь в него, как и всегда. — Поэтому я решила нарушить твои правила, Гандам. — Она нежно, будто боясь, что он развалится на мелкие кусочки от её прикосновения. Она стала разворачивать небрежно завернутый бинт. Из-под него начали виднеться маленькие царапки, полости которых были наполнены капельками крови. — Кто это... сделал? — её голос дрожал, она опустила голову, продолжая разворачивать длинную узкую ленту. На глазах наворачивались слёзы от такого зрелища, она буквально ощутила всю боль на себе. — Мага-зи и Джам-пи повздорили, я их разнимал, — тихо произнёс он, тоже боясь спугнуть её. Её, прекрасную нифму... Она была словно бабочка, порой такая далёкая, порхающая на затворках его сознания, а порой такая близкая, сидящая перед ним и заливающиеся сладким смехом, ласкающим его слух. От каждого мягкого прикосновения её пальцев к его коже, он вздрагивал, а табуны мурашек бежали по его спине. — Мне… жаль, — первый солёные капли упали на его рукуя больно обжигая свежие раны. Но ему было плевать, на каждом месте её касания будто прорезались прекрасные цветы, нежно лелеющие кожу своими бархатными лепестками. — Не стоит волноваться за меня, Сония. — Танака сказала это ещё тише, сам не ожидая этого от себя. Его голос немного подрагивал. Он спрятался ещё глубже, ощущая боль в районе грудины из-за её слёз. — Не плачь из-за меня. — Как же мне не плакать, — она смахнула пару капель своими пальцами, — если тебе больно. — На пару мгновений между ними повисла неловкая тишина. Принцесса нарушила её первой. — Ты говорил, что астральная энергия одной души может сгладить через слияние астральную энергию другой души, заглушая боль, да? — Д… Да, а что ты хочешь сделать? Сония, это возможно только через теле-с, — Гандам не успел договорить. Он почувствовал мягкое прикосновение её губ к своим рукам. В этот момент всё вокруг остановилось.

***

После того случая в медпункте они старались избегать друг друга. И многие это заметили, иногда расспрашивая каждого из них, что случилось. Но и Сония, и Гандам отмахивались, ссылаясь на то, что всё ещё общаются, просто не так активно, как раньше. Без сомнения, Сода Казуичи был этому несказанно рад. Теперь его от Сонии никто не отпугивал, и он мог свободно дарить ей подарки, оставлять любовные записки, шастать за ней хвостиком. Но ничто не способно пробить её «броню», поэтому он решается… написать записку от лица Гандама, приглашая её на встречу. Тогда она точно согласится, а при встрече поймёт, что Сода намного лучше этого тупого… дурака, который прикидывается дохрена крутым. Он ему ещё покажет! И его план идёт как по маслу. Сония правда с восхищением разворачивает записку, читая неровные строки. Но подчерк кажется ей странным, но она списывает это на волнение и… В душе её расцветают цветы, цветы удовольствия, который срывает маленький внутренний садовничек, кидая прямо в жерло сердца. А сердце превращает это в живительный эликсир, толкая Невермайнд к будущему, к нормальной жизни, жизни без беспокойства и волнения, без обязанностей и правил. Наконец у неё появляется ощущение надежды где-то там внутри.

***

Густые сумерки опускаются на крышу академии, у горизонта еще можно видеть прекрасные оранжевые полосы. Такие же яркие полосы скоро будут в жизни у принцессы, ведь никто не зовёт тех, к кому ничего не чувствуют, к фонтану вечером, с которого открывается чудесный вид. Она идёт, наконец-таки улыбаясь искренне всем встречным прохожим. Сегодня у неё по истине прекрасное настроение. Пройдя на задний двор, она поднимает свою голову вверх и рассматривает небо, ощущая себя впервые очень хорошо. Тепло расплывается по её телу, капли талой воды будто стекают внутри неё от её ледяного сердца. Сония идёт вперёд, не смотря под ноги. Она врезается в какого-то парня, но тот удерживает её. Она машинально зажмуривает глаза, падая в руки своего спасителя. — Я… приношу свои извинения и почтения вам, — молвит она, все ещё не раскрывая своих глаз. Немного страшно. — Ничего, Королева Тьмы, — Сония замирает от знакомого голоса. Это Гандам Танака. — Надо быть просто аккуратнее, иначе может случится непоправимое. А если бы здесь был простой смертный, чтобы ты делала? И кстати, куда ты так спешишь? Внутри Сонии в один миг всё обрывается и она раскрывает глаза, смотря на парня прямо в упор. — Я… иду на встречу к тебе. ты же звал меня к фонтану сегодня, я даже… сохранила записку, я могу её показать, — он всё ещё держит её за плечи, чуть прижимая к себе. А она начинает дрожать. Дрожать от того, что дыра внутри неё разрастается вновь. И плевать на тот самый толчок, который случился днём. Ее отбрасывает на сотни шагов назад, с хрустом ломая всё. Он ничего не писал и не напишет ей. — Я ничего не писал, Сония, — настороженно говорит он, оглядываясь. — А у фонтана только тот отброс Сода. И... Получается он подставил меня. — У Невермайнд наворачиваются слёзы. Горькое огорчение застывает у неё поперёк горла. Этот противный вечно мешающийся под ногами идиот снова всё испортил, ломая её ещё больше. Сердце будто вновь обрастает толстой холодной коркой одиночества в перемешку с тоской. Она вздыхает и вжимается Гандаму в плечо, непрерывно плача. Её не ждет ничего, кроме следования правилам, кроме бытия обычной куклой в руках более крупных властителей. Она и правда просто товар на витринах магазина, товар, у которого выпячивают вперёд только хорошие характеристики, иногда не относящиеся к ней вовсе. За ней есть только красивая обёртка, а внутри н и ч е г о п у с т о т а Сплошная чёрная и гнетущая темнота, пожирающая её силы изнутри. — Если этот… отброс, мусор так вас обидел, то не... не стоит плакать, Королева Тьмы! Я могу убить его, — он слышит её тихие всхлипывания и, вспоминая моменты из сериалов, которые он видел мельком, начинает поглаживать её по спине, пытаясь успокоить. Внутри него вновь все сжимается от её слёз, он готов сам заплакать. — Я обнажу перед ним свой настоящий ужас, заставлю его ползать перед тобой на коленях, я заставлю его страдать, я заст... — Не надо, — она перебивает его и поднимает своё лицо вверх. Они смотрят на друг друга, он чуть приближается к её лицу. И их губы соприкасаются. Сначала они просто чмокают друг друга, словно малые дети, боясь спугнуть момент, но потом их поцелуй превращается в слияние нежности и гармонии. Слёзы Сонии продолжают течь по её лицу, пока она ощущает его мягкие губы своими. Она прижимается к нему сильнее, жаждя его неловких прикосновений. Казуичи роняет цветы перед собой и застывает, видя эту картину.

***

Гандам Танака. Ган-дам Та-на-ка. Стол в комнате Сонии освещает только настольная лампа. Её тусклого света едва хватает на то, чтобы освещать лист бумаги, лежащей перед Невермайнд. Она вздыхает и бросает взгляд на часы. Пол седьмого. Скоро вставать. Но девушке совершенно наплевать на свой режим, она старательно выводит каждую букву, каждое словечко своей ручкой с синей пастой. Внутри неё всё пылает, и она спешит поделиться этим светом со всеми. Со всем миром. Ей плевать на мешки под глазами, главное, что необъяснимое чувство счастья внутри двигает её вперёд, заполняет её мысли непринужденностью и воодушевленностью. Она избавилась от тугих цепей, неприятно обвивающих её. Теперь Сония Невермайнд точно свободна. И всё благодаря ему. Гандам Танака. Ган-дам Та-на-ка. Его имя вертится на её устах, вызывая непроизвольную улыбку. Сердце бушует от каждого его взгляда, выпрыгивает от каждого его слова. Она очень счастлива, что он с ней сейчас. Она проговаривает каждое слово своими устами, выводя каждую закорючку. Сония хочет, чтобы он тоже ощутил это счастье, чтобы разделил её эмоции вместе с ней. Она хочет дать ему все то, что дал он ей. Все тепло и заботу.

«Дорогой Гандам Танака! Ган-дам Та-на-ка! Гандам Танака! Извини, мне так нравится выводить твоё имя. Или произносить его. Или слышать. Ты очень близок мне. И надеюсь, что это взаимно. Надеюсь, все что было между нами, не фальш. С самого начала нашего знакомства я чувствовала, что между нами есть какая-то связь. И это оказалось правдой. Я была очень рада такому исходу событий, потому что… я испытываю к тебе только искренние чувства. Я люблю тебя. Я хочу чувствовать твои пальцы на моих запястьях, хочу сидеть рядом с тобой и играть с четырьмя тёмными ангелами разрушения, а потом смеяться с твоего нелепого лица, когда Сан-ди будет прикусывать твой палец. А потом хочу покрыть его поцелуями, чтобы ранка на нём поскорее зажила. Звучит банально, правда? Я хочу ощущать твоё дыхание, пока я лежу на твоей груди. Хочу слышать биение твоего сердца. Я хочу держать тебя за руку и смотреть на небо, пытаясь разглядеть в облаках причудливые узоры. А ты будешь тихо лежать на моём плече и шептать, например, про корги. Или про змей. Или может быть про какого-нибудь демона. Мне нравится всё, что ты говоришь. Мне нравится каждая черта твоего лица, каждая сказанная тобою фраза. Помню каждый твой пост, написанный на твоём сайте "Захватыващий Журнал Животноводства", знаю, что это всего лишь маскировочное название, но вдруг нас прочтут злые чёрты, которые украдут тайну перехода на твой зачарованный блог? Я пишу это и улыбаюсь. А всё потому что я люблю тебя, Гандам Танака. И моя любовь будет жечь всё на своём пути. И я надеюсь, что это взаимно. Искренне, Твоя Королева Тьмы Сония Невермайнд»

За окном уже виднеется солнце, стремящееся к зениту, вверх, возвыситься над всеми. Его кроткие лучи ложатся на её волосы, поблёскивая. Она прижимает к себе листок бумаги и вздыхает. Сония Невермайнд начинает думать, что не зря приехала в Японию и поступила в Академию Пик Надежды. Сония Невермайнд расцветает внутри изящными, а главное живыми цветами, а не искусственными подделками. И Сония уверена, что это Астры.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты