Твоя смерть стала концом для меня.

Слэш
NC-17
Завершён
9
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Мы любили друг друга всем сердцем, но кто же знал, что судьба решила отобрать у нас всё. Это так печально, не так ли, Бакуго?
Посвящение:
Я посвящаю это тем, кого уж нет в живых.
Примечания автора:
Я просто обещал.
Соулмейты - люди, которые предназначены друг другу.
При смерти одного из них - второй умирает любым способом. Если смерть не случается в течении сорока дней, после смерти одного из них, то второй умирает от сердечного приступа.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
9 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Любовь ещё, быть может, вернётся невзначай.

Настройки текста
Примечания:
Спасибо за стекло, которое я откладывал. Дооткладывался блять.
      Любовь еще быть может, вернётся невзначай.       И пусть уж не тревожит, отправив грёзы в Рай.       Надежды и свершенья настигнут в небесах,       И боль, и страх сраженья, познаем на весах.

***

Я никогда не думал, что моё светлое будущее, которое я планировал вместе с тобой, никогда не наступит.       Я никогда не понимал, что ждёт меня в этой жизни. Трудное детство в моральном плане? Нет, оно было прекрасно и беззаботно. Хорошее окружение, в котором был один единственный друг, за которым я всегда стремился идти. Но боюсь, он не разделял моих надежд, которые я возлагал на себя и него. Кацуки Бакуго? Нет, просто Кач-чан. Прозвище, которое было дано мной давным-давно. Маленький знак нашей долгой дружбы, которая не предвещала ничего хорошего с его стороны. По крайней мере мне так казалось до старшей школы, ведь после неё мы вступили в отношения.       Вы когда-нибудь задумывались, что же такое на самом деле любовь? Красивое слово или химическая реакция в организме человека, которая заставляла нас чувствовать себя счастливее? Живее, полными вдохновения и стремлением к новым свершениям, которые мы хотим увидеть в нашем светлом будущем.       Чувство, делающее тебя живым. Мертвы ли мы тогда без любви?       Когда-то, в какой-то книге, в каком-то фильме или истории, я слышал: «Ты мёртв до тех пор, пока не любишь. Но когда ты ощутишь любовь, которая расцветёт в твоей душе, будто летние лютики, то ты станешь живым».       Сколько было написано книг в русской истории, стихов, и все они о любви.       Об этом можно будет думать вечно. Но не сейчас. Сейчас уже не время, ведь у меня было оно, когда мы учились. Сейчас, живя в одном доме с Кацуки, у меня совсем другие мысли, которые должны заполонить мою голову. Совсем другие.

***

— Какого чёрта ты так долго возишься с этим?! — раздался громкий и грубый голос блондина, что раздражённо сидел на кухонном диване и наблюдал, как его (уже)супруг готовил ужин.       Умелые руки более низкого юноши нарезали овощи и складывали их в кипящую воду. У Деку как и всегда был опрятный, домашний вид. Волосы зелёного цвета торчали в разные стороны, пока сам он был одет в черный свитер своего мужа и его же штаны в том числе. Изуку весьма часто брал вещи блондина без разрешения, за что после, конечно же, огребал по полной программе. Но его совсем это не пугало.       Он заканчивает с делами и поворачивается. Нерешительный взгляд, и робкие шаги в сторону взрывоопасного юноши, и он уже находится в объятиях Кацуки, что так любезно заключил парня в них, не желая отпускать столь невинное напоминание героя. Их тела соприкасаются, чувство любви и приятное ощущение счастья наполняют душу полностью, заставляют колебаться от смущения, пока на кухне тлеет ярко-синий огонёк от газовой плиты, что своими язычками окутал кастрюлю с ужином и доводил его до готовности, пока двое возлюбленных нежно кувыркались на кухонном диване.       Где-то вдалеке, в их комнате, общей комнате, играет радио. Негативная песня, что заставила бы немного поникнуть, если бы кто-то услышал её. «Where did I go wrong? I lost a friend. Somewhere along in the bitterness. And I would have stayed up with you all night Had I known how to save a life.»

***

      Газовая плита давно погасла. Теплота кухни всё ещё витает в доме, пока часы тикают в такт мыслям, ударяясь по голове и заставляя забыться. Родное тело давно спит, пока Изуку лежит прямо на его груди, водит по ней своими тонкими пальцами, изучает каждый сантиметр, а иногда отвлекается на телефон, отвечает на сообщения лучшего друга, пишет ему о чём-то, ведëт беседу всё дальше и дальше, пытаясь сократить время как можно скорее и дождаться пробуждения возлюбленного, о котором так часто говорил.       Время позднее. Так скучно, ведь это очередная бессонная ночь. Тело юного Мидории аккуратно вылезает из крепких рук спящего мужа, что остался спать в их уютной постели. Она поглотила его уставшее тело полностью и уволокла в мир снов, пока Деку мягкими и аккуратными шагами ушел на кухню.       Здесь, у окна место, где всегда курил Бакуго. Он делал это довольно часто, даже когда они еще не жили вместе, он регулярно занимался этим по видеосвязи, пока Изуку был на учëбе в другом городе.       Пачка сигарет дорогой марки лежала на подоконнике. Так и манила к себе. Окна открылись на распашку, холодный ветер проник в дом и окутал собой хрупкого пассива, что, взяв упаковку, достал оттуда сигарету аккуратными движениями. Взял зажигалку, что лежала рядом, и сделал первую тягу, с помощью которой она и зажглась. Так приятно. Дым приятно окутывает его лëгкие, никотин наполняет кровь, заставляет забыться, остаться в омуте чувств, желании не прекращать данный процесс, пока его волосы пропитываются дымом, наполняют его им полностью, а зрачки расширяются. Изумрудные глаза смотрят куда-то вдаль, туда, где уже наполовину спящий город продолжал работу: люди куда-то ехали, кто-то гулял, у кого-то был неудачный день, и он шел с пьянки. У них так много дел, так много мыслей в голове; прямо как у Изуку, ведь уже столько дней его что-то беспокоило. Ощущение, что случится что-то явно плохое, неприятное. Было видно это и в общении, и в том, что происходило вокруг. Слишком тяжело для такого юного тела, которое вряд ли проживёт до двадцати лет. Руки дрожат, от слишком сильной тяги. Он никогда не говорил Бакуго о том, что тоже курит, в особенности, когда нервничает.       Тонкие пальцы выбрасывают окурок, тянутся к карманам штанов и вытаскивают телефон. Социальная сеть запускается, ослепляет своим светом каждый миллиметр рядом с собой, пока зрачки сужаются, а глаза цвета зелени сверкают под её напором. Быстрые движения пальцев, заход в диалоги, набор сообщения. — Я переживаю на этот счёт, понимаешь? — Просто делай, как чувствуешь.       Пауза. Момент размышлений. — Я люблю тебя. — Я знаю.

***

      Машины начали свой гул очень рано. Руки предательски соскальзывают с кружки, и она разбивается. Желание Мидории приготовить Кацуки теплый кофе обрушился провалом. Но он пытается дальше. Впереди их ждут огромные сборы и совместное задание, которое обрушилось на них камнем, придавливая слабую пассию Бакуго полностью. Оба предстают перед дверью квартиры. Один из них явно расстроен. Более, чем все, кто сейчас был в их квартире. Повисло молчание. — Бак-Кач-чан, - начинает младший, смотря в алые глаза и помещая свои руки на плечи более рослого представителя мужского пола, - Обещай мне, что мы оба вернëмся? Обещай, что всё будет хорошо, обещай, что мы останемся вместе? Мне страшно, - звучит мягкий, но в то же время тревожный голос.       Он разрезает собой остатки тишины, заставляя старшего прийти в сомнения. Он тоже не знает, что их сегодня ждет. — Я обещаю, Деку, - его голос был хриплым.       Кашель пробирался в лёгкие, пока сам он прижал пассива к себе, желая согреть его своим теплом. Подарить нежность, защитить. Только после этого они вышли за порог их квартиры.

***

      Бой выдается тяжелым. Вокруг грохот, огонь и остатки от осколков. Ничего не видно, маленький мальчишка кричит имя своего возлюбленного. Счастье вырвали из их рук. Видно, будто бой окончен, и всё уж хорошо, но раздается громкий треск. Крепкое тело блондина оказывается рядом, он не смог остановить это. Его захоронили под обломками бетона. Сердце обливается кровью. Изуку подрывается с места прямо туда, где случилось крушение. Часы, прошедшие в нервных попытках достать тело, но ничего не вышло. Когда более сильные герои разобрали всё, блондин был уже мертв. Он лежал прямо на земле, в собственной крови, пока горло Мидории разрывало от крика. Его уже больше никто не услышит. Бакуго канул в небытие, он никогда не проснётся, никогда не вернëтся с ним домой. — Кач-чан! Ты обещал мне! Обещал, что мы вместе вернëмся домой, - голос дрожал, он не мог не впасть в истерику.       От его мужа ему осталась только его толстовка, запятнанная его кровью и впитавшая его запах.

***

      Он вернулся опустошëнный домой. В такой холодный дом, в который уже больше никто не вернётся. Он оставил его, не выдержал натиска. На теле надета та самая толстовка, она окутала его тело, капюшон прижал к себе зелëные кудри, пока по щекам стекают слёзы. Убитый голос зовёт по имени лучшего друга, но в особенности мёртвого супруга. Изуку стал вдовцом, и пожаловался бы он своему другу, но тот отправился к Кацуки этим же вечером.       Несчастный случай.Так несправедливо. Неприятно.

***

      Сегодня ночью его двери закрыты. Сегодня ночью он дрожит, прижимая к себе вещи мужа.       Сегодня ночью. — Ты знаешь.. после твоей смерти я погиб внутри себя окончательно, Бакуго.. - раздался дрожащий голос, что так и норовился сорваться и разрыдаться в стенах пустой квартиры.       Щелчок. Раздался выстрел. Маленькое тело не выдержало. Револьвер из тумбы сыграл своё дело, и он отправился прямо туда, куда ушел его муж. Наконец-то вместе хоть в его блеклых грёзах, которые наполнят его разум и поддадут его месту, где боли нет. Последним словом Изуку было имя его, что ударяется эхом по квартире. По квартире, в которую уже никто не вернëтся, по квартире, где никого нет и не будет больше никогда.

      
Примечания:
Ерунда получилась.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Boku no Hero Academia"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты