Незаметные шаги к цели.

Трансформеры, Transformers (кроссовер)
Джен
G
В процессе
3
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
Любое крупное общественное явление начинается с мелочей и суммы многих разрозненных желаний разных людей.
Старскрим собирает эти желания и мотивы, что бы обеспечить Мегатрону огласку и потенциальных сторонников для его политического движения.
Посвящение:
Моему соавтору.
Примечания автора:
Сюжет этой работы относится к основному повествованию "Сны о революции" https://ficbook.net/readfic/7584247
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Если вы читаете этот текст, текст фанфика, то я очень вас прошу оставлять свои впечатления по поводу текста. У меня нормальная самооценка, потому не надо меня хвалить. Писать я не перестану если кому-то не понравится. Другое дело в своих текстах я с помощью сюжетов пытаюсь рассказать людям свои идеи и мысли, что больше о реальной жизни чем о роботах, хотя есть и о них. Любой текст это отражение мыслей автора. И я очень хочу чтоб мои мысли вам были понятны. Для этого мне надо знать что в тексте понятно, а что нет. И что вы поняли. Спасибо.
      — Расскажи о себе?       — Э… — мех которого спросили о его жизни замялся, опустил глаза к столешнице. А интервьюер еще доброжелательнее, что выглядело скорее как глумливость, растянулся в широкой улыбке.       — Да, мы же должны понимать кто ты, что тобой движет, твои интересы. Сам должен понимать — мы не берем тех, кто не нуждается в нас и тех, кто пришел к нам из праздного любопытства. И мы должны понять сможешь ли ты работать с нами. Понимаешь? Рабочий мех не отрывал взгляда от своих сцепленных рук и кивал на каждое слово.       «Он боится и смущается, не уверен в своих силах, не решителен, слаб, но его сюда пригнала необходимость, скорее даже безысходность. Его завод прикрыт, на новые документы и специалитет денег у него нет, на ремонт тоже. Мы для него последняя надежда. Если он не пойдет к нам, то пойдет на свалку. Ему все равно чем мы занимаемся, лишь бы дали ему пропитание и это его гложет, ему стыдно, что эта причина написана на его лицевой. Если я прикажу облизывать мои ноги ради места, он будет, ему нечего терять кроме своего трухлявого корпуса».       — Ну же, начни с начала, какая у тебя специализация была на последнем месте работы?        "О Праймас, для него эти слова должно быть звучат как издевательство, ведь всем прекрасно известно, что у таких как он не бывает нескольких мест работы. Такие как он от активации до смерти работают на одном месте в одной ячейке конвейера».       — Ты меня боишься? — джет наклонил голову на бок, также нарочито улыбаясь и заглянул под опущенный козырек шлема собеседника. Тот не ответил.       — Но ты же пришел сюда. И я тебя принял. И ты сейчас тратишь много моего личного времени и времени тех, кто там за ширмой кабинки ждут своей очереди. Ты замечаешь как я вожусь с тобой? В любом другом месте тебя уже вышвырнули прочь, даже если бы ты умолял. Так что же не дает тебе говорить? — джет не раздражался, ему нравилось говорить с теми, кто пришел вступать в их скромные ряды народного движения. Так как он читал и запоминал мотивы тех, кто откликался на призыв Мегатрона и составлял мнение. Рабочий мех наконец хрипло прочистил вентиляцию и заговорил. Голос у него был с помехами и очень тихий:       — Мне некуда идти, возможно я развалюсь в следующие пол цикла. Последняя моя специализация это комплектовщик запасных винтов на двигатель для транспортных челноков… У меня есть судимость за неповиновение начальству. Сейчас я почти ничего не могу. Я готов убираться в любом вашем помещении и утилизировать отходы, в общем что скажете… Старскрим перегнулся через столешницу и положил ладонь на плече будущему товарищу, тот вздрогнул и скукожился под весом легкой полированной ладони.       — Вот и славно. Не стоило бояться. Я вижу что ты хороший честный мех, да еще и с характером, потому думаю ты станешь неплохой частью нашего коллектива. Судимость и повреждения значения не имеют. Мы придумаем что-нибудь для тебя. А пока, возьми вот это. Старскрим отпустил несчастного и нырнул под стол, вернулся с тонкой малообъёмной инфорамкой, протянул ее новому сотруднику.       — Здесь адрес общежития. Бери свои вещи, где ты там живешь, и перетаскивай их по адресу. Адрес не разглашать. Ехать в несколько заходов. Если заметишь хвост — свяжись по указанному тут же номеру. Но вряд-ли что-то такое будет. На входе покажи рамку и как все сделаешь — уничтожь ее. Главное запомни символьно-цифровой код, что указан в ней же. Это твой позывной пока что. Его тоже не разглашай никому. Его будут знать только твои непосредственные руководители. А теперь иди. Рабочий притянул к себе квадратик дешевого металла как драгоценность и спрятал ее тут же в субкарман. Поклонился и молча вышел. На его лице не появилось ни радости ни облегчения.       «Видимо он понимает, что в нашем суровом мире не бывает бесплатных подарков. Ему дали новую жизнь и теперь она принадлежит нам. Он считает, что просто сменил хозяев, причем новые смогут с ним сделать гораздо больше чем старые. Ну чтож, он хоть и мусорное ведро, но неплохо соображает. На агитацию в цеха его не пошлешь, ведь он не верит ни единому нашему слову, а вот шпионить за кров и пищу он будет, и грязные делишки делать тоже».       — Кто там следующий, заходите! Следующие несколько посетителей относились к категории «сочувствующие» — можно сказать, что это были благополучные товарищи, которые просто тащились с Мегатрона. У них на лицевых вместе с глупой улыбкой виднелась фраза «а как попялиться на звезду арены? Я его увижу?». Старскрим им не отказывал. Никто из них не впечатлил ни умом, ни преданностью идее. По сути они даже не знали куда идут. Они хотели в крутую престижную тусовку с милитаризированным амплуа и популярными спортсменами. По всей видимости этим обывателям не хватало экстрима и хобби, и вот они выбрали, по их мнению, немного экстремальную суровую компанию для того, чтоб в перерывах на работе хвастаться сослуживцам. Но даже эти дураки могли отлично послужить делу. У них были сильные стороны, которые они сами и не замечали — во-первых они выглядели благополучно и приятно, так как были из среднего класса и не выглядели как конченные правонарушители. Значит информация из их уст звучала бы как нечто нормативное, обыденное и легальное. А во-вторых их наивность и вдохновленность, а главное желание растрепать все — делали из них идеальных агитаторов. Они не скажут больше чем нужно, но обязательно скажут все что услышали, чтоб впечатлить друзей и никогда сами не будут анализировать то, что рассказывают, значит не будут сомневается. Им не придется ничего делать кроме сплетен и формальной причастности, значит они не навредят даже если их задержат. Ведь они ничего не знают. Зато процент таких вот адептов быстро вырастет и создаст для думающих мехов иллюзию многочисленности нового движения, а главное его презентабельности. То есть состоя на виду только из таких вот милых болтунов — сторонники Мегатрона будут выглядеть как нормальные законопослушные ребята. Старскрим не стал выдавать им никакую информацию, а лишь интриговал намеками, разжигая интерес и взял у каждого контактную частоту для рассылки. Такие ребятки понадобятся для распространения листовок и для официальных пикетов. А всю грязную и серьезную работу будут делать отчаявшиеся рабочие вроде того первого, которому Старскрим пожаловал приют. На этом аудиенция и набор новых адептов был завершен. Старскрим отключил ширму вокруг своего столика с диванами и заказал у бармена еще немного напитков. Ему надо было сбросить возбуждение, что он сам в себе разгонял для более энергичного общения с клиентами. Пока он ждал, то получил входящий вызов от Мегатрона. Приложив ладонь к шлему, он включил канал.       — Ты закончил? Кого сегодня взял?       — Один безнадежный и четверо сочувствующих. Ни одного любопытного или крота, — пока джет спокойно и не спешно говорил, официант принес ему бокал слабо заряженного. Старскрим поблагодарил кивком и сразу принялся пить.       — Хорошо, — сухо одобрил Мегатрон, — Собрание завтра утром, но в новом месте. Я изменил координаты, чтобы вокруг явочного помещения не светится. Собрание будет замаскировано под благотворительность.       — Хорошо придумал, я понял. Что на этот раз? Курсы?       — Да, курсы юридического права и трудовой кодекс.       — Здорово, — насмешливо отозвался джет, — Что-то еще?       — Не опаздывай. Сигнал отключился. Старскрим продолжил расслабляться попивая неоновый напиток. А потом полез под стол убирать датапады с записями в кейс. Ничего особенного в этих записях не было — только номера частот и пометки.       «Да, не плохо поработал сегодня. Столько языков и даже один по настоящему полезный мех. Конечно как только он залечит повреждения и перестанет голодать, он заинтересуется тем где оказался, и вот тогда мы увидим, каков он на самом деле, когда его процессором управляет не нужда. И придется перевербовывать его заново и уже смотреть, на что серьезное или же не серьезное он способен.» Старскрим сверился с хронометром и расписанием в ежедневнике что носил в субкармане. Там тоже не было ничего подозрительного — расписание дел менеджера, предпринимателя и политика. Следующим пунктом в его расписании был обед с репортером.

***

      — Думаю на этом официальную часть мы можем закрыть, да? — на противоположном краю уютного светлого матового столика сидел такой же уютный и немного шарообразный мех с добродушной синей оптикой и улыбался. Он отключил диктофон, но датапад для записей не убрал. Тут появился официант. В заведении куда Старскрим долетел своим ходом, чтобы без официоза и немного по-ребячески появиться, было светло, много теплых тонов и мягких покрытий из пеналоновых валиков. Это был потрясающе слащавый ресторан, но он нравился пригласившему его репортеру. Знакомы они были давно и познакомились совершенно случайно. Вот только Старскрим не верил в случайности, точнее не бросал их на самотек — в любой случайной встрече он искал пользу и вписывал появившиеся возможности в будущие свои планы. Познакомились они с Роадфогом несколько солнечных циклов назад в одной из придорожных гостиниц. Тогда Старскрим передвигался своим ходом по некоторым причинам, и на дальние перелеты без отдыха ему не хватало сил. А этот колесный в виду своей деятельности путешествовал по периферийным поселениям и собирал какую-то информацию. Так получилось, что номера на верхнем ярусе с посадочной площадкой свободного не оказалось, а Старскрим в виду своей паранойи требовал именно этот. Гостиница была переполнена, и Роадфог к своему неудовольствию оказался высоко наверху, да еще с огромным провалом в стене для летных форм. Потому, когда увидел на ресепшене, точнее сначала услышал через этаж Старскрима, то предложил ему поменяться. Пока сотрудники перетаскивали платформы по размеру в нужный номер, джет и колесный разговорились. Джет посетовал на свою сложную работу предпринимателя, а колесный, которому Старскрим почему-то сразу же приглянулся, протянул свою визитку, сказав, что он репортер и по мере сил стал бы помогать.       Через полцикла, когда Старскрим уже обосновался в Каоне, он вдруг откопал эту визитку в своих вещах и решил проверить актуальность контакта. На удивление колесный был вне себя от радости, когда услышал голос джета. Конечно он попытался прикрыться деловыми интересами, но для Старскрима стало быстро очевидно, что колесный соглашается писать статьи по рассказам Старскрима, больше ради самого Старскрима, ведь информация, которую предоставлял джет, была довольно однообразна и не была интересной. Вот и сейчас Роадфог радостно примчался на встречу, где внимательно слушал всю напичканную скрытой пропагандой информацию о деятельности джета. Колесный пусть и украдкой, но пожирал истребитель глазами. Старскрим это очень хорошо чувствовал. Вообще многие так на него смотрели — заискивающе, жадно. Иногда его это глумливо радовало, иногда расстраивало, но в большинстве случаев это ощущение означало, что жертва готова слушать любую чушь.       — Стар, ты же будешь эти закуски? Я уже заказал, — Роадфог вернул внимание джета к себе указывая на поднос, что принес официант.       — Да, да, конечно, — джет немного растерялся, ибо ушел в себя и что-то обдумывал, но потом быстро собрался и выдал приятную улыбку, — Ты меня зачем сюда водишь? Это же кафе для парочек. Колесный дернулся и смущенно потупился.       — Да нет, просто кафе, мне оно нравится, тут тихо и я часто работаю здесь, тут хорошее меню и приятные люди. Бывают творческие вечера. Тебе не нравится? Старскрим посмеялся:       — Для меня это необычно, но я оценил твой жест. Просто выглядит так, как будто ты пытаешься окружить меня заботой и безопасностью. Расскажи, что тебя беспокоит. Роадфог подождал, пока официант покинет их, и печально посмотрел на своего собеседника.       — Не совсем так, кафе это совпадение, но я правда волнуюсь за тебя.       — Почему? — джет удивился.       — Ну… — колесный подбирал слова, — Понимаешь, ты так много делаешь для него, я же не дурак, я вижу как ты стараешься и в каждом своем интервью рекламируешь его. И вот я не могу понять зачем? Ясно, что ты с ним договорился и часть твоих доходов связано с Мегатроном, но, по-моему, он и без тебя неплохо справляется, а ты тратишь почти все свои ресурсы на него? Почему ты не начнешь свою собственную предвыборную кампанию? Даже что там компания, ты бы мог неплохо смотреться и как модель. Колесный замолчал, ощутив прилив стыда, подкатившего прямо к горлу.       — Ты все время говоришь только о нем и о нем. Но это ты все делаешь, он только красивая картинка, из которой ты делаешь привлекательную личность. Почему ты не откроешь миру то, что ты все это делаешь? Пишешь обзоры, составляешь планы рекламных компаний, даешь интервью. Даже фотографии его для мерча подбираешь. Он же просто болванка — стрижет шанктиксы с твоих проектов просто работая лицом, хотя уже давным-дано не выступает на Арене. А ты сделал ему культ, но при этом ничего не взял для себя… и.       — Роад, стой!       — Но… Старскрим поймал его лицевую в ладони:       — Послушай, то, что я делаю, моя работа, ты не знаешь, но я многим обязан Мегатрону. И так я возвращаю свой долг. Когда моя совесть будет чиста, то я найду на свое место другого пиар-агента и займусь своей карьерой. Просто я обещал, понимаешь?       — Но ты уже все ему вернул, вернул в три раза больше! Может, подумаешь о себе? Знаешь, я получу повышение в следующем цикле и смогу печатать на главной блоговой странице. Я смогу там разместить твои рекламные статьи. Я правда это для тебя сделаю. Мне не сложно. Просто мне тяжело видеть, как ты надрываешься и кто-то за твой счёт поднимается, а ты так и остаешься…       — Роад, мне нормально, успокойся. Мой бар процветает, у меня есть доля с мерча и мероприятий, хорошие связи. Я просто не хочу в это все лезть сейчас. Я же тебе рассказывал, что было в Воссе. Я устал. Дай мне просто пожить. Хватку я не растеряю. Я же не забросил деятельность, и связи останутся при мне. Спокойно.       — Но Стар.       — Не переживай, я ценю твою заботу и помощь. Роадфог расчувствовался и поластился лицевой к когтистой лапе джета: — Я знаю, что делать, я попрошу своего стажера и знакомого из другого издания тоже заняться печатью твоих статей. Тогда твой Мегатрон быстрее получит то, что ты хочет и наконец отпустит тебя. Надеюсь это тебе поможет. Старскрим удивленно отпрянул, потом поднялся из-за стола, обошел его и склонившись над сидящим колесным обнял его. Роадфог задрожал в объятиях истребителя и робко ткнулся лицевой тому в шею и затих, тяжело вентилируя.       — Наверно хватит, а то не ловко, все, наверно, смотрят, — нервно хихикнув заметил Старскрим и разомкнул объятия. А колесный выглядел будто контуженный и преданно таращился на джета.       — Мне уже пора идти, но знаешь завтра вечером, думаю, я смогу уделить тебе время. Правда я буду после работы и очень уставший, потому встретимся у меня, хорошо? Согласен? — и не дожидаясь ответа от потерянного колесного, Старскрим подхватил со стола свой датапад, на ходу спрятал его в субкарман и идя мимо кассы, чтоб заплатил, скрылся из виду.

***

      Направляясь на свою вторую почти работу, опять же своим ходом, Старскрим торжествовал. Он получил еще две не проплаченные публикации в столь далеком от их деятельности журнале, что все выглядело как случайность или же порыв доброй воли, а не корыстная схема. Колесный был беззащитен и купился на слезливую историю джета-трудоголика, что посвятил всю свою жизнь холодному и неблагодарному гладиатору.       — Мегатрон! — пролетая над верхушками городских построек, Старскрим опять стал связываться со своим начальником. Тот ответил:       — Что случилось? — как всегда спокойно отозвался тот на радостные нотки джета.       — Мне нужна новая статья от тебя и еще несколько фотографий. Я добился еще одного места публикаций. Если так дальше продолжится, то нас будут печатать просто из симпатии. Это же здорово. Они дополнят мои рассказы своим трогательным видением наших проектов, и все будет выглядеть лучше не придумаешь! Но мне нужны новые фото, потому что все старые с Арены уже публиковались. А статья без новых фото будет смотреться не интересно.       — Ты что, сейчас уговариваешь меня на фотосессию, как какую-то модельку?       — Именно так, Мегатрон, не забывай, что большая часть твоих обожаемых сторонников не понимает, что ты говоришь, а пялится, уж прости меня, тебе пониже спины.       — Ты с кем-то путаешь моих сторонников.       — А ты просто не учитываешь потенциал твоих фанатов. Не все обязаны понимать твою философскую чушь, многим просто нравится тащиться с сильного крутого меха, чтоб самим чувствовать себя крутыми, а не затюканными клерками, и ты не можешь за это их винить.       — Мне некогда, выкручивайся в этих мелочах сам. Это твоя работа.       — Но Мегатрон! Это и твоя работа тоже. Не забывай, не будь ты звездой Арены, все плевать хотели на твои речи. Без твоего имиджа это просто скулеж уставшего рабочего о глупых мечтах!       — Ты меня злишь, ты специально делаешь это, когда я не могу до тебя дотянутся? Я сказал нет. Тащи твою корму на собрание и там поговорим, а еще покажешь мне, чем ты таким важным занимаешься. Связь прервалась. Старскрим выругался и решил пока что оставить эту проблему на потом. Сейчас ему предстояло менее приятное общение чем с милашкой-репортером.

***

      В общем в чем была суть второй работы Старскрима. Не совсем эта была работа, ведь с нее денег он не получал. И выступал он неофициальным помощником-консультантом для одного влиятельного, но абсолютно съехавшего с процессора типа. Это был старый ржавый мех, наверно заставший еще 12 Праймов живьем. У него было несколько зданий во владении, или по крайней мере он так говорил и он сдавал эти помещения под склады, под магазины и мастерские и под клубы и общественные заведения. Так вот. У этого вот персонажа был обалденный по планировке клуб, на подобие того в котором устраивали свои сборища богатые влиятельные садисты, которых не так давно показал Старскрим Мегатрону. В этом здании переоборудованном под клуб был и отличный танцпол, и бассейн, и неплохой склад и кухня, так что все блюда готовились прямо там, еще там была даже сцена с трибуной. А главное, в отличии от клуба, которым владел Старскрим, там была обалденная вместимость под посетителей. На такие площади у Скрима никогда бы не хватило бы средств, да еще в приличном районе.       Как же ему удалось связаться с этим типом? Да очень просто, когда Старскрим листал объявления об аренде помещений, ища очередное место для собраний, он наткнулся на завышенные цены на почасовую аренду в практически разрушенных халупах. И сразу же подумал «Что за идиот пытается заработать таким способом?» и пошел смотреть что за идиот это был. И нашел этого вот меха с многовековой историей, что кажется не ориентировался в современном мире от слова совсем. Предположив, что этот мех держится на плаву только благодаря своему древнему имени, а за душей у него ни шанктикса, Старскрим решил пойти и прощупать, может ли он как-то использовать слабости и плюсы этого товарища. Так и получилось. Персонаж оказался абсолютно асоциальным, вспыльчивым, агрессивно туповатым, очень высокомерным. И естественно что с этим жадным старым снобом никто не собирался работать. Те деньги, что он просил за свои древние руины никто бы не заплатил в здравом уме. Потом оказалось, что старый сноб когда-то пытался отремонтировать свои здания, но столкнулся с обратной стороной своего громкого и древнего имени — все к кому он обращался сходили с ума от предполагаемого богатства этого типа и заламывали ему цену до небес. А связаться с более дешевым классом рабочих без посредников и наценок, в виду своего окружения, он не мог. Потому Старскрим предложил свою помощь в обмен на пользование помещениями по своему усмотрению. Старый сноб покривился на крылатую «сборку», но потом видимо почуял свой близкое банкротство и все-таки согласился, чтоб второсортный кибертронец начал рулить его делами. И Старскрим начал. Он через рабочих что агитировал Мегатрон набрал самостоятельно бригады разных специалистов — электриков, строителей, механиков, реставраторов — почему набрал их сам? Потому что без начальства эти ребята брали очень мало денег, ибо обычно все шанктиксы забирали их хозяева и посредники. Так мех сэкономил море денежных средств и смог потянуть реставрацию зданий. Потом он сам начал заниматься оформлением и вот тогда старый хрыч стал в позу. Получив очевидную выгоду в виде ремонта, древний мех решил соскочить и избавится от молодого напарника — потому что он думал, что теперь-то уж сам заработает денег на своих зданиях, а с напарником делиться выгодой он не хотел. Потому начал закатывать истерики и ставить невыполнимые задачи в оформлении и дизайне помещений. Вот на очередную такую процессора сломную беседу спешил Старскрим и уже заранее мечтал, как же он потом напьется.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Трансформеры"

Ещё по фэндому "Transformers"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты