Во тьму

Гет
PG-13
Завершён
10
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Теперь вечность плещется у её ног.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 6 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Ночь зовёт сотней голосов, чужих желаний, что невыполнимыми мечтами стелятся у неё под ногами, падают заиндевелыми слепками, ластятся опасными лентами – до тех пор, пока их не заглушает один единственный, вкрадчивый и ненасытный в своей страсти – Сара хочет верить, что желанием спасти её, и не видит, что жаждой лишь обладать.       У этой темноты есть лицо.       Это пугает, но только почти, и она срывается босая в снежную вьюгу, сбросив с себя отчаянную пелену оков, запертых дверей и чесночных амулетов, пенных вод украдкой в полуночном свету и голоса зовущего в ночь – но лишь для того, чтобы стать к нему ближе, коснуться ожившей темноты, той, которая склоняет к ней единственный осязаемый силуэт среди молочных вод подступившей зимы.       – Пойдем.       Бледная ладонь касается легко её замёрзшего плеча, почти насильно отворачивая задумчивый взгляд от окон родного дома – когтистые пальцы очерчивают силуэт лица совсем легко, напоминая паучьи лапы и лунную нить, и Сара осязает, как в едва заметные царапины от них впрыскивается яд, туманом застилающий сознание       и вместо сопротивления она следует послушно       умирая, и воскресая вновь.       Она сбивает кулаки в кровь, выворачивая запястья изнанкой, срывая горло оглушительным криком, и его почти слышно за пределами этого замка.       Она сопротивляется, и это получается только почти.       Едва распахнув пустые глаза, Сара впивается изломанными судорогой пальцами в дорогой камзол графа, лихорадочно изворачиваясь в сильных руках, тщетно пытаясь вернуться на несколько минут обратно, до долгого танца и пьянящего вкуса нового мира, до острых клыков на своей шее и пронзительной боли, до веры в светлое будущее под вечной луной и жажде подчинится.

Только ему.

      На неё падают грубым ударом неизведанные ранее эмоции, запахи и образы, картинками ломающие непривычное к подобному сознание – и жажда – ярая, поглощающая, окунувшая растрёпанной макушкой на самое дно бездны, с бушующими темными водами внизу, и Сара думает, что в темноте кровь тоже – чёрная.       Теперь вечность плещется у её ног.       В неловких ударах ещё неокрепшей силы, наполненной страхом и безысходным отчаянием, сквозит неизвестность перед следующим боем громоздких часов, и Сара смотрит на него испуганно, сжимая пальцами окропившиеся кровью одеяния – и неизвестность наступает, когда граф впивается когтями в её слабые кулаки, отрезая все жалкие попытки избежать уже случившегося.       – Довольно, – его голос звучит льдом, лишает сил, лишает воли. – Иди к себе, – его голос приказывает, холодом ломает и сковывает.       Она отводит взгляд, пряча зрачки за глубокими тенями, и губы её обескровленные вздрагивают, и натянутое струной тело обессиленно застывает       сломавшись.       – Что вы со мной сделали?..       Жажда окутывает пеленой, заставляя насильно тянуться удлинившимися клыками к мужской шее, скрытой высокими воротником, действуя исключительно на инстинктах, пропустив мимо отсутствие мягких потоков крови под бледной кожей, манящий металлический привкус в воздухе, забыв что тело перед ней – давно мертво.       Она успевает коснуться его.       Почти.       Граф останавливает её одним взглядом, изучая утаенное на самом дне желание, столь отличное от тех, которые он видел ранее на юном лице, и отыскав что-то, смыкает холодную ладонь на её застреклённом напряжением запястье, уводя за собой вглубь темный коридоров.       Сара зовёт отца и Бога.       Он заколачивает её в склепе с рассветом       затворяет покои на засов за металлической дверью       сковывает собственной волей юное тело, лишённое навеки души и жизни, пленённое неутолимой жаждой, что веками лишь вскользь упоминается в легендах.       Сара напоминает пламя, на котором сжигали её сестёр, почти погасшее, но сжирающее всё на своём пути, в попытке сохранить свой ровный жар охладевшей сущности, от которой тянет только могильной тьмой.

И угасает.

      Она не отражается в зеркалах, не смеет взор поднять к распятиям, стоит перед ним слишком светлая для их мира, последний закатный луч солнца, навеки скрытого от него.       — Пей.       Он протягивает ей кубок, полный вязкой алой жидкости, и Сара отчего-то точно знает, что это не вино, пока вся сущность человека противиться приказу, идущего из глубин чего-то тёмного и страшного, о чём не рассказывают в сказках.       Она сопротивляется до тех пор, пока чужое тело могильной плитой не вжимает её в пол, когтистыми пальцами впиваясь в ледяную плоть мягких ладоней, силком вливая проклятую жидкость в её гортань, пачкая и без того кровавое платье.       Падение стекает ручьём вдоль её ключиц.       Сара захлёбывается отворачиваясь, бьётся птицей в его руках, противится зову, что древнее жизни и смерти, и, ему кажется, что даже пытается шептать заалевшими губами молитвы       до тех пор, пока горячая жизнь не разливается внутри неё, заставляя запрокидывать голову в странном наслаждении, мучительно собирая с его ладоней последние капли, и с губ её срывается гортанный стон, сменяясь плачем.       Впервые нарушая запрет.       И этого ничтожно, до безобразия мало.       – Ещё... пожалуйста, ещё...       – Достаточно, Сара. А теперь спи, рассвет совсем скоро.       Она болезненно извивается, и тянет к нему ближе, объятая жаром, недостаточным для того, чтобы согреться – забывая, что у вампира его искать равносильно просьбе воды, у ручья давно пересохшего.       Металлическое послевкусие горьким пологом опускается на них, и граф пьёт с её губ остатки греха мучительно и долго.       В это раз комнату она закрывает собственноручно, подчиняясь       и в тёмном забытие дневного сна-смерти       зовёт       лишь       его.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты