Vixen

Гет
R
Завершён
95
автор
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Девушка оставалась в сознании, но даже не пошевелилась, чтобы попытаться встать или ощупать место удара. Вместо этого она апатично наблюдала за тем, как Драко отводит ногу слегка назад и прицеливается, чтобы попасть начищенным до блеска носком ботинка прямо ей в живот. Она не стала прикрываться. Ей было плевать.
Драко не был её родственной душой. Но кто, если не он?
Примечания автора:
Во время чтения рекомендую включить Black Sea — Natasha Blume
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
95 Нравится 4 Отзывы 13 В сборник Скачать

Чем ниже упадёшь, тем выше поднимешься потом

Настройки текста
— Бред какой-то… — Пробормотала девушка, глядя на своего патронуса. Лиса. Это оказалось чёртова лиса и теперь вся её жизнь рушилась с каждым шагом беззаботно скачущего вокруг неё животного. С самого детства ей твердили, что члены чистокровных семей всегда находят свои родственные души среди друг друга. С самого детства ей пророчили долгую и счастливую жизнь с Драко Малфоем. Тогда, давным-давно, это казалось аксиомой, ведь они с Драко дружили с рождения, были вместе в самые сложные времена и, по мнению многих, идеально подходили друг другу. Принц и принцесса Слизерина — вдвоём с начала и до конца. Патронусом Драко был волк, об этом он узнал пару месяцев назад. Теперь же все с трепетом ждали, когда она, Кэролайн Эйвери, достигнет шестнадцатилетия и сможет изучить заклинание Патронуса. Конечно, не было никаких сомнений в том, что у неё тоже будет волк и после этого Малфои и Эйвери смогут официально объявить о помолвке Кэролайн и Драко. Однако прямо сейчас перед всем классом из серебристой дымки, выпущенной её палочкой, появилась игривая и изящная лиса. По кабинету раздались взволнованные перешёптывания. Дафна Гринграсс что-то быстро проговорила на ухо Панси Паркинсон, и обе начали противно хихикать, не скрывая пренебрежительных взглядов, брошенных в сторону Кэролайн. Эйвери было плевать на то, что скажет кто-либо, кроме одного-единственного человека — Драко Малфоя. Парень сидел, как громом поражённый, и неверяще наблюдал за небольшой пушистой лисой, которая ласково тёрлась о ноги Кэролайн и весело размахивала объёмным хвостом. Когда парень и девушка столкнулись взглядами, они нашли отражение собственной боли в глазах друг друга. Лишь одно сильно отличало их эмоции: зелёные глаза Кэролайн выражали печаль, серебристо-серые Драко — гнев. Кэролайн вздрогнула от непривычного взгляда парня. Ни разу в жизни он не вёл себя как подонок по отношению к ней. К кому угодно, но не к его Кэри, самому верному и самому близкому человеку. Сейчас же Драко смотрел на неё, как на ненавистного Гарри Поттера. Как на вечного врага. Не выдержав этого взгляда, Кэролайн всхлипнула и пулей вылетела из класса, проигнорировав возмущённый оклик профессора Амбридж. Она бежала, не разбирая дороги, просто чтобы скрыться от этого ужасного, холодного и в миг ставшего чужим взгляда Драко Малфоя. Слёзы текли по щекам, сбегая вниз по шее и проникая под ворот белоснежной шёлковой рубашки. Патронус давно развеялся, ещё с первой слезинкой девушки, но она всё ещё крепко сжимала в руках изящную берёзовую палочку с несколькими небольшими кристаллами кварца у основания. Слёзы застилали глаза, поэтому она не заметила каменный выступ у одного из многочисленных дверных проёмов и, споткнувшись, упала. Колени обожгло тупой болью. Палочка отлетела куда-то в сторону. Кэролайн приподнялась на руках, но так и не смогла встать. Да и не видела в этом особого смысла. Разбитые колени немного притупляли боль от разбитых вдребезги надежд. Минус на минус неожиданно дал небольшой, но всё же плюс. Тем не менее, эффект был временный, поэтому вскоре слёзы начали превращаться в настоящую истерику — в горле встал ком и Кэролайн даже не могла полноценно вдохнуть, захлёбываясь в собственных слезах. Она не слышала звук приближающихся шагов, поэтому заметила Драко только когда он вплотную подошёл к ней. Она полулежала у его ног, её плечи тряслись от рыданий, а он просто наблюдал за этим с животным злорадством. Драко протянул руку и схватил Кэролайн за подбородок, заставляя задрать голову, чтобы он мог видеть её лицо. — Хорошо, что ты не оказалась моей родственной душой, — вкрадчиво произнёс Драко, глядя прямо в глаза притихшей девушке. — Тебе самой от себя не противно? Его пальцы так крепко сжимали её подбородок, что Кэролайн была уверена — останутся следы. Ситуация была крайне унизительной: девушка сидела на полу, её всю трясло, глаза опухли от слёз, к следам крови на мантии налипла пыль, а над ней нависает, показывая своё превосходство, как обычно одетый с иголочки Драко Малфой, которого ещё утром она считала своей судьбой. Она лишилась не просто будущего, она лишилась единственного человека на планете, которому доверяла. — Я был о тебе лучшего мнения, чем о других, но ты оказалась самой обыкновенной никчёмной девчонкой, — каждое слово Драко словно полосовало её сердце ножом. Слёзы высохли, но не от того, что не было больно, их просто больше не осталось. — Ты, надеюсь, понимаешь, что с этого момента я больше не хочу тебя видеть. Боль в голове пульсировала с бешеной силой. Мысли Кэролайн настолько спутались, что она будто выпала из реальности и сейчас наблюдала за всей этой ситуацией со стороны. Вот Драко отпускает её подбородок, хрустит пальцами правой руки, замахивается и… Удар. Пощёчина была такой сильной, что Кэролайн упала на пол, ударившись виском о плитку. По щеке сбежала тоненькая тёплая струйка крови. Девушка оставалась в сознании, но даже не пошевелилась, чтобы попытаться встать или ощупать место удара. Вместо этого она апатично наблюдала за тем, как Драко отводит ногу слегка назад и прицеливается, чтобы попасть начищенным до блеска носком ботинка прямо ей в живот. Она даже не стала прикрываться. Ей было плевать. — Хорёк, ты совсем сдурел? — Помощь пришла внезапно и очень неожиданно. Прежде чем отключиться, Кэролайн успела заметить двух рыжих парней, один из которых оттащил от неё вяло сопротивляющегося Малфоя, а второй подбежал к ней. В глазах уже темнело и последним, что она увидела были встревоженные голубые глаза. — Эй, ты не отключайся только, слышишь? — Джордж аккуратно потряс девушку за плечи. Она попыталась ответить, но не смогла даже открыть глаз из-за внезапно навалившейся слабости. — Фред, она не отвечает, — голос парня слегка дрогнул. — Ну, хорёк, ты допрыгался. Кэролайн услышала удаляющиеся шаги. Удар. Хруст. Писк Малфоя. — Джордж, ну кто так бьёт, ты ему не сильно нос сломал, его даже лечить не больно будет! Пустота.

***

Сначала Кэролайн подумала, что всё это ей приснилось. Сейчас она откроет глаза в своей постели и отправится на урок Защиты от Тёмных Искусств, где сможет, наконец, выучить заклинание Патронуса и им окажется серебристый гордый и величавый волк. Но в нос ударил едкий запах лекарств, а где-то в отдалении был слышен чей-то шёпот. Кэролайн резко распахнула глаза и тут же пожалела о своём решении — в глаза ударил яркий свет, отражающийся от снежно-белых поверхностей пола, стен, мебели. Девушка зажмурилась и натянула на голову одеяло. Откуда-то сбоку послышалось шуршание и насмешливый голос произнёс: — Надо же, спящая красавица проснулась, даже целовать не пришлось. — Джордж зевнул и вытянул руки вверх, разминая затёкшую спину. — Ну и куда ты спряталась, мышка? — Парень улыбнулся, наблюдая за тем, как девушка прячется от света, закутавшись в одеяло, как гусеница в куколку. — Лиса, — голос Кэролайн был приглушён одеялом. — Чего? — Удивлённо переспросил Джордж, хотя довольно отчётливо услышал, что сказала Кэролайн. Девушка откинула одеяло и уставилась в потолок. Свет, проникающий через огромные окна больничного крыла, был золотисто-оранжевым, а значит уже наступил вечер. Где-то вдалеке хлопнула дверь — мадам Помфри ушла с кем-то, и теперь в помещении осталась лишь она и Джордж Уизли. Забавно. Её спас тот, кого семья Эйвери считала предателем крови. Хотя, кажется, она сама теперь предательница, ведь ни у кого из наследников чистокровных семей не было патронуса-лисы. — Лиса, говорю, а не мышь. — Кэролайн подняла дрожащую ладонь и ощупала висок. Мадам Помфри уже успела подлечить рану и теперь по ощущениям там была лишь царапина. — Хотя бы хищник, в конце концов, а не грызун. — Со стороны парня послышался отрывистый смешок. Кэролайн перевернулась на бок и уставилась на Джорджа. Выглядел он помято: волосы взъерошены, галстук съехал вбок, рубашка выбилась из-под брюк. Заспанные глаза выдали, что сам он тоже недавно проснулся и, по всей видимости, провёл здесь немало времени. — Значит, всё же не совпали, — констатировал Джордж. — Этого следовало ожидать, хорёк не заслужил такой, как ты, — лишь когда парень договорил, он слегка смутился, но тут же отказываться от своих слов не стал. — Ты меня совсем не знаешь, — сказала девушка. Она вглядывалась в его глаза. Тогда ей не показалось — они были небесно-голубыми и очень тёплыми. — Ну почему же не знаю. Ты — Кэролайн Эйвери, — девушка фыркнула в ответ, намекая, что это знают все. — Смотри-ка, фырчишь, и правда лиса. — Кэролайн улыбнулась, сейчас она в какой-то степени даже была рада, что Драко показал эту свою сторону и исчез из её жизни. — Ты с пятого курса Слизерина, лучше всех на потоке разбираешься в астрономии, но панически боишься полётов на метле, — по мере того, как Джордж перечислял факты о ней, девушка всё больше удивлялась его наблюдательности. — Последние несколько лет ты делала вид, что дружишь с Гринграсс и Паркинсон, но тебе невыносимо скучно в их компании. — С чего такие выводы? — Кэролайн напряглась — неужели всё это время её эмоции так легко читались. — В Большом зале в их компании ты постоянно бросала взгляд на часы и часто приносила с собой книги, очевидно, чтобы избежать разговоров с ними, — пояснил Джордж. — Ты не подумай, что я следил за тобой, — парень задумчиво почесал затылок, — просто ты всегда так выделялась среди них — ни разу никого не оскорбила и не унизила, тормозила Малфоя, когда его заносило. Это заслуживает уважения. — Возможно, так было раньше, но теперь всё изменится, — девушка вновь перекатилась на спину. Золотистые волосы рассыпались по подушке, бликуя на рыжем закатном солнце. — А ты случаем не знаешь кого-нибудь с патронусом-лисой? Одна я в этом серпентарии точно не выживу, — грустно добавила Кэролайн, не заметив, как Джордж закашлялся после её вопроса. От ответа его спас Фред, ворвавшийся в медицинское крыло с громким топотом. В руках у него была гора сладостей, которые он высыпал на тумбочку у кровати Кэролайн, а сам плюхнулся на одеяло рядом с ней. — Спящая красавица проснулась! Джордж, признавайся, без твоих поцелуев не обошлось? — Фред буквально светился изнутри. Да и снаружи тоже, благодаря яркому солнцу и рыжим волосам. — Вы серьёзно мысли друг друга читать умеете? — Недоумённо произнесла Кэролайн. — Да, — ответил Фред. — Нет, — одновременно с ним произнёс Джордж. — Ну ладно, только иногда, — добавил Фред. — Представляешь, благодаря Джорджу у хорька теперь огромные синяки под глазами. Мадам Помфри сказала, что накладывать специальную мазь после костероста не стоит, но мне кажется, что она просто хочет, чтобы хорёк походил с синей мордой недельку, — на одном дыхании выпалил парень, обращаясь к Кэролайн. Затем он повернулся к брату. — Я, кажется, недооценил твой хук. Блестяще сработано, брат. Хорёк теперь больше на горного тролля похож, чем на хорька. Сказка просто.

***

Близнецы провели у её койки всю неделю, а когда мадам Помфри наконец выпустила Кэролайн из больничного крыла, не отходили от девушки ни на шаг. Оба парня прекрасно понимали, что теперь слизеринцы не отстанут от неё, поэтому тенью следовали за ней, куда бы ни отправилась девушка. Кэролайн крайне удивляла такая привязанность со стороны Фреда и Джорджа, но вместе с этим ей были невероятно приятны их внимание и забота. Драко, отходивший около двух недель с отёкшим лицом, которое медленно меняло цвет со сливового до канареечно-жёлтого, обходил Кэролайн стороной, бросая иногда колючие взгляды. С тех пор, как всё магическое сообщество узнало о том, что Драко Малфой и Кэролайн Эйвери оказались не связаны, прошло уже больше месяца, но родители девушки не прислали ни одного письма, поэтому, когда во время очередного завтрака на стол перед ней упал пергамент с фамильной печатью, по спине Кэролайн пробежал холодок. Непослушными пальцами она сломала печать и развернула лист, узнавая аккуратный, но резкий почерк матери. Стремительно пробежав глазами по тексту, девушка закусила губу и, сжав письмо в ладони, встала и направилась к выходу из Большого зала. Фред и Джордж переглянулись, тут же подскочили с места и отправились вслед за ней. Парни нагнали Кэролайн уже холле с лестницами. — Кэр, ты в порядке? — Взволнованно спросил Джордж, приобнимая девушку за плечи. — Что-то случилось? — Фред подошёл к Кэролайн с другой стороны. — Я получила письмо от родителей. Они хотят, чтобы я приехала домой на Рождество, — голос девушки звучал подавленно и слегка сипло. — Мальчики, это катастрофа! — Мда-а, они явно не в восторге от твоего Патронуса, — протянул Фред и тут же получил оплеуху от брата. — Чёрт, да они же меня теперь до конца жизни дома запрут, — девушка взъерошила волосы, растрепав идеальную укладку, и помассировала пальцами виски. — Заберут из Хогвартса, сославшись на то, что я «не здорова», закроют в комнате и скроют от глаз волшебного сообщества свой позор, — Кэролайн, нервно теребила серебряный браслет часов на левой руке. Джордж чуть сжал ладонь на её плече и девушка, почувствовав поддержку друга, немного расслабилась. — Простите, что вот так это на вас сваливаю, мне просто… — Даже не вздумай оправдываться, лисёнок. Друзья для того и нужны, чтобы всегда быть рядом, — бодро заявил Фред. — Почему ты так уверена, что родители настолько жестоко поступят с тобой? Троица уселась на подоконник в одном из коридоров. Джордж так и не убрал руку, обнимающую Кэролайн, поэтому девушка слегка склонила голову и на несколько мгновений прижалась щекой к его пальцам. Дыхание парня перехватило от неожиданной нежности слизеринки. — Я теперь позор семьи. Чёрная овца в стаде, белая ворона, ложка дёгтя в бочке с мёдом, — перечислила девушка, заламывая руки. — Своей лисой я буквально растоптала всю чистокровную родословную Эйвери… — На глазах Кэролайн выступили слёзы. Фред взял её ладони в свои и ласково погладил большими пальцами костяшки её пальцев. Джордж недобро посмотрел на этот жест, но ничего не сказал. — Они меня не простят, — прошептала девушка. Она осторожно высвободилась из рук близнецов и спрыгнула с подоконника, произнеся, — не ходите за мной, пожалуйста, хочу побыть одна. Спасибо.

***

До самых Рождественских каникул Кэролайн старалась вести себя как обычно — сдержанно и спокойно, но иногда эта маска давала трещину и близнецы видели, несколько больно ей было на самом деле. Это случалось, обычно, когда она думала, что никто на неё не смотрит, или когда слизеринцы выкрикивали обидные фразы ей вслед. В последний вечер перед поездкой домой они сидели в Большом зале всемером — Гарри, Рон, Гермиона, Джордж, Фред, Джинни и Кэролайн, и обсуждали свои планы на ближайшее будущее. Рон, Гарри и Джинни увлечённо обсуждали кубок школы по квиддичу, Гермиона рассказывала о вступительных испытаниях в высшие магические учебные заведения Европы, а близнецы много шутили и всеми способами пытались подбордрить Кэролайн. Девушка слабо улыбалась, потому что действительно была благодарна друзьям за поддержку, но не могла расслабиться, крутя в руках коробочку с малиновыми леденцами, которые она очень любила и постоянно носила с собой. Когда Рон с Гарри решили сыграть в волшебные шахматы, Фред отвлёк всех абсолютно вымышленным, но от этого не менее смешным рассказом о том, что Амбридж на самом деле жаба, превращённая в человека, а Джордж тем временем заколдовал шахматные фигурки младшего брата так, что они оскорбляли хозяина во время каждого хода. Таким образом компания просидела вплоть до отбоя под выкрики шахмат вроде «Рональд Уизли — остолоп» и «ход настоящего тупицы». Кэролайн крайне забавляла реакция Рона, лицо и уши которого покраснели, а Джордж, заметив настоящую, не вымученную улыбку девушки, впервые за последнее время искренне порадовался. Прощаться Кэролайн не любила, поэтому на следующий день на вокзале Кингс Кросс порывисто обняла друзей, слегка задержавшись в руках Джорджа, за что получила многозначительный взгляд от Джинни, и стремительно скрылась в толпе. Встреча с родителями полностью оправдала её ожидания: как только девушка пересекла порог дома, на неё накинулся отец, крича, что Кэролайн очернила репутацию семьи Эйвери и её мало за такое в Азкабан посадить. Кажется, никого не волновал тот факт, что Патронус не был добровольным выбором девушки. Отец считал её предательницей, а мать причитала, что не может теперь посещать воскресные чаепития, которые устраивала леди Малфой для представительниц чистокровных семей. — Ты — худшее, что могло с нами случиться, — отчеканил мистер Эйвери, прежде чем захлопнуть дверь комнаты Кэролайн. Девушка задохнулась в слезах, прижавшись спиной к стене и медленно сползая по ней на пол. Она так пыталась быть готовой к этому моменту. Но к такому невозможно подготовиться. Худшие опасения Кэролайн сбылись: отец поклялся, что она больше не покинет стен Эйвери-холла. Её не морили голодом, приносили книги и рукоделие, обеспечивали всем необходимым, но двери так и не открыли. Из белой вороны она превратилась в птицу, запертую в золотой клетке. Поэтому, когда вечером в Рождественский сочельник Кэролайн услышала стук в окно, девушка подумала, что сходит с ума. Но стук повторился. Отложив книгу, она прошла к окну, отдёрнула штору и с удивлением обнаружила за стеклом Джорджа, парящего на метле. Он глупо улыбался, наблюдая за ошарашенной девушкой. Отойдя от первого шока, она распахнула окно и, вместе с леденящим кожу зимним ветром, в него ввалился Джордж. Парень отбросил метлу и обнял Кэролайн, прижимая её к себе так крепко, будто боясь, что она может раствориться в воздухе. Сквозняк пробирался под одежду, царапая кожу и вызывая мурашки, но друзей это не особо волновало. — Поверить не могу, что ты совершил такую глупость, — проговорила девушка. — А если бы ты постучал в окно моему отцу? — Щепотка порошка мгновенной темноты и у него была бы проблема посерьёзнее, — усмехнулся парень. — Очаровательный свитер, — он впервые видел Кэролайн такой домашней. В большом изумрудно-зелёном свитере, пижамных шортах и с пучком на голове она выглядела уже не как наследница древнего рода, а как самая обычная девушка. — Спасибо, — буркнула Кэролайн, обхватывая себя руками. — Зачем ты здесь? Не пойми меня превратно, я очень рада тебя видеть, но отец из тебя блюдо на праздничный стол приготовит, если узнает. И это я сейчас ни капельки не преувеличиваю, — она захлопнула окно и присела на край кровати. — Я прилетел тебя забрать, — ответил Джордж, плюхнувшись рядом. — Куда? В смысле зачем? — Удивилась девушка. — Ты хоть одно моё письмо получила? — Получив отрицательный жест от девушки, Джордж продолжил, — вот поэтому тебя, Рапунцель, и надо спасать. Не хочешь же ты тут чахнуть, пока папаша не отправится в мир иной, — Кэролайн недовольно посмотрела на парня и уже хотела что-то ответить, но он не дал ей даже рта раскрыть. — Не фырчи, лисёнок, ты поняла о чём я. Так что собирай вещи и полетели. — Да с чего ты вообще взял, что я куда-то с тобой полечу? — Кэролайн подскочила с места и начала ходить из стороны в сторону, не находя себе места в собственной комнате. — У меня и так проблемы с семьёй, а такая выходка окончательно их взбесит. Это раз. Я до ужаса боюсь летать на мётлах. Это два. Ну и на кой чёрт я тебе вообще сдалась? Это три. Сидел бы сейчас, праздновал Рождество с семьёй, с друзьями, может с родственной душой своей. Не поверю, что ты её не нашёл до сих пор — вас с Фредом весь Хогвартс знает, — чем дальше Кэролайн углублялась в размышления, тем сильнее она замедлялась в своих метаниях, — и весь Хогвартс знает, что у вас… — Девушка запнулась, не закончив предложение, и замерла посреди комнаты. — И всё же я ужасная эгоистка. Вы так обо мне заботились, а я даже не удосужилась поинтересоваться о таких банальных вещах, как ваши любимые цвета или Патронусы. — Джордж, молчаливо слушавший до этого, загадочно улыбнулся. — Во-первых, сидением тут в полном одиночестве в Рождество ты проблемы с семьёй не решишь. Во-вторых, ты же не одна полетишь, а со мной, так что бояться нечего. И в-третьих, именно потому что я хочу отпраздновать Рождество со своей семьёй, друзьями и родственной душой, ты прямо сейчас должна собрать вещи и улететь со мной, — парень без каких-либо усилий достал чемодан Кэролайн со шкафа и поставил его перед девушкой. — Я буду всем только мешать, — Кэролайн подняла чемодан с пола и попыталась закинуть его обратно, но немного не рассчитала и он уже начал падать обратно прямо на неё, но Джордж вовремя успел его поймать. — Все тебя очень ждут, лисёнок, так что хватит отнекиваться, — чемодан вновь оказался у ног девушки. — Ага, твоя родственная душа особенно, — скрестив руки на груди, сказала Кэролайн. — Кстати, кто она? Она из Хогвартса? — Девушка сама не понимала, почему её так задевала эта тема. Джордж, широко улыбавшийся каждый раз, когда она говорила о родственных душах, вообще не способствовал тому, чтобы она успокоилась. — Да, из Хогвартса, — сказал Джордж, хитро улыбаясь. — Ну вот и лети к ней. Она тебя явно очень ждёт, — едко ответила Кэролайн. — Честно говоря, она не особо рада меня видеть. Я надеялся на тёплую встречу, а она только ворчит и спорит со мной, — парня невероятно веселила вся эта ситуация. — О, не удивительно! — Воскликнула Кэролайн. — Порой ты бываешь просто невыносим, — добавила девушка. — Знаю. Ещё раз повторяю — собирайся давай, а то… Джорджа прервал стук в дверь и строгий голос миссис Эйвери: — Кэролайн! Что за шум? Ты там не одна? Сейчас я позову отца! Девушка застыла как вкопанная, и Джордж понял, что нужно срочно сбегать. Он распахнул дверцы шкафа, сгрёб в охапку всё, что попалось под руку, и пихнул в чемодан, который затем трансфигурировал до размеров спичечного коробка. Палочку Кэролайн и уменьшенный чемодан парень положил во внутренний карман своей мантии, снял её и набросил на плечи девушки. Джордж поднял метлу, открыл окно и бесстрашно шагнул за него, тут же взмыв обратно уже сидя на метле. Стоя у подоконника, Кэролайн услышала, как отец снимает с двери запирающее заклинание и поняла, что прямо сейчас ей нужно сделать выбор — остаться в доме, где её ненавидят, или отправиться вместе с Джорджем в неизвестность. В голове её проносились обрывки их недавнего разговора. Девушка посмотрела в небесно-голубые глаза Джорджа, ставшие такими родными за последнее время, и внезапно её прошибло осознание его слов и поступков. Внезапно она поняла, почему последние недели в Хогвартсе он не отходил от неё ни на шаг, почему старался узнать её как можно лучше, почему сейчас прилетел к ней в канун семейного праздника и хочет забрать с собой. — Ах ты, хитрый лис! — Выдохнула девушка. Кэролайн услышала, как щёлкнул замок её двери. Без промедления она перекинула ноги через подоконник и, крепко держась дрожащей ладонью за руку Джорджа, села на метлу за его спиной. Девушка тут же прижалась к нему всем телом и сжала пальцы на его кожаной куртке, чтобы не упасть. Джордж усмехнулся и бросил через плечо: — Держись крепче, лисёнок. Ветер уносил гневные крики мистера Эйвери и Кэролайн не слышала угроз, отправленных ей в спину. Она зажмурилась и прижималась щекой к куртке парня до самого приземления на площади Гриммо. Встречные потоки ветра сорвали с её волос резинку, локоны свободно развивались в воздухе, вся она дрожала от холода и сильных эмоций, но, кажется, Кэролайн ещё никогда до этого момента не чувствовала себя счастливее и свободнее. Джордж полностью разделял её чувства, ощущая тепло её тела сзади и мелкую дрожь тонких пальцев на своём животе. Выровняв метлу над ночным Лондоном, он оторвал одну руку от древка метлы и накрыл ладонь девушки своей. Теперь обе серебристо-серые лисицы-патронусы будут вызываться одним и тем же счастливым воспоминанием.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты