Зависимость

Гет
PG-13
Завершён
57
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
— Геральд, скажите честно, Вы чем-то болеете? — Уокер взволнованна не на шутку и, с тем же напрягом, продолжает интересоваться здоровьем учителя. Демон искренне не понимает почему её заботит это, почему эта хрупкая девчушка не ушла со всеми и сейчас стоит напротив его стола, взволнованно перебирая пальцы. Геральд не поднимает на неё глаз, а лишь продолжает сверлить столешницу перед собой, замечая, как по кабинету растекается её, почти что приторная от волнения, пряная энергия.
Посвящение:
Людям с холодными руками, тепла вам, солнышки)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 10 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Спонтанные приступы кашля. Геральд уверяет себя, что всё пройдёт. Обычная простуда, не более. — Ты бледнее, чем обычно... — Мисселина окидывает его задумчивым взглядом после планёрки. — Геральд, всё хорошо? Может сходишь в лазарет? — Ангел заботливо дотрагивается до его плеча, пытаясь понять, чем тот озабочен последнее время. Мисселина искренне не понимает причину значительного изменения в поведении демона, что не на шутку пугает ангела. «Был бы только толк...» — думает Геральд и, вздохнув, давит судорожную улыбку: — Всё хорошо, Мисси, просто не выспался. Пришлось попыхтеть над работами некоторых студентов... В ангельских голубых глазах мелькает тень недоверия, и та в ответ, тяжело вздохнув, убирает ладонь с мужского плеча, одаривая демона просящим взглядом: — И всё же... сходи в лазарет. Мужчина вздыхает и, нервно сжав кулаки, недовольно морщится, но кивает: — Обязательно.

***

Откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди, предварительно широко расправив крылья, Геральд терпеливо наблюдал из-под хмурых бровей за врачом-ангелом. Та неопределенно как-то переминалась с ноги на ногу, не решаясь озвучить неизбежное, что не могло не нервировать демона. — Ну, что там?! — не выдержав, раздражённо спрашивает Геральд, выпрямившись и бросив ещё один неодобрительный взгляд на ангела. Мужчина никогда не думал, что пугливая аура белокрылых может порой так раздражать. Тоненькая медсестра, с нескрываемым сожалением на милом лице, ставит ему весьма неутешительный диагноз — бронхит, как принято называть на Земле. Геральд не идиот, по крайней мере пытается верить в это, прекрасно понимает, что ни черта это не бронхит. Из симптомов лишь кашель. И то, временами. Раздражённо вскочив с места, демон в ярости вылетает из лазарета под удивлённые взгляды медсестёр, пугливо уступающих ему дорогу в узких коридорах медблока. Не обращая ни на кого внимания, Геральд, под недовольным шушуканьем, преодолевает расстояние до школы и с громким хлопком захлопывает дверь, скрываясь ото всех в привычной атмосфере своего кабинета. Демон отцепляет мантию и отбрасывает её на высокое изножье постели, опускается рядом, запуская пальцы в густые черные волосы. Никуда выходить не хочется. От слова совсем.

***

Проходит месяц, второй, приступы становятся всё чаще. А внутри, под рёбрами, странное ощущение. Словно лёгкие несильно сдавило. Демон ни черта не понимает ровно до того момента, пока с очередным приступом, и впервые появившейся болью, с языка не снимает не то лепесток, не то листик. Ярко-розовый эллиптический. Геральд прекрасно знает, что такое ханахаки. Он никогда не боялся этой болезни. Ведь вокруг демона не нашлось бы дьяволицы, готовую отказать ему. Или уже нашлась? Следующие пять минут Геральд недоумённо думает, что же это за демоница такая, что не смеет выразить ему свои чувства?.. Да ну, бред какой-то! Навязчивый образ Вики Уокер Геральд усиленно гонит из головы.

***

Миддлемисты. Геральд слово такое слышал раз в жизни, и то, особо на этом не акцентировался. А теперь эти цветы — причина его постепенно нарастающего страха. Сами лепестки, собранные в довольно крупные корзинки, должны причинять некий дискомфорт. Но демону, можно сказать, повезло. Повезло, что не роза с дерущими внутренности шипами, повезло в принципе, что бутон миддлемиста относительно небольшой. Но представляя, что у него в лёгких что-то растёт, эта цифра кажется астрономической. А с точки зрения анатомии, не понятно, как внутри вообще это всё может уместиться. Геральд понимает, что необходимость поговорить с Уокер-младшей растёт даже не ежедневно, а ежечасно. Чёрт знает, когда заболевание может начать прогрессировать. Только демонское начало не позволяет ему это сделать. От самой Вики Геральд дистанцировался всё дальше, когда ему казалось, что он пересечёт черту. Какую черту? Демон наконец-то себе признаётся, что попросту боится. Только назревает новый вопрос: боится чего? Нет, Геральд, ты полный идиот высшей степени кретинизма.

***

После очередного урока с непризнанными, в своём кабинете, Геральд провожает последнего выходящего студента печальным взглядом, а потом и внеочередным приступом кашля, когда за учеником закрывается дверь. Внутри нещадно дерёт, от боли в уголках глаз выступают слёзы. А в горле, в буквальном смысле, застрял ком. Геральд пытается отдышаться, чувствует во рту солоноватый металлический привкус и уже в ступоре смотрит на цветок, который он сжал в руках. Эллиптический розовый, помятый и перепачканный в крови цветок. В другой ситуации демон даже счёл бы это в некой степени красивым... Приступы сдерживать становится всё труднее. Геральд начинает носить с собой носовой платок, потому что заходиться кашлем становится больнее и чаще, крови становится всё больше и одного платка уже не хватает. — Геральд, скажите честно, Вы чем-то болеете? — Уокер взволнованна не на шутку и с тем же напрягом продолжает интересоваться здоровьем учителя. Демон искренне не понимает почему её заботит это, почему эта хрупкая девчушка не ушла со всеми и сейчас стоит напротив его стола, взволнованно перебирая пальцы. Геральд не поднимает на неё глаз, а лишь продолжает сверлить столешницу перед собой, замечая, как по кабинету растекается её, почти что приторная от волнения, пряная энергия. — Просто Вы уже неделю четвёртую, если не пятую, кашляете, как при туберкулёзе, да и вид у Вас соответствующий, — она не отступает, и даже мысль о том, что скорее всего он не будет беседовать с ней на эту тему, а просто выставит за дверь, не останавливает её. — Быть может Вы расскажите мне?.. Ровно четыре с половиной недели назад Геральд впервые увидел соцветие целиком. Он поражается тому, как быстро летит время. И тому, как столь же стремительно время для него кончается.

***

Геральд постоянно откладывает разговор с Уокер. Он даже не знает, как ей всё это объяснить, потому что одна только мысль о том, что демону нравится Непризнанная, дочь Серафима, заставляет сомневаться в его здравом рассудке. Паршиво. Совесть что-ли просыпается? После тех слов он отчитал её в пух и прах. Ну, а Вики в чём виновата, если так переживает за жизнь своего учителя? Практически на пустом месте накричал на свою, лучшую, между прочим, и горячо любимую, студентку — из-за того, что та волнуется за его здоровье больше, чем за своё собственное — слово за слово и пошло-поехало. Едкое чувство охватывает всё внутри хуже чёртовых стеблей проклятого миддлемиста, когда демон вспоминает лазурные, медленно наполняющиеся слезами, глаза. Её голубые сапфиры блестят так, что в них каждый второй тонет. И он не исключение. Геральд открывает бутылку глифта и косо смотрит в сторону бокала. Перед глазами невольно мелькает картинка, как Вики молча выскакивает из его кабинета, дверь за ней громыхает так, как сердце в его груди. Проклятье. Геральд чертыхается, сквозь плотно сжатые зубы, и начинает пить прямо из горла. Он ни на минуту не может забыть о ней, не может выкинуть из головы эту надоедливую Вики Уокер! Её притягательный пряный аромат манит его, оставляя сладостный вкус карамели на кончике языка, девичья энергия нежно окутывает холодное сердце демона, пуская в нём свои корни. И когда, спрашивается, она только успела прописаться в нём?! Демон тяжело дышит, воспоминания давят на него с новой силой, подгоняя к опрометчивым действиям. Почти через час открывается вторая бутылка. Алкоголь помогает намного лучше обезболивающих.

***

Коллеги начинают замечать странности. До поры, до времени приступы кое-как можно было скрывать, но сейчас Геральд уже не видит в этом смысла. — Цветочная лихорадка, — безразлично отвечает он ангелу на её вопрос. Мисселина смотрит на него с непониманием около минуты, а потом в ясных голубых глазах появляется неподдельный ужас. — Геральд, ты же не... — она осекается. — Я надеюсь, что ты не... Что с тобой всё будет хорошо... — судя по всему, она сама не особо верит в последние слова. Демон ничего не отвечает, молча поправляет ремни на шее, — воздуха катастрофически не хватает, — а в глазах, кажется, опять собираются слёзы. Душеизлияние прерывает Вики Уокер собственной персоной, что в ту же секунду появляется в дверях кабинета. Она окидывает помрачевших учителей взглядом, но не решается задать вопросы не по делу. — Ангел Фенцио попросил передать, — Вики неуверенно застывает на пороге кабинета, указывая на документацию в своих руках. Её тоненькие изящные пальчики усердно пытаются удержать тяжёлую кипу бумаг. — Ох, спасибо тебе, милая! Сколько ещё раз ему можно говорить, чтобы он не загружал учеников своими обязанностями?! — Мисселина недовольно бурчит, протягивая руку к нагромождению папок и помогает ей всё это донести до стола. Вики старается улыбнуться, когда ангел пытается завести разговор на нейтральную тему. Уокер некуда спешить — Мими давно развлекается в поезде с ребятами, а сама девушка планировала что-нибудь просто почитать перед сном в школьной библиотеке. Уокер всячески пытается избежать прямого взгляда с демоном и усердно делает вид, что его здесь вообще нет. Однако прожигающий взгляд бледно-голубых глаз она не переставала ощущать на себе с момента, как зашла сюда. Закончив на том, что успеваемость Вики по дисциплинам только растёт, Мисселина заключила, что из девушки вышел бы прекрасный ангел, на что Вики одарила её одобрительной улыбкой и вскоре скрылась за темными дверьми кабинета. Ангел терпеливо дождалась, когда за Уокер закроется дверь и повернулась в сторону, всё это время сохранявшего тишину, демона, делясь с ним своим мнением по поводу Непризнанной, а тот слушал её даже не вполуха. — О чём задумался, Геральд? — тихий голос ангела разрезал тишину, воцарившуюся в кабинете. Он оторвался от созерцания двери, за которой минуту назад скрылась Уокер, и перевел свой пустой взгляд на ангела. — Неважно... — неоднозначно протянул демон, постукивая пальцами по полированной поверхности стола. — Ты что-то говорила? Мисселина в ответ лишь протянула руку к папке с бумагами и ловко развязала верёвку, положительно кивая: — Девочка, видимо, по стопам матери пойдёт, — как-то неоднозначно проговорила она, устремляя свой ангельский взор на демона. У него в миг стал стальной и холодный взгляд, от чего голубая радужка зрачка стала напоминать ей кусочек льда. — Не удивительно. А чего ты ожидала от дочери Серафима? Перед девчонкой открываются такие перспективы, а ты думаешь, что она будет прозябать всё своё бессмертие на задворках адской иерархии? — с четким раздражением в голосе, сказал Геральд, выпрямившись и бросив неодобрительный взгляд на женщину. Слова про дочь Серафима неприятно кольнули в сердце, забирая у демона всё желание продолжать говорить на эту тему. Мисселина поджала губы, невольно опустив взгляд в бумаги. — Я ничего не думаю о Вики Уокер, это её путь, её выбор, мы не вправе вмешиваться. Но я чувствую, что тебе не всё равно на эту девочку. Тебе неприятен тот факт, что Вики выбирает путь ангела... — Мисселина напряжённо изучала бумаги, пытаясь вникнуть в смысл написанного. — Мисси, не неси чушь, — раздражённо процедил Геральд, нервно сжав кулаки под столом. Демон внимательно рассматривал лицо ангела, пытаясь вернуть себе былое хладнокровие. — Таких, как она, огромное множество. Непризнанные приходят и уходят, становятся ангелами или демонами. К Уокер у меня такое же отношение, как и к всем остальным, какое мне дело до того, на чью сторону она планирует встать?! — Я не знаю, что у тебя в голове, Геральд, потому не могу с уверенностью что-то доказывать, — Ангел медленно оторвалась от бумаг и подняла свои глаза на демона. — Но... даже если ты думаешь, что твоя ложь во благо, стоит ли она того, чтобы умереть в мучениях от не взаимной любви? — ангел смотрит в его глаза, будто читая насквозь. — Ты же любишь её, так зачем отрицать очевидное?.. Геральд ничего не говорит, переваривая слова ангела в своей голове. Демон смотрит в одну точку перед собой и не понимает одного: Как он, Чёрт возьми, Докатился до такого? Его только что прочитали, как раскрытую книгу. Немыслимо. И вовсе не похоже на него. Ангел тяжело вздыхает, вставая из-за стола. — Советую ознакомиться. — когда демон переводит на неё непонимающий взгляд, Мисселина поясняет, указывая на бумаги перед мужчиной: — Фенцио предлагает, как лучше организовать учебную программу на следующую неделю. — Сочувствующе смотрит на Геральда и уходит, оставляя мужчину наедине со своими мыслями. Демон молча сидит так ещё около минуты, опустошено перелистывая страницу за страницей, а потом резко встаёт и идёт к графину с глифтом, чтобы снова напиться. А Мисселина уже вне его кабинета находит Уокер в школьной библиотеке и пытается ей всё объяснить. Последняя резко захлопывает книгу и не верит услышанному.

***

Через две недели приступы случаются по несколько раз за день. Геральд впервые за всё это время не выходит из своей комнаты.  Демон в бессилии сползает по стене на пол. Чёртовы стебли опоясывают изнутри, практически за раз выходит три соцветия вперемешку с кровью. Тело в агонии, душа в истерике. Хоть об стенку головой бейся. От этой мысли Геральд заходится хриплым нездоровым смехом. Но смерть, в этот раз, его, видимо, пощадила.       Вики в это время рассматривала фиолетовый лепесток ириса.
Примечания:
Эта идея мучала меня уже довольно давно...

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Секрет небес"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты