Вираж судьбы

Джен
G
Завершён
28
автор
Altra Realta бета
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Темный Лорд измучился, от всех устал и очень обрадовался появившемуся как нельзя кстати пророчеству. Правда, не все были этим довольны...
Примечания автора:
Фанфик написан по заявке «Я устал, я - мухожук!» (https://fanfics.me/request444) для конкурса «Вальпургиевы рыцари», в номинацию «Тёмный Лорд» на https://fanfics.me

Большое спасибо SeverinVioletta за помощь!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
28 Нравится 21 Отзывы 14 В сборник Скачать

Вираж судьбы

Настройки текста
      1980, зима.       В десятый раз перевернувшись с боку на бок, Волдеморт наконец сдался и открыл глаза. Похоже, и этой ночью уснуть без зелий ему не удастся.       Мерлин! Это же надо, чтобы самый сильный волшебник в мире мучился от банальной бессонницы?! А все они! Все эти льстецы и лизоблюды. Как же они ему надоели. Жалкие людишки, подверженные низменным желаниям и стремящиеся урвать кусок пожирнее.       Взять хотя бы Руквуда. Вместо того чтобы вербовать сторонников в министерстве, он начал усиленно их подсиживать и писать доносы. Или Люциуса, решившего использовать общие средства в собственных целях. Вернул Малфой, конечно, больше, чем взял, и почти уверил, что действовал исключительно в благих целях, но Темный Лорд не обольщался насчет его скользкой натуры. И прекрасно знал, что некоторые, прикрываясь его именем, обстряпывали свои темные делишки и не мучились при этом угрызениями совести. Негодяи.       Почему он раньше этого не видел? Почему думал, что найдет таких же единомышленников, которые вместе с ним захотят сделать магический мир лучше и величественнее? Которые так же будут тянуться к неведомым знаниям и стремиться к самосовершенствованию?       Лорд страдальчески закатил глаза и тут же душераздирающе зевнул.       За окном глубокая ночь, а его на патетику потянуло! Дожил! А все бессонница, будь она неладна.       Потянувшись, Волдеморт с остервенением почесал левую пятку. Блох эти оборотни напустили, что ли? Гадость какая...       Вот к чему притворяться, лежа у себя в постели? Это же не общее собрание. Что-что, а благополучие мира волновало его в последнюю очередь.       Когда-то в далекой юности он и вправду был таким вот идеалистом. Великие свершения, прекрасный мир и прочая дребедень. Но сейчас Лорд слишком хорошо знал людей, чтобы питать на их счет хоть какие-то иллюзии. Ведь не дурак же он. Один такой пламенный борец за всеобщее счастье уже сидит в Нурменгарде, остывает; и повторить путь Гриндельвальда умному Тому Риддлу вовсе не улыбалось.       Лорд хотел жить долго. Очень долго. Править этим Туманным островком и наслаждаться всеобщей любовью, страхом и почитанием. Ну и богатством заодно.       Ведь мелочь же, правда? Более чем скромное желание. И он заслужил, чтобы оно исполнилось в полной мере!       На сегодняшний день добиться он смог уже многого. Например, с материальными ценностями и страхом был полный порядок — все его последователи от оборотней до блестящих аристократов боялись его до икоты. И деньги в общую кассу, то бишь в казну Темного Лорда, поставляли исправно. С любовью, правда, было посложнее. Вот не вызывал он ни у кого этого чувства, и все тут. Да и о какой любви можно говорить, если вспомнить все эти приторные рожи? При всем желании очень сложно было представить, что они вообще способны на возвышенные порывы. Лицемеры. Показывают восхищение и преданность, а сами трясутся от страха и мечтают от него избавиться. Он в этом нисколько не сомневался и видел насквозь их убогие душонки.       Так что ни к чему ему любовь. Обойдется как-нибудь. Это совершенно не по его части, пусть вон Дамблдор упивается, интриган старый. Были проблемы и похуже, чем отсутствие пылких чувств у толпы последователей.       Главной напастью стала скука.       Все чаще Лорд замечал, что пропадало ощущение былого азарта от донесений о налетах на магловские дома; корчившиеся под Круцио провинившиеся вызывали отвращение, а от угодливых улыбок членов Ближнего круга и вовсе тошнило.       Апатия накрыла его с головой, и он целыми днями слонялся по дому, раздражаясь по любому поводу и изредка бросаясь Пыточными в подвернувшихся под руку Пожирателей Смерти. И все чаще посещала мысль — какого драккла сдалась ему эта власть? Мороки много, а удовольствия — никакого.       От подобных самокопаний Лорд вовсе впадал в уныние и мог часами сидеть в полном одиночестве в библиотеке, бездумно перебирая старые свитки.       Может быть, дело в снотворном, без которого он уже просто не мог заснуть? Это вполне могло быть следствием интоксикации, о чем ему осторожно намекнул юный зельевар Северус Снейп. Мальчишку он, разумеется, примерно наказал за дерзость. Но в чем-то этот полукровка был прав — пить снотворное пинтами никакой организм не выдержит.       Так и получилось, что вечером, приняв волевое решение отказаться от зелий, Лорд уже третий час сверлил глазами потолок, а сна как не бывало.       Что же делать? Обложиться телами юных дев, как делал какой-то иудейский царь? Кажется, он читал что-то такое. А что? Интересно могло получиться.       Прикрыв глаза, Волдеморт представил себе юных сестричек Блэк в чем мать родила, обнимающих его с двух сторон.       Нет, бред. Беллочка, конечно, прыгнула бы сюда с разбега ласточкой, а вот с Нарциссой дело обстояло сложнее. Она и по физиономии могла дать. Блэк все-таки, а это что-то да значит. К тому же сейчас никаких дев в постели Волдеморт не хотел.       Он хотел спать! И девушки в этом деле могли только помешать.       Сложив ладони под щекой, как делал когда-то в далеком детстве, Лорд закрыл глаза и попытался посчитать овец. Когда сто тридцать пятая овечка поменяла окрас, отрастила себе жидкую черную бороденку и стала смутно похожей на Каркарова, раздался скрип и иллюзия рассеялась.       В ярости открыв глаза, Волдеморт увидел, как в дверь его спальни просовывается голова Макнейра. Макнейр же, увидев, с какой злостью уставился на него привставший в постели Волдеморт, стушевался и робко проблеял:       — П-повелитель, я только хотел...       Договорить он не успел, пущенная меткой рукой подушка попала точно в лицо чистокровного, Мерлин знает в каком колене, волшебника. Тот покачнулся и с размаха плюхнулся на пол у порога спальни.       — Сюда! Живо! — практически переходя на парселтанг, прошипел Волдеморт, попутно решая, каким проклятием одарить непрошеного гостя.       Уолден, не медля ни секунды, быстро перебирая тремя конечностями и бережно прижимая к груди правой рукой подушку, пополз к постели разгневанного предводителя. Достигнув прикроватного коврика, он сжался и зажмурил глаза, ожидая возмездия за свое вопиющее преступление.       Поза скрючившегося от страха Пожирателя, на счастье последнего, Лорда удовлетворила и настроила на позитивный лад.       — Я заснуть не могу! — вздохнув, вдруг пожаловался он.       Макнейр от удивления открыл глаза: Повелитель, похоже, сменил гнев на милость. Он лежал на спине и грустно смотрел на него.       — Ты как, хорошо засыпаешь?       Уолден мелко закивал. Действительно, он погружался в сон, стоило его голове коснуться подушки.       — Счастливый, а я... — Лорд обреченно махнул рукой.       — Вы весь в делах, Повелитель... — пролепетал Пожиратель и, сглотнув, поделился сокровенным: — Я когда в детстве заснуть не мог, мне маменька колыбельную пела и сказки рассказывала.       — Да? — сирота Риддл имел весьма смутное представление о таком способе усыпления. Стоило попробовать: — Давай! — милостиво разрешил он.       — Что, Повелитель? — вытаращил глаза Макнейр.       — Пой, — Волдеморт смежил веки и приготовился слушать.       Но уже в следующий момент чуть не вывалился из постели и с изумлением уставился на преданного слугу, который, закрыв глаза, самозабвенно завывал:       — Бай-бай, моя ла-а-апочка-а,       На охоте наш па-а-апочка-а...       Больше всего это походило на мартовский кошачий концерт в исполнении совсем недавно кастрированного страдальца, оплакивающего былые подвиги:       — Он заячью шкурку принесё-о-от       И нашу детку обернё-о-от...(1)       Закончив выводить последнюю руладу, он открыл один глаз и встретился с задумчивым взором Волдеморта:       — Скажи мне, мой бедный друг, твоя мать так сильно тебя ненавидела? Что ты ей сделал?       — Матушка меня очень любила, — застенчиво сказал Уолден.       — Да? От подобных звуков ты, наверное, терял сознание, чего она, собственно, и добивалась.       Они оба замолчали. Волдеморт раздумывал о странностях воспитания юных магов, раскрывшихся ему с неожиданной стороны, а Макнейр тихо радовался, что на этот раз обошлось без Круцио. Надо же, как ему повезло! Движимый самой искренней благодарностью, он робко произнес:       — Может быть, вам сказку рассказать? Вы тогда точно уснете!       — Боюсь даже представить, какие ужасы ты привык слушать на сон грядущий. Заячья шкурка! Бр-р... Уволь, — Темный Лорд потер виски и устало откинулся на подушки. — Лучше позови кого-нибудь с более счастливыми воспоминаниями детства.       — Так я из-за чего здесь-то? — оживился Макнейр. — Там в приемной Снейп зелья принес! Новые! Сварил и сюда примчался! Как вы велели! Мы только не знали, нужны они вам сейчас или утречком. Мне его позвать?       — Зови, — благосклонно кивнул Волдеморт.       Все равно всю ночь промучился, может, хотя бы Успокоительное поможет.       Юный зельевар Волдеморта умилял. Среди одинаково холеных и угодливых рож одетых с иголочки аристократов мрачный юнец с неухоженными волосами и в подержанной мантии был словно глоток свежего воздуха рядом с душным болотом. Снейп чем-то неуловимо напоминал его самого в далекой молодости. Ведь когда-то он был таким же бедным и талантливым юношей. Лорду нравилось, что мальчишка так же безудержно тянулся к знаниям и не оглядывался, как все остальные, на вереницу почивших предков.       Так что вошедший был встречен весьма приветливо. Лорд благосклонно принял зелья, но отпускать молодого Пожирателя не спешил.       — Северус, друг мой, — оскалился Волдеморт, поудобнее устраиваясь под теплым одеялом, — какими новостями ты нас обрадуешь?       От улыбки Лорда ноги у Северуса внезапно ослабели. Он знал, что Повелитель последнее время был не в духе и наказания сыпались одно за другим. А так как кроме зелий ему ничего не поручали, он понятия не имел, что Лорд от него ждал и что ему ответить.       Мысли лихорадочно заметались. Получить какое-нибудь Пыточное совсем не хотелось. Но какая новость может заинтересовать Повелителя?       Как назло, ничего в голову не лезло. Ну не ходил он никуда и не следил ни за кем. Зачем ему заниматься такой ерундой? Его устраивала работа в прекрасной малфоевской лаборатории.       Правда, одна встреча все же случилась. Северус пару дней назад, после неудачного разговора с Лили, расстроился и сдуру напился в «Кабаньей голове». В тот момент благоразумия хватило не аппарировать, а остаться заночевать там же. Однако по пьяни он перепутал номера и стал случайным свидетелем одной необычной беседы.       Все бы ничего, нравится кому-то заниматься мутным спиритизмом или еще какими непонятными ролевыми играми — не его, Северуса, это дело, он извинился бы и ушел. Но личность постояльца так поразила, что Северус от удивления открыл рот и застыл в ступоре. В результате его лоб чуть не встретился с хрустальным шаром, а остальная часть тела — с жалящим заклинанием. Северус отмер и ринулся вниз по лестнице, провожаемый ругательствами. Повезло, что голову накрывал капюшон и Северуса не узнали. По крайней мере, он на это надеялся.       Северус напряг память и, выудив в голове нужные образы, решил рискнуть и поделиться с Лордом невольно подслушанной бредятиной.       — Повелитель, — Северус распрямил плечи и смело посмотрел Лорду в глаза, — недавно мне удалось услышать один примечательный разговор между директором Хогвартса и некой предсказательницей Сибиллой...       ...Волдеморт смеялся долго, вытирал краем одеяла выступившие на глазах слезы и вновь давился приступами неудержимого хохота:       — Постой! Выходит, я должен сразиться с младенцем?! Так, что ли? И Пророчество Дамблдор предпочел услышать в грязной забегаловке рядом с козлами своего братца?! И что это за пророчица такая, которая шастает по вонючим кабакам?       Отсмеявшись, Лорд вылез из постели и прошел к окну.       Нет, ну каков старик! Он совсем выжил из ума?! Хотя... Если директору так хочется... то почему бы не повеселиться за его счет?       Скуку как рукой сняло. Темный Лорд ощутил небывалый подъем и предвкушающе улыбнулся...

* * *

      Год спустя.       — Это невыносимо, Джеймс! Невозможно сидеть взаперти столько времени! В конце концов, это вредно для здоровья, а Гарри нужно полноценное общение со сверстниками, одного Блэка ему недостаточно!       — Лили, мне тоже плохо. Потерпи немного, вот приведет Питер Того-кого-нельзя-называть в ловушку, и все закончится.       — Какую еще ловушку? — спросила Лили таким тоном, что Джеймс похолодел.       Вот надо же было так проговориться! Невольно вспомнились слова Артура Уизли на их свадьбе, изрядно пьяного и от этого невероятно откровенного: «Не приведи Мерлин, мой юный друг, тебе ненароком разгневать свою нежную женушку. Ты не представляешь, на что способна рыжая ведьма! — и он с опаской покосился на танцующую с кузеном миссис Уизли. — Не приведи Мерлин...»       Должно быть, умудренный опытом старший товарищ все-таки знал, о чем говорил. Глядя, как опасно сузились ярко-зеленые глаза Лили, Джеймс вполне мог в это поверить.       — Значит, пока я возилась с пеленками, вы ус-страивали ло-ову-уш-шку? — ядовито зашипела она не хуже кобры; волосы ее начали потрескивать от разрядов и заискрились маленькими молниями. — Мало того, что какой-то кретин выдал ахинею другой кретинки за пророчество, так еще собственный муж оказался придурком и решил подставить свою семью! Мы немедленно переезжаем отсюда!       — Подожди, Лили, — боязливо произнес Джеймс, отодвигаясь подальше от разъяренной жены, — ты права, солнышко мое. Но ведь Дамблдор говорил...       — Мне плевать, что говорил Дамблдор! Ясно? Меня вообще не интересуют его планы и фантазии! Это же бред чистой воды! Ты что, правда думаешь, что он, — Лили выхватила из кроватки полусонного Гарри и сунула под нос растерянному мужу, — способен кого-то там победить?       Ребенок при виде отца заулыбался, сыто срыгнул и протянул к нему ручки, продолжая сжимать в кулачке ярко-красную погремушку. На Избранного Воина Света, каким провозглашал его директор в своих пламенных речах, он был похож меньше всего.       — Да, Лили, я с тобой согласен, — принимая малыша и прижимая его к груди, вздохнул молодой отец, — я сам устал, но просто убежать не получится. Сама знаешь — все друг за другом следят.       — И это говорит мне чистокровный волшебник, — закатила глаза Лили. — Глава семьи!       Но видя, что Джеймс по-прежнему не отвечает ничего вразумительного, стала вышагивать по комнате, как генерал перед решающим сражением, и загибать пальцы:       — Вспомни наконец, что ты талантливый волшебник, который еще подростком стал анимагом; который получил высший балл по трансфигурации; который мог устроить грандиозную шалость и при этом остаться безнаказанным! — она посмотрела на супруга: — Джеймс, включай мозги. Возьми какой-нибудь семейный артефакт и сотвори хорошую иллюзию или трансфигурируй тела из бродячей живности. А уж коллекцией порталов на континент ты сам хвастался.       Джеймс словно прозрел. Действительно, как он мог поддаться на уговоры и решился подвергнуть опасности жену и ребенка? Он же, по сути, находится в заключении. А его сын изображает сыр в этой мышеловке! А вдруг ловушка не сработает и Орден опоздает? И куда делся находчивый авантюрист и веселый фантазер Сохатый?       По правде говоря, Джеймс замучился сидеть на одном месте, и ему давно стало наплевать на политику и возню вокруг нее. Его деятельная натура требовала приключений, да таких, чтобы с адреналином и ветерком. Он даже в рейдах всего-то раза три побывал, да почти сразу был заперт дома в качестве охранника для собственной семьи. Дело, конечно, ответственное, но больно скучное.       Лили подсела к мужу:       — Джеймс, мы ведь даже не были нигде. А я, может, Эйфелеву башню посмотреть хочу, в Лас-Вегасе повеселиться, потанцевать на бразильском карнавале, — тут она, задумавшись на мгновение, выдала решающий аргумент, после которого сложнейшие планы директора Хогвартса растаяли в воздухе как дым: — У меня, между прочим, шкаф выходными платьями забит, а надевать их совершенно некуда!       — Мы обязательно везде побываем, — кивнул Джеймс и подумал, что сам не прочь посетить Диснейленд и отдохнуть на Багамских островах. Там, говорят, такая рыбалка! И вообще самое время погостить у американских тетушек, заодно будет, кому за сыном присмотреть. — Только как быть с Хвостом? Еще Дамблдор Мантию-невидимку у меня просил.       Лили опять возвела очи горе:       — Все вам надо подсказывать, бестолочи. Пусть Питер с Сириусом устроят показательную дуэль, что ли. А Мантию подари, не обеднеешь, у тебя в сейфе их десяток болтается. Выбери, какую не жалко, постарее...       Лили взглянула на сына, уютно устроившегося в отцовских руках, и ее глаза недобро загорелись.       Она им покажет ловуш-шку! Да она костьми ляжет, в жертву себя принесет, но отомстит тому, кто посмел покуситься на жизнь ее родного дитя!       Коварно улыбнувшись, молодая мама нарочито ласково продолжила:       — И сюда пусть Питер Лорда тоже приведет! Дом же все равно пустой будет — что нам, жалко? Пусть с Дамблдором в прятки поиграют.       Джеймс после слов Лили передернулся. Все-таки прав был этот бедняга Уизли — опасно злить рыжую ведьму!

* * *

      Темный Лорд, покривившись от корявого почерка Петтигрю, прочитал адрес на бумажке и подал знак Северусу. Тот двинулся вперед.       Волдеморт снова поморщился. Мальчишка-зельевар его тоже разочаровал. Так же оказался подвергнут зову плоти и низменным страстям. Неприятно было смотреть, как он валялся в ногах и умолял оставить в живых свою грязнокровную подружку.       Хотя почему неприятно? Очень даже приятно! И парой Круцио приложить за наглость — тоже приятно! А то расслабился вконец. Любимчик. Нет, о том, что он приблизил молодого гения, Волдеморт совсем не жалел. Раздражало только, что Снейп посчитал его идиотом и вбил себе в голову, что сам Темный Лорд будет воевать с годовалым ребенком! Это же ниже его достоинства! За такие мысли стоило примерно наказать! Потом, правда, пришлось уверять хлюпающего носом мальчишку, что он идет в гости к Поттерам исключительно для переговоров, что девчонка ему не интересна и что он обещает оставить ее в живых. Более того, Волдеморт решил взять Снейпа с собой в виде свиты.       Но на месте оказалось, что подозрительный юнец все равно ему не верил — не зря он все время нервно дергался.       — Мой Лорд, — растерянно произнес Снейп, — Фиделиуса нет, и охранные чары... они совсем слабые...       Но Лорд и сам уже видел, что вместо заклятия Доверия была очень качественная иллюзия. Однако, несмотря на помехи, которые она создавала, чары обнаружения подсказывали, что в доме есть живые.       Неужели о его визите узнали и захотели заманить в ловушку?       Волдеморт хищно оскалился и потер руки от предвкушения. Наконец-то! Кровь бешено заструилась в жилах от еле сдерживаемого азарта.       А ведь какое прекрасное волшебное лекарство от хандры он получил! Позабросив все дела, с головой ушел в разгадывание этой увлекательной шарады. Предсказание, ребенок, родители, бросившие ему вызов, укрытые под заклятием дома́ и тайные шпионы — было важно абсолютно все!       Больше всего его интересовало — что за каверзу придумал для него вздорный старик? Какая будет кульминация? Темные заклинания? Или вход в дом — это портал прямиком в Азкабан? А может быть, там будет дуэль? Яростная схватка с превосходящим числом противником? Вот это было бы очень приятным сюрпризом. Прямо руки чесались применить пару новеньких проклятий!       Он готов был сразиться с самим Дамблдором и все ему припомнить! Все! От сиротских каникул и тролля по Трансфигурации на втором курсе до отказа от места преподавателя ЗОТИ и травли мракоборцами. А если вдруг что-то пойдет не так, у него есть страховка, да не одна!       Лорд самодовольно ухмыльнулся. Только его великий гений смог создать якоря с кусочками своей души; и у него всегда будет возможность вернуться и взять реванш.       Но он не проиграет.       Темный Лорд был абсолютно уверен в своих силах и в победе. Но самое главное, он надолго позабыл о скуке и бессоннице и спал все эти месяцы как младенец.       Бодрым пружинистым шагом Лорд двинулся дальше...       Дальше все пошло совсем не так, как грезилось ему в сладких мечтах. Он почувствовал себя пятилетним ребенком, получившим вместо большой шоколадной конфеты пустой фантик. Никаких обдирающих кожу лучей, или на худой конец дементоров в шкафу, никаких Адских плетей и внезапных нападений.       С каждым шагом, с каждым исчезнувшим защитным заклинанием Лорд все больше испытывал даже не злость, нет — обиду. Не было никакой западни, и никто его не ждал.       Вместо якобы заснувших на диване тел супругов оказались трансфигурированные кошки, которые после развеивания заклинаний тут же с мяуканьем убежали, а в детской кроватке насмешливо скалила морду обычная кукла, разрисованная рунами.       Все оказалось наглой ложью! Его, величайшего мага современности, просто проигнорировали и обманули какие-то малолетки!       Лорда затрясло. Вся его жизнь показалась ему пустой и нелепой. Наверное, счастлив он был только в глупом младенчестве и когда ничего не знал о магическом мире.       Может, вообще не стоило рождаться?       Себя стало очень и очень жалко. Получается, для всех он действительно выглядел идиотом? Картонным паяцем, на которого не стоило тратить даже маленького Пыточного?       Тут с ним случилось то, что не случалось с раннего детства. Наружу начала вырываться стихийная магия.       Еле сдерживая выброс, вне себя от ярости Лорд стремительно развернулся и сделал шаг к выходу. И едва не навернулся: под ногами оказалась красная погремушка, со звоном покатившаяся по полу.       У него потемнело в глазах.       Так вот какую ловушку приготовил для него Альбус: игрушки по полу разбросал! Он его сосунком считает, не меньше! Мерлин, какой позор!       Подняв дрожащей от перенесенного унижения рукой палочку, Лорд в бешенстве выкрикнул:       — Авада Кедавра!       Зеленый луч молниеносно пронзил невинно поблескивающую игрушку, отбросил в сторону, не нанеся ей видимого ущерба, и растворился.       Но уже через секунду дом содрогнулся...       Стоявший в дверном проеме Северус не удержался и кулем свалился на пол, основательно приложившись при этом лбом о косяк. Сквозь множество разноцветных звездочек, замелькавших перед глазами, он с трудом рассмотрел, что с Лордом происходило что-то странное. Великий Темный маг задергался, словно кукла на веревочках, и весь его облик как будто поплыл.       Интуиция взвыла сиреной. «Пора убираться отсюда!» — сказал себе Северус и, привыкший доверять собственным инстинктам, бросился к выходу. Поздно. Выбежать он не успел. Вырвавшаяся наружу магия запечатала двери и вихрем заклубилась вокруг своего хозяина. А хуже всего, что она стала втягивать в себя остаточную магию самого дома. И Мерлин знает, к чему это могло привести.       Невероятная сила Лорда, урча, как магловский пылесос, вбирала в себя остатки иллюзий, превращала некоторые вещи в прах и попутно устраивала настоящий погром. Северусу оставалось только забиться в угол, окружить себя защитными чарами и ждать, когда буйство волшебной стихии закончится.       Наконец все стихло. Выждав пару минут, Северус ползком выбрался из укрытия и опасливо заглянул в комнату. Спустя мгновение он озадаченно разглядывал место, где только что стоял Повелитель. От него осталась только груда одежды. Вдруг что-то внутри беспорядочной кучи зашевелилось, и из-под лежащей сверху мантии показалась лохматая черноволосая детская головка с блестящими от любопытства зелеными глазками.       Северус перевел ошарашенный взгляд с ребенка на чудом уцелевшую колдографию с улыбающимся Джеймсом. Снова вгляделся в нового карапуза. Почти копия, только маленькая.       Малыш встал и попытался сделать шаг вперед, но запутался в огромной рубашке и упал, при этом поцарапав лоб одним из валяющихся волдемортовских перстней. Захныкал.       Северус, находясь в какой-то прострации, взмахом палочки уменьшил на ребенке рубашку и попытался залечить царапину. Кровь он убрал, но остался шрам. Видимо, камень в перстне был с магическим сюрпризом.       — Повелитель? — неловко обратился к мальчику Северус.       Повелитель на вопрос не ответил и пополз к яркой погремушке. Добравшись до нее, потряс и попробовал на вкус. Вкус ему явно не понравился. Малыш скуксился, но игрушку не выпустил и обиженно посмотрел в сторону растерянного Северуса.       Северус судорожно выдохнул.       Он столько пережил за эти дни. Унижался, рискуя быть убитым; так терзался страхом и чувством вины, что пошел на предательство и слил информацию о поиске Избранного директору Хогвартса. Да еще ради встречи с Поттерами расстался с трудом накопленными галеонами и вместо вожделенной «Наиполнейшей энциклопедии ядов и противоядий» купил мантию, которую после случившегося можно смело выкинуть на помойку.       И все ради чего?       Из горла вырвался короткий нервный смешок, потом еще один. В конечном итоге Северус не выдержал и истерично захохотал.       Малыш испугался и готов был зареветь. Северус, чтобы заглушить вырывающийся против воли смех и чтобы не пугать ребенка еще больше, схватил лежащее неподалеку женское платье в цветочек и зажал им свой рот.       Таким Северуса и застал Дамблдор: с вздрагивающими плечами, подвывающего и уткнувшегося в цветастое платье Лили.       — Мальчик мой, — положив руку ему на плечо, проникновенно сказал Дамблдор, — я скорблю вместе с тобой, но ты должен смириться и отпустить свою боль.       Северус, мысленно обругав себя последними словами за беспечность, решил не суетиться и на всякий случай согласился:       — Д-да.       Дамблдор оглядел разгромленную комнату, поворошил кучку пепла, бывшую когда-то куклой, глубокомысленно изрек:       — Поразительное мужество родителей — принести себя в жертву, чтобы спасти родное дитя.       До Северуса дошло, что Лили обвела вокруг пальца не только его Повелителя. Не удержавшись, он снова уткнулся в платье и всхлипнул:       — Да-а!       — Северус, — Дамблдор был предельно серьезен, — послушай совета много пережившего человека. Тебе сейчас необходимо дружеское участие...       — Э-э... да, — снова согласился Северус и бросил взгляд на Лорда.       Лорд уже сидел у ног Дамблдора и, посасывая погремушку, с увлечением наблюдал за мерцающими звездами на директорской мантии.       — ...Думаю, коллектив Хогвартса, как никто другой, справится с этой задачей.       — Да... Нет!       — Да, Северус, да. Тем более ты должен понимать — многие последователи Тома на свободе, а Гарри в будущем понадобится помощь и поддержка, — и тяжеловесно припечатал: — Ради Лили.       Выдержав небольшую паузу, Дамблдор многозначительно добавил:       — К тому же быть профессором очень почетно.       Северус понял, что директору по-прежнему нужен свой человек, и прекрасно понял остальные его намеки. С какой стороны ни посмотри, Северус — Пожиратель. Лорда, можно сказать, нет, Поттеров тоже, зато есть Аврорат и Азкабан. Выходит, не зря он поддался панике и бросился к директору. Теперь этот порыв мог принести хорошие дивиденды. Северус задумался. Ему предлагали покровительство и Хогвартс, а Хогвартс — это бесплатные жилье и еда, лаборатория с кучей редких ингредиентов, соблазнительная Запретная секция, безнаказанное снимание баллов с ненавистного факультета и почти узаконенное трепание нервов гриффиндорскому декану.       Да и кто может похвастаться званием профессора в двадцать один год? Может, Лили, когда узнает об этом, наконец-то его простит? А еще Лорд...       Северус с ужасом представил, на что способен этот зеленоглазый ангелочек. А вдруг, когда он вырастет, то все вспомнит? Тогда он, Северус Снейп, будет выглядеть очень благородно, находясь рядом, заботясь, холя, лелея и все такое... Нет, нельзя оставлять малыша Тома без присмотра.       Стараясь не выдать свою заинтересованность, Северус осторожно ответил:       — Да.       — Вот и прекрасно, это верное решение, — удовлетворенно произнес Дамблдор, затем взял на руки малыша и, вглядываясь в шрам, покачал головой: — Бедный Гарри. Налицо последствия темного заклятья. Что же Том сотворил с тобой? Чувствую, не все так просто с его исчезновением.       К счастью, платье у Северуса до сих пор было в руках. Поперхнувшись очередным приступом смеха, он в него закашлялся и под шумок высморкался.       Дамблдор нахмурился и кинул на Северуса подозрительный взгляд. Северус тут же изобразил скорбь и даже умудрился пустить скупую мужскую слезу.       «Бедному Гарри» тем временем надоело просто так сидеть на руках незнакомца. Он схватил блестящий колокольчик на директорской бороде и с детской непосредственностью начал его слюнявить.       — Ах ты, маленький проказник, — заворковал Дамблдор, аккуратно выдергивая прядь бороды с колокольчиком из детской ручки, — поверь мне, это совсем невкусно.       Проказник расставаться с колокольчиком не захотел и в отместку ударил по голове директора погремушкой.       Что ж, хоть не осознавая, но один удар Пресветлому волшебнику он все-таки нанести смог.       Северус больше не мог выносить творящегося абсурда и ринулся прочь из дома.       — Я пришлю тебе сову, Северус! — прокричал вслед будущий работодатель.       — Да! — так же выкрикнул Северус, прежде чем аппарировать...       ...Примерно в это же время одна молодая британская пара со всем пылом наслаждалась открывшейся свободой, с энтузиазмом изучала магический Нью-Йорк и строила грандиозные планы на будущие путешествия. Попутно раздумывала над предложением американской тетушки о дальнейшем обучении и последующей работе на одну серьезную правительственную организацию. Особенно паре импонировало, что для детей магов здесь были открыты специальные детские сады.       Новости из-за океана приходили с опозданием, так что о трагических событиях они узнали только полтора месяца спустя, когда в самый разгар обустройства новой жизни им случайно попалась газета со статьей о чудесном спасении некоего английского мальчика. И если Джеймса статья в газете безмерно удивила, то Лили лишь неопределенно пожала плечами.       Но кто знает, что скрывала легкая улыбка, игравшая на ее губах?

* * *

       Десять лет спустя.       — Слизерин, только в Слизерин...       — Ага, значит, в Слизерин? — переспросила тихим голосом Шляпа. — Ты уверен? Безусловно, ты можешь стать великим, у тебя есть все задатки, я это вижу, Слизерин помог бы тебе достичь величия, это несомненно… К тому же ты умеешь говорить со змеями... Тебе там будут определенно рады... Но я вижу и другое. У тебя пытливый ум, подходящий для Равенкло, а в Хаффлпаффе ты нашел бы настоящих друзей...       — Уважаемая Шляпа, — не очень учтиво перебил ее черноволосый мальчик, — отправьте меня на Слизерин.       Интонации распределяемого говорили о нетерпении, а в его голове промелькнуло: «Что за болтливая ветошь?! И когда ее последний раз чистили? Надеюсь, я не подхвачу вшей или чесотку...»       — Молодой человек, я все слышу, проявите уважение!       «...У моей тети, — мысли недовольного ребенка безудержно неслись дальше, — коврик рядом с унитазом чище!»       — Ну, знаете, юноша! — обиженно пропыхтела Распределяющая Шляпа. — Идите-ка вы на... ГРИФФИНДОР!       Поджав губы, мальчик спрыгнул с табурета и, прежде чем направиться в сторону своего факультета, пристально посмотрел на Шляпу. И гневный взгляд зеленых глаз, сверкнувших из-под упавшей на лоб челки, не сулил ей ничего хорошего...       1) Нагуглено https://myenglishkid.ru/lullabies/

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты