Координаты счастья

Стыд, Стыд (Франция) (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
16
автор
Размер:
21 страница, 1 часть
Описание:
— Элиотт, ты хочешь исчезнуть? — Лука обеспокоено взглянул на Демори, который внимательно смотрел на звёзды. Казалось будто он сейчас не с Лукой разговаривал, а просто размышлял вслух.

— Что? А, нет, конечно. В любом случае знай, человека всегда можно найти по координатам счастья, — Элиотт улыбнулся и покрепче обнял Луку.

— Что за координаты счастья?
Посвящение:
Моей любимой Tunya Devtluyk за все эмоции, идеи, чувства. За поддержку и помощь. За доброе утро и спокойной ночи каждый день. За рассказы про дурацкие сны и шутки. В общем, за всё... спасибо тебе😭❤❤❤❤✨
Примечания автора:
Хочу сказать огромное спасибо группе elu x maxel | SKAM FRANCE | fanfiction и организаторам подобных челленджей❤✨

Без вас этого всего просто бы не случилось 😭❤✨Коркунооооов (это не реклама!!!😹❤)

Коллаж к работе можно будет увидеть в альбоме моей группы https://vk.com/album-202025673_279577963

В работе также строчки из песни Stone Sour - Wicked Game (Acoustic) Эта песня — это ШеДеВр❤❤✨
Рекомендовано к прослушиванию!!!

Р.s. кто не послушает, к тому приду ночью с ножичком 😈🔪❤
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 6 Отзывы 4 В сборник Скачать

Wicked Game

Настройки текста
«Pfizer» — американская фармацевтическая компания, одна из известнейших в мире, штаб которой располагается в одном из крупнейших городов США, Нью-Йорке. Эта компания производит самый популярный в мире препарат «липримар», который способствует снижению уровня холестерина в крови. Также «Pfizer» продаёт такие известные лекарства, как «Виагра», «Целебрекс», «Сермион» и др. Лукас Лалльман являлся главным медицинским советником в этой компании. На его плечах лежало многое: от взаимодействия со специалистами здравоохранения до разработки образовательных программ для врачей. Но, так как в последние годы главной задачей их компании стала разработка лекарственного препарата от ВИЧ-инфекции, то, соответственно, эта проблема встала выше всех других целей месье Лалльмана. Конечно, за последние три года их компания неплохо продвинулась в изучении данной проблемы, но та же компания «Johnson & Johnson», что являлась их конкурентами, преуспела немного лучше и копнула чуть глубже в этом деле. Не без помощи, конечно. В момент, когда компания их конкурентов продвинулась и взлетела по рейтингу выше «Pfizer», произошла утечка информации из засекреченных архивов их предприятия, в том числе в руки соперников попали и некоторые исследования по изучению ВИЧ-инфекции. «Крысу», которая устроила весь этот переполох, быстро поймали и посадили за решётку. Но руководитель компании «Pfizer», Ян Казас, с того момента стал глубоко убеждён в том, что того работника подкупило предприятие их конкурентов. Ян Казас находился в довольно конфликтных отношениях с руководителем компании «Johnson & Johnson». Ни раз со стороны конкурентов, до утечки информации, поступало предложение об объединении усилий и средств обоих предприятий, на что каждый раз мистер Казас отвечал отказом. Ни для кого не было секретом, что все отказы были вызваны некой обидой и злостью на руководителя «Johnson & Johnson», Эмму Боржес, бывшую невесту мистера Казаса, которая предпочла карьерный рост вместо семейного счастья вместе с Яном Казасом. И хотя, у Лалльмана были свои убеждения на данную проблему и он считал, что если бы не эти дурацкие игры и желание обоих руководителей быть лучше друг друга, чтобы присвоить всю славу себе, тем самым унизив другого, то мир бы уже был спасён от ещё одной пандемии, но увы Лука вынужден был молчать и работать под руководством своего лучшего друга. Да, по иронии судьбы, месье Лалльман и Казас были лучшими друзьями ещё со школьных времён, поэтому это стало ещё одной причиной, почему Лука не хотел поднимать тему об объединении предприятий, так как он прекрасно знал, как был сломлен и разбит его друг после отказа Эммы Боржес.

***

Монотонности жизни Луки Лалльмана не позавидовал бы никто. Подъём в 5:30 утра, ибо в 6:30 он должен был быть уже на рабочем месте, чтобы следить за опозданием сотрудников. Итак, в 7:30 утра, после того, как Лука выписывает штрафы и замечания всем опоздавшим, начинается его рабочий день. Беготня из лаборатории в лабораторию, последние сведения об проведённых экспериментах, корректировка данных, — из подобных хлопот состоял весь день месье Лалльмана. Но Лука не жаловался, да, он уставал, но благо у него было священное время в середине дня, чтобы отдохнуть, которое называлось обед. Понимал ли Лука Лалльман, что, выходя сегодня, в этот солнечный и прекрасный, весенний день из штаба своей компании на обед, его жизнь круто перевернётся с ног на голову? Думаю, нет, хотя...

***

Элиотт Демори был высококласифицированным работником компании «Johnson & Johnson». Руководство всегда относилось к нему с особым уважением, так как боялось, что в любой момент мужчину могли сманить в другую фармацевтическую фирму. Поэтому Демори был глубоко поражён, когда мисс Боржес, главный руководитель их компании, сама лично попросила его выполнить весьма эксцентричное, но достаточно ответственное задание. Соблазнить Лукаса Лалльмана, чуть ли не правую руку руководителя компании «Pfizer», чтобы выудить у него информацию о новом проекте по исследованию ВИЧ, казалось для Элиотта чем-то нереальным. И вообще, почему именно он должен был этим заниматься? Разве нет более подходящих кандидатур на эту должность? Демори буквально уже проклинал весь мир, когда подъезжал к компании конкурентов, как вдруг на капот его абсолютно чистой машины какой-то придурок опрокинул стаканчик с кофе. Это стало последней каплей. Выходя из машины, Элиотт был настолько зол, что готов был сломать нарушителя своего спокойствия (хотя о каком спокойствие шла речь, вообще?) и чистоты его машины, пополам. Но, увидев застывшего в немом шоке просто нереально красивого парня с небесно-голубыми глазами, Элиотт Демори в миг передумал. Он и сам застыл в каком-то, непонятно чем вызванном, шоке и оцепенении. Нет, конечно, Элиотт знал, что он бисексуален, но чтобы влюбиться с первого взгляда?! Извините, это у него впервые. Вот и зачем ему после этого какой-то там месье Лалльман, мужик, которому за 25, когда есть такие вот красивые школьники? — Ох, простите, пожалуйста, — поток мыслей Элиотта прервал просто божественный, по мнению Демори, голос этого парня, — Я вас совершенно не заметил и... простите ещё раз...я могу всё исправить. Парень начал поспешно открывать свой дипломат и экстренно что-то там искать. Все его действия выглядели настолько неуверенно и, по-детски, мило, что Элиотт просто не смог сдержать свою улыбку: — Не волнуйся, я всё равно собирался съездить на автомойку, — насрать, что он был на ней, как бы, буквально полчаса назад. — Да? — парень прекратил свои манипуляции и, опустив взгляд, поправил взъерошенные от лёгкого, весеннего ветерка, волосы, — Что ж, может, тогда я могу как-нибудь принести вам свои извинения? Как насчёт обеда за мой счёт? Ох, только Господь Бог знал, как в этот момент Демори в очередной раз пожалел, что находится сейчас на специальном задании от их компании. Только он знал, как ему было тяжело сейчас отказать этим глазам, наделённым искренним сожалением и надеждой. — Прости, но у меня сейчас очень важная встреча с мистером Лалльманом, — Элиотт уже хотел по-быстрому смотаться, чтобы не было соблазна согласиться на предложение, а с каждой секундой этот соблазн увеличивался в геометрической прогрессии. — Да? Но обычно я не планирую важные встречи на обеденное время... — Прости, но не мог бы ты повторить? — Демори замер. Что только что сказал этот ангел? Неееет, ему явно послышалось. — Да, вы не ослышались, меня зовут Лука Лалльман, и обычно я не планирую какие-либо деловые встречи на обеденное время, но для вас могу сделать исключение, — глаза парня заинтересовано сверкнули, пока в голове Демори медленно крутились шестерёнки, переваривая новую информацию. — Простите, но мистер Лалльман работает медицинским советником в этой компании, — Элиотт кивнул головой в сторону штаба. — И ему 27 лет, а вам, молодой человек, не дашь и восемнадцати. Но признаюсь, это была хорошая попытка, — Демори незлобно усмехнулся. — Да, всё верно, я работаю в этой компании медицинским советником, — игриво усмехнулся в ответ Лалльман. — И сочту за комплимент замечание о своём внешнем виде, который не соответствует моему возрасту. — Ты его сын? — Элиотт не мог поверить в происходящее, поэтому пытался найти любое оправдание этой ситуации. — Что, простите?! Ну, это уже чересчур, мне что, вам паспорт показать, что ли? Если вы не хотите принимать мои извинения, то так и скажите, и не тратьте моё свободное время, — Лука резко отвернулся в сторону, из-за чего его волосы подпрыгнули, и небольшая чёлка упала ему на глаза, поэтому её пришлось поправлять. — Постойте, месье Лалльман, — закричал Демори вслед стремительно уходящему парню, когда, наконец, очухался от потрясения и его шестерёнки заработали быстрее. Но, казалось, парень даже не собирался останавливаться, и его совершенно не волновали какие-либо прояснения в мозгу незнакомца. — Стойте же, месье Лалльман. Не обижайтесь, пожалуйста, вы просто и правда очень мо́лодо выглядите для своего возраста, — Элиотт нагнал Лалльман и, повернув его за локоть к себе, по-доброму улыбнулся. — Как насчёт извинений, теперь уже за мой счёт, месье Лалльман? Видно было, что Лука был немного разозлён происходящим, его брови были сведены к переносице, губы поджаты, а глаза упорно смотрели в другую сторону, но, услышав предложение, парень призадумался. — Хорошо, — сказал он через пару минут раздумий. — Но поедем мы на вашей машине, так как моя сейчас в ремонте. — Замечательно, тогда прошу вас, — Демори подвёл парня к машине и даже открыл перед ним дверь. М-да, познакомиться с месье Лалльманом было легче, чем он думал. Теперь главное не спалиться.

***

Уже минут двадцать они ехали в немного напряжённой тишине. Глупо было говорить, что ты знаешь где это грёбаное кафе, когда даже ни разу не был в этом городе. Демори корил себя за свой опрометчивый поступок, но это ещё полбеды. Сейчас его главной задачей было придумать, зачем он должен был встретиться с Лалльманом, пока тот не спросил об этом. — Так, как говорите вас зовут? — решил всё-таки нарушить эту тишину Лука. — А? Э-элиотт... Элиотт Демори, — Элиотт сжал руль так, что на его руках побелели костяшки. Он был не готов к разговору. Так, надо быстренько что-то придумать. — Итак, Элиотт, во-первых, вы уже третий раз проезжаете мимо того кафе, о котором я вам говорил, — спокойно начал Лалльман и сразу же заметил, что напряжение в машине возросло в несколько раз. — Во-вторых, предлагаю вам успокоиться. Вы едите в машине не с серийным убийцей, а всего лишь с работником фармацевтической компании. Я буквально чувствую, как натянуты, словно струны, ваши нервы, и меня, честно говоря, это немного напрягает. — Извините, месье Лалльман, — Элиотт спокойно выдохнул и попытался успокоиться. — Просто, на самом деле, я не так представлял нашу с вами первую встречу и... честно говоря, я без понятия, где находится это кафе. Я просто хотел произвести на вас приятное впечатление, поэтому и сказал, что знаю, где оно. — Тогда понятно, почему вы так были напряжены всё это время, — мягко улыбнулся Лука и объяснил, куда нужно ехать. — Ну, а насчёт первой встречи, как вы себе её представляли? Наверняка, в более официальной обстановке? Демори кивнул, ибо не смог вымолвить и слова, все его мысли сейчас были сосредоточены на том, что же сказать? Кто он такой? Зачем он искал его? Боже, почему он не продумал это заранее?! — Что ж, тогда вам невероятно повезло, ведь будь я сейчас в штабе, вряд-ли бы мы с вами смогли вот так свободно поговорить. Понимаете ли, чтобы сохранять свой статус на работе, я строю из себя злого начальника и всякое такое. Конечно, все мои сотрудники и так знают, что в нерабочее время я добряк-добряком, но это только после работы, — Лука тихо рассмеялся и был очень доволен тем, что смог заставить своего собеседника немного расслабиться и даже улыбнуться. — Как насчёт того, чтобы перейти на «ты», а то я ощущаю себя каким-то дедом с внуком, когда ты ко мне на «вы» обращаешься. — Мне 31, — как-то в невзначай сказал Демори, он даже не понял, к чему он это сказал, ведь разговор был совершенно не об этом. Дурак. Боже, какой он дурак. — Чтоо? И это ещё я молодо выгляжу? На себя посмотри, тебе и двадцати не дашь, — воскликнул Лука, сначала вытаращив глаза, а потом, осмотрев водителя несколько раз с ног до головы, лишь закатил глаза. — Что ж, ради такой реакции можно было немножко затупить, — рассмеялся Демори и, как раз в это время, припарковал машину. — И да, я не против перейти на «ты». Элиотт повернулся к Луке, чтобы сообщить, что они прибыли, но немного подвис на его глазах, а потом на небольшой горбинке его носа, ну, и на губах, конечно же. Таких припухших и немного приоткрытых, словно манящих. Так, стоп!!! Пауза немного затянулась. Подняв глаза, Элиотт, к своему удивлению, увидел, что взгляд парня заинтересовано блуждает от его приоткрытых губ до оголённых ключиц, которые были видны из-за немного расстёгнутой белой рубашки. Демори неосознанно усмехнулся, чем привлёк внимание Лалльмана к себе. Осознав, что его только что застали врасплох, Лука покраснел и резко отвернулся к стеклу, было видно, что тот ужасно смущён. Хоть краска и не так сильно была видна на бледном лице Элиотта, но он был смущён этой ситуацией не меньше самого Лалльмана. Неужели они разделили это минутное влечение друг к другу? Да, ну, бред. Это всего лишь была шальная фантазия. Иллюзия. Не более того. — Кхм, так что, мы идём? — немного прокашлявшись и совладав со своими эмоциями, спросил Демори, на что Лука лишь легонько кивнул и, несмотря Элиотту в глаза, отстегнул ремень безопасности и вышел из машины. Что это было?! Помни, ты не должен влюбляться по-настоящему. Вам не суждено быть вместе. Никогда. И не вздумай оплошать. Он не должен узнать о твоих планах раньше времени.

***

В кафе было довольно просторно, но по-своему уютно и комфортно. Они сели за самый дальний столик возле окна. Элиотт даже не успел присесть, как к их столику подбежала официантка: — Вам как обычно, месье Лалльман? — проговорила торопливо довольно привлекательная девушка с тёмными волосами, забранными в небольшой хвостик. — Да, Хлоя, но вместо кофе, сделайте мне, пожалуйста, малиновый чай с куском пирога из красных апельсинов, — после этих слов девушка удивлённо взглянула на Лалльмана, а потом, записав изменения в заказ, как-то странно улыбнулась и покосилась на Элиотта. — Ну, а что будет ваш спутник? Демори смутился. Спутник? Что она имеет ввиду? Явно не то, что ты подумал, балда. Но почему она тогда так странно косится то на меня, то на Луку?! Так, нужно что-то выбрать...Но что? Боже, почему тут так много всего? — Если ты не против, то я могу подсказать тебе, что выбрать. Я здесь не первый раз, поэтому знаю почти всю кухню, — парень напротив мягко улыбнулся, а девушка на это лишь вновь многозначительно окинула их взглядом. — Здесь неплохо делают рататуй, томатный суп и салат «Цезарь». А из выпечки, — голубые глаза быстро пробежалась по списку меню. — Шоколадные трюфели. Элиотт сглотнул. На самом деле, он не очень любил томаты ещё с детства, но не будет же он говорить об этом прямо сейчас?! — На самом деле, я не очень хочу есть, поэтому можно мне только чай и шоколадные трюфели, — Демори попытался придать максимальную непринуждённость своему виду, но, видимо, девушка видела его насквозь, поэтому лишь усмехнулась и, записав заказ, ушла на кухню. — Почему эта официантка так странно себя ведёт? — Хм, ну, Хлоя очень догадливая, хоть и работает здесь не так давно. Как я уже говорил, я очень люблю это место. Прихожу сюда почти каждый день. Один, с друзьями, иногда даже устраиваю здесь деловые встречи. Но почти никогда не меняю свой заказ. Только в особых случаях. А сегодня, именно такой случай, — Лука застенчиво улыбнулся, а Элиотт совершенно растерялся. Повисло какое-то неловкое молчание, которое Лалльман решил разорвать. — Так, зачем ты меня искал? — Я...эм... — сердце Демори ухнуло куда-то вниз. Он явно был не готов к такой резкой смене разговора. Нужно было срочно что-то придумать. — Машина! — Элиотт выпалил первое, на что упал его взгляд и мысленно ударил себя, когда парень напротив выгнул бровь в немом вопросе. — Ну, ты же говорил, что твоя машина в ремонте. Вот я и приехал сказать, что возникли некоторые трудности с материалами, поэтому за ней скорее всего придётся приехать чуть позже, чем планировалось. Но не могу говорить наверняка, потому что нас подвёл поставщик и, если он всё-таки управится к сроку, то и машину починят к обговорённому времени. В любом случае, вам позвонят, когда за ней приехать. Элиотт так разнервничался, когда увидел, что Лука начал хмуриться, что речь его стала такой быстрой и отрывистой, словно он говорил скороговорку. Он не знал, что именно случилось с машиной Лалльмана, когда ему сказали приехать за ней, какой степени повреждения у машины, поэтому решил, что не будет говорить ничего конкретного. Демори уже показалось, что он облажался по полной, что его уличили во лжи и что сейчас произойдёт что-то необратимое, но лицо Лалльмана вмиг смягчилось, и парень рассмеялся: — Боже, видел бы ты своё выражение лица! Будто я сейчас напрыгну на тебя с ножом и зарежу за то, что у вас не хватает краски на мою машину, — Элиотт немного расслабился после такой реакции, в конце концов, его слова не вызвали подозрений. А Лука, вдоволь насмеявшись, продолжил: — Странно, конечно, что вы решили лично меня об этом предупредить, но, допустим, я закрою на это глаза. Так ты работаешь в автосервисе? — Д-да, — Элиотт нервно сглотнул. — Я работаю там заместителем начальника отдела. — С такой божественной внешностью тебе бы в модели, — с какой-то повседневной лёгкостью произнёс Лалльман и озорливо подвигал бровями. — Ну, вместе с идеальной внешностью мне дан ещё и ум... — Демори усмехнулся на попытки парня поиграть с ним, но, в любом случае, он решил принять правила игры. — Странно, обычно человеку даётся что-то одно, — сострил Лалльман. — Видимо, мы с тобой исключение из правил. С божественной внешностью и гениальным умом, — пришла очередь Демори вгонять парня в краску, он специально сделал акцент на слове «божественной», как бы передразнивая парня. — Т-ты... — Ваш заказ, — перебила полностью красного парня Хлоя, которая принесла еду. Покосившись на Лалльмана, она продолжила. — Вам счёт сейчас принести или чуть позже? — Давайте сейчас, не хочу, чтобы нам с Лукой так часто мешали, — Элиотт довольно улыбнулся, когда Лалльман, пробормотав что-то вроде «я руки помыть», быстро ретировался. Девушка лишь мечтательно улыбнулась, протянула Демори счёт, а после того, как он расплатился, оставив ей нехилые чаевые, удалилась, решив предупредить остальных девочек, чтобы не мешали этим двум голубкам. Лалльман вернулся только минут через пять, румянец на его щеках, конечно, спал, но взглядом он всё равно пытался не пересекаться с Демори. К слову, это смущение и напряжение между ними пропало минут через десять после их непринужденной беседы. Около часа парни сидели и разговаривали на разные темы от какая погода на улице до сколько нужно денег, чтобы помочь голодающим детям в Африке. Никто из них не переходил на более личные темы. Им было достаточно и того, что они могут вот так просто и немного с юмором говорить об обычных вещах и проблемах. За это время Элиотт понял, что Лука достаточно весёлый, открытый, добрый и позитивный парень, не без остринки, конечно, но в целом, с ним было очень приятно общаться. Демори хотелось бы узнать немного больше о нём самом, о его жизни, мыслях, чувствах. — Что ж, мой обеденный перерыв подходит к концу, — вдруг неожиданно произнёс Лалльман, разрушая ту ламповую атмосферу, что за это время возникла между ними. — А? Да? Ну тогда пошли, я тебя подвезу, — Элиотт грустно улыбнулся и, схватив со стола свои солнечные очки, пошёл в сторону выхода. Через несколько минут они уже подъехали к штабу компании. Всю дорогу парни молчали, каждый думал о чём-то своём, поэтому эта тишина не была напряжённой. Она была нужна им обоим для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. — Что ж, мы приехали, — как-то вымученно произнёс Демори и устало откинулся на спинку сиденья. — Да, — тихо прошептал Лалльман и посмотрел в окно. Ему совершенно не хотелось уходить, но обеденный перерыв заканчивался, а работы у него ещё было не початый край, поэтому он повернулся к Демори и, натянуто улыбаясь, продолжил. — Спасибо, что составил мне компанию, с тобой было очень приятно общаться. — Да, с тобой тоже, — усмехнулся Элиотт и посмотрел прямо в глаза Лалльмана, казалось, будто тот чего-то ждёт, но чего? — Да, и спасибо, что подвёз, — Элиотт на это лишь кивнул, всё также улыбаясь. — Что ж, тогда я, наверное, пойду. После этих слов парень опустил голову и, выйдя из машины, быстро пошёл в сторону входа в компанию. Казалось, он был чем-то расстроен, но чем? — Блять вот дурак, — осознание пришло слишком поздно. — Я же не взял у него телефон!!! — Демори обречённо стукнулся головой о руль. — Какой идиот, я же даже не сказал, что хотел бы ещё встретиться. Нет, я официально объявляю, что я неудачник по жизни. Как можно было так облажаться?! В какой момент своей жизни, я разучился приглашать людей на свидание?! Ужас. Кошмар!!!

***

Целую неделю после того дня Элиотт чуть ли не днями и ночами сидел в машине и сторожил возле здания компании «Pfizer», пытаясь выловить взглядом в толпе Лалльмана. Он приезжал рано утром, часов в семь, и уезжал после закрытия. Но тот будто в воду канул. На восьмой день Демори уже отчаялся его найти, как вдруг увидел светлую растрёпанную макушку. Он вылез из машины, чтобы проверить, не ошибся ли он снова. Нет, не ошибся. Лука шёл всего в десяти метрах от него, горячо споря с кем-то по телефону. Элиотт лучезарно улыбнулся и поспешил нагнать парня, пока тот не успел опять раствориться в воздухе. — Лука!!! — крикнул Элиотт. Парень вздрогнул, остановившись на секунду и завершив звонок, продолжил свой путь. Элиотта возмутил подобный поступок до глубины души, но он решил быть настойчивым, поэтому подошёл ближе. — Постой же. — Мы знакомы? — скрестив руки на груди и скептически окинув взглядом Элиотта с ног до головы, когда тот его обогнал, спросил парень. Демори явно был не готов к подобному исходу событий. Неужели он забыл его? — Ты чего, Лука? Это же я... — Месье Лалльман, мистер Демори! — нагло перебил его парень напротив. Ага, понятно. Вот теперь Элиотт понял его очередную игру, что ж, проигрывать он ему явно не собирался. — Говорите, что мы не знакомы, а в итоге знаете мою фамилию, месье Лалльман, — Элиотт говорил сладко и растянуто, с ехидной улыбкой на лице. — Разве вас в детстве не учили, что врать не хорошо, месье Лалльман? Элиотт приблизился почти вплотную, а последнюю часть фразы прошептал Луке почти на ухо. Лалльман же, в свою очередь, лишь поджал губы и отвёл взгляд в сторону. — Что же вы молчите, месье Лалльман?! Демори так увлёкся этой игрой, что уже хотел было потрогать эти пушистые волосы, которые нагло лезли ему в лицо, на ощупь, он был уверен, что они безумно мягкие и приятные, как вдруг его так резко оттолкнули, что Элиотт с трудом остался на ногах и не упал. — Что вы себе позволяете, мистер Демори?! Разве вас в детстве не учили манерам и чувству такта?! — Лалльман был в ярости, он сжал руки в кулаки и уже был готов накинуться на Элиотта. — Сначала вы ведёте себя так невинно и прекрасно, а потом решаете поиграть в крутого парня? Вы поэтому не проявляли никаких попыток со мной связаться целую неделю. А что теперь? Теперь вы приезжаете и ведёте себя так распущенно, что вам позавидует любая девушка на улице красных фонарей. Знаете что? Держитесь от меня подальше! — Лука разжал кулаки и чуть ли не бегом направился в противоположную сторону. — Мистер Лалльман, — опомнившись закричал Демори, он побежал за ним вслед, когда его слова проигнорировали и, к счастью, быстро нагнал парня. — Мистер Лалльман, извините меня, пожалуйста. Я был не прав. Понимаете, я бы хотел спросить у вас совет. Лалльман на это лишь недовольно фыркнул и попытался вырвать свой локоть из крепкой хватки Демори, но всё оказалось тщетно, поэтому он лишь обречённо выдохнул и, вновь сложив руки на груди и уставившись на Элиотта самым испепеляющим взглядом, на который был способен, продолжил слушать. — У меня есть знакомый, который встретил такого замечательного и изумительно красивого парня с голубыми глазами, что он просто потерялся. Он забыл, как дышать, флиртовать и, что самое главное, он забыл сказать ему, что очень бы хотел встретиться с ним вновь. Целую неделю он выжидал этого парня у места их первой встречи, и вот теперь этот парень на него ужасно злиться из-за того, что мой друг сморозил ну просто дичайшую глупость. Скажите, у него ещё есть шанс как-то исправить свои ошибки и загладить свою вину перед ним? — Пока он жив, шанс исправить все свои ошибки есть всегда, — закатил глаза Лалльман, но после немного расслабился. — А у него есть варианты для извинений? — Ну, он бы хотел пригласить этого парня на ужин... — Пф, слишком банально. — Ну, и показать ему одно очень интересное место, где они смогли бы вместе посмотреть на звёзды и встретить рассвет, — Элиотт с надеждой посмотрел на задумавшегося Лалльмана. — Ты приглашаешь меня на романтическое свидание? — Ох, как вы меня раскусили? Я удивлён вашей сообразительности, — Демори сделал вид, что был глубоко удивлён интуиции Луки, но тот, казалось, не оценил его стараний и продолжил одаривать его скептическим взглядом. — Ну а вообще, да, я приглашаю вас на свидание и очень надеюсь на то, что вы согласитесь. Дайте мне, пожалуйста, искупить свою вину перед вами. — Хорошо, но это последний шанс, — гордо вздёрнув подбородок, ответил Лалльман. — А сейчас извини, у меня деловая встреча. — Отлично, тогда завтра в семь вечера жду вас около того самого кафе. Не опаздывайте, — крикнул Демори в спину уходящему парню. К счастью, воодушевлённый согласием Элиотт не увидел, как на лице Луки расцвела счастливая улыбка.

***

Всё утро и весь день Элиотт только и делал, что носился по своему номеру в отеле и придумывал, что же ему надеть на свидание. Он продумал все детали их встречи с Лалльманом ещё до того, как пригласил его, но не учёл одну единственную, но очень важную вещь. Его внешний вид. Что ему лучше надеть? Чёрную или белую рубашку? А может, вообще голубую? Почему они все мятые?! А волосы...что делать с волосами? Неужели, идти с этим гнездом на голове? Хотя расчёска вряд ли поможет, но стоит, наверное, попробовать? А галстук? Боже, ну какой нахрен галстук, это же не деловая встреча?! Брюки или джинсы?! Джинсы! Хотя брюки будут лучше смотреться с голубой рубашкой. А чёрные джинсы подчёркивают ноги...Господи, ну почему же так сложно?! В общем, к пяти часам у Демори закончились последние нервные клетки. Стоя в одних трусах напротив трёх полностью выглаженных комплектов одежды, Элиотт понимал, что либо сейчас он решит, либо потеряет свой последний шанс. К счастью, в этот момент в его дверь постучали. — Уборка номера, — девушка уже зашла в номер, как тут же резко выскочила. — Извините, обычно вас нет в это время, вот я и пришла. Простите, пожалуйста, ещё раз. Я зайду позже. — Подождите, — Элиотт аккуратно выглянул из-за двери, чтобы лишний раз не смущать девушку, он высунул только голову. — Не могли бы вы мне помочь. Выберите цифру от одного до трёх, пожалуйста. — Д-два. — Отлично, можете приходить через два часа, меня в номере уже не будет. Спасибо вам огромное, — Элиотт улыбнулся и закрыл дверь перед ничего не понимающей девушкой. В глубине души, он бы счастлив, что она выбрала двойку, ибо не распределил, с какой стороны будет считать, а так всё предельно ясно. Схватив вешалку, на котором висел второй вариант его одежды, и мысленно ругая себя за потраченное время и что теперь он ни черта не успеет, Элиотт направился в душ. Только через полтора часа, когда Демори сел в машину, он смог спокойно выдохнуть. Выглядел он сногсшибательно. Чёрные джинсы отлично подчёркивали его стройные ноги. Белая рубашка, застёгнутая не до конца, оголяла его ключицы. Даже волосы Демори попытался причесать. Надо отдать должное расчёске, они стали выглядеть более опрятно, но некоторые пряди всё равно выбивались и покачались от лёгкого дуновения ветерка. До кафе от отеля ехать минут 10-15, а это значит, что Элиотт не только успевает, но у него ещё останется время, чтобы заказать Лалльману его любимый апельсиновый пирог и малиновый чай. Надо признать, у Элиотта была ужасная память, ему даже приходилось вести блокнот с чуть ли не поминутным расписанием, но почему-то эту информацию он запомнил с первого раза.

***

На часах было уже 19:20, а Лалльман так и не появился у входа в это несчастное кафе. Элиотт давно сел в машину, так как постоянно проверять время с двумя стаканчиками в руках очень сложно. Он настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как выпил весь свой чай и начал нервно кусать губы. А вдруг у него что-то случилось? У него же нет моего номера, чтобы предупредить. Хотя это бред какой-то...Скорее всего, он решил просто не приходить. Вот и всё. А вдруг с ним что-то случилось и сейчас его везут в больницу? Блин, нет, точно нет...Нет, нет и ещё раз нет. Такого произойти точно не могло. Элиотт уже отчаялся, когда прошло ещё минут десять, он уже хотел было послать всё к чёрту и уехать, как вдруг увидел головокружительно красивого парня, который не спеша подходил к кафе. Демори мог поклясться, что видел таких прекрасных принцев лишь на картинках детских сказок про всяких принцесс. Он никогда не думал, что найдёт подобный образ в реальной жизни, но вот он, остановился прямо у входа кафе и, чуть приподнимаясь на носочки и опускаясь обратно, проверил время на наручных часах. Конечно, же это был никто иной, как месье Лукас Лалльман. Белоснежный брючный костюм, который подчёркивал просто всё, что можно и нельзя, шёл контрастом с чёрной рубашкой, которая была расстёгнута сверху лишь на одну дразнящую пуговку. Волосы были так хорошо уложены, что Демори невольно подумал, что над ними не один час работал стилист. Хотя, возможно только Элиотт не умеет обращаться с расчёской. В общем, выглядел Лалльман так великолепно, что у Элиотта чуть слюна не потекла из открытого рта. Только вот, спустившись с небес на землю и осознав реальность происходящего, Демори обуяли не самые положительные эмоции. То есть у него всё в полном порядке и он даже не торопился?! — Ты опоздал, — подойдя к Луке, с какой-то обидой в голосе поговорил Демори. — Твой малиновый чай остыл, и я уже хотел съесть твой кусок пирога. — Да? — Лалльман выгнул бровь и просмотрел на свои наручные часы. — Ну, вообще-то, тебе следует знать, что я очень пунктуальный человек и никогда не опаздываю. — И тем не менее ты опоздал, — недовольно фыркнул Демори и сложил руки на груди. — На сколько? На минуту? Элиотт время может расхо... — На полчаса, — нагло перебил его Элиотт. Лука нахмурился и снова проверил время на своих часах, потом достал свой мобильный телефон и сверил время с ним: — Элиотт, сколько по твоему сейчас времени? — Лалльман непонимающе взглянул на собеседника. — Полвосьмого, — Элиотт достал телефон и дал Луке посмотреть на экран. Время было 19:33. — Элиотт, а ты уверен, что не переводил время на телефоне? — смекнув в чём дело, лукаво спросил Лалльман. Демори сначала уставился на Лалльмана, как на дурачка, но потом, вспомнив события прошлого вечера, обречённо вздохнул и мысленно ударил себя по лбу. Как он мог забыть? — Боже, какой же я кретин, — прикрыв рукой глаза, рассмеялся Демори. — Прости, обычно я всегда опаздываю на встречи, поэтому, перевёл время, чтобы не опоздать в этот раз. Какой же придурок. Прости за необоснованные претензии. — Ничего, самоирония тебе к лицу, — усмехнулся Лалльман. — Подождёшь меня в машине? Хочу купить тебе горячий чай, а то тот наверняка уже остыл. — Элиотт, не трать время впустую, — Лука закатил глаза и мягко улыбнулся. — Даже если ты сейчас закажешь чай у Хлои, то она сто процентов сделает тебе его холодным. Она знает, что я не в восторге от горячего, а уж поверь мне, Хлоя сообразительная до чёртиков. То, что ты заказал у неё кусок апельсинового пирога, сто процентов заставило её задуматься. Не сомневайся в её математических способностях, она умеет складывать два плюс два. — Ну да, а ещё она уже минут пять наблюдает, как мы тут разговариваем и фоткает нас на телефон. Как думаешь, насколько она сообразительная? Сто процентов она уверена в том, что мы собрались на деловую встречу. — Дурак, — Лалльман толкнул заливавшегося смехом Элиотта в плечо, и сам рассмеялся. — Пошли уже быстрей отсюда, пока она не выбежала с криками «Да поебитесь вы уже, мальчики!!!»

***

Ехать в машине с Лукой оказалось не так неловко, как в первый раз. Парни ещё очень долго смеялись, когда Хлоя прислала Лалльману обработанную фотографию, где они с Элиоттом стоят вместе и вокруг них летает сотня разноцветных сердечек. — Так, куда, говоришь, мы едем? — с любопытством спросил Лалльман. — Увидишь, — Демори интригующе окинул Луку взглядом и уставился опять на дорогу. — Не люблю сюрпризы, — фыркнул лишь на это Лалльман. На самом же деле, внутри его просто распирало огромное любопытство. Ещё с детства он не любил всю эту таинственность и ожидание самого сюрприза, но, в то же время, просто обожал получать неожиданные подарки. — Тебе понравится, — лишь загадочно улыбнулся Демори.

***

— Лошадь?! Демори, если ты действительно думал, что я буду в восторге от лицезрения лошадки, то боюсь тебя огорчить, — воскликнул Лалльман, как только Элиотт развязал ему глаза. Около невысокого заборчика, которым было огорожено небольшое поле, стояла светлая, кремового оттенка лошадь и спокойно кушала сено. Надо сказать, что животное было очень опрятным и ухоженным. Длинная светлая грива была хорошо вычесана, а шерсть её мягко переливалась на закате солнца. — Кто сказал, что ты будешь на неё только смотреть? — как-то чересчур хитро улыбнулся и подмигнул Демори. — И да, это не лошадь, а конь. Его зовут Саймон. Лалльман сразу же заподозрил неладное, поэтому решил ещё раз повнимательнее удостоить животное своим взглядом. И тут он заметил то, что так боялся увидеть. — О нет! Нет, нет и ещё раз нет. Я не сяду на это исчадие ада, ни за что!!! Ты меня не заставишь, — чёрное седло на Саймоне выглядело, конечно, очень красиво и эстетично, но очень угрожающе для Луки. — И вообще, можно было предупредить о подобном. Не думаю, что мне будет удобно ездить в костюме. И вообще, где хозяин этого чудесного создания? Разве он не должен присутствовать, чтобы там, ну не знаю, возить нас на не...нём?! — Ага, ну конечно, это ведь только из-за костюма, — Элиотт подошёл к коню и погладил его по морде, как бы спрашивая разрешения и добиваясь этим доверия у животного. Далее он отошёл к забору и, отвязав поводья, ловко запрыгнул в седло. — Зачем тебе хозяин, когда я сам прекрасно знаю, как обращаться с лошадьми? Но! С этими словами Элиотт встряхнул поводьями, и конь двинулся с места. Уже через минуту Демори свободно скакал на коне галопом по всему полю, развивая невероятную скорость. Элиотт так уверенно и ровно держался в седле, что было видно, он занимается этим не первый год. Лалльман даже открыл рот от удивления и достал телефон, чтобы заснять это на камеру. — Ну что? Так и будешь стоять тут с открытым ртом? — усмехнулся Демори, подъезжая к Луке и останавливаясь рядом с ним. — А ты умеешь удивлять, — всё ещё находясь в какой-то эйфории, пролепетал Лука, а после сощурил глаза и язвительно спросил. — Интересно, сколько женских сердец ты покорил подобным умением? — Я бы хотел оставить этот вопрос без ответа, — лукаво ответил Демори, а потом тепло улыбнулся. — Не хочу говорить о таком на нашем первом свидании. Спрыгнув с жеребца, Элиотт чуть ли не вплотную подошёл к всё больше и больше смущающемуся Луке и, наклонив голову на бок, чтобы видеть голубые глаза Лалльмана, которые скрылись за упавшей чёлкой, спросил шепотом: — Лука, если ты мне доверяешь, можно прокатить тебя? — Элиотт даже немного растерялся, когда Лалльман начал мотать головой. — Элиотт, я не могу. Мне страшно. Я боюсь лошадей и ни за что не сяду на неё один, — Лалльман говорил так тихо, что его вряд ли бы кто-то услышал в большом и беспокойном городе, таком как Нью-Йорк, но здесь в тихом и забытом всем месте, где цветут луга, пахнет свежескошенной травой и веет лёгким, чистым ветерком, Демори мог услышать каждое его слово, каждый вздох и удар его сердца. — Если я поеду с тобой, согласишься? — Элиотт улыбнулся и, нежно приподняв голову расстроившегося Луки за подбородок, поправил выбившиеся из причёски локоны. — Да, — дыхание Лалльмана перехватило, и это единственное, что он смог выдохнуть. Хотя, мог ли он отказать этому невероятному мужчине? Неужели в его силах было в этот момент не отдавать своё, бешено колотящиеся, готовое вот-вот выпрыгнуть, сердце в руки Элиотта Демори? Разве мог он устоять против его обаяния? Определённо нет! Или может...

***

Месяц. Целый месяц после того первого свидания, Элиотт и Лука не отлипали друг от друга. Точнее, им бы очень хотелось этого не делать, но работа Лалльмана, будь она проклята, делала своё дело. Каждый раз злосчастный будильник заставлял Луку выбираться из утренних объятий Демори и собираться на эту чёртову работу. Благо она была в непосредственной близости от отеля, где они ночевали. Месяц. А это значит, что за это время Элиотт научился просто потрясающе врать Луке и поддерживать свою легенду. Демори даже придумал, почему он живёт в отеле, а не в своей квартире, сказав о том, что он затеял капитальный ремонт, поэтому в ближайшее время не сможет вернуться в своё жилище. Целый месяц Элиотт Демори вынужден врать Луке о том, кто он такой и почему он здесь. Эта ложь постепенно разъедала его изнутри. Каждый раз, когда Лука искренне дарил ему свою лучезарную и счастливую улыбку, когда целовал его в лоб или щёку на прощание, когда обнимал его крепко при встрече и переплетал их пальцы, когда они шли по улице, Демори представлял, как однажды он вынужден будет сделать больно этому прекрасному и солнечному человеку. Это отравляло и убивало его разум. Хотелось послать всё к чертям собачьим и просто свалить от всех проблем. Но даже так он не мог поступить с Лукой. Ни за что. Он должен хотя бы попытаться ему всё объяснить. И сегодня как раз выпадет такая возможность. Лука пригласил его к себе домой. Такое случалось крайне редко. Обычно они просто весело проводили время за просмотром какого-нибудь фильма, ели пиццу и рассказывали друг другу смешные истории из детства. Но не в этот раз. Демори чувствовал, что именно сегодня должен всё рассказать, иначе он просто не сможет отпустить Луку. Никогда. Он будет врать ему до конца своих дней, а это просто ужасно по отношению к Лалльману. К тому же, всё равно, рано или поздно, всё тайное становится явным. Так стоит ли вообще лгать? — Увидимся вечером, — Лалльман, как обычно, наклонился над кроватью и нежно поцеловал Элиотта в губы, а потом, взяв пиджак со стула, вышел из номера. — Увидимся, — как-то грустно прошептал Демори, когда дверь номера закрылась. — В последний раз.

***

Вот уже двадцать минут Элиотт стоял возле двери Лалльмана и смотрел на эту чёртову кнопку звонка. Он понимал, что нажав её, дороги назад не будет. Он окончательно всё потеряет. Но так больше продолжаться не может. Он должен всё рассказать, иначе просто умрёт от этой ядовитой лжи. Да, он слабак. Но он должен. — Сейчас или никогда! — с этими словами Демори нажал на злосчастную кнопку и услышал копошения за дверью. — Привет! Я тебя уже заждался. Ты чего так долго? — Лука, как обычно, был так рад его приходу, что у Элиотта сердце кровью обливалось от того, что ему нужно испортить ему настроение, а может и всю жизнь. — Нам нужно поговорить, — мрачно начал Демори. — Оу, — улыбка с лица Лалльмана пропала, и в глазах появилось беспокойство. — Что-то случилось? Проходи... — Нет, не хочу, чтобы тебе потом пришлось меня выгонять, — глаза Луки округлились от удивления, но возражать он не стал. Тяжело вздохнув, Элиотт продолжил. — В общем, ни в каком автосервисе я не работаю. И я вообще живу не в этом городе. Меня подослали из компании ваших конкурентов, чтобы я сблизился с тобой и... — Я знаю, — перебил его Лука и нервно начал перебирать что-то белое в руках. — Что? — Я знал об этом ещё после нашей первой встречи. Мне в тот день позвонили и сказали забрать машину. Мне показалось это странным, ведь ты говорил, что у вас проблемы с поставщиками. Как оказалось, ты там даже не работаешь. Я рассказал об этом своему лучшему другу, Яну, и мы стали искать о тебе информацию в интернете. На самом деле, я очень благодарен тебе, что хотя бы на счёт своего имени ты мне не врал... Как и опасался Демори, его ложь раскрылась ещё в началах её зарождения. Но почему Лалльман молчал об этом? — Я знаю зачем ты пришёл, — в уголках глаз Лалльмана блеснули капельки слёз. — Знаю, для чего были все эти ухаживания. Но...ты ничего не пытался узнать... Всё это время я просто надеялся на то, что это глупое совпадение. Я наслаждался временем проведённым с тобой, потому что я правда полюбил тебя... Каждый раз, заходя к тебе, я надеялся, что ты никогда не скажешь «Прости, Лука, но я врал тебе», но...видимо, я ошибся...видимо, это действительно была лишь коварная игра. Элиотт стоял, как вкопанный, и не мог вымолвить и слова. Как он мог такое подумать? Неужели, он серьёзно? — Забери, — успокоившись и вытерев дорожки слёз, бежавших по его лицу, Лалльман насильно сунул что-то в руку остолбеневшему Элиотту. — Там вся информация о наших исследованиях. Это же ты хотел получить?! Впрочем, не важно. Забирай и катись отсюда!!! — Лука, стой!!! Дай мне всё объяснить до конца, — Демори, наконец, понял суть происходящего и попытался остановить это безумие, но было уже поздно. Дверь закрылась прямо перед его носом. Последнее, что он увидел — льющиеся градом слёзы и боль в глазах Лалльмана.

***

Элиотт не помнил, как вышел на улицу, как начался дождь. Его ноги будто жили своей жизнью, неся его прочь от жутких мыслей. Мозг отключился ещё после фразы Лалльмана «Я всё знал». Сейчас же Элиотт с ужасом вспоминал этот разговор. В своей руке он крепко сжимал вещь, которую дал ему напоследок Лалльман. Это была белая флешка, которую Лука нервно крутил ещё в самом начале этого разговора. «Там все наши исследования. Этого же ты хотел?!»

The world was on fire and no one could save me but you. Рушится мир наш, спасти меня можешь лишь ты... It's strange what desire will make foolish people do. Судьба направляет лихие людские умы... I never dreamed that I'd meet somebody like you. Я никогда не мечтал повстречать такого, как ты, And I never dreamed that I knew somebody like you. И я не мечтал познать такого, как ты... No, I don't want to fall in love. Но я не хочу влюбляться... No, I don't want to fall in love. Но я не хочу влюбляться... With you. В тебя... With you. В тебя...*

— Нет!!! Не этого!!! — Элиотт с силой сжал флешку в кулаке и ударил им пару раз о какую-то стену. Почему же так больно? Элиотт же знал, что именно так всё и произойдёт. Тогда почему он не может всё это вот так оставить? Почему даже физическая боль не заглушает внутреннюю?

***

Три дня Лалльман не выходил из квартиры. Он отключил телефон, да и вообще закрылся от мира. Пару раз к нему приезжал Ян, орал и ломился в дверь, но Луке было всё равно. Он лежал, пялился в потолок и думал о никчёмности жизни. Так продолжалось бы и дальше, если бы в это злополучное утро он не решил включить новости и посмотреть, что творится в мире. То, что он услышал заставило подскочить его с кровати и уже через час самому ломиться к Казасу в кабинет. — Почему ты не сказал мне, что вся информация из «Johnson & Johnson» утекла к нам?! Какого хрена ты молчал всё это время?! — И тебе доброе утро, Лалльман. А теперь успокойся и давай нормально поговорим. Итак, если бы кое-кто не решил пострадать у себя в квартире от неразделённой любви, то он, конечно, знал бы об этой информации. А так, не видел смысла тебя ей грузить. — Грузить? Да ты вообще понимаешь, кто это всё сделал?! — Лалльман был ещё больше взбешён спокойствием и невозмутимостью своего руководителя. — Ты говорил, что его подослали, что он просто пользуется мной, а в итоге он сливает нам всю информацию?! — С чего ты взял, что это сделал Элиотт? — А кто ещё по-твоему?! — Хорошо, допустим есть информация, что он один из тех, кто пока что не выходит на связь. Допустим, что он даже самый главный подозреваемый, но с чего ты взял, что он сделал это ради тебя? — Вот почему, — Лалльман бросил Яну под нос белую флешку. — Я нашёл её с утра в почтовом ящике. Я сказал ему, что на ней вся информация о наших исследованиях, но он ей даже не воспользовался. А через пару дней вся их информация перетекает в нашу компанию. У тебя ещё остались вопросы? — На ней действительно была вся наша информация? — Ян нахмурил брови и, поставив бокал с виски, взял в руки флешку и стал её разглядывать. — Нет, конечно, я что дурак? — Лука обречённо вздохнул и, поняв, что разговор явно будет долгим, присел на стул напротив Яна. — Но она бы вывела из строя его комп и автоматически перенесла бы все его данные ко мне. — То есть ты всё-таки хотел воспользоваться положением? — Ян усмехнулся и, выкинув флешку куда-то в сторону, снова отпил из стакана. — Послушай, давай отпразднуем. Теперь с полученной информацией мы сможем создать лекарство и разбогатеть. Лука ошарашенно уставился на Казаса, который уже достал второй бокал и начал наливать Лалльману. Он совершенно не узнавал своего друга. Ему было противно слышать такое из его уст. — Неужели ради славы и богатства ты действительно готов пойти на такое? Ты понимаешь, что над этой информацией работали тысячи людей, которые теперь останутся без должного вознаграждения. Что человек, сливший эту информацию, теперь будет чуть ли не всю жизнь сидеть за решёткой? А что насчёт Эммы? Ты готов с ней так поступить? Она работала над этим пол своей жизни, пожертвовав даже семейный счастьем, и вот этим ты хочешь ей отплатить? Втоптать в грязь? Что ж, видимо я ошибался на твой счёт... — Лука, хватит!!! Она сама это выбрала, пусть теперь и получает по заслугам. — То есть именно этого она заслуживает? Ян, я очень долгое время не хотел тебе этого говорить, но...вспомни, кем ты был, когда предлагал ей семейную жизнь, вспомни, кем была она. Вы только выпустились из университета, у вас не было ни копейки в кармане. На что бы вы стали жить? А если бы у вас родился ребёнок? — Лука вскочил со стула и вновь повысил голос. — Прекрати!!! — Ян был просто в бешенстве, он даже разбил стакан, и осколки разлетелись по всему кабинету. — Ты думаешь, я не знаю, для чего ты мне это говоришь?! Ты просто, как всегда, думаешь только о себе!!! — Нет, это ты прекрати!!! Прекрати каждый раз переводить стрелки на меня! Она хотела счастья для вас обоих, а ты просто не захотел её понять! Она не говорила тебе «нет», она просто попросила подождать, когда вы сможете стать хоть кем-то в обществе, и тогда начинать жизнь. Но ты не захотел ждать! Ты всё перефразировал так, как тебе выгодно. Да, возможно, я думаю только о себе. Да, возможно, я думаю о своём счастье. Но я хотя бы борюсь за него, а что сделал ты?! — Лалльман просто сорвался, он готов был уже накинуться на Яна с кулаками, чтобы этот дурак ну хоть что-то понял. — Ты прав, — Казас горько усмехнулся. — Я ничего не сделал. Всё время только и делал, что обвинял её. Она столько раз хотела начать всё сначала, а я постоянно отказывал. Я действительно ужасный человек. — Пока ты жив, всё можно исправить, — Лалльман успокоился и сел обратно на стул. — Что ты предлагаешь? — Я хочу, чтобы ты позвонил ей и попросил объединить компании вчерашним числом. Я хочу, чтобы Эмма заявила, что произошла ошибка и никакой утечки не было, что компания просто поделилась с нами информацией и что в скором времени мы сделаем тоже самое. Хочу, чтобы с Элиотта сняли все обвинения. — А если она не согласится? — Она не в том положении, чтобы отказывать. С нашей стороны, после того, как вся информация оказалась у нас, это будет выглядеть благородно. К тому же, это твой шанс всё исправить, так что постарайся, пожалуйста. — с этими словами Лука вышел из кабинета, чтобы дать Казасу всё обдумать. Через полчаса Лалльман на не гнущихся ногах, весь нервный, словно на иголках, пришёл опять в кабинет. Увидев понурого Казаса, ужасные мысли захватили Луку с новой силой. А что если Эмма всё-таки отказалась от предложения? Что, если Элиотта всё-таки посадят? Как он с эти дальше-то будет жить? — Садись, — друг указал Лалльману на стул, и тот не раздумывая сел, он боялся услышать самое страшное, поэтому быстро осушил стакан виски, который вновь налил ему Ян. — Я поговорил с Эммой. В общем, она согласна. Подожди, не радуйся. Но решения принимает у них комитет, а многие из них не верят, что это был приказ Эммы отдать нам информацию, потому что Элиотт не выходит на связь. В общем, чтобы дело закрыли, Демори должен объявиться в течение двух недель. У тебя есть варианты где он может быть? — Нет, — обречённо выдохнул Лука. — Я не знаю. Я ничего о нём не знаю. — Ну подожди ты отчаиваться. Может, он что-то тебе говорил? Ну там, тихое укромное место, куда бы он мог поехать, когда хочет подумать или скрыться от всех проблем? И тут в голове Лалльмана что-то щёлкнуло, и в голове всплыло воспоминание. Солнце постепенно давно скрылось за горизонтом. Повсюду журчали сверчки, ветер качал кроны деревьев, а Элиотт и Лука сидели в обнимку под тёплым пледом и смотрели на звёзды. Звуки природы убаюкивали, объятия Демори согревали лучше любого костра, чистое звёздное небо завораживало, и Лалльмана невольно потянуло в сон. Лука вспоминал насыщенные воспоминания прошедшего дня, и это заставляло его улыбаться от счастья. — У тебя никогда не было такого, что мозг говорит одно, а сердце подсказывает совершенно другое? И вот твой разум и сердце ведут эту внутреннюю борьбу между собой. Мой дедушка всегда говорил: «Из всех путей выбирай правильный». Но порой хочется просто исчезнуть и не искать этот правильный путь. — Элиотт, ты хочешь исчезнуть? — Лука обеспокоено взглянул на Демори, который внимательно смотрел на звёзды. Казалось, будто он сейчас не с Лукой разговаривал, а просто размышлял вслух. — Что? А, нет, конечно. В любом случае знай, человека всегда можно найти по координатам счастья, — Элиотт улыбнулся и покрепче обнял Луку. — Что за координаты счастья? — Ты никогда о них не слышал? Вот смотри, — Элиотт засучил рукав своей белой рубашки. В тусклом свете уличного фонаря Лука смог увидеть татуировку на предплечье. Это была небольшая стрела, сверху и снизу которой были координаты какого-то места: — Я сделал её после смерти моего дедушки. Он всегда рассказывал мне, что это его координаты счастья. В этом месте они случайно встретились и прожили долгую счастливую жизнь с моей бабушкой. Дедушка был простым деревенским парнем, занимающимся коневодством. Кстати, именно он учил меня верховой езде. А бабушка была какой-то там супермоделью. Спросишь, как они смогли встретиться? Всё просто. Бабушка ехала на машине на какой-то показ мод и свернула не в том месте, в результате её машина заглохла, и она застряла в глухой деревушке. Ближайший дом, в который она решила обратиться за помощью, был дом моего дедушки. Вот так они и встретились. Дедушка сказал, что им суждено было встретиться, их координаты были одинаковыми, и так уж вышло, что дедушке даже ехать никуда не пришлось. Его судьба сама его нашла. Их история для меня является показательной, и, если честно, я хочу обрести такое же место в жизни, где буду счастлив всю жизнь со своим любимым человеком. Это моя мечта. — Это очень красивая история любви, Элиотт, когда-нибудь я хочу услышать её полностью, — Лука протянул руку и провёл большим пальцем по щеке Демори, привлекая к себе внимание. — Знаешь, я уверен, что твоя мечта сбудется, и ты найдёшь человека, координаты которого будут совпадать с твоими. — Координаты счастья!!! Ян, ты гений, — Лалльман подбежал и крепко обнял своего друга. — Я, конечно, в курсе, что гений, но что за координаты счастья? — Казас непонимающе уставился на своего воспрявшего духом друга. — Я потом тебе всё объясню, а сейчас мне нужно во Францию. — Куда? Ты что спятил? Он не мог улететь во Францию! — крикнул Ян вслед убегающему другу, но в ответ получил лишь хлопок дверью.

***

— Извините, а сюда недавно не приезжал молодой парень? Он выглядит примерно лет на 20-25, высокий, о, и у него ещё растрёпанные русые волосы, похожие на птичье гнездо, — дня два Луке потребовалось, чтобы выяснить и приехать в ту деревушку, про которую говорил Элиотт. И вот он здесь, в надежде на то, что не ошибся. — Ох, видимо вы говорите об Элиотте? Да, он совсем недавно приехал. Я даже удивилась, давно его здесь не видела, — милая женщина по доброму улыбнулась Луке. — Да, я о нём, не подскажите где находится его дом? — Лалльман сразу же воодушевился, он и не думал, что так быстро сможет найти человека, который знает Элиотта, но, видимо, деревушка была из тех, где все друг друга знают. — Ох, да он в самом конце этого переулка. Сразу поймёте. Там рядом с домом стоит небольшой конный манеж. Они там раньше верховой ездой занимались. — Спасибо вам огромное, — Лука улыбнулся и быстро зашагал в ту сторону, куда указала женщина. Подойдя к заросшей декоративным плющом калитке, Лалльман нервно сглотнул. А вдруг Ян был прав? Вдруг Элиотт и правда сделал всё это не ради него? Что, если ему самому было это выгодно? Набрав в грудь побольше воздуха, Лалльман толкнул калитку и обомлел, он словно попал в сказку. Вокруг были одни хорошо ухоженные и подстриженные цветы, кустарники и деревья, каменный забор был покрыт зелёным мхом, из-за чего создавалось впечатление, будто его вообще нет, грядки были огорожены круглыми, серыми камнями. Впереди виднелся небольшой домик, крыша и стены которого тоже были покрыты декоративным плющом. Лука словно оказался в каком-то небольшом садике фей. Пройдя по тропинке через заросли папоротника, Лалльман, наконец, смог найти его. Элиотт стоял возле яблони и собирал её плоды в ящик. — Элиотт? — прошептал Лука, словно боясь спугнуть видение. То ли от неожиданности, то ли от удивления Демори выронил ящик из рук, и все яблоки рассыпались по небольшой лужайке. — Лука? Как ты меня нашёл? — Моя машина заглохла в этой деревушке, а ещё я не могу прожить и недели без твоих объятий, — в уголках глаз Лалльмана снова блеснули капельки воды, но теперь уже не от разбитого сердца. Элиотт в одно мгновение оказался рядом с Лалльманом, прижал его к себе и поцеловал в макушку. — Ох, Лука, ты же понимаешь, что теперь я больше не смогу отпустить тебя? — Лалльман на это лишь прижался к нему сильнее. — Нет, а серьёзно, как ты меня нашёл? К тому же, здесь никто не разговаривает по-английски. — По координатам счастья, дурак. И к твоему сведению, я в совершенстве владею французским языком, — сказал Лука по-французски. — А ты умеешь удивлять, — рассмеялся Демори и потрепал парня по волосам. — У меня был лучший учитель.
Примечания:
Ну, а дальше чмоки-чмоки, Хэппи Енд, свадьба, дети...ну вы поняли 😹❤✨

* Строчки из песни Stone Sour - Wicked Game (Acoustic)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Стыд"

Ещё по фэндому "Стыд (Франция)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты