автор
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
"У Алека от этого запаха не только поджимались пальцы на ногах, но и шерсть на загривке вставала дыбом. Конечно, он старался открыто не принюхиваться к начальству, но в утренние часы позволял себе немного расслабиться и насладиться горько-фруктовым ароматом сильного альфы. Большего Алек себе не мог позволить по нескольким причинам, одной из которых был тот факт, что он и сам был альфой".
Посвящение:
Моей кармической сестре Iryska Daikiri)))
Примечания автора:
Написано на новогоднюю неделю в группе https://vk.com/war_of__hearts для игры "Тайный олень". Сочетание Омегаверс/Врачи/Запретные отношения.
https://sun9-65.userapi.com/LS2QuYnQ4GdIc5a2U9XSttDYS8xKXSeNGc1TkA/dBwcOGxZL8E.jpg
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
200 Нравится 6 Отзывы 51 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Алек настолько вымотался в последнее время, что его глаза держались открытыми только благодаря кофеину и силе воли. Этим утром он чувствовал себя особенно плохо. Вероятно, сказывалось отсутствие нормального сна в преддверии экзаменов и его упорное нежелание признать, что работа в частной клинике днем совсем не помогает справиться с долгами по учебе. Бросать работу Алек не хотел по нескольким веским причинам и одной не веской, которой являлся его куратор.       Дело было не в том, что куратор не хотел его отпускать или настаивал, что Алеку пригодится практика в дальнейшем. Просто он был космически красив и сексуален. Это признавал весь персонал клиники, в том числе и вышеупомянутый куратор Алека, Магнус Бейн.       Как и каждый день, Алек прибежал на работу первым, чтобы успеть забрать истории болезней тех пациентов, которые были записаны к доктору Бейну на этот день. Он ввалился к кабинет, уронил на стол папки и втянул носом знакомый запах.       Обычно во всех больницах, даже в частных клиниках, где нормально работали кондиционеры и повсюду стояли освежители воздуха, витал смешанный аромат септика, медикаментов, большого количества людей и страха.       Но в кабинете доктора Бейна Алек чувствовал только знакомый букет, принадлежавший хозяину этого помещения: сухофрукты и горький темный шоколад. У Алека от этого запаха не только поджимались пальцы на ногах, но и шерсть на загривке вставала дыбом. Конечно, он старался открыто не принюхиваться к начальству, но в утренние часы позволял себе немного расслабиться и насладиться горько-фруктовым ароматом сильного альфы. Большего Алек себе не мог позволить по нескольким причинам, одной из которых был тот факт, что он и сам был альфой. Конечно, он не был маленьким и знал, что такие союзы случаются. Но также Алеку было известно, что общество, в том числе и его родители, относятся к таким людям с прохладцей, а то и с отвращением. Да к тому же, он не питал никаких иллюзий по поводу того, что такой видный представитель сильного пола, как Магнус Бейн, сможет легко найти себе кого-нибудь, если захочет, не прибегая к сомнительной необходимости нарушать правила заведения, в котором работает, и заводить интрижку с подчиненным. Поэтому дни Алека проходили в нервном возбуждении, а вечера в гордом одиночестве и компании учебников.       Дверь отворилась, и в кабинет мягкой походкой вошел доктор Бейн. Он, как и всегда, озарял мир улыбкой и пронзал хитрым всезнающим взглядом.       — Когда ты в последний раз спал, Александр? — Магнус снял пиджак и повесил его на спинку стула. — Выглядишь так, будто сражался с пумами или объезжал быка.       Если бы Алек не чувствовал себя выжатым лимоном, он наверняка бы покраснел, потому что прекрасно знал манеру общения Магнуса и был уверен на все сто, что тот только что намекнул на наличие у него бурной половой жизни. Не желая оставаться в долгу и зная, что Магнус только того и ждет, Алек перекинул ему через стол папку с историей болезни первого пациента, а потом невозмутимо сказал:       — Я мог бы подать на вас в суд за домогательство на рабочем месте.       — И в чем же моя вина, господин судья?       — Намеки на секс в любом виде запрещены уставом нашего заведения, — продекламировал Алек, припомнив, как когда-то нечто подобное сам Магнус втолковывал одному из коллег.       Довольно улыбнувшись, Магнус занял свое место за столом.       — Правильно говорить «любые намеки», потому что «в любом виде» звучит так, будто тебя интересуют подробности чьей-то личной жизни, — поправил он. — Зачет, Александр. Но иногда тебе нужно спать. И даже не вздумай сказать, что дремлешь в метро по пути на работу, или еще что-то подобное. Удобная постель, проветриваемое помещение, восемь часов сна, — перечислил он, загибая пальцы на правой руке. — Сколько экзаменов у тебя в этом семестре?       — Пять, — Алек только плечами пожал, не соглашаясь, но и не споря. — Вызвать мистера Сантьяго?

***

      Через пятнадцать минут Алек отложил ручку и подпер рукой голову. Он точно знал, что следующий разговор продлится довольно долго, а потому мог позволить себе немного пофилонить и послушать, как Магнус внушает очередному неверящему пациенту простые истины, которые, тем не менее, очень важны для альфьего здоровья.       Магнус был одним из немногих урологов, который получил еще и степень андролога, то есть, разбирался в строении тела как альф, так и омег, а потому мог больше сказать об их различиях и сходствах. Он считал, что лечение заболеваний мочеполовой системы альф невозможно без комплексного обследования всех органов, в том числе предстательной железы, на которую, в силу того, что общество принуждает альф выбирать только активную позицию при сексуальном контакте, доктора-урологи зачастую не обращают внимания.       Алеку эта теория пришлась по душе, особенно та часть, где Магнус настаивал, что регулярный массаж простаты уменьшает риски ее воспаления в несколько раз. Алек уж точно был бы не против, если бы кто-то такой сексуально привлекательный, как доктор Бейн, проводил для него сеансы массажа.       — Ну, доктор Бейн, это уж Вы загнули, — добродушно, но немного нервно рассмеялся Рафаэль Сантьяго, приехавший на прием к Магнусу аж из другого города, но, очевидно, не ожидавший такого новаторского подхода в лечении.       — Скажите-ка мне, мистер Сантьяго, как зовут Вашего омегу? — даже несмотря на отсутствие у пациента доверия и энтузиазма, Магнус продолжал ему улыбаться.       Алек знал, что тот уже привык к первой, не самой воодушевленной реакции на свой метод лечения, и поражался, как много у его куратора терпения. Если бы это ему изо дня в день приходилось объяснять всяким недоверчивым, что лечение работает, он бы, наверное, уже кому-нибудь наподдавал. Тряхнув головой, чтобы прогнать странные для работы мысли, Алек постарался снова сосредоточиться на разговоре. Сегодня он отчего-то чувствовал сладко-горький запах Магнуса особенно сильно, вероятно, из-за проблем со сном, и контролировать позывы собственного разбередившегося тела становилось все сложнее.       — Джейс, — тем временем с огромной нежностью сказал Рафаэль. — Он у меня такой… ух, доктор Бейн, я б его так и съел. Как посмотрит на меня своими цветастыми глазищами, как хлопнет ресничками, так я сразу и сдаюсь ему со всеми потрохами.       — Любовь ставит на колени даже самых сильных, — все с той же улыбкой продолжил Магнус, хотя в глазах его, которые периодически поглядывали на Алека, появилась некоторая настороженность. — Так вот, мистер Сантьяго, скажите мне, Джейс жаловался Вам хотя бы раз на болезненные ощущения во время сна? Или на боли при мочеиспускании? — дождавшись, когда пациент отрицательно мотнет головой, Магнус удовлетворенно кивнул. — Такие симптомы чаще возникают у альф, и вот почему — омеги фактически получают массаж простаты при каждом половом акте. Андролог, проводя прием, также делает им массаж простаты. Это обязательная процедура. Так почему, как Вы считаете, такого не делают урологи? Почему так отличается лечение для альф и омег, хотя простата есть и у тех, и у других, и строение ее не отличается?       — Почему? — задумчиво переспросил Рафаэль.       — Да потому что… — Магнус запнулся, вдруг тяжело задышав и бросив очередной молниеносный взгляд на Алека. — Потому что… это… это предрассудки, — он резко повернулся к Рафаэлю, напряженно о чем-то думая. — Мистер Сантьяго, не могли бы Вы, когда будете уходить, предупредить регистратуру, что на сегодня у меня прием окончен. Скажите им, что мне нужно срочно увезти медбрата Лайтвуда домой, пока его окончательно не накрыл гон, и он не набросился на кого-нибудь из пациентов.       — Оу, — прохрипел Рафаэль, оглянувшись на Алека. — А как же…       — Я позвоню Вам, и мы обсудим лечение, — Магнус вскочил и буквально вытолкал пациента за дверь, добавив напоследок. — И поговорите с Джейсом. Обсудите то, о чем мы с Вами беседовали. Не думаю, что ему будет это хоть сколько-то неприятно. Он сможет поделиться с Вами опытом. И, мистер Сантьяго, не тяните с этим, а то когда Ваш омега захочет детишек, может статься, что такого простого решения проблемы уже не будет.       Попрощавшись и еще раз пообещав позвонить, Магнус обернулся к ошарашенному Алеку.       Сам Алек только после его слов о накрывающем гоне нормально прислушался к собственному телу и осознал, что действительно пропустил все те важные сигналы, которыми организм предупреждал его о наступающем непростом периоде, списав их на недостаток сна и отдыха. Он был буквально в шоке от того, что с каждой минутой все ближе подбирался к тому почти звериному состоянию, когда контролировать себя ему будет практически невозможно. Вот только, в отличие от Магнуса, боялся он не за пациентов-омег, которые находились в данный момент в клинике, а за свои страстные порывы в сторону куратора. Алеку совсем не хотелось ставить себя в неудобное положение, и он уже собирался сказать, что вызовет себе специальное такси, когда Магнус подбежал к столу и вновь накинул пиджак на плечи.       — Вставай, я тебя отвезу, — отчеканил Магнус, охлопывая карманы в поисках ключей от автомобиля. — Давай же, Александр!       — А как же пациенты? — сделал последнюю отчаянную попытку Алек, пока чужие крепкие руки уже вздергивали его вверх и тянули на выход.       — Сейчас меня больше заботит не отмена приема, а тот факт, что я не знаю, где ты живешь, — подталкивая его к запасному выходу и при этом умудряясь ободряюще улыбаться разволновавшимся пациентам, тихо проговорил Магнус. — Ты как? Соображаешь? Глаза у тебя безумные, конечно, — фыркнул он. — Адрес скажешь?       — Фоксроуд, двадцать девять, квартира шесть, — отбарабанил Алек, будто сдавал экзамен, пытаясь не дрожать под прикосновением сильных рук Магнуса и не втягивать слишком уж очевидно его запах.       Но тот, казалось, действительно ничего такого не замечал, сосредоточившись на том, чтобы усадить «пьяного» Алека на место пассажира, пристегнуть, а после, захлопнув дверь и обежав автомобиль спереди, быстро скользнуть за руль и завести мотор. Перед тем, как тронуться, он вновь обернулся к Алеку и улыбнулся, очевидно, пытаясь его поддержать, как делал всегда.       Вот только сам Алек мог думать только о его запахе, заполнявшем салон и щекотавшем ноздри в намеке на обещание награды, которую ему получить было не суждено. Не в состоянии держать руки при себе, он обхватил живот и сложился пополам, издав странный хлюпающий звук, похожий одновременно на стон и на сорвавшийся рык. Алек был уверен, что еще немного, и его стошнит от нервного напряжения, или же он накинется на Магнуса, как голодающий беспризорник на обед из пяти блюд. Ни один из вариантов не казался ему нормальным, а потому он принялся считать собственные вдохи и выдохи, стараясь набирать воздух в грудь через рот, а отпускать — через нос.

***

      Вбив в навигатор продиктованный Алеком адрес и вдавив педаль газа в пол, Магнус вырулил с парковки медицинского центра и повернул налево, чтобы выехать на кольцо. Он никогда не жил в том районе, где находилась квартира его помощника, а потому доверился технике.       Было очевидно, что сам Алек уже не совсем способен подсказать ему правильную дорогу. Он сложился на сиденье, тяжело дыша и как-то даже порыкивая.       Магнус поглядывал на него, каждый раз замечая новые детали: рвущиеся напряжением плечи, вздымающаяся от хриплого дыхания грудь и стоящая дыбом шерсть на холке, уходящая от шеи вниз под рубашку. Догадываясь, что такая густая шерсть, какой мог похвастаться не каждый альфа, у Алека растет не только на голове и уходит вниз по позвоночнику, но и на других частях тела, Магнус сглотнул слюну. Откашлявшись, чтобы скрыть напряжение в голосе, вызванное этим внезапным чувственным открытием, он постарался отвлечь и себя, и Алека.       — Ехать всего десять минут, — сказал он, поджав губы, когда заметил, как Алек вздрогнул. — Это из-за моего запаха? — решил уточнить он, зная, что многое альфы в период гона с трудом переносят присутствие рядом не только омег, на которых готовы накинуться с вполне определенной целью, но и альф, которые кажутся им соперниками, посягающими на чужие территории.       Чего Магнус не ожидал, так это такой бурной реакции Алека на свой вполне обоснованный вопрос.       Тот вскинулся и уставился на него каким-то странным взглядом — не угрожающим, а скорее, шокированным и немного виноватым.       — Это все гон, — прохрипел Алек, о чем Магнус и так догадывался, и неожиданно добавил. — Просто стоит постоянно, — и снова сложился пополам.       Пытаясь уловить суть сказанного, Магнус замолчал. Он, нахмурившись, размышлял о словах Алека, но единственное его предположение было слишком хорошим, чтобы оказаться правдой. Магнус никогда не замечал за Алеком ни малейшего интереса к альфам, как, впрочем, и к омегам, но был уверен, что распознал бы сигналы, если бы таковые были. Надеяться на новогоднее чудо не имело смысла, хоть до самой волшебной ночи в году остались считанные часы, и Магнус решил, что сейчас не время думать о возможных отношениях со своим помощником, ведь самое главное было доставить его домой и сбегать в аптеку, если в квартире не найдется подавителей.

***

      Оказалось, Алек жил в одной из старых многоэтажек, построенных почти полвека назад, в которых были слишком тонкие стены и очень мрачные соседи.       Магнус уже и забыл, когда в последний раз бывал в таких бедных районах. Вероятно, когда сам учился в медицинской школе и не имел еще постоянного хорошего дохода. Прихожая была на удивление приятной и чистой, что Магнуса очень порадовало. Он запер входную дверь, приказав Алеку сразу же отправляться в душ, так и не добившись от него, были ли в его аптечке подавители. Пришлось идти на разведку. Однако, вскоре Магнус осознал, что аптечка находится в ванной комнате, как и Алек, без сомнения, в данный момент уже обнаженный и мокрый. Почти живая картинка, появившаяся в воображении Магнуса, заставила его застонать и сжать стремительно набухающий член ладонью. Но он никак не мог перестать представлять тугие струи воды, стекающие по бледной коже тела Алека.       — Чтоб тебя, — выругался Магнус, но бросить Алека в одиночестве все равно не решился, пока не убедится, что тот будет в порядке.       Он постучал в дверь ванной, собираясь предупредить о своем появлении, но она тут же распахнулась, и его окатило паром, пахнущим индивидуальным мускусным ароматом Алека, в котором так гармонично смешивались нотки дуба и ванили. Ноздри Магнуса раздулись, впуская в легкие эту симфонию секса, и он даже слегка пошатнулся, вынужденный схватиться за косяк, чтобы не упасть прямо в объятия своего помощника, который в этот момент стоял перед ним в одном полотенце на узких бедрах.       Грудь Алека, как и его живот, руки и ноги, покрывала поросль густых волос, что подтверждало недавнюю догадку Магнуса. Тело Алека еще блестело капельками воды, а грудь вздымалась от тяжелого дыхания, вызванного, очевидно, не только наполненным паром воздухом, но и возбуждением, что подтверждалось, стоило только взглянуть на натянувшееся в паху полотенце.       Зная, что еще секунда, и он не выдержит пробегающего между ними напряжения, Магнус шагнул назад, намереваясь сбежать, хоть и понимал, что оставлять Алека одного в таком состоянии — не самая лучшая идея.       — Это из-за моего запаха? — вдруг спросил Алек, повторяя слова самого Магнуса, сказанные в машине.       Он стоял и смотрел на пах Магнуса, а тот не мог выдавить из себя ни слова, догадываясь, насколько очевидно его возбуждение.       Магнус застыл в ожидании вердикта, примет ли Алек его таким или оттолкнет, больше не желая общаться и работать вместе.       Алек же принял решение мгновенно. Он шагнул вперед, врезаясь Магнусу в грудь и впиваясь в его губы голодным, жадным поцелуем. Алек терзал эти губы, кусал их, облизывал, втягивал в рот, и низко стонал, стоило Магнусу ответить ему тем же. Руки Алека успели стащить с Магнуса только пиджак, когда сам Магнус уже сбросил с него полотенце и облапил задницу, впиваясь пальцами в покрытую волосками кожу.       Они оба зарычали, что только разогрело их желание еще сильнее.       Последней связной мыслью Магнуса, прежде чем они оказались в небольшой спальне Алека и упали на постель, было напоминание самому себе, что завтра ему обязательно нужно позвонить в клинику и перенести ближайшие записи, если уж он собирался провести с Алеком гон.

***

      Просыпался Алек тяжело. Все его тело болело от кончиков пальцев ног до макушки. Было такое ощущение, что его кто-то покусал, потом избил, а потом еще и высосал из него всю жидкость. Пить хотелось просто зверски, а навязчивый запах кофе, пробивающийся в его чувствительный из-за наступившего гона нос, не оставлял шанса игнорировать это желание. И тут Алека прямо подбросило на постели, когда мысли собрались в кучу, и до него дошло, что произошло этой ночью. Он переспал с Магнусом.       И тот, вроде бы, был очень даже не прочь.       Вот только Алек не был уверен, что все это не было простым удовлетворением желания. Конечно, он знал, что Магнус может легко найти себе партнера для секса, и для этого не станет прыгать в постель с первым встречным альфой или омегой, но все равно не мог отделаться от нервной мысли, что это был больше жест благотворительности, заботы о своем подопечном, чем что-то более глубокое. Судя по стойкому запаху кофе, все больше заполняющего спальню из-за двери, Алек предположил, что Магнус до сих пор не ушел, а это значило, что им предстояло поговорить. Решив, что не станет вести себя как привязчивый подросток, впервые познавший сексуальные наслаждения, Алек поднялся и натянул спортивные штаны, служившие ему домашней одеждой. Он скажет Магнусу спасибо и подтвердит, что согласен оставить все как было.       Если Магнус захочет хоть что-то оставлять.       С этой пугающей мыслью Алек направился по следу кофейного дурмана.

***

      Магнус обнаружился на кухне. Он стоял с чашкой кофе в руках и смотрел в окно, задумавшись о чем-то настолько, что даже не заметил, что уже не один.       Но Алека привлекло не это. Он уставился на задницу Магнуса, не прикрытую ни одним слоем одежды, постепенно осознавая, что тот расхаживает по его квартире голышом, даже не подумав одеться после проведенной вместе ночи. А уж отметины, которыми было, как новогодняя ель, расцвечено тело Магнуса, лишили Алека дыхания. Воспоминания о том, что происходило ночью, захлестнули его.       Магнус, принимающий его в себя так легко и покорно, но при этом и не думающий подчиняться. Его сильное, мускулистое тело. Его бедра, работающие рычагами, когда он сидел верхом на Алеке. Его руки и пальцы, оставляющие на коже Алека синяки и царапины. Его зубы, вгрызающиеся в плоть Алека с такой силой, что казалось, будто он готов поставить свою метку. И его реакции на ответные жесткие и требовательные прикосновения Алека, такие честные и смелые…       — Твой взгляд прожжет лишнюю дырку в моем заду, — небрежно сказал Магнус, нарушая тишину и заставляя Алека вздрогнуть от неожиданности. — Кофе готов.       — Спасибо, — выдавил из себя Алек, сначала направившись за водой, чтобы промочить саднящее от стонов и криков горло. — Доктор Бейн, мы… нам нужно поговорить.       — Определенно, — фыркнул Магнус, все еще рассматривая что-то на улице. — С новым годом, кстати.       — И Вас.       — Если хочешь, можем ничего сейчас не обсуждать, — предложил Магнус, обрадовав и огорчив Алека одновременно, потому что, с одной стороны, ему не хотелось проговаривать то, что и так очевидно, а с другой, хотелось, чтобы Магнус не относился к этому так незаинтересованно.       — Ага, конечно, — буркнул Алек, отпив первый глоток кофе. — Гон, дело такое. Ну знаете… всякое бывает…       — Что? — Магнус резко обернулся и впился в него негодующим взглядом. — Гон? Бывает?       — Да? — Алек не мог понять, что сказал не так.       — Тогда мне лучше уйти, — бросил Магнус, поставив свою чашку на кухонный островок. — Прими подавитель. Первая волна, конечно, уже прошла. Но все равно прими, на всякий случай.       — Вы… Вы не останетесь? — Алек почувствовал панику, не понимая, почему Магнус уходит так резко, если сам предложил не продолжать. — Я обидел Вас?       Магнус состряпал скептическую гримасу.       — Сказав, что переспал со мной только из-за того, что у тебя гон? Да, Александр, ты обидел меня, — рыкнул Магнус и упер руки в бока, совсем не стесняясь своей наготы. — И знаешь что? Никогда я не поверю, что альфа будет трахаться с другим альфой только потому, что у него гормоны из ушей лезут.       — Да я просто…       — О да, просто, — Магнус не дал Алеку и слова сказать. — Что просто? Просто ради интереса? Любопытно стало? Знаешь что, Александр, для того, чем мы с тобой занимались, нужно возбудиться. И хотя природа нас наделила механизмом воспроизводства, который заставляет наше тело желать, наш нюх наделен способностью отсеивать неподходящих партнеров. А это значит, что ты действительно хотел меня. Да, возможно, тебе кажется, что это ничем не отличалось от секса с омегами, потому что ты был, как это говорят, ведущим, а не ведомым, но только это все чушь. Вспомни, как каждый раз, когда я назначаю альфам массаж простаты и объясняю, что им стоит позволять своему партнеру ласкать их таким способом, они все смотрят на меня с отвращением, злостью или недоверием. А ты…       Больше Алек слушать эти претензии не собирался. Он схватил Магнуса за плечи и рванул его на себя, влепив в губы грубый поцелуй.       — Я все пытаюсь сказать, что не имел в виду ничего такого, — оторвавшись от губ Магнуса и закрыв его рот ладонью, Алек улыбнулся. — Я думал, это Вам нужно оправдание, чтобы не продолжать то, что было.       Магнус мотнул головой и прикусил ладонь Алека.       — Тогда Вы могли бы остаться на все выходные, — предложил тот и убрал руку, ожидая ответа с зарождающейся надеждой и волнением.       — Если только ты перестанешь обращаться ко мне на «Вы», — поставил условие Магнус, но подумав, добавил. — Разве что, в нашем кабинете и в постели, — заметив, как нахмурился Алек при упоминании работы, он положил ладонь ему на щеку и погладил заросший щетиной подбородок. — Я понимаю, что все это слишком сложно. Нам нужно поговорить обо всем и решить, что будем делать с работой, да и вообще… Но это может подождать пару дней.       — Пару дней? — хмыкнул Алек.       — Ага, пока не натрахаемся на год вперед.       Алек только покачал головой, пытаясь сдержать улыбку. Он понимал, что им рано или поздно придется разбираться с проблемами, но был согласен, что это может подождать. А потому подхватил Магнуса под его восхитительную твердую задницу и под общий смех утащил обратно в постель.       Все-таки самая волшебная ночь в году была просто обязана закончиться самым волшебным утром.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клэр Кассандра «Сумеречные охотники / Орудия смерти»"

Ещё по фэндому "Сумеречные охотники"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты