Just life (Просто жизнь)

Джен
PG-13
Завершён
0
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Дорогие читатели и читательницы!
Я - автор этого сборника коротеньких рассказов, который соединяет в себе истории разных людей.
Это короткие истории, написанные на бегу. Иногда, в очереди к стоматологу; иногда - в перерывах между учебой и работой; а когда-то - в общественном транспорте. Выхваченные мгновения, которые мелькают также быстро, как мои строки. Надеюсь, вы сможете найти в этих историях что-то для себя.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Justlife

Prostitute

Иде шла по магазину и смотрела на товары, стоящие на полках. Она понимала, что и сама является товаром. Она также «стоит на полке», ее «берут на прокат», постоянно уточняют «срок эксплуатации»; а также «количество предыдущих использований». Иде имеет многие «товары-субституты», которые все чаще предпочитают «покупатели». Иде иногда чувствует себя «бракованной» или «вышедшей из употребления». Ей все сложнее поддерживать «товарный вид» за счёт дорожающих «сопутствующих товаров». Иде с каждым днем убеждается, что «покупается» все реже… Поэтому она собирается «сдать себя на переработку», чтоб остаться в «товарообороте».

Interact

Фрэнсис убегал от жизни, зарываясь в книги и самые разные литературные суррогаты. Любые выжимки из статей, стихов, рассказов и прочего – он глотал разом. Не прожевывая и не перерабатывая материал, он сглатывал и проглатывал…непереваренные фразы изрыгались из его рта и мозга в речь и на бумагу, будто блевотно-жгучая смесь. Самое противное – понимание не приходило к Фрэнсису. Он говорил…точнее, выблевывал, вычитанные-проглоченные слова в разном порядке, пытаясь хоть как-то избавиться от чувства внешней пустоты и внутренней переполненности. Фржнсису было все тяжелее с каждым днем - все сильнее его выворчаивало…Он перестал отрыгивать слова и затих…

I-dentity

Леона вчера снова слушала звон бьющихся стекол чужих домов. Это напоминало ей звон собственного смеха. Смеха, который был символом «победы» над чужим мировоззрением. «Я победила, я разбила ваши грязные окна, через которые вы смотрите в зеркала,» - говорила Леона этим смехом.       Что же такое? Она хочет, чтобы люди «прозрели», но сама смотрит в зеркало через сломанное окно. Леона боится, Леона кричит, Леона бьет чужие стекла…Она самоутверждается за чужой счет; звенит разбитыми стеклами смеха, а потом плачет-плачет…Бьется-бьется в истерике…и, наконец, разбивает свое окно и зеркало тоже. Леон смотрит во внешнее окно…на мир.

Something

Рэй был одним из обычных бумажных людей, хрустящих и шелестящих тушами при смехе. Большеротый, безликий, бездумный… Одна мысль – и у него появляется глаз… Безумный, дикий, ворочащийся, но все же живой. Одна случайно понятая вещь - и он уже наполовину из плоти и крови. Все больше мыслей, осознания и решимости понять устройство этого блядского мира. Он уже давно перестал быть всего лишь одним из созданий «бумажного цеха», Рэй становится человеком… Через боль, через мысли, через чувства и осознание. Благодаря нескольким вещам и мыслям своим…Он становится живым. Вскоре начнется дождь, но он от него уже не размокнет.

Dayoff

Сэн выходит на балкон в 6 утра, глядя поверх солнцезащитных очков-параллойдов на восходящее солнце. В руках – кружка горячего кофе, снаружи- сырой и холодный, но довольно солнечный апрель. Сэн медленно потягивает напиток, он только пришел после ночных «дэдлайновых подготовок» к фесту. У него есть все время мира…Ровно до 18:00 сегодняшнего дня. Сэн моет кружку, в его голове тишина и пустота… Пространство вокруг кажется звучащим по-глупому и очень родным; бесконечно прекрасным… Сегодня никаких серьезных дел, никаких тупых трат своего времени… Сэн вздыхает, впускает затем в легкие апрельский ветер, открыв окно. А затем идет в спальню и раздевается. Сэн падает на диванчик и отрубается, у него есть все время мира…До 18:00.

Shelter

Одэри смотрела вчера фильмы про счастливые ЛГБТ+ пары, романтику и драматические повороты бытовухи.Это было довольно сложно, поскольку каждый день на сон она тратила всего по 4 часа на этой неделе, а тут марафон фильмов...       Отсутствие сна, передоз чужого счастья, побег от собственных проблем и самой себя- все это внутри Одэри. Все внутри.       Сегодня ночью она снова сбегала от себя, утопляя сознание и восприятие в чужих историях, смотря фильмы.       Одэри смотрит на опухшие и красные глаза в зеркало. Эти глаза трезвонят о том, что все скрытые проблемы вот вот наружу слезами выползут ...и они выползают.       Одэри закрывается в ванной свое убежище от чужих глаз на ее экран... и плачет, выливая на кафель свои мысли.

Revolution

      Шери смотрела на неоновые вывески около заправки. Вокруг сплошная трасса, деревья ветер и тишина.       Шери курит вишневый табак и ждет рассвета. Ночь она провела за любимым великом и прослушиванием EliLieb и Sexpistols. Она стучит каблуками "Queen - Wewillrockyou" и начинает ходить по трассе вперед. Поет, смотрит на солнце. Ее тело- инструмент борьбы с туманом и серостью. ""Body is aching", однако танец Шери продолжается. ""On fire!" и в блеске восходящих лучей. Она поет уже третью или четвертую песню, протанцовывая мимо моста. Уже появляются первые автомобили и птичьи трели. Ветер срывает мысли и крышу отправляет в полет. Снова другая песня... It`s time for revolution.

Stay

      Вильям работал всю ночь в понарамно застекленном офисе...       Скоро дэдлайн по сдаче отчета за квартал, поэтому он уходит позже всех,запирая офис. Часа два всего до рассвета. Вильям идет пешком по пустому кварталу с полуобушенными деревянными сараями, старыми архитектурными шедеврами и высотными стеклянными небоскребами - такая сборная солянка даже украшала пустую атмосферу города.       Вильям чувствует себя бродягой, который перемещается по городу-призраку в поисках неведомого. Он улыбается на мгновение и смотрит вокруг на весь этот бескрайний мир в масштабе одного квартала, который прочно укоренился в его пилигримской сущности... Возможно, здесь ему и стоит остаться.

Void

Валери собирала вербену и заслушивала ее для своих отваров и мыловарения. Собирать нужно было исключительно в новолуние и исключительно после часа ночи. Поэтому она и поехала на своей машине в полночь в сторону пригорода, где стояла старая лачуга, когда-то именуемая дачей.       Здесь Валери научилась плеваться горохом из трубки, лазать по деревьям и разводить бабушку на варенье милым личиком. У Валери был брат, чьим ворчанием подросткового негодования была наполнена дача...Когда-то летом здесь все было наполнено запахами печеной картошки, звуками смеха и атмосферой домашнего уюта.       Валери осмотрела мрачный, полуразрушенный дом...Теперь тут царила лишь пустота ...Вербенская пустота.

Light

      Джек вчера был черным пятном мыслей о суициде и сгустком нервных действий. Он хотел пойти на крышу одного из небоскребов и попытаться оттуда спрыгнуть. Он считал, что такая схема вполне приемлема: если ему повезет найти открытую крышу и пробраться туда, значит ему точно суждено умереть. Джек стоял вчера на открытой крышей "Запада" и смотрел на утреннее небо, пылающее ярким, жарким, невыносимо восхитительным рассветом... и слезы полились по его разожженным щекам. "Неужели я действительно должен умереть?"       Джек сидит в доме своей подруги-карьеристки с безумными глазами и пьет зеленый чай с жасмином и мятой. Он словно бы пьет саму жизнь, сквозь все его существо проходит свет.

Blood

      Венда-Ванда-Вирус идет из круглосутки с пакетом крендельков под мышкой: на лице- улыбка; под ногами- мокрый асфальт; впереди -лето и новые туфли с черными бантиками, купленные в детском отделе, спасибо генам за 36ой размер ноги; а позади- круглосутка, прошедшая ночь последней весны в этом городе...       На руках следы порезов о ножницы от многочисленных попыток скрафтить, починить, сшить что-либо из подручных материалов.Кровь бурлит, кровь течет, а в головестучат новые песни "Imaginedragons".       Это лето обещает быть кровеносно-волнительным… Венда-Ванда-Вирус идет из круглосутки…

Breath

      Леон идет по холодному и тихому пляжу в три часа ночи, на рубеже апреля и мая. Он редко ходит по пляжу вот так, в одиночку. Но он решил... а если решил- делает всегда.       Он поворачивает к морю и смотрит в глаза неба, что над головой. Свинцово-синие блестящие очи небес взирают в его суть: дыхание, мысли, страхи и ощущения...       Леон застывает и смотрит, застывает и думает, застывает и дышит. Шелест волн подхватывает ритм его дыхания: вдох- шелест; выдох-плеск; вдох- шелест; выдох -плеск.       Небеса и море, тихий и холодный пляж ...       Леон медленно опускается на песок и громко отчетливо дышит... Дышит ртом, носом и всем телом. Даже глаза его вдыхают в себя ночной мир.

Soulmate

      "Что ты делаешь? Он ни за что не посмотрит на тебя. Он не скажет тебе, что хочет заснуть с тобой после похода в круглосутку на лавочке летним днем..." Венда- Ванда-Вирус думает, плачет и снова думает.       Вокруг чернота тени деревьев, белая блестящая дымка тумана и светлое раннее утро. Уже утро.       Венда- Ванда-Вирус глупит, читает Маркеса и ест шоколадку с черникой. По парку мимо, прямо от моря идет снова кровеносно-волнительный человек. Венда- Ванда-Вирус в шоке, давится... Идущий мимо поет, громко воет и оттирает свой прекрасный зад от песка, отстукивает подошвами кед "Umbrella" и смеется, смеется, смеется...       Он проходит мимо...Венда- Ванда-Вирус вскакивает и устремляется за ним, как Алиса за белым кроликом, чтоб днем вместе уснуть на лавочке после похода в круглосутку.       

Wine

Вильям идет на кухню и открывает ящик внизу, под столом. Он откупоривает бутылку вишневого вина и медленно разливает на три бокала.       Первый бокал выпивает прямо на кухне, пока еще не совсем рассвело. Он красные капли внутри чувствует и переполняется огненными искрами холодного ветра летнего, последождевого утра.       Второй бокал он выпивает на балконе спальни, глядя на свой разношерстный, мокрый и взъерошенный, как птенчик, город. Родной и такой контрастный своими кособокими столкновениями низеньких лачуг с небоскребами.       Третий бокал -на краю кровати... Пьет медленно, словно бы впитывая каждую кровавую капельку бокального бытия...       Вильям отставляет бокал и наконец засыпает.

So

      Сэн начинает волноваться и дергаться по каждой мелочи и невпопад говорить о том, как же классно, что они успели за месяц до фестиваля доделать практически все элементы костюмов.       Он и его команда "Tores" сидят в самой душной и ужасной гримерке из тех, что были на его личном опыте косплеера... Сегодня было самое трудное время после 18:00 за всю его жизнь...       Сэна тошнит, в голове субботний вечерний ураган трех ночей дэдлайнов и недоспанного утра-дня.       До выхода на сцену два дефиле по минуте. Ноги подкашиваются, ком стоит в горле. Голова Сэна кружится и начинает напоминать ему о своих "проблемных зонах"       Но "Show must go on". Его уже выпихивают на сцену...So...       

Lie

      Одэри покрасила волосы желто-зеленый рассвет, а на глаза нацепила очки на половину лица: огромные, изумрудные, круглые.       Одэри спряталась под ярко-металлическим плащом и желтыми резиновыми сапогами. Чем ярче -тем незаметнее, чем более шумно вести себя - тем меньше будут обращать внимание...       Одэри выплевывает плесками ярких красок себя на зло этому миру. Снова она скрывает настоящую себя, снова лжет. Она не прячется в своем шелтере, но и не здесь по-настоящему.       Мимо проплывает девушка, от которой несет вишневым табаком и безумием. Вслед за ней тянет бежать, прыгать и лететь...       И Одэри срывает очки и летит следом...

Cherry-bomb

      Шери бежит по улице в рваных черных джинсах. Она бежит- летит вслед за весенним ветром до ближайшей круглосутки.Ей срочно нужен кофе и энергетик. Можно было сходить и в обычный магазин рядом с культурным центром, но так теряется весь интерес....       Сэну нужен был энергетик... он больше всех работал ночью над всеми образами Торесов -он заслужил.       Шери пробегает квартал и летит порывом вишневого пепла и табака. В голове- "The Runaways-Cherry bomb", за спиной- тряпичной клетчатый рюкзак, вся футболка и джинсы в акриле, клее и блестках. Кеды отбивают ритм, а куртка парусом откидывается назад.       Она пролетает мимо чего-то кислотно-блестяще- металлического и происходит взрыв!                     

Power

      Фрэнсис снова бежал по дороге, покрытой июньской пылью, лепестками цветов и запахом озерного цветения.       С тех пор как он замолчал и прислушался к миру, Фрэнсис стал понимать, что вокруг происходит целая бурляще-свистяще-буйствующая жизнь. Весь мир бежал ногами людей; летел крыльями бабочек и птиц; пах всеми мать-и-мачехами черемухой и озерам; стремился войти внутрь рекламными слоганами, ветром и остатками воспоминаний о прошедшей весне.       Фрэнсис дышал, думал и тихо слушал весь мир, рассказывающий тысячу истории в минуту.       Фрэнсис чувствовал, как его переполняет сила... и с этой силой он отправляется на сходку.

Venom

      Валери обошла холмы и вышла к лесу ровно в 6 утра 2 июня.По щекам текут воспоминания и последние ситуации из повседневной жизни... Каждая мысль отравляет ее изнутри и убивает по крупицам.       Вокруг пусто и тихо. Она одна. Валери поднимает руки и сливается с тихим шелестом ночной тишины под стук ветвей близлежащего дерева.       Яд течет по ее крови и распространяется вдоль всех нейронов головного мозга и ниже-ниже... в каждую клетку тела., в каждую каплю несчастной протоплазмы ...       Venom`s memories... В них нет ничего странного, в этих отравленных воспоминаниях...и именно неподалеку от когда-то разрушенной жизни, на пустых холмах ...Всё здесь отравлено, где же еще вылечивать себя, как ни здесь?              

Rain

      В городе начинается летняя гроза. Июнь медленно смывается со стен, дорог и деревьев. Снующие туда- сюда автомобили блестят от скатывающихся по корпусам капель...       Дождь аккуратно смывает летнюю пыль с листьев, скамеек, и всего остального...Дома стоят ошеломленные с пустыми светящимися лицами. Деревья, будто приподнимаются на цыпочках и ждут июльского тепла, наступления нового месяца.       Дождь начинает косыми струями серебряного блеска окутывать старые здание, грубые фасады полуразрушенных заброшек, своды огромных небоскребов...       Окна начинают снова видеть мир...

Aura

      Джек прошел от дома своей подруги, пахнувшей как смрадная вишневая табакерка, вдоль парка и кладбища; вдоль стройки и магазинов с алкоголем...       Уже был полдень, а потому Джек шел под визги детей всех возрастов, свист летнего ветра, стук и шарканье колес транспортных средств разного калибра и озабоченные возгласы всех гулов, что могли только прийти в голову...       На удивление, близость чужих тел ему вовсе не мешала, даже приятно было чувствовать это....Близость других тел, живых и чужих ...       Его аура распространялась, раскрывалась и сияла. Джек начал вдруг смеяться и не заметил, как чуть не сбил с ног человека, выходящего из винного магазина.

End

      Вильям выходит из магазина и сталкивается с горящим, опьяневшим человеком.       Вильям подходит к нему и улыбается...       Джек видит свое отражение в глазах "незнакомца", улавливает блики света и интереса внутри...       Вечер. Спальня Вильяма. Пыль летнего ветра гуляет, ворвавшись через открытый балкон...Джек сидит рядом с бутылкой сока, поскольку никогда не разделял пристрастие Вильяма к вину... они уже знают что общались в школе, но потеряли друг друга. Тогда Джек попытался сбежать виртуальный мир, а после- в море; а Вильям был пилигримом и остается им до сих пор.       Но этой истории приходит конец с уходящими лучами пыльного света.

Road

      Одэри взрывается и потрескивает от запаха вишневого табака, тихо лежа на плече Шери. Та тихо ругается на Сэна далеко нетрезвого, зато счастливого...       Шери пьет солнечный свет вперемешку с имбирным чаем из стеклянной бутылки, смотрит на закат и вслух рассуждает о прошедшем фестивале.       Сэн бегает по дороге со своим мечом и орет опенинг "Атаки титанов". Он счастлив и пьян, освещен закатным светом и бегает по асфальту вдоль дороги...       Одэри курит вишневый табак, Шери пьет имбирный чай и поет "AllTimeLow - Lostinstereo", а Сэн сидит на дороге в новый сезон и ухмыляется навстречу всем препятствиям...Новая дорога, новая история.

Gold

      Иде ходит по магазинам: на каждой витрине- "красота" в блестящей пластиковой обертке, искусственный блеск плотных стекол от мертвых электрических потрескиваний, глянец манекенских неестественных лиц... Пустые, безглазые, изогнутые формами пластмассы...       Иде идет в "Летуаль" и задыхается от тошных, химических, душных запахов духов, косметических средств и упаковочных материалов.       Иде чувствует себя растерянной, непродающейся... Другой.       Она приходит в затюканный ювелирный ломбард на краю квартала. В помещении воняет нафталином...Иде подходит к прилавку, снимает с себя тонны золота и сдает их в чахлые руки старушки-приемщицы.

Swan

      Валери приехала домой только в шесть утра...Ее пальцы тряслись и выранивали газетный сверток с вербеной и "васильевской травой".       Она стучит пальцами по надписи: "Сегодня мы освободимся!" Валери занимается наигрыванием какой-то мелодии, напоминающие реквием по прошедшему и разрушенному...       Валери кидает сверток в сторону, садится на подоконник с прихваченным маркером у магнитной доске на кухне...       Валери рисует черным маркером по звонкому стеклу старой ветхой квартиры. Валери рисует черного лебедя с распахнутыми крыльями навстречу новому миру- за окном.

Check

      Сэн бегает глазами по всплывающим из ниоткуда картинкам и видео...       Он зевает и пока что еще находится под воздействием алкоголя, счастливого окончания "фестивально-творческого запоя" и запаха акриловых красок... Скоро он устанет ловить образы на экране, читать отзывы в группе о их косплейном бардаке, смотреть сторис с вписок и отслеживать появление новых впечатляющих "фоток из гримерки"...       Сэн проверил всю ленту и череду отзывов в группе фестиваля, уполз на кухню и выудил стакан сока из холодильника...       Сэн отправляется в спальню и допивает стакан сока, чувствуя привкус апельсинового солнца на губах...       СПАТЬ!              

Cat

      Венда-Ванда-Вирус и Леон ищут в круглосутке пакетированный латтэ с персиком и перцем...       Этот латтэ в блестящей глянцевой упаковке и напоминает обоим блеск корпусов космических кораблей в фильмах про межпланетные путешествия...       Леон стоит у входа и пьет свой латте, пока день медленно перетекает в вечер, а Венда-Ванда-Вирус считает котят на витрине игрушечного магазина...       Леон видит живого и реального, как острота латтэ с перцем, кота. Кот похож на черную пушистую лужу, растекающуюся по асфальту.       Венда-Ванда-Вирус и Леон подбирают кота и тащат его в украденной корзине для продуктов...

War

      Сэн и его "ангелы" шли после круглосутки в парк. Они накупили еды и напитков, чтобы как следует засесть ночью за просмотр "Тетрадь дружбы Нацумэ".       Сэн смотрит на недавно целующихся Одэри и Шери. В голову и не приходило, что за месяц вишня может стать плодом зрелой любви, а пустая девушка влюбиться до одури...       Сэн счастлив и весел, но одинок...как-то уж слишком все вокруг неоднозначно... Мимо пробегают два безумца, с темной котовой массой в продуктовой корзине, хохочут и звонко орут: "Liberta!"       Сэн останавливается и смотрит в небо застывшими каплями в глазах...       Начинается внутри война...                                   

Soul

      Сходка начинается с массовых обнимашек по поводу прошедшего недавно шествия.       Сэн в стороне. Его поглощают раздумья о недавних разговорах в чате и на яву с Шери. Может ли быть, что он и правда такой "гармонично одинокий" и "страшно отталкивающий собой"?       Сэн переживает разломы внутри себя. Там идет война. Битва уносит осколки ожиданий, сжигает мечты, истребляет лезвиями борьбы надежды...       Soul is over...       Будто бы вся его сущность истребляется... Он не знает, что с этим делать... но сохраняет видимость "улыбки в приветствие".       Его боль... душевная боль... Пусть уж лучше ее никто не увидит.

Volume

      Фрэнсис уже обнимает Шери и видит ее ультра-зеленую подругу сквозь стекла рыжих очков...Он чувствует себя несуразным и диким ожившим деревом среди прекрасных диковинных существ...       Шери тычет куда-то в сторону скамейки и выкрикивает: "Сэн!" Сэн? Неужели он здесь?       Фрэнсис, также известный как Энс, уже идет и смотрит на фигуру, что притаилась в тени деревьев.       Энс с Сэн сидят рядом. Звук их сердец становится громче. Сэн наконец поворачивает голову и обрывки фраз и выдают Энсу его боль...       "Я скучал" - звук становится тише... Громче бит сердец и взглядов этих двоих ... Кто первый?

Honest

      Иде приходит домой в раздрае. Да таком, что стоит ураган в ушах и кислый вкус во рту.       Она спускается по стене на пол, медленно соскальзывая, в такт стекающим с щек слезам.       Иде сидит на кухне у стены продолжает навзрыд быть честной. Сегодня такой прекрасный день для того, чтобы стать кем-то еще... Помимо товара, помимо Иде, помимо...       Слезы заканчиваются. Иде поднимается и смотрит на окно, за которым бушует летняя гроза и срывает с крыш все, что может. В буре носятся пакеты, песок, вода, мысли, разбитые картинки из зеркал, мечты об идеальном теле... Буря рвет, мечет и уносит все. Иде продолжают навзрыд быть честной, вторя буре.

Window

      Леон стоит у просроченного оконного пейзажа, отражающего его образ меж тонких поверхностей...       Рядом спит Венда-Ванда-Вирус, сохраняя в тепле и уюте кота, что они подобрали.       Леон устраивается на подоконнике и смотрит на остатки летней ночи, медленно и тягуче покидающей этот серый угол двора.       За окном пыль, солнце, гул ветра после ночной бури и чужое окно с нарисованным черным лебедем, летящим в незнакомое звенящее пространство к свободе...       Леон смотрит в окно... В просроченные стекла, в счастливый силуэт лебедя, в пыль, в улицы и такие родные, свои усталые глаза, отраженные стеклянной поверхностью.              

Dance

      Джек и Вильям стоят на балконе и читают вслух друг другу посты в пабликах про последние проекты "Queer-concern", воодушевляясь с каждым словом все больше.       Вильям пьет вино и думает о прошлом и том, как скучал без Джека и его улыбки. Джек пьет сок из бутылки и думает о том, как бы не испортить все обсуждением своей попытки суицида накануне.       Вильям и Джек все уже выливают друг на друга сливочно-мрачный поток мыслей о любви и смерти, чем поднимают ветер и заставляют Землю вздрогнуть.       Вильям закручивает Джека в вихре танца по пустой квартире, глупо смеясь в такт играющей музыке. Они танцуют в вихре цветов и поцелуев... и пусть время отстанет.

Family

      Валери снова заваривает черный, как ее ногти, кофе. Горькие слезы уже смешиваются с тушью и вкусом напитка...       Семья - это те, кто способны превратить горький вкус в нечто сладкое или, хотя бы, терпимое... Но у Валери семьи больше нет.       Родители- в Самаре, бабушек и дедушек нет уже несколько лет, а брат... лучше бы и вовсе не задумываются о нем. Он сбежал из дома в 18 лет, с тех пор - только обрывки новостей в Телеграмме.       Валери достает телефон и набирает номер того, кто более-менее способен из горького сделать безвкусное.       На том конце провода- Рей, такой знакомый, задумчивый, сероглазый...       Они- почти семья.                     

Phone call

      Рей слышит рингтон, еще не выйдя из душа. Это Валери... Черное пятно в его бело-серой бумажной жизни, его вселенная.       Он отвечает, долго слушает как она ноет о своей боли сквозь телефонные сигналы и звуки оповещений в мессенджерах...       Звонок приходится продлить аж дважды- превышают лимит. Космическая Валери читает ему вслух Полозкову, так она успокаивается. Вдруг голос Валери срывается на рыдания. Она кричит про то, как тяжело смотреть в небо и на нарисованного лебедя, и на весь мир...       Рей кивает и говорит ей, что встретит ее через 30 минут у подъезда...       Пора выходить на свет.

Home

      Энс и Сэн сидят на заброшенном заводе по производству чего-то там мега-важного во времена 60-х и 80-х годов.       Сэн становится вдруг счастливым, улыбается так, будто только что перетасовал свои возможные судьбы и выбрал наугад самую интересную, хоть и не простую...       Энс включил тихую музыку, напоминающую джаз. Он счастлив, что Сэн больше не похож на мрачную тень самого себя, улыбается и смотрит на него прямо, не избегая единения через бездны обоих глаз.       Сэн и Энс сидят на заброшенном заводе... Они держатся за руки, поют под колонку "Bird", смотрят друг на друга и чувствуют то самое понятие, которого у обоих нет уже давно...Дом.

Beauty

      Иде идет через дождь, утро и парк. Она молча говорит с деревьями, смотрит на тучи, впитывает в себя красоту...       Запах дождя становится частью ее сути. Свет, хоть и серый, проникает под кожу и вытягивает все неприятно-колкие мысли о "переработке", "товарах" и "покупателях". Свет прорезает насквозь этот пустой голодный мрак, которой так долго казался родным и единственным "я" для нее...       Красота вырывается криками, слезами, жаждой нового света. Дождь рассасывается, свет ударяет по мокрым ресницам Иде.       Яркая, естественная, навзрыд красивая и омытая до белья прошедшей бурей Иде... идет через утро...

Sunset

      Шери сгибает пополам бумагу, заворачивая в нее книгу. Книга тяжелая и большая, она с трудом вместилась без лишних продырявливаний пергаментной тонкой бумаги...       Это "Дом в котором..."- подарочное издание... одно на двоих для Сэна и Энса в честь их "наконец-то примирения".       Шери улыбается и смотрит на розовый цвет обертки, в который ее окрасил солнечный свет догорающей середины июля.       Немного грустно, но все же прекрасно-звонко и сладостно-лестно смотреть на истлевающий день, который символизировал закат середины лета...       Закат догорает, шум машин утихает. И вдруг порыв ветра срывает с Шери пыль грустных мыслей...

Sunrise

      Вильям гуляет по набережной.Он уже чувствует, как середина лета перевалила за горизонт, и как жестоко начинает входить на Землю новый день... Через пылающий, алый и горячий рассвет.       Вильям садится на камень у ворот прибрежного маяка и смотрит на расцветающее, новое средне-летнее солнце, сжигающее последние туманные дымки, а вместе с ними и события, при которых Вильям забывал, что его суть -"пилигрим"       Путешествие Вильяма по берегу продолжается.Облака затянули яркость горящего июля.Воздух становится свежим, а сердце и все тело -легким.       Вил смотрит на начинающийся серебристый дождь и влюбляется в середину лета.

Lips

      Одэри рисует губы Шери в альбоме с черными листами, белой гелевой ручкой. Она мечтает о средне-летнем водовороте, о приключениях вместе с ветром...       И о губах ...Тех, что шепчут: "Я с тобой"; тех, что говорят о Queen, Imaginedragons, косплеерных переполохах в гримерках, выборе энергетиков, вкусе вишневого табака и танцах у дороги на рассвете;, тех что ласково целуют в шею, щеки, лоб и руки; тех, что несомненно лучшие за всю историю Одэрианского рисования частей чужих лиц. Любимые, потрескавшиеся от перепада температур, теплые и тонкие- губы Шери.       Шери "позирует" Одэри, укутавшись в плед и мирно посапывая.

Connect

      Леон сбегает по крутому склону насыпи, захлебываясь серебряным дождем и лимонным ветром.       Венда- Ванда- Вирус тащит по насыпи огромную доску, служившую кому-то когда-то столешницей.       Кот смотрит на этих двоих безумцев, уже окончательно признав несостоятельность людской логики.       Леон чертит на песке линии, изображая связь между "мирами", которые являли собой валуны вдоль береговой линии.       Венда- Ванда- Вирус бросает столешницу и кидается на спину Леона. Кот примирительно садится на несчастную доску и начинает притворяться спящим.       Между мирами образуются новые связи, как и между Леоном и Вендой- Вандой- Вирус...особые коннекты.

Song

      Рей идет по тропинке мимо сгоревший когда-то средней школы. Здесь пахнет пеплом воспоминаний и блевотиной нудности происходящего.       Рей разворачивается и идет к парку, от которого лишь спокойствие и щекотный липовый запах внутри.       Рей садится на пень, уже довольно ушедшей в траву. Он вдыхает приятный зеленый ветер, слушает шелест ветвей соседних деревьев...       Рей смотрит на дороги в коре деревьев и начинает петь.       Песня Рея о лете, бедах, темноте, грубости, болезни, смерти, любви, робких опасений, детстве,вкусе риска, телефонных диалогов, слезах, расстояниях ...       Эта песня о Валери.

Cake

      Шери схватывает новости о недавнем "событии века", моментально облетевшем всех "Tores".       Энс и Сэн провели вместе выходные... с весьма ожидаемым для sex-active ребят результатом... но это не самое главное. Главное - это факт, официально провозглашающий вседозволенное:"Sex, love,1 month!"       Шери готовит торт с радугой, барашками и надписями: "rainbow connection", "с месяцем любви", "наконец-то до вас дошло".       Шери вся в красителях, креме, возбуждении и блеске...Помада смазана, ресницы отваливаются, волосы торчат, а в губах сигарета...       И именно в этот момент звонит Одэри.                     

Lime

      Одэри звонит Шери.Сегодня тот день, когда они должны возвестить о "начале новой любви" и напоить Энса алкоголем во имя Сэна и их первой ночи...       Во всяком случае, Шери заканчивает торт и сообщает о том, что "великая первая ночь" будет сладка и приятна хотя бы благодаря ее кулинарным способностям.       Одэри отрезает кусок лайма и кидает его в минералку. Ее волосы теперь того же цвета, что и любимый фрукт, а тело укутано в плед.       Она собирается с мыслями, ее снова закручивает вишнево-кислый вихрь мыслей.       Что если Шери уже думает о их сближении? Одэри страшно и противно от собственной трусости...       Это кислый вкус и он не только на ее губах.

Bus

      Сэн и Энс едут из другого района домой к Шери, которая вечно решает вопросы вселенского масштаба...Такие, как: где пить, что пить, с кем пить и где потом ночевать.       Энс зажимает свои наушники, переплетает провода между пальцами. Между ними и Сэном будто пробегает искра, наполняющая все клетки тела ранее неведомым ощущением тепла.       Сэн говорит, что скоро выходить и убирает в рюкзак свою вездесущую тетрадку...       Энс аккуратно его поцеловал в губы, будто боялся о них обжечься, от боли проснуться и снова оказаться там, где блевотно-жгучая смесь букв и речей... Автобус останавливается.              

Darkness

      Валери и Рей сидят на пыльной кухне и смотрят в силуэт летящего к свободе лебедя. Валери пьет черную, непроглядную и горькую бездну, Рей же разбавляет ее сливками.       Рей говорит о темноте за окном и том, что фонари будто разом объявили бойкот всему человечеству. Валери смеется, будучи полностью уверенной в своей причастности к этой тьме, ее продолжительности и тягучести...       Валери глотает горькую непроглядную темноту, выходя в ночной сентябрьский мир из подъезда...Рей стоит рядом и всматривается в то, как силуэт Валери медленно становится частью темного мира, где фонари объявили человечеству бойкот.

Life

      Сэн и Энс читают "Дом, в котором..." и пьют какао. Они предвкушают грядущую осень, полную общих планов, горячих поцелуев и головокружительных поворотов событий. Валери и Рей стоят на пороге дождя и утра, слушают Полозкову и пьют кофе. Скоро закончится солнце.       Джек и Вильям гуляют по заброшенному заводу, пьют вишневый сок и вино, танцуют и бегают, целуются и орут. Они впитывают в себя чаще и чаще счастье.       Шери и Одери засыпают на траве в центре своего мира, неподалеку от реки. Они курят, смеются, улыбаются и обнимаются...Они ждут любви от нового дня.       Иде сверлит взглядом витрину игрушечного магазина с кучей плюшевых, и не только, зверей... Иде покупает пушистого игрушечного кролика, чувствует себя Алисой и бежит в парк.       Леон и Венда-Ванда-Вирус танцуют на пляже, бегают от волн и таскают кота. Венда-Ванда-Вирус целует цветы, Леон смотрит в небо... Жизнь ждет их.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты