Мемуары медика

Джен
NC-21
Завершён
4
автор
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Алкаши, бомжи, грязь, дерьмо и крики - вот, что означает медицина.
Я думаю, нет, надеюсь, что придёт время, когда люди перестанут воспринимать медицинских работников, как обслуживающий персонал. Вы нам не платите, не нравится? Валите к частникам.
Посвящение:
Посвящается людям, работающим или же когда-либо связанным с медициной.
Примечания автора:
Работа начата: 10.02.2021 г. (3:13)
Работа окончена: 10.02.2021 г. (7:32)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
4 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Это история медика, который послал всё это нахер.
      Что такое опыт на скорой? Как это работает? Почему я, человек, имеющий образование фельдшера СМП (скорой медицинской помощи) не работаю по своему профилю? Многие меня об этом спрашивали, что ж, пришло время вскрыть все карты. Здесь я поделюсь историями из своей медицинской практики, которую мне нужно было проходить во время обучения на данную профессию. Имена всех участников историй будут изменены, за исключением моего собственного. Ещё учась в школе, я часто прибегал к мыслям о том, «кем же мне стать?», идеи были, мягко говоря, такие себе. Была мысль пойти в спорт, но одно событие в девятом классе поставило запрет на моей, как я думал, будущей карьере. Я могу ещё бегать и дать фору многим на дальних дистанциях, но на соревнования меня уже категорически не допустят. Впрочем, не будем о грустном. Помню, была мимолётная мысль стать инженером, чтобы проектировать красивые здания, но всё упиралось в то, что я чистый гуманитарий, поэтому эта идея быстро пошла в мусор. Мне безумно хотелось уйти с девятого класса и окончить ПТУ на автомеханика, машины и по сей день являются моей страстью, но мать, покрутив у виска запретила мне это. Классе в пятом мне хотелось быть археологом и раскапывать останки динозавров, живших миллиарды лет назад, но, поняв, что для этого нужно хорошо знать историю, эта идея также полетела в урну. Писательство, как таковое, присутствовало в моей жизни лет с двенадцати, а может и раньше, не помню. В десятом классе у нас сменился учитель русского языка и литературы, пришла молодая замена, только с института. Эта девушка решила прочесть мои работы, давала советы, она восхищалась ими и хотела, чтобы я пошёл на филологический факультет, чтобы стать журналистом. Мне нравилась эта идея, но ровно до тех пор, пока не вскрылось то, что нужно сдавать экзамен по истории. Я, конечно, гуманитарий, но только по узкому профилю предметов. Мне нравится история, но не та, что преподают в школе. Я, откровенно говоря, спал на уроках истории, сидя на первом ряду за первой партой. Шло время, нужно было решать, куда поступать. Мне захотелось быть как отец – криминалистом или пойти на следователя, но он запретил мне это, говоря о том, какие ужасы там можно увидеть. Мать предложила альтернативу: пойти учиться на фельдшера скорой. Я любил биологию, и она видела это, но согласившись с ней, я совершил фатальную ошибку всей своей жизни: я поступил в медицинский колледж. Я шутил с отцом, что «ты – описывал и фотографировал трупы, а мне их возить.» - мне казалось это весёлым. НО! Я не ритуальная служба. Трупы возить не приходилось. Итак, пожалуй, отступлений от главной темы хватит, перейдём к делу. Кратко о практике первого курса: самая первая практика, это просто пидорить полы в отделении вместо санитаров и слушать их байки. Вторая практика первого курса, в принципе ничем не отличается от второй с поправкой на то, что ты уже умеешь ставить уколы, но никто тебе не доверит это делать, потому что ты сраный первокурсник. Даже если ты их ставишь, как профи – всем насрать и медицинскому персоналу и тем более пациентам, которые вообще боятся тебя, как огня. А потом будет такая ситуация: тебе нужно поставить укол, а ты не можешь, потому что не делал этого раннее на живых людях, практика была только с безмолвными муляжами. Ты стоишь… и тупишь, а человек умирает. Ладно укол в жопу, ладно инсулинку поставить, но внутривенные?! И ты говоришь позорное: «Сейчас... позову мед. сестру». Знаете, почему это происходит? Потому что какие-то мудаки тебе постоянно говорили унизительное: «А, ты практикант… позови доктора, пожалуйста.». Да пошли вы нахуй! Потом не удивляйтесь тому, что я вам ничем помочь не могу. На одной теории далеко не уедешь. Со второго курса начинается самое интересное: ты учишься собирать анамнез, весь год. Практики становятся длиннее и никто, никто не заставляет тебя пидорить сраные полы, и ты даже можешь выполнять некоторые манипуляции. Что такое, собственно, анамнез? По сути, это сбор информации о пациенте, касающейся его проблемы со здоровьем и не только. Что ж… Раз вы дочитали до этого момента, то сейчас будет весело. Тут будут только те истории и моменты, которые мне врезались в память навсегда. Независимо от того история это или просто размышления на ту или иную тематику, я буду помечать это, как «История №…». История №1 Когда в палате не хватает мест, людей кладут в коридорах. К сожалению, я, человек невезучий и мне трижды пришлось проходить практику в одном и том же отделении – гастроэнтерологическом. Вкратце о сути дела: пациентка N., около тридцати лет, героиновая наркоманка. Поступила в гастроэнтерологическое отделение в следствии проблем с желудком. Когда я увидел её, то у меня не было ни сочувствия, ничего. У меня в принципе никогда не было такого качества как сочувствие пациентам. Они попадают в большинстве в своём в отделение сугубо по своей вине. Если ты дебил, почему я должен тебе сочувствовать? Это твои проблемы. И потом, если пропускать это всё через себя и переживать, готовься к тому, что к годам сорока или сорока пяти у тебя встанет сердце. У меня оно и так слабое, так что идите нахер. Я лишь разделяю случаи на «интересные» и «херня» вот и всё. Так вот, ей нужно было сделать внутривенную инъекцию и мед. сестра попросила меня помочь. Напомню, пациентке было около тридцати, но внешне это были все шестьдесят. Она была очень худой, на лицо признаки истощения, присутствуют пролежни в области крестца, откуда можно было увидеть саму кость. Пациентка стонала от боли (ломка) и лежала спокойно ровно до тех пор, пока мы не подошли к ней. Сначала, взглянув на неё, я подумал о том, что моя помощь вряд ли потребуется, но как же я ошибался. Мне сказали: «держи её за руки». Я, подумав «ну ладно», беру эти тонкие руки и слегка фиксирую. Стоило мед. сестре затянуть жгут на её руке и поднести иглу, как началось самое настоящее родео или «зафиксируй дрыгающегося пациента». Эта, на первый взгляд немощная женщина превратилась в какого-то бодибилдера, она начала не то, чтобы кричать, а визжать как свинья. Я вдавливаю её руки в кровать, с мыслью о том, что хоть бы их не переломать нахрен и брыкаюсь вместе с ней. Я не слабый человек и несмотря на свой вес могу поднять очень много, но тут… Я думал о том, как бы не улететь в стену. Длилось это всё минут пятнадцать, поскольку у неё были «уставшие или боящиеся вены», грубо говоря, даже при натяжении жгута – они не выступали. Кололи наугад. После этого шоу, я больше к ней не подходил. История №2 На том же втором курсе, всё в том же гастроэнтерологическом отделении я приобрёл самый важный в жизни урок: никогда не верь пациентам, что бы они не говорили. Сомневайся в их словах ВСЕГДА. Я вошёл в одну из палат, чтобы сделать пациентке Z. внутримышечную инъекцию. Всё прошло хорошо, очень даже, но тут меня подзывает к себе пациентка M. и просит об одной услуге. Я, ещё не дослушав сказал о том, что сейчас отнесу использованный шприц и вернусь. Она кивнула и хорошо. Закончив свои дела в процедурном кабинете, я снимаю перчатки, выбрасываю их в специальную мусорку, откуда их потом возьмут для дезинфекции и дальнейшей утилизации и иду к ней. Пациентка M. Жалуется на то, что у неё жжёт рука, я смотрю, а там стоит венозный катетер, он закрыт и на тот момент капельницы не стояло. Кожа вокруг катетера не была гиперемирована, видимых признаков, что что-то не так не было. Она молила меня о том, чтобы я вытащил его, потому что у неё адски болит рука. Я, как дебил повёлся на это и без перчаток, ваток и жгута, можно сказать полностью «голым» взял и вынул его. Это было в одну секунду. Я не знаю, почему сделал это. Идиот, наверное. Кровь начала лить, как из ведра. Всё: простыня, кровать, пол, мой халат, всё было в крови. А я стою в ступоре, размышляя о том, что мне пиздец и хоть бы она не была ВИЧевой, я же, идиот, без перчаток. Моментально очухавшись от этого состояния, я бегу за мед. сестрой. Конечно же, сначала были дикие крики от неё и даже маты, и я понимаю её, потому что у меня характер жёсткий и я бы на её месте просто бы убил такого непутёвого практиканта. Я сидел в кровавом халате на посту и пялился в стол, как нашкодивший кот, она подошла ко мне и спокойным голосом всё объяснила, что всё теперь хорошо, что ошибки бывают у всех и она, судя по анализам не ВИЧевая. Венозное кровотечение – не артериальное, она бы не умерла. А взглянув на мой халат, она отпустила меня домой, потому что я выглядел как мясник. Вот после этого случая, я никогда не доверял пациентам и всё согласовывал с врачом или старшей мед. сестрой. Почему? Потому что идите нахуй, советчики хуевы. Врач знает лучше, что тебе в данный момент нужно, если не согласен, то пиши отказ и вон из больницы. История №3 Гастроэнтерология на связи. Да-да, опять оно. Это не история, а скорее, воспоминание. Мне не приходилось делать инъекции этому пациенту, но я его видел. Вкратце: пациент R, страдает циррозом печени, алкоголик. Он был тучный и очень тяжело дышал, а цвет кожи у него был прям насыщенно-жёлтым. Через два дня он умер. Я видел его жену, которая утопала в истерике в коридоре, я тогда не подходил к ней и когда умер мой отец, я понял, что сделал всё правильно. Не нужно пресекать истерику по этому поводу, пусть все эмоции выйдут, не нужно этому мешать, только хуже сделаете. История№4 И вновь гастроэнтерологическое отделение, но тут речь пойдёт не о пациентах, а о старшей мед. сестре. Она, как бы это мягко сказать… ебанутая. Её разум повёрнут на религии и грёбаном «Спас ТВ» или как этот сектантский канал там называется. Я – атеист. Ооооо… Я слушал её только лишь потому, что она являлась предводителем моей практики, если бы оно так не было, то она давно пошла бы нахер. Один крутой комик по имени Джордж Карлин на одном из своих выступлений как-то сказал (приблизительно, на память): «Религия, это как член. Хорошо, если он у тебя есть, а бывает, что и нет. Но если он у тебя есть, то не нужно ходить с ним наружу и тем более, блять, тыкать им в детей.» - поддерживаю на 100%. История №5 Соскучились по гастро? Да, снова оно. Рифму к «оно» знаете сами. Был такой период, когда старшая мед. сестра вызвала меня к себе и дала огромную стопку историй болезни, которая, находясь в руках была выше моей головы. Она сказала дописать то, что не успели скоровики или врачи, чтобы спокойно передать это в архив. Вообще, это её работа, но, судя по количеству этих историй болезни она её нихера не выполняла и ждала, когда придёт практикант в моём лице. Как же было весело несколько дней подряд просто сидеть на жопе и доделывать то, что не сделала она. Это таааак помогло мне развиться, как работнику СМП. Нет. Не помогло. История №6 Опять гастро? Опять. Но это, к счастью, будет последняя история, касающаяся именно этого места. Я, значит, тусуюсь в процедурном кабинете, уже во всю ставлю инсулинки и внутримышечные, всё замечательно. На процедуру приходит пациентка P. и, собственно, аккуратно оголяет правый верхний наружный квадрант ягодицы для внутримышечного укола. Шутка. Она снимает трусы до колен, да-да, всё так и нужно. Да дело даже не в этом, глядя на её задницу, я понял, что процедурная мед. сестра, оказывается, хреново делает внутримышечные инъекции. Вся жопа в синяках и инфильтратах, твёрдая, как камень, а в такие места колоть нельзя. Но у меня не было выбора, лекарство нужно ввести и всё. Суть ещё в том, что перчатки в этот день закончились и приходилось делать всё голыми руками. Хотя, по идее, я могу сказать «идите в жопу, без должной инвентаризации кабинета я ничего делать не буду.», но… Кому нахер сдалось твоё мнение? Так вот, я пальпирую (ощупываю) её зад, чтобы понять, где мягче и куда можно кольнуть, да так, чтобы седалищный нерв не зацепить. Но, как бы это сказать, там, на жопе – полная ЖОПА! Ладно, колю прямо в «камень», а когда извлекаю иглу, в меня под напором, струйкой буквально выстрелила кровь. Я стою, со шприцом, моя рука опустилась, я смотрю в потолок и думаю: «да за что мне это всё, опять без перчаток и опять в дерьме по колено.» В крови были и халат, и руки. Пациентка поблагодарила меня, сказав, что было даже не больно и благополучно ушла, а я смотрю на процедурную мед. сестру и говорю: «иди посмотри, что там по ВИЧ у неё», а она ответила, что её анализы ещё не готовы. И я полушёпотом с выдохом говорю: «Да? Ну что ж, пиздец.» По идее, этот случай должен был быть зафиксирован как «аварийный», и старшая мед. сестра должна была быть в курсе этого. По идее, меня, даже с учётом того, что если бы у меня тут же взяли кровь на ВИЧ, сразу же должны были посадить на антиретровирусную терапию, но, помните, что я говорил ранее? Напомню, всем похер и этот случай решили замять. Конечно, потом уже, когда я вновь проходил мед. осмотр, хоть и у частников (так проще и быстрее, но кровь они берут и проверяют), я убедился в том, что не имею ВИЧ. История №7 Очень занимательная история произошла в инфекционной больнице, мы были на практике, но не производственной, обычная такая, учебная практика. Это тоже второй курс, меня тогда пронзил жуткий интерес к психиатрии и о, счастье, пациент G., которого мы группой пошли смотреть страдал шизофренией. Не могу сказать, какой именно формой, потому что чтобы установить это точно с ним нужно побеседовать, а у меня такой возможности не было. Мне было плевать, по какому поводу он попал в это отделение, меня распирал интерес к проблемам в его голове. Пока преподаватель что-то рассказывал о нём, я внимательно наблюдал за пациентом. Это была весна, а у него было обострение, это не забудется никогда. Он был один в палате, которая всегда закрывалась на ключ, потому что постовая мед. сестра говорила о том, что он вылезал по ночам и гулял по отделению, пугая всех встречных мед. работников. Пациент G. не выглядел буйным со стороны агрессии, нет, он бегал по палате, рассматривал стены, тихо смеялся и что-то бормотал. Внешне ему было немногим больше сорока пяти лет. Так же он отличался хаотичными движениями рук и говорил несвязные вещи. Он залезал на другие койки, ища что-то на стенах и улыбался. Важная пометка: не нужно близко подходить к шизофреникам, даже, если они выглядят безобидными. Это существо уже не человек, оно может сидеть, улыбаться и рассказывать свои сказки, а в следующий момент попытаться заколоть тебя ложкой, потому что ему привиделось, что ты динозавр. Что было с ним дальше, я, к сожалению, не знаю, но, могу предположить, что его после излечения какой-то инфекционной болячки перевели в рядом стоящую психбольницу на долгое лечение. История №8 Действо происходило в том же инфекционном стационаре, в рамках той же учебной практики. Мы тогда изучали ВИЧ и СПИД, преподаватель отвёл нас в палату к человеку, страдающему ВИЧ. Пациент L., выглядел очень худым, по нему сразу было видно, что этот человек явно болен чем-то нехорошим. Бледен и слаб. Откуда у него ВИЧ? Получил подарок от проститутки. Я думал, что на этом, собственно, практика окончена, но тут преподаватель сказал о том, что хочет нам показать пациента X., страдающего от терминальной стадии СПИДА. То, что я увидел там, также, как и многие другие случаи никогда не забудется. Войдя в палату, я увидел этого самого пациента X.: получил ВИЧ от иглы, пущенной по кругу, не лечился и ВИЧ перешёл в СПИД, а далее в терминальную стадию. Он был худющим, кожа, да кости, несмотря на его немощный вид, он по каким-то причинам был привязан по рукам и ногам к койке. Пациент X. был в сознании, даже слегка двигался, но он был на грани – не отвечал на вопросы, не разговаривал, у него даже стонать от боли сил не было. Его пальцы ног давно поразил грибок, который буквально «вскрыл» ногтевые пластины. По самим ногам и рукам, а также в области ротового отверстия были язвы. Иногда он дёргался, из-за неконтролируемых спазмов мышц. После того, как мы ушли из его палаты, он скончался ровно через два часа. История№9 Тут даже не то, чтобы история, касающаяся того или иного пациента/мед. персонала, тут скорее просто внутренней крик о двух внутренних проблемах. Люди, к сожалению, в большинстве случаев не знают или не могут придержать язык и вовремя заткнуться, а может они не в состоянии понять, что их вопрос некорректен по отношению ко мне? Но, вы, ведь взрослые люди, включайте мозг, господа и дамы! Суть в чём: внешне, я похож на пацана, коем по биологической принадлежности не являюсь, а также у меня присутствуют татуировки на теле. Весной жарко, поэтому я носил халат или хирургичку с укороченным рукавом, собственно, мои татуировки естественно видно. И пошло-поехало: - Ты зачем так себя изуродовала? - А ты девочка или мальчик? - Сидевшая что ли? - В старости обвиснет! - Что с твоим голосом? По нему не понятно, кто ты. - Ты выглядишь такой больной. - Худая совсем, не ешь совсем что ли? На, держи, ешь на здоровье. - А кем ты хочешь стать в будущем? - Синие волосы? Кошмар какой, тебя на работу не возьмут. - *ахерительные истории пациентов, на которые МНЕ НАСРАТЬ!* Пойдём по пунктам. - Татуировки, это не уродство, это мой личный выбор, я нравлюсь себе таким. Я же не спрашиваю нахера ты так толсто подводишь брови, что они кажутся двумя жирными гусеницами. Я же не спрашиваю, что какого хера у тебя пятно на полморды. Я же не спрашиваю, почему ты докатился/лась до такой жизни вонючего алкаша. А знаешь почему? ПОТОМУ ЧТО МНЕ НАСРАТЬ КАК ТЫ ЖИВЁШЬ И ЧТО ТЕБЕ НРАВИТСЯ, ТЫ МНЕ ИНТЕРЕСЕН/СНА ТОЛЬКО КАК ПАЦИЕНТ С ОПРЕДЕЛЁННЫМИ ПРОБЛЕМАМИ. Мне насрать, что к тебе не приходят посетители (сестра, дочь, сосед-алкаш и т.д.). Мне насрать на то, что ты пропустишь свой говёный сериал, находясь тут. Мне насрать на твои личные проблемы, касающиеся того, что тебе нравится мужчина из соседней палаты и ты хотела бы трахнуться с ним в туалете отделения. Мне насрать на твои предпочтения в еде, ты будешь жрать, что дают, есть такое понятие, как «больничная диета». Мне насрать на всё, что не касается проблемы, в связи с которой ты тут находишься, вот и всё. - Половая принадлежность мед. работника не должна быть важна. Какая разница кто я по полу, если у меня в руке находится шприц, в котором жизненно-важное для тебя лекарство. - Вот, да. За свои юные годы уже успел отсидеть четыре ходки по пять лет каждая. Я сейчас я тебя изнасилую, ограблю и убью, впрочем, как и всегда. Да-да-да-да. - Знаешь, что у тебя в старости обвиснет? Думаю, знаешь. А я, как человек с медицинским образованием могу сказать точно, что, когда и при каком образе жизни у тебя обвиснет. Я видел в отделении пациентку, которой лет шестьдесят пять на вид, она сидела в майке-алкашке. Её татуировка шла от плеча и доходила до кисти руки. Как она выглядела? Великолепно, подтянуто и круто. Почему? Потому что чтобы мышцы не стали дряблыми и не обвисли на них нужно давать нагрузку ленивая ж ты жопа! - А что с твоим голосом? Звучит хуже скрипучей двери. Вообще, что за претензия, я не понимаю?! Да, у меня басовый голос, немного с хрипотцой и что дальше? Ты лучше слушай что я тебе говорю, а не каким голосом. - Я думаю, то, что ты находишься в этом отделении говорит о том, что ты тоже не являешься здоровым человеком, не так ли? А вообще, у людей могут быть разные проблемы со здоровьем, я же не спрашиваю: «Ууу, у почему у вас член во лбу растёт? УУууууу)» – потому что это некорректно по отношению не то, чтобы к пациенту, а к человеку в целом. - По поводу худобы. Да, есть такое, истощение называется, но оно не такое, как у анорексиков. У меня нет мыслей о том, что я жирный и мне надо похудеть. Здесь куча факторов: качество и количество питания, метаболизм, гипогликемия и гипотония, пониженное количество хреново работающих ферментов. Почему же я не спрашиваю: «Ля, почему вы такой/ая жирный/ая пациент/ка? А вы попробуйте жрать меньше или начните наконец лечиться нормально, а не забивать на это хер!» По поводу еды, которую мне давали исходя из внутренних порывов помочь страждущему: я, конечно, брал это, чтобы не нарываться на лишние разговоры и не обидеть человека, НО! Убедительная просьба: засуньте свои чувства себе в зад и еду туда же. Может я это не ем, а вдруг у меня на это аллергия? Дебилы. - В будущем я хочу стать тем, кто оторвёт тебе голову за тупые вопросы и ненужное любопытство. - Да, синие волосы и? Я же не говорю о том, что «фу, у тебя волосы цвета ржавчины, отвратительно.» Моё тело – моё дело. И потом, когда у меня была практика на СМП (скорая медицинская помощь), людям, которые видели меня становилось чуть легче, они улыбались, что вот к ним пришёл такой необычный человек. Особенно, на это реагировали дети – они сразу затыкались и с интересом разглядывали меня, многие, переставали рыдать и ныть, начиная смеяться. Повторюсь, какая разница, как выглядит мед. работник? Насрать как, лишь бы помог. Когда у меня были проблемы с почками и пришлось вызывать скорую, мне было абсолютно плевать, приедет ко мне бодибилдер, стриптизёрша или человек, похожий на бомжа, да хоть по колено в говне, только лишь бы помогли. Помогли и это главное. - Вот, к ахерительным историям пациентов о своих родственниках шлюхах и алкашах отдельное внимание. Вы серьёзно думаете, что мне это интересно? Мне интересно скорее прийти домой, пожрать и лечь спать. Больше ничего мне не интересно, особенно истории ваших жизней. История №10       «Юбилейная» так сказать, вот с неё и начнётся «путешествие» по ситуациям, случившимся во время прохождения практики на СМП (скорая медицинская помощь.). Мне хотелось бы для начала пояснить, что пациенты, находящиеся в отделениях – это цветочки, вот те, что вызывают СМП – вот настоящий пиздец. И ладно, если были бы адекватными и нормально пояснили по какому поводу вызывают, но нет же! Надо показать, что я сраный барин и вы мне должны чуть ли не отсосать прямо здесь и сейчас! Да пошли вы, уроды. Ладно, закончим с лирическим отступлением, которое я могу расписать по поводу СМП на сто страниц и приступим к самим случаям. Поступил вызов: мужчина, высокая температура, ВИЧ-больной. Поехали. Мы приехали к месту, которое похоже на… ээээ лагерь в прошлом? Коммуналка? Даже не знаю. Там было несколько зданий на огороженной территории и люди, которые вели себя довольно странно. Они быстро говорили, что одному мужчине плохо, ему срочно нужна помощь, что их, внимание – «лидер» уже не может ничем помочь, поэтому это должны сделать мы. Сам дом был даже чистым, хотя, может это перед нами прибрались, нас подвели к человеку, который лежал на нижней койке двухъярусной кровати. Он был бледен и слаб, но, говорил. Нужно было делать ему внутривенную инъекцию и фельдшер, находящийся со мной, сделал это без перчаток. Почему? Потому что у нас их не было. Не выдали, сказав «закончились». Отказ от госпитализации, и мы пошли к машине, услышав напоследок, что «да благословит вас кто-то там…». Сраные сектанты. История №11 Поступил вызов: лежит на улице, без сознания. Приехали. Просто нажравшийся до чёртиков алкаш. И, кстати, когда мы приехали, он был в сознании. Люди, мы не транспортировка алкашей до вытрезвителя. Да тогда их не было, только недавно открыли и вот сейчас уже официально транспортировку таких вроде как скинули на СМП, но до этого, ТАКОГО НЕ БЫЛО! Ладно, погрузили в карету, я сижу с ним, он уже очухался немного и начал лезть ко мне, трогать и тому подобное. Я как рявкну на него: «РУКИ УБРАЛ!» - притихли все, от алкаша, до водителя. После этого все, находящиеся в машине поняли, что трогать меня идея такая себе. История №12 Поступил вызов: ребёнок, 5 лет, острый живот (этот термин используют тогда, когда ещё не понятно, что точно болит, но сама проблема находится в районе живота). Приехали, там мама с дочкой, ребёнок, кстати, уже сидит за столом, рисует, улыбается. Спрашиваем у матери: что ели, есть ли какие-то уже известные заболевания и т.д. Она лишь сказала, что просто пожарила ей жирный кусок мяса, потому что ну дочка же попросила, ну как я откажу. У ребёнка уже ничего не болело, даже при пальпации живота проблем выявлено не было. Продолжаем мучить мать, ибо, всё нормально и с хера ли ты нас вызвала? И тут она вспоминает, что у неё есть куча выписных эпикризов, после, внимание: СЕМИ ГОСПИТАЛИЗАЦИЙ ЗА ЭТОТ ГОД!!! Там понятным языком написано, что у ребёнка перитонит и ему нужна специальная диета. Я смотрю на эту бумажку, на мать, на бумажку и снова на мать, а в мыслях: «ты что, ебанутая?» Естественно госпитализация в ближайший детский стационар. История №13 Поступил вызов: Женщина пожилого возраста, лежит на лавочке на улице, плохо. Поехали. По прибытию мягко говоря ахренели от слов старушки: «меня дочка домой не пускает, не нужна я ей.» Спросили номер квартиры, позвонили в домофон, нам открыли, идём разбираться. Нам открывает дверь женщина, я стою впереди и на меня пытается с разбегу броситься огромный алабай. И крики «Вы хули сюда пришли? – смотрит на старушку. – А тебе чего тут надо?!», сказать, что мне эту бабу захотелось забить до смерти ногами – ничего не сказать. Мы заходим, там ходят четверо детей, выгоняем всех нахрен из комнаты, мерим старушке давление – повышено, даём лекарство, ждём, перемериваем – нормально. Когда мы собирались уходить, она со слезами на глазах сказала: «Меня всё равно отсюда выгонят.». История №14 Поступил вызов: женщина, 54 года, давление и температура. Приехали к какой-то коммуналке из дерева, там было много комнат в которых жили люди и засраный длинный коридор, которому позавидует любая барахолка. Мы не смогли оказать помощь женщине, потому что она была с белорусским паспортом и других документов у неё вообще нет. Ни полиса, ничего. Они приехала на заработки и ей просто стало плохо. Мы уехали, так и не оказав помощь, тем более, что давление у неё было нормальное и температуры не было. Она просто хотела больничный, который мы не выдаём. История №15 Поступил вызов: ребёнок, 9 лет, острый живот. Приехали. Все признаки острого перитонита + подозрение на аппендицит. Состояние – очень тяжёлое, риск летального исхода. Говорим, что нужно срочно госпитализировать, в доме: бабушка, мать и ещё четыре ребёнка. «Нет, мы против! Я не смогу к ней мотаться в больницу, я работаю, а бабушка сидит с детьми! Нет, я сказала!», мы, конечно же, объяснили, к чему может привести разрыв аппендикса, на что получили всё тоже твёрдое «нет». Подписали отказ от госпитализации и уехали. Ребёнок умер через два дня. Вот у меня вопрос: если ты не можешь должным образом обеспечить детей едой, одеждой, качественной медициной, то нахрена тогда рожать столько? Идиотка. История №16 Поступил вызов: мужчина, плохо с сердцем. Приехали. Нам открыли дверь, сказали «пошли нахуй!» и захлопнули её перед носом. Короткая, но очень поучительная история о том, как же людям глубоко насрать на скоровиков. Ничего, мужик, мне тоже насрать на тебя. Собственно, это самые яркие случаи из моей медицинской практики. Есть ли ещё вопросы, почему мне не нужно это дерьмо? Думаю, что вопросов нет.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты