Палата №8

Джен
G
Завершён
11
автор
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
"Главное, не падать с кровати" - это Гарри запомнил на всю жизнь.
Посвящение:
Всем, кто хоть раз лежал в детских больницах))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Было холодно. Не просто холодно, а ужасно холодно. Ледяной ветер пронизывал до костей, заставляя свернуться маленьким комочком, поджав под себя ноги. Одеяло не согревало совсем, напротив, оно было таким же ледяным, как и все вокруг. Как же холодно.       Гарри Поттер натянул себе одеяло на голову, пытаясь согреться. Чертовы окна…       Тут Гарри насторожился. В гриффиндорской спальне мальчиков пятого курса было всего одно окно, находящееся максимально далеко от самого Гарри. Да и никогда за все пять лет в спальню не пробирался мороз. Даже в аномально холодную зиму третьего курса, когда помимо двадцатиградусного мороза, под окнами пролетели дементоры.       Мысли, путающиеся от сна, не желали складываться в целостную картину. Брр, как же холодно. Гарри откинул ничем не помогавшее одеяло и приподнялся на кровати. Перед глазами стоял рой размытых пятен, крутящихся цветным калейдоскопом. Гарри потряс головой в надежде остановить круговорот. Пятна перестали кружиться, замерев на месте. Гарри пошарил рукой рядом с собой и нашел знакомые очки. Или не такие уж и знакомые? Их форма была какой угодно, но не круглой.       — О, Гончаров! — раздался голос позади него.       Гарри обернулся выронив из рук незнакомые очки. На соседней кровати сидел закинув ноги на стул мальчик. Слишком знакомые контуры… Светлые волосы, зализанные назад, утонченная, женственная фигура… Наконец, Гарри догадался надеть очки.       - Малфой!       Драко Малфой собственной персоной восседал на кровати в центре гриффиндорской обители. Хотя, насчет местонахождения можно было поспорить. Это было что угодно, но не гриффиндорская спальня. Четыре обычные маггловские кровати без привычных балдахинов, бежевые стены, небольшой размер самой комнаты, маленькая раковина в углу.       — Какого черта?! — воскликнул Гарри, вскакивая с кровати и ища палочку. Оной рядом не обнаружилось.       Малфой не предпринимал никаких активных действий, полностью расслабившись.       — Алексей Данилович, я уверена, что у Гончарова скоро начнется ремиссия, — говорил Малфой, удивительно точно копируя голос и интонации профессора Макгонагалл. — После происшествия не должен быть необратимо поврежден головной мозг, Савелий Семенович провел операцию по высшему разряду.       Малфой замолчал.       — Гад ты слизеринский! Ты говорить нормально можешь?! — взорвался Гарри. — Какого хрена происходит?! — Поттер вскочил, слегка пошатнувшись, чуть было не упав на кровать Малфоя.       — Во-первых, Гаррик, давай аккуратнее, это ты уже отстрелялся и все, а мне операцию только завтра делают. Во-вторых, Савелий Семенович тебя прибьет, расчленит, прирежет и утопит. Пока ты тут отходил от наркоза мы и так наслушались всяких бредней, а тут ты еще и постельный режим не соблюдаешь. Сейчас грохнешься еще раз башкой обо что-нибудь, и все.       — Малфой! Если ты все немедленно не объяснишь!.. — Гарри выдохну. — Где я вообще?       — Гаррик, ты меня убиваешь. Оглядись.       Гарри еще раз осмотрел комнату. Четыре кровати со сбитыми в ногах одеялами и помятыми простынями, разбросанные на тумбочках вещи, колченогий стол, заваленный шкурками от мандаринов и бананов, на полу стояла пятилитровая канистра с водой. Стены были облуплены, местами пестрели белые сколы, а из крана капала вода, выводя из себя.       — Я ничего не понимаю! — Гарри сел на предположительно свою кровать.       Малфой соскочил с кровати и схватил с дальней полки мандарин.       — Будешь?       Гарри кивнул и взял предложенный мандарин, лишь бы чем-то занять руки.       — Мне это не нравится, Гаррик. Тут что-то пошло не так. Знаешь, я тут лежу уже пять дней и проблемка вот в чем. Всегда находится кто-нибудь экстренный, и мою грыжу, чтоб ее, все время откладывают. Не то чтобы я имел что-то против, но не суть. Так это я к чему? За эти пять дней, пока вас тут всех оперировали, откачивали, — Драко кивнул на остальные кровати. — Я от тоски готов помереть, а врачи о-очень громко разговаривают. «Знаете, Марина Макаровна, случай Гончарова уникален!». И, прошу заметить, это говорила дежурный хирург Полина Степановна, когда тебя привезли. Да она ничем кроме своих цветочков не заинтересована! А тут такой поток красноречия.       — Куда привезли? — уцепился за слово Гарри.       Малфой непонимающе моргнул. И уже как-то по-другому посмотрел на Поттера.       — Ну ты даешь… — протянул, растягивая слова он. — В первую областную больницу…       — Малфой… — начал Гарри.       — Да не Малфой я! — воскликнул сосед. — Заладил «Мафлой то, Малфой се!». Меня зовут Дмитрий Вероломов. Д-М-И-Т-Р-И-Й В-Е-Р-О-Л-О-М-О-В! Напиши это себе на лбу, раз не можешь запомнить!       — А теперь объясни все еще раз, — попросил Гарри.

***

      Ужин уже прошел, и Дмитрий развалился на кровати смакую шоколадное печенье. К холодильнику идти не было желания, а есть хотелось. Никита и Рома были на промывке катетеров, и было совсем скучно. Девчонки убежали к себе в палату, а медсестра, дежурившая сегодня очень уж не любила Дмитрия. Виной тому было ли, что она же и поймала его после отбоя у девочек, или то, что Дмитрий демонстративно игнорировал тихий час, но факт оставался фактом. Попытка побега к девчонкам из десятой палаты могла увенчаться чьей-то публичной казнью.       Доев печенье, Дмитрий открыл макбук и громко выругался. Чертов айфон совершенно не держал заряд, и сейчас строка с процентами горела ярко-красным. Розетки, видимо из соображений… Да черт знает каких соображений, находились исключительно в коридоре. Желающих было столько, что по вечерам не хватало даже тройников.       За удлинитель Вероломову пригрозили штрафом, указав на огромную надпись у стола медсестёр. Цифры штрафа откровенно пугали, и тогда, родители не поскупились и привезли любимому сыночку сетевой фильтр, на что грозная медсестра снова ткнула в объявление. На резонное замечание, что нет там ничего про фильтры, та коварно улыбнулась и сказала, что для нее что удлинитель, что фильтр — все одно.       От грустных размышлений Дмитрия оторвал подозрительный гвалт в коридоре. Время было уже позднее, и обычно медсестрички разгоняли всех болтливых и шумных пациентов по спальням. Он аккуратно приоткрыл противно скрипнувшую дверь, и уловил обрывок фразы:       - …восьмой палате местечко есть…       Дмитрий содрогнулся и быстро глянул на номер своей палаты, цифра восемь была все на том же месте. Подавив вздох разочарования, Дмитрий отошел от двери. В палату тут же забежала медсестра в компании черноволосого мальчишки.       — Вероломов, это Гарри Гончаров, помоги разобрать ему вещи, — медсестра окинула комнату быстрым взглядом. — Сумки в кладовку, четвертый раз говорю!       Гарри был какой-то заторможенный, сразу отметил Драко. Глупо как-то стоял посреди комнаты.       — Я Дмитрий, — протянул руку он. — Дмитрий Вероломов.       Гарри как-то на редкость неприязненно уставился на руку.       — Еще один шизик, е-мае, — протянул Дмитрий, беря в руки сумку Гарри.       — Не трогай мои вещи! — воскликнул сосед.       — Коне… — договорить Дмитрий не успел.       Дверь со скрипом открылась, пропуская вперед Рому и Никиту.       — Милана дала нам вафли, будешь, Дим? — спросил Рома, и тут же поперхнулся печеньем, заляпывая крошками воротник поло. — Ээ…       — Это Гарри. Он теперь с нами живет, — ехидно ухмыльнулся Дмитрий.       — Сам ты шизик! — запоздало отреагировал Гарри, заставив недоуменно переглянуться Рома и Никиту. — Вот вы здесь с родителями после операции?!       Рома кивнул, заставив Дмитрия вздрогнуть. Да уж, мать Ромы будет ему мерещиться в страшных кошмарах.       — А мои в командировке! Кинули они меня! Сбагрили тетке! ***       — Мои родители — что? — переспросил Гарри.       — Насколько я понял из твоих бессвязных воплей — это Лилия и Денис Гончаровы, какие-то популярные модели, а ты пропиарился еще в детстве из-за съемки в журнале и помог родителям сделать карьеру.       — Мои родители — живы? — спросил Гарри, находясь в состоянии близком к обмороку. — Тогда почему я рос с тетей?       — Гаррик, я конечно все понимаю, но если родители не приехали на твою операцию — это не значит, что надо говорить, что они мертвы. Обида обидой, но…

***

      Дмитрий доел мандарин и потянулся за яблоком. Звонкий хруст наполнил комнату, заставив Никиту и Рому вздрогнуть. Гарри же, казалось пребывал где-то не здесь, а с его губ периодически срывалось какое-то бормотание, заставившее соседей поморщиться.       — Малфой! Отдай напоминалку Невилла! — вдруг завопил Гарри, глядя прямо на Дмитрия.       — Отдать — что? — переспросил он, откусывая кусок яблока. — И кому?       Но Гаррик не спешил отвечать сумасшедшими глазами провожая глазами каждый откусанный от яблока кусочек. Никита, которому принадлежало яблока удивленно посмотрел на опустевший пакет фруктов.       — Напоминалку! Не придуривайся! — продолжил Гаррик.       — Он имеет в виду яблоко? — предположил Никита, кивая на фрукт в руке Дмитрия.       Тот, опасаясь приблизиться, кинул злополучное яблока Гаррику в руки, но слегка промахнулся, и яблоко неминуемо должно было впечататься в стену над кроватью, как вдруг, Гаррик резко дернулся и поймал яблоко буквально в паре сантиметров от стены.       — Я назначаю вас ловцом! — воскликнул Гаррик, падая на кровать и засыпая.       — Я, конечно, все понимаю, — прошептал Дмитрий. — Но у нас отделение нейрохирургии, а не психбольница…       — Двадцать баллов Гриффиндору! — пробормотал Гаррик, не отрывая головы от тонкой подушки.

***

      Рассказ прервала открывшаяся дверь.       — Гончаров, я понимаю, что ваших умственных способностей не хватает на многое, но понять значение фразы «постельный режим» вы в состоянии? — прошипел зашедший Снейп?!       Это был действительно он, только волосы его были заделаны в низкий конский хвост, а одежда была отнюдь не черной мантией, а вполне белым медицинским халатом.       — О, Савелий Семенович, здравствуйте! — воскликнул Дмитрий, приподнимаюсь на локтях.       Снейп (или кто он теперь?) закатил глаза, но кивнул в ответ.       — Как голова, Гончаров? — поинтересовался он.       — Профессор Снейп, я совершенно ничего не понимаю! — признался Гарри Поттер.

***

      Консилиум, состоящий из Савелия Семеновича, Марины Макаровны и Алексея Даниловича заседал за столом в ординаторской и смотрел на сидящего на диванчике Гарри.       Алексей Данилович крякнул, откашлялся и наконец обратился к Гарри.       — То есть ты, Гарри, утверждаешь, что меня зовут профессор Дамблдор, это — Минерва Макгонагалл, а это, — старик кивнул на Савелия Семеновича. — Северус Снейп?       Гарри кивнул.       — Мы все вместе преподаем в школе магии «Хогвартс», и сейчас в волшебном мире воскрес злой волшебник Волан-де-Морт, убивший твоих родителей? Ты же отразил смертельное проклятие, и уничтожил его еще в раннем детстве? — продолжил заведующий отделением.       Гарри снова кивнул.       Тут Марина Макаровна, хотя Гарри до сих пор даже мысленно не мог назвать ее так, вдруг повернула к нему экран ноутбука, показывая…       Волан-де-Морта?!       Нет, это определённо был он, за исключением мелких деталей: нос был на законном месте, а кожа не отливала мертвенной бледностью. Волан-де-Морт напоминал такого зажиточного мужичка с пивным животиком и блестящей лысиной. Это был одновременно он и не он.       — Я… я не понимаю, — растерянно протянул Гарри, в надежде оглядываясь на Дамблдора.       — Гарри, ты знаешь этого человека? — спросил директор.       — Д-да, или нет. Я не уверен. Он похож на него, но это и не он тоже.       Врач задумчиво кивал.       — А что твои родители?       И Гарри начал свой рассказ в третий раз.       — Я с вашей матерью — что?! — возмутился Снейп. — То, что я не флиртую с пустоголовыми аспирантками не значит, что я импотент или асексуал!       Тут на Савелия Семеновича зашикали старшие коллеги, и крайне недовольный Снейп демонстративно отвернулся, делая вид, что рассказ, достойный печати и премии «фантазия года», ему безразличен.       — Нет, это ни в какие ворота не лезет! — снова не выдержал нейрохирург.       Гарри дошел до части с описанием хогвартских злодейств профессора зельеварения. Дамбл… Алексей Данилович, конечно же, как-то подозрительно ухмыльнулся в белоснежную бороду.       — Я, конечно, не самый приятный человек в этом мире, но такое!       — Савелий, — рассмеялась Марина Макаровна. — А ведь это мнение, если я правильно понимаю, составлено всего лишь на одном диалоге с тобой. А как метко! Летучая мышь!       Снейп позеленел.

***

      Савелий Семенович считал свою жизнь вполне неплохой. Нейрохирург, окончивший Питерский университет проработал пару лет в северной столице, а потом плюнул и уехал в Москву. Питерская погода напрочь убивала рабочее настроение и вгоняла в ужасающую депрессию. Вечная сырость, дожди, — все это было кошмарно для уроженца солнечного Адлера.       Москва показалась молодому нейрохирургу неплохой перспективой. Там была почва для карьерного роста, больше шансов куда-то пробиться. Все бы хорошо, но не бывает ничего без «но». А у Москвы таких «но» было даже два. Первое — это километровые пробки, и Савелий, снимающий квартиру в Подмосковье проклял все на свете, тратя на дорогу по четыре часа в сутки. Второе «но» заключалось опять же в погоде. Умеренно континентальный климат столицы никак не хотел походить на родные субтропики. Если с первым молодой человек уже справился, поднакопив денег и начав снимать квартиру поближе, то второе так и оставалось проблемой, с которой он вынужден был сосуществовать вот уже десять лет.       Все это не способствовало благоприятному развитию характера, который и так был премерзким.       Когда Савелий впервые увидел Гарри Гончарова, то сразу вспомнил те самые сказки про вредных и непослушных детей, которыми его пугала мама. К слову, эти сказки так и не возымели эффекта, но в этом Савелий никогда не признается.       Гарри относился именно к тем детям из сказок. Мальчишка влетел в него, когда Савелий выходил вымотанный из операционной. Истерящий комок, кажется, даже позабыл о травме своей головы, громогласно возмущаясь присутствию тетки и отсутствию родителей.       — Глаза разуйте! — огрызнулся Северус, поправляя помятый мальчиком халат.       Гарри уставился на нейрохирурга возмутительно невинными глазами, и ангельским голосом сказал:       — Дяденька, я случа-а-айно, а вы сразу так грубо.       — Я сейчас случа-а-айно укол кому-то вколю, — буркнул Савелий, открывая дверь ординаторской.       Мальчишка вздрогнул и скрылся.       Савелий покачал головой, продолжая размышлять, кого же ему напоминает Гончаров. Вскоре, Савелий переключился на кофе из автомата, позабыв обо всем.

***

      — А вы, Марина Макаровна, судя по всему, тоже страдаете фаворитизмом.       — Что?!       — «Я нашла вам ловца», — передразнил Савелий. — И плевать, что первокурсникам нельзя играть в… Как его?       — Квиддич, профес… Савелий Семенович.       Наконец, Гарри продолжил. Рассказ дошел до второго курса, и даже изображающий скуку Савелий заинтересованно подался вперед.       — Ну что за вопиющее несоблюдение правил элементарной безопасности!       — Господи, я была почти уверена, что ты скажешь «санпина», прости, — Марина Макаровна залилась смехом.       Савелий поморщился, припоминая недавний конфуз.       — Знаете, коллеги, — немного успокоившись продолжила Марина Макаровна. — Мне кажется у нас тоже пробудился василиск.

***

      Марина Макаровна была готова проклясть той ночью Полину Степановну, которая слезно умоляла заменить ее на ночном дежурстве под предлогом рожающей дочери. Марина Макаровна поворчала из вредности, но в итоге согласилась.       И все бы хорошо, но посреди ночи вдруг раздался жуткий стук по коридору. Разбуженная врач пребывала в скверном настроении, и когда она вышла из палаты, готовясь отругать заигравшихся детишек, то не увидела совершенно никого. Коридор с приглушенным освещением был пуст, все двери были закрыты, и нигде не горел свет.       Прислушавшись, Марина Макаровна различила какие-то хлюпающие звуки из дамской комнаты. Нет, девчонки часто бегали в душ после отбоя, но не в три же часа ночи! Звуки становились все громче и уже походили на какие-то завывания.       Марина Макаровна быстрым шагом направилась к двери, но за ней никого не было. Звуки стихли.       — Вы тоже это слышали? — раздалось сзади, заставив женщину подпрыгнуть.       За ее спиной стояла одна из мамочек, лежащих с маленькими детишками. Женщина, оказавшаяся Фаиной, в данный момент напоминала коршуна, нацелившегося на добычу. Хищные брови были сдвинуты к переносице, а глаза горели азартом.       — Где могут быть эти девицы? — вслух спросила она.       — Девицы? — уточнила Марина Макаровна.       — О да! Эти вертихвостки которую ночь мешают мне спать! Они в одной и этих трех палат, — Фаина кивнула на девятую, десятую и одиннадцатую палату.       Тут дверь из душевой несмело приоткрылась.       — Ага!       На пороге стояла девочка лет пятнадцати с фиолетовым полотенцем на голове.       — Что это мы делаем в коридоре посреди ночи?! — возмутилась Марина Макаровна.       Девочка задумчиво переводила взгляд с Марины Макаровны на Фаину и обратно. Она выглядела донельзя смущенной, как застигнутый в банке со сметаной кот.       — Луна, — удивилась врач, распознав в девочке свою самую странную пациентку и вновь споткнувшись на имени. — Что ты здесь делаешь?       — Сегодня шесть планет встали в один ряд, а Сатурн…       — Короче.       — В общем, я пролила сок на голову, — пробормотала Луна и прошмыгнула мимо женщин в двенадцатую палату.       Пока Марина пыталась представить, как надо извратиться, чтобы облить волосы, Фаина разочарованно сказала:       — Это не она.       Тут вдруг Фаина резко потянула Марину Макаровну за собой к ординаторской.       — Пожалуй, сегодня мы никого не поймаем, пошлите спать.       Марина Макаровна удивленно вскинула брови, но тут увидела подмигивающую Фаину и ничего не сказала. Стоило двери в ординаторскую закрыться, как завывающие звуки повторились. Когда женщины выглянули в коридор, то он был пуст.       Если бы они появились на несколько секунд пораньше, то застали бы картину выползающих из-за двери и затыкающих рты руками, сдерживая смех, трех девочек из девятой палаты.

***

Рассказ Гарри медленно подходил к логическому завершению третьего курса. Вот Гарри и Гермиона воспользовались маховиком времени, пошли спасать Сириуса и…       — Кто же все-таки этот Блэк? — поинтересовался Савелий, кривя губы на моменте рассказа о своем красочном падение. — Дементоры — это, вполне очевидно, вчерашняя комиссия противопожарной безопасности, влепившая кому-то штраф на удлинитель.       — Вот уж и вправду дементоры! — закивала Марина Макаровна, вспоминая этот кошмар. — То огнетушители у нас не там стоят, то удлинители в ординаторской, то розетки слишком близко к кровати! Вот уж точно, забирают у всех радость… Четыре удлинителя за месяц!       Алексей Данилович задумчиво смотрел на коллег.       — Боюсь, за Сириуса Блэка был принят наш новый интерн.       — Тридцатипятилетний интерн?       — Савелий, право, призвание можно найти в любом возрасте.       — Это тот тощий и лохматый ужас с руками из ж… не оттуда?       Марина Макаровна прикрыла глаза. Степана Черняева она помнила прекрасно.       Гарри тем временем продолжил говорить. Рассказ подошел к первому испытанию, где Марина Макаровна праведно возмутилась:       — Я, конечно, понимаю, что наша медсестра-хозяйка порой напоминает дракониху, но не настолько же! — и тут же замолчала под смех коллег.       Теперь хогвартсовцы сидят на праздничном ужине в честь начала второго семестра четвертого курса, идут в кровати, и Гарри просыпается в холодной комнате с засранцем-Малфоем.       — Шикарно, — резюмировал Савелий, а Гаррик Гончаров общим решением был отправлен спать.

***

      Гаррик проснулся от чьих-то голосов. Над его кроватью стояли трое человек, которых Гарри решительно не мог узнать.       — Как самочувствие, Гаррик? — поинтересовался седовласый пожилой человек.       — Х-хорошо. Где моя тетя, черт возьми?! Почему я в больнице?! — и тут же ответил на свой вопрос. — Конечно, только я мог упасть с кровати и заработать сотряс! Отец будет в восторге…       — Гаррик, милый, а что такое Хогвартс?       — Хогвартс?..       — Что только не привидится после наркоза, — вздохнул Савелий.
Примечания:
По-моему, это наркоманский бред, но почти все основано на реальных событиях)
А в каких вы лежали больницах? Лично меня недавно угораздило поваляться в Нижегородской детской областной больнице)))

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты