Голубое вино

Слэш
NC-17
Завершён
697
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Кэйа напоминает Дилюку о давнем обещании протестировать новый вкус вина.
Посвящение:
прекрасным мужчинам!
Примечания автора:
потихоньку вливаюсь в этот фандом, а Дилюк/Кэйа сделали мне хорошо с первых секунд появления в игре <3
(спасибо за бету, если вдруг я где-то ляпну глупость!)
___
18.02:
Genshin Impact
№ 9 Голубое вино
спасибо, булки🥺
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
697 Нравится 19 Отзывы 113 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Отменное вино в «Доле Ангелов» приятно оседает сладостью на языке, разогревая внутренности, и в такие моменты каждый понимает, почему винокурня Дилюка столь успешна. Приятный аромат ягод, с тонкими нотками цветов, не замечаешь, как напиваешься до хмельной головы, уж слишком легко идет это великолепное вино.       — О чем хотел поговорить? — скрестив ноги, Дилюк с интересом разглядывает Кэйю рядом с собой. В таверне тихо, почему-то именно этим поздним вечером здесь нет говорливых бардов и щедрых клиентов. Они расположились на втором этаже, прямо под одним из окон, через приоткрытые ставни которого дул прохладный ветерок и была слышна возня на улочках Мондштадта. Торговцы потихоньку закрывали лавки и расползались по домам.       — Ты упоминал как-то, — Кэйа прищурил глаз, облокачиваясь на дубовый стол одной рукой. — Что у тебя есть какое-то вино по новому рецепту. Не думай, что я про него забыл. И ты обещал, что позовешь меня на пробу.       Дилюк нахмурился, но терпеливо кивнул, хоть и правая нога под столом чуть дернулась.       — Верно, пожалуй, протестировать на тебе будет весьма неплохой идеей.       — И на тебе тоже, — улыбнувшись, Кэйа откинулся обратно на спинку стула, барабаня пальцами по столику. — Не думай, что я один тут упьюсь вусмерть.       Владелец таверны недовольно выдохнул, раздраженно отвернувшись в сторону стеллажа с какими-то необычными цветами. Дилюк не особо увлекался алкоголем, честно говоря, его от него мутило, а вот виноградный сок казался ему отличной альтернативой вину, который и освежит, и в голову не ударит. Это весьма удивляло всех тех, кто узнавал этот любопытный факт из жизни Рагнавиндра. Как же так, владелец винокурни не рассиживает на террасе своего дома смакуя элитное вино?       — Сейчас принесу, — Дилюк поднялся из-за стола, спускаясь по лестнице к бару. Чарльз закончил свою смену, покидая таверну и дверь была надежно заперта от неожиданных посетителей. Новое вино хранилось чуть ниже остального, в отдельной голубоватой бутылке. Взяв два бокала, мужчина вернулся к своему товарищу на второй этаж.       Вино полилось в бокалы, поблескивая в лунном свете. Создавалось впечатление, что в него добавили траву-светяшку, которая озаряет своим светом полянки на вершинах холмов. Кэйа зачарованно поднял свой бокал, поболтав жидкость и понюхав ее. Запах был еле слышный, напоминал морозную свежесть в горах Драконьего Хребта, немного аромата винограда и еще какие-то странные, едва уловимые нотки, которые Кэйа распознать не смог.       — Ну что ж, за нас? — придумывать заумные тосты не было желания.       Мужчины звякнули бокалами и пригубили вино. Кэйа еле сдержал вздох удовольствия. Вино обожгло полость рта, словно яркое пламя дикого огня, а после мягко пощекотало горло как легкий морозец рано по утру. На секунду рыцарь даже забыл, что это действительно вино, было похоже скорее на что-то более крепкое.       Дилюк сохранял свою маску спокойствия, отпивая вино мелкими глотками. Кэйа решил повторять за ним, и напиток пошел легче, не так сильно царапая огнем его внутренности.       — И как? — спросил владелец таверны, ставя пустой бокал и вновь наполняя его.       — Здорово, — выдохнул Кэйа, улыбнувшись уголками губ, подставляя и свой бокал. — Это самое необычное вино, которое я когда-либо пробовал.       Дилюк изогнул бровь, но промолчал. Они вновь выпили. И еще, и еще. Когда бутылка опустела, солнце уже давным-давно исчезло за горизонтом, даруя ночную прохладу Мондштадту. Кэйа наблюдал за тем, как Дилюк постепенно пьянеет, теряя свое самообладание, удивляясь, что они действительно сумели напиться с одной небольшой бутылки.       — Хорошо пошло? — со смешком спросил Кэйа, когда Дилюк принялся ерзать на своем месте, поправляя воротник сюртука. — Очень крепкое для вина, разве нет?       — Это был небольшой эксперимент, — ответил мужчина, в который раз отворачиваясь в сторону окна. — Но да, я согласен, слишком крепкое, нужно еще будет повозиться с рецептурой.       — Тем не менее, вкус замечательный, — Кэйа облизнул губы, смакуя свежую ночь, пробравшуюся в пустую таверну. — Зови в следующий раз распробовать результаты твоих экспериментов.       Дилюк сдержанно кивнул, повернувшись и, наконец, сталкиваясь взглядом со своим собутыльником. Кэйа где-то на периферии своего сознания присвистнул, что у него все перед глазами ужасно плывет, давненько таких ощущений он не испытывал, тем более, не напивался со своим сводным братом. Последние капли из бутылки упали в бокал Кэйи, и облизывая горлышко бутылки, рыцарь не сдержал смешок. Вероятно, со стороны это выглядело весьма забавно.       Но не для хозяина винокурни. Что-то у Дилюка щелкнуло в голове, и то, что сделал сейчас рыцарь показалось ему весьма… притягательным? И как странно, внизу живота разгорелось пламя.       Противиться этому?       Он приподнялся с места, рукой хватая Кэйю за подбородок и притягивая ближе, так твердо и уверенно, что тот неоспоримо подчинился.       Или же нет?       Улыбка погасла на его устах, когда Дилюк медленно слизнул каплю голубоватого вина с его нижней губы, смотря прямо в глаза. Кэйю всегда удивляло то, что мужчина весьма холоден, несмотря на огненную стихию, помогающую ему в боях. И вот сейчас в этих красноватых глазах проглядывал тонкий ледок, такой холодный, что Драконий Хребет покажется курортом по сравнению со взглядом Дилюка.       — Что, слишком хорошее вино, чтобы последние капли достались мне, полуночный герой? — прохрипел Кэйа, щуря глаз, в котором плясали искорки веселья от всего происходящего.       Бутылка плавно выкатилась из расслабленной кисти куда-то к дальней ножке стола.       Дилюк фыркнул, отпуская подбородок рыцаря и собираясь отступить. Однако, Кэйе этот жест побега весьма не понравился, и пришлось брать все в свои руки. Подскочив с места, он дернул Дилюка за шейный платок так резко, что успел испугаться, что может порвать дорогое обмундирование. Но когда его шею обдало горячим дыханием, все страхи и сомнения исчезли. Слегка развернувшись, Кэйа оперся бедром об столик, искренне надеясь, что не сломает его в порыве страсти. Хотя, почему он волнуется о таких мелочах, покусывая мочку уха своего сводного брата, когда это будет более странным и грязным, чем какой-то расколотый предмет мебели?       — Ну, не сдерживайся, ты сам перешел эту тонкую границу, — Кэйа сел на стол, шепнув эти слова Дилюку на ухо, обхватывая бедра мужчины своими ногами, не давая возможности подумать, принять решение и убежать.       Красные волосы защекотали его нос, когда Дилюк двинулся вперед и повернул голову, чтобы оставить укус на смуглой шее Кэйи. Все внутри сжалось, сердце забилось неистовее, и рыцарю казалось, что он может просто задохнуться этим ночным воздухом прямо здесь, касаясь сводного брата вот так не по-братски.       — Ты пожалеешь об этом? — спросил куда-то в ключицы Дилюк, после оставляя поцелуй на выпирающих косточках.       Кэйа дернулся, не сдержав тихий стон.       — Нет, а ты?       Дилюк поднял голову, длинные пряди волос мазнули разгоряченную кожу собутыльника.       — Нет, — решительный ответ разрушил последние преграды меж ними, и Кэйа потянулся за поцелуем, мягко приобнимая партнера за шею. Дилюк ответил, куснув нижнюю губу мужчины, что вызвало новую порцию мурашек у позвоночника.       Горячая кровь из небольшой ранки прибавила металлический привкус к поцелую, когда Дилюк надавил языком на десны, хватая рукой синие волосы Кэйи, мягко перебирая пряди, словно старался лишний раз не навредить.       — Хах, откуда столько нежности? — выдохнул Кэйа, разрывая поцелуй, и с трепетом услышав недовольное цоканье Дилюка.       — Ты когда болтать перестанешь?       Хозяин таверны выпрямился, кладя руку на грудь рыцарю, чуть нажимая. Кэйа покорно растянулся на небольшом столике, откинув голову и обнажив шею. Длинные синие пряди с шорохом ударились об пол, а бронзовая кожа засияла в свете луны.       — Заставь меня замолчать, — кадык дернулся, когда Кэйа проговорил это запнувшимся голосом.       Дилюк стащил с рук мешающиеся перчатки, отбрасывая их куда-то в темный угол таверны. Голова кружилась, но движения стали отточенными, твердыми, если бы на Мондштадт сейчас нагрянули хилличурлы, мужчина смог бы спокойно сражаться наравне с солдатами. Меховая накидка, жилет и рубашка были распахнуты, чтобы Кэйа чувствовал жар рук Дилюка, вздрогнув, когда пальцы медленно огладили его шею, спускаясь к груди, слегка задевая соски и заставляя подрагивать всем телом. Дилюку нравился открывшийся вид, когда сам капитан Ордо Фавониус так сильно ему доверяет и открывается, подставляя все свои незащищенные места под горячие ладони. Всегда было любопытно посмотреть на такого развратного рыцаря, плавящегося от каждого прикосновения хозяина винокурни, видеть его подтянутое красивое тело в лучах восходящей луны, чтобы целовать каждый участок кожи, и чтобы все внутри пело и отзывалось теплом и спокойствием, а не стыдом от своих чувств, запрятанных куда-то в дальний угол сознания. Кэйа сейчас по-настоящему доверчив, потому что чувствует все тоже самое или это просто вино?       Хм.       Дилюк поцеловал ключицы, прикрыв глаза. Он на вкус слаще любого вина. Кэйа вздрогнул, мотнул головой и провел рукой по волосам партнера.       Красноватый Глаз Бога на ремне Дилюка с противным звоном стукнулся об стол, когда он куснул Кэйю в шею, так неторопливо растягивая жгучее удовольствие. Ткань брюк неприятно давила в паху, и сдерживаться уже не было особого смысла. Мужчина понимал, что насытиться командиром можно и другими способами.       Сюртук и платок присоединились к перчаткам, Дилюк аккуратно подхватил Кэйю под бедра, притягивая ближе к краю стола. Рыцарь приподнял голову, подмигнув голубоватым глазом, полностью одобряя все действия его партнера. Где-то под ними жалобно звякнула стеклянная бутылка.       — Что, прямо тут, на столе? — хихикнув, спросил Кэйа, стягивая трясущимися руками свои перчатки. — Отмывать не буду, не заставишь.       — Тебя это так смущает? — вернул ему смешок Дилюк, кладя руку на чужую ширинку брюк. Слегка надавил, провел вверх, заставляя Кэйю охнуть и попытаться сжать ноги. Замер, разочарованно проговорил. — Могу остановиться, и разойдемся по домам.       Рыцарь осуждающе взглянул, поправляя пряди, упавшие ему на лицо.       — Как знаешь, я тут не причем, — рука вновь надавила на пах, и Кэйя поперхнулся слюной.       Дилюк усмехнулся, расстегивая ширинку капитана и обхватывая рукой его член, смотря на то, как смуглые щеки покрываются густым румянцем.       — Как раз-таки ты тут причем, — склонившись к лицу Кэйи, шепнул Дилюк, делая резкое движение вверх по стволу, сжимая основание у сочащейся головки.       Стон, вырвавшийся из глотки рыцаря, был так приятен и сладок, что пламя внизу живота хозяина таверны становилось все ярче и обжигающе.       Стянув брюки, сапоги с ног Кэйи, чуть залюбовавшись их тонкостью и изяществом, Дилюк все-таки отвел голодный взгляд и склонился к сюртуку, чтобы выудить небольшую скляночку масла из виноградных косточек и еще каких-то интересных цветов, собранных девушкой, что подарила ему ее буквально несколько часов назад с очень краснеющими щеками. Кажется, она лепетала что-то про симпатию к мужчине и очень уж хотела вручить этот скромный подарок.       Что ж, большое ей спасибо, но сердце и разум Дилюка занимал уже этот распростертый на столе смуглый мужчина с темно-бирюзовыми волосами.       Из склянки потянуло приятным цветочным ароматом, а масло было весьма густое; удовлетворенно кивнув самому себе, Дилюк размазал жидкость на кончиках пальцев, после возвращаясь к тяжело дышавшему Кэйе.       — Иди сюда, — ласково позвал мужчина, просунув левую руку под спину партнера, склоняясь всем телом над ним и оставляя поцелуй на груди.       Кэйя обвил руками его шею, прижимаясь ближе и подрагивая. Было слегка боязно, хоть и алкоголь все еще немного туманил рассудок.       — Ш-ш, расслабься, — шепнул Дилюк, осторожно нажимая на сжатые мышцы. У рыцаря сбилось дыхание, но он тут же взял его под контроль, стараясь довериться партнеру еще больше. Первый палец с трудом вошел внутрь горячего нутра. — Умничка.       Это обращение заставило Кэйю смутиться так сильно, как даже палец в заднице сделать не смог.       Дилюк сам не понимал, откуда у него столько терпения, но спустя несколько минут он смог добавить и второй палец, двигаясь более свободно, не забывая добавлять больше масла, убирая левую руку из-под мокрой спины Кэйи.       Все слилось воедино: покрывшийся испариной лоб Кэйи, его красноватые щеки и краснеющие следы от укусов Дилюка на шее с грудью, поступательные, медленные движения, расслабляющие его внутренние мышцы. Когда третий палец двигался так же свободно, Дилюк прикусил собственную губу, заставляя себя сдерживаться и не обращать внимание на постанывания рыцаря.       Дилюк мазнул носом по скуле Кэйи, вдохнул его запах и поцеловал, чувствуя виноградный привкус, оставшийся от вина. Стянув брюки, он обильно смазал ароматным маслом собственный член, стараясь поцелуями отвлечь Кэйю и войти в него как можно медленнее. Это оказалось сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Рыцарь зашипел, в уголке глаза собралось немного прозрачных слезинок.       — Все в порядке? Ты как? — взволнованно выдохнул Дилюк, придерживая голову Кэйи и вглядываясь в его напряженное лицо.       — Н-нормально, не останавливайся, — ответил мужчина, вдыхая промозглый воздух всей грудью.       Дилюк продолжил двигаться, очень внимательно следя за меняющимися эмоциями Кэйи. Он никогда не хотел бы сделать ему больно нарочно. И слеза, скатившаяся по щеке партнера, заставила сердце мужчины тревожно дернуться. Тонкие пальцы сильно сжали рубашку на спине.       — Я правда могу остановиться, только скажи, — твердо проговорил Дилюк.       Кэйа упрямо мотнул головой и криво улыбнулся.       — Скажу одно: заткнись и сделай это, — у него оставались силы даже на легкий смешок.       Еще движение, мягкое, медленное, следующее чуть быстрее. Кэйа расслаблялся очень неторопливо, но Дилюк был готов сдерживать себя хоть еще несколько часов, только бы не навредить лишний раз. Еще, более уверенно, рыцарь издал первый стон, не похожий на болезненный. Дилюк почувствовал, как Кэйа обхватил его бедра ногами, сделав это движение рвано, неловко и вероятно ему было весьма неудобно. Мужчина цокнул языком, понимая, что было бы легче растянуть Кэйю перевернув на живот и в более подходящем месте, однако упрямство обоих не дало переместиться куда-то еще. Или же то была виновата эта искрящаяся страсть, внезапно вспыхнувшая именно в этом месте?       — Д-дилюк, — Кэйа простонал это низким томным голосом, что обладатель имени на секунду застыл от переполнявших его чувств.       Следующий толчок был намного быстрее предыдущих, а Кэйю это не смутило, наоборот, заставило издать более чувственный и громкий стон.       — Быстрее, ну, — захныкал, прося Кэйя, и Дилюк не мог ему отказать.       Руки рыцаря сильнее обвили шею хозяина таверны, пальцы на ногах сводило от долгого пребывания в одной позе на твердом столе, но наслаждение, пришедшее, наконец, после долгих минут терпения боли переполняло его с головой, заставляя стонать, не смущаясь, что его могут услышать с улицы поздние прохожие. Кэйа хотел чувствовать Дилюка еще сильнее, больше, чтобы он наполнил его до краев собой, чтобы пьянил как самое хорошее вино вечность, заставлял издавать такие непристойные звуки, смущая всю округу.       — Я люблю тебя, — проговорил Дилюк, утягивая правую руку Кэйи со своей шеи и скрещивая их пальцы. Этот жест всегда казался ему слегка интимным, близким, показывающий все нежность и любовный трепет внутри его груди.       — И я тебя, очень люблю, — срывающимся голосом вторил Кэйа, видя теперь в глазах своего возлюбленного разгорающийся огонь, а не стылый лед.       Оба действительно пытались скрыть эти глубокие мягкие чувства куда подальше, однако, голубое вино заставило вспомнить, исправить неверно сделанные выводы на первых порах.       Оргазм свел ноги до синяков на бедрах, сжал руки так сильно, что казалось кости сломаются. Кэйа издал последний особо томный стон, глубокий, до хрипотцы сжавший ему горло. Последний толчок, и Дилюк повторил его стон, свободной рукой сползая к пояснице и притягивая подрагивающее тело ближе к себе.       Оба тяжело дышали, и минуту молчали. Дилюк вздохнул, отпуская спину Кэйи, выпрямляясь и понимая, что завтра мышцы будут ныть ой как сильно. Рыцарь повернул голову, смотря в сторону бутылки вина, лежавшей в тени, которая откатилась от их страстного секса куда подальше.       Хозяин таверны потянул его за руку, и Кэйа с трудом поднялся. Ноги подвели, подкосившись, но Дилюк прижался ближе, подхватывая партнера.       В воздухе поплыла неловкость, и Кэйа попытался присесть, чтобы подобрать свои брюки с сапогами, но Дилюк качнул головой.       — Давай лучше я. Стоять можешь? — рыцарь молча кивнул, опершись руками об стол, чтобы хоть как-то удержать равновесие.       Дилюк помог одеться, заботливо застегнув ремень с Глазом Бога и отряхнув какие-то пылинки с коленок. После оделся сам и подхватил сюртук с платком.       — Пойдешь на винокурню? — спрашивает мужчина, с опаской обхватывая талию рыцаря.       — А ты приглашаешь опять напиться? — лукаво интересуется Кэйа, прижимаясь ближе. Это короткое движение заставило тяжело сглотнуть от всколыхнувшейся нежности.       — Если тебе так хочется, то напивайся, а я, пожалуй, обойдусь, — отвечает Дилюк, притянув мужчину и мягко целуя в скулу.       Кэйа довольно жмурится, бодает головой в плечо и делает первые шаги к лестнице, чутка прихрамывая.       — Тогда, поспешим до рассвета?       Дилюк хмыкает, и следует за Кэйей, ощущая, как все тело подрагивает от чувственности, а голова уже более-менее приходит в себя после небольшой пьянки.       Кэйа ощущает, что готов умереть от счастья, ведь на его чувства ответили взаимностью, пониманием и заботой. Лучшего исхода он и пожелать не мог.
Примечания:
емае, первая нормально дописанная нца
время скачет, ha-ha, classic
///
никто, абсолютно никто:
я: пытаюсь заставить себя не юморить в тексте в момент близости героев
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты