Лекарство от здоровья

Слэш
NC-17
Завершён
45
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
— Тебя выбрал Княсссь, — свистящий шепот в ухо, забирающийся под кожу и вызывающий мурашки. — Сссавтра вечером. Должен быть во дворсссе.
Посвящение:
Влад и Ноэ канон, fight me
Примечания автора:
Вдохновение: https://www.instagram.com/p/CLHFUMFJ_1P/
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 7 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Ноэ обожал человеческий мир. Приходить в него после тяжести мира Темных было для него сродни хорошему отдыху. Создаешь себе красивую внешность легким взмахом руки, приходишь в таверну и собираешь внимание девочек, всеобщее обожание и любовь. Развлекаешься на все деньги, потому что для Темных людская тяга к золоту только повод использовать их себе в угоду. Это было блаженство. Сегодняшний день выдался особенно ярким на впечатления, прямо посреди зала люди подрались из-за кружки пива и Ноэ поймал себя на таком заливистом смехе от их возни, что было аж трудно вздохнуть. Как тут не рассмеяться, если лишняя кружка была лишь его иллюзия, а они уже бросились бить друг друг морды. На плечо легла чья-то рука, заставив парня подобраться. Он спиной почувствовал — это кто-то из Темных. Словно туча вокруг него сгустилась магия, давящая, невыносимая. — Тебя выбрал Княсссь, — свистящий шепот в ухо, забирающийся под кожу и вызывающий мурашки. — Сссавтра вечером. Должен быть во дворсссе. — Кто… — но отвечать было некому, нечисть успела исчезнуть. Ноэ нервно сглотнул. Весь Темный мир знал о великом князе Карпат. Наделенный магической силой вампира он вызывал у всех восхищение. Здесь в людских тавернах о нем говорили без умолку, обсуждали всю грязь: каких девок водят в его покои, как он ест одну человечину, пьет кровь своих слуг. Но его деяния, освобождение от завоевателей и нечистой силы, затмевали остальные слухи. Всегда находился тот, кто заставлял гнусные языки умолкнуть, напоминая о заслугах. Ноэ и мечтать не смел с ним познакомиться, это было существо высшее, из той особенной неприкосновенной породы. Да и зачем ему нужен он, мальчишка, абсолютный профан в магии, умеющий лишь создавать убогие иллюзии в людском мире и прятаться за фасадом человеческой внешности. Кому нужно такое умение. Среди нечисти поговаривали, мол в замок зовут только на смерть. И в чем только Ноэ успел провиниться? Зажмурившись, он представил, как князь нападает на него и выпивает всю кровь вместе с его силами. Никаких тебе больше таверн и мира Темных. Забвение. «Соберись, дурень, это может быть такой шанс!» — змея предвкушения завертелась где-то в легких, заставляя парня поерзать на месте. Ему одновременно было страшно и до жути интересно, чего ожидать от этой встречи. На следующий день Ноэ появился на пороге величественного замка на горе, где жил князь. Пригладив свои русые волосы, он выпрямился и еще раз осмотрел свою одежду. Не слишком выпендрежно, не слишком бедно, разодеваться в пышные наряды точно смысла нет. Дверь открылась сама, словно по чьему-то велению, показалась фигура дворецкого. — Пройдемте, — казалось, его вовсе не удивил какой-то юный оборванец. Ноэ не смог скрыть разочарованного вздоха, неужели это так обыденно? Петляя по лестницам, блуждая по коридорам, они вышли к роскошным резным дверям. Поспевать за этим слугой было тяжело, может его лицо и было человеческим, но исходящий запашок Темных не скроешь от своих. Иллюзия или правда такое обличие? Может, обращенный в вампира человек для службы бессмертному. Додумать эту мысль парень не успел, так как его уже втолкнули внутрь. Прокашлявшись, дворецкий представил гостя по имени, чем вызвал немалое удивление последнего. По позвоночнику пробежал холодок от мысли, что любопытство может довести его до смерти. В покоях князя не было солнечного света. Когда двери были открыты, еще можно было успеть разглядеть очертания богатой мебели и украшений, но стоило им закрыться за спиной, как вокруг осталась лишь тьма. Ноэ не заметил, как его дыхание участилось. Зрение привыкало, но недостаточно быстро. — Добро пожаловать, — приятный мужской голос раздался из недр комнаты. Вздрогнув, гость попытался понять, где сидит князь. Только сейчас он понял, что вообще-то обычно всех ведут в зал Совещаний, никого не приводят в покои. Кроме девок. «Так, подождите-ка…», — промелькнувшая догадка заставила Ноэ побледнеть, что останется незамеченным в темноте. — Боишься? — Нет, — это прозвучало не так уверенно, как хотелось бы. Кто-то отсоединился от стены и двинулся в его сторону. Темная магия вдруг стала остро ощущаться, словно была материальной и могла задушить неугодного. Не выдержав, он сделал неосознанный шаг назад. — А почему так стремительно бледнеешь? — князь оказался совсем близко, Ноэ понял, что тот прекрасно видел во тьме, в отличие от него. — Не люблю чувствовать себя в западне, — глаза уже частично привыкли, поэтому он увидел, как на лице перед ним сверкнула улыбка. — Как думаешь, почему я пригласил тебя? — вопрос застал гостя врасплох. — Не уверен, что можно было отказаться от приглашения великого правителя среди людей и среди Темных, — ухмылка на лице князя стала шире. — Мне нравится, что ты говоришь, как думаешь. Правда есть большая редкость… — в голосе прозвучала какая-то тоска. — Я наслышан о твоем мастерстве иллюзий. — Ха, — вырвавшийся смешок заставил Ноэ мысленно обругать себя. Князь отошел от него к факелу на стене и тот загорелся, как будто бы сам по себе. — Ну мастерство это громкое слово, не так уж я… Он замер, подняв взгляд на освещенное мягким светом огня лицо. Перед ним стоял исключительно красивый мужчина с изящными чертами, волевым подбородком и высокими скулами. Широкие темные брови сводились к переносице, словно мысли не прекращали покидать его голову, вынуждая думать и думать о чьих-то судьбах. У князя были аккуратные усы и не менее симпатичная бородка, выразительно обрамляющие его и без того искусно выточенное лицо. Длинные черные, подобно самой тьме, волосы были убраны за спину и заканчивались чуть ниже плеч. Дорогие одежды, украшающие его величественную фигуру, добавляли образу роскоши. Ноэ с удивлением заметил, как из-под волос виднеются острые кончики ушей. Не как у людей. — Покажи, — холодный приказ, которому хотелось беспрекословно подчиниться. Князь видел, что гость рассматривает его с едва ли не раскрытым ртом. Чуть не подскочив на месте, юноша попытался собраться для создания чего-то интересного. Что он может показать повелителю нечисти? Нервы, натянувшиеся струной, мешали соображать, а для иллюзии необходима ясность мысли. Надо сделать что-то обыденное и понятное, всегда получавшееся. Ноэ прикрыл глаза и выдохнул, призывая одним движением души часть магии отделиться и принять облик птицы. Громко гаркнув, из темного угла под потолком вылетел черный ворон с ярко желтыми глазами и закружил над ними. Краем глаза Ноэ заметил, что взгляд князя был прикован к созданному им существу. — Он осязаем? — в его приятном тембре чувствовался интерес к умениям гостя. — Н-нет… я еще учусь, — хотелось защитить свои старания и не подвергать их насмешке. В конце концов, мастерство иллюзии было достаточно редким, чтобы за обладателями этой силы велась охота. Но овладеть этой магией было тяжело, не все, кому она доставалась, могли с ней справиться. Возможность быть кем угодно и менять облик не только свой, но и любого существа, в состоянии свести с ума. Коротко хмыкнув, князь подошел к птице, которая присела на плечо Ноэ. Вблизи он казался еще выше, статнее и красивее, но его кожа была нечеловечески серой. Внимательный взгляд изучал искусную иллюзию, пока гость также неотрывно следил за ним самим. Правый глаз нежного голубого цвета, даже отблески факельного огня не нарушали этой чистоты, но левый… словно расцарапанный в бою, глубокие раны чьих-то когтей прорезали от брови до середины щеки через глазницу. И вместо человеческого белка со зрачком была лишь красная сияющая пелена в омуте. В его левом глазу пульсировала черная магия, это ранение было от Темных, очевидно. С кем мог подраться князь, чтобы остаться с таким напоминанием о проигрыше. Или о победе? Ноэ задумался о том, что и у него один глаз голубой, а другой — красный, но наоборот. И это было не ранение, а типичная для магических существ гетерохромия, выдающая для знающих их происхождение. Иногда он скрывал это иллюзиями от охотников на ведьм, но чаще оставлял, как есть, желая найти своих среди людей. Ноэ не сразу заметил, что князь смотрит на него в упор. Интерес во взгляде тут же погас, стоило гостю потупить взор. Птица на его плече растворилась в воздухе, как будто ее и не было. — Слышал ли ты, что князь Карпат не появляется на публике уже долгое время? — юноша вскинул голову, часто моргая. Прокрутив в голове воспоминания о разговорах людей, он вяло пожал плечами. — Немного болтают, больше когда уже в край все напьются, — ответ заставил собеседника хмыкнуть. — Однажды они заметят, но я не могу выйти к ним в таком обличии. Людям нет нужды видеть меня в образе поглощенного тьмой, пусть я спас их от нечисти, — его голос зазвучал глухо и отстраненно, словно одна мысль о реакции общественности вызывала боль. — Я давно был в поисках решить эту проблему, кажется, наконец-то нашел, кто мне поможет. — О чем вы… — Ноэ замолчал, осознав, что именно ему собираются предложить. — Нет. Нет, я не смогу! Его кулаки сжались от бессилия. — Сможешь, — уверенность, с которой князь произнес это, удивила Ноэ. Никто никогда не пытался убедить его в собственных возможностях. Никто в него не верил. Некому было. — Вы хотите, что бы я… создал вам другую внешность? — на мертвенно сером лице пробежалась тень удовлетворения от понятливости и сговорчивости выбранного им Темного. — Именно так. Необходимо скрыть заостренные уши, клыки, создать целый глаз, пока этот будет возвращаться в норму, — вверх взметнулась когтистая рука и коснулась разорванной кожи под глазницей. — Ах да, и ногти. — Это сложно, — Ноэ собрался духом, пытаясь оценить свой навык. Если создать цельный облик он может, то удерживать его долгое время на другом существе еще не пытался. — Боюсь подвести вас, наверное, вам стоит найти мастера иллюзий посильнее. Ему было так стыдно от собственной трусости, что парень уперся взглядом в пол и решил просто дождаться, пока князь убьет его за это. Пусть в перечень его умений входило бессмертие, идущее бонусом всем темным, но владыка нечисти мог оборвать жизнь. Лазейку всегда можно найти. Но ничего подобного не произошло. Чужие пальцы коснулись его подбородка и вынудили поднять голову. В голубом целом глазу не было ярости, только холодный расчет, изучение и желание добраться до души, в которой были нужные ему ответы. Ноэ показалось, что земля уходит у него из-под ног от ощущения сильнейшей темной магии вокруг, обволакивающей и душащей. — Я помогу тебе научиться управлять своими силами, потому что они мне необходимы, — его тон не терпел возражений и юноша только нервно сглотнул, — ты можешь жить в моем замке, каждый день мы будем развивать твою магию. Это не просьба, а приказ. Ноэ вздрогнул от последних слов и широко раскрыл глаза. На мгновение ему показалось, что князь любуется его шокированным видом, но его рука тут же соскользнула с подбородка гостя. — Не понимаю, зачем вам это. Полно известнейших мастеров иллюзий Темного мира, любой из них будет счастлив служить вам, — «идиот, просто замолчи». — Сильнейшие склонны предавать, потому что живут, беспокоясь об одной своей шкуре, — князь усмехнулся, — потому и сильнейшие. Мне нужен кто-то, кто будет мне предан. Будет моей тенью. И в этих словах не было угрозы, лишь стремление обрести союзника. Ноэ вдруг задумался, не является ли сила правителя Карпат сама по себе иллюзией, пугая нечисть и народ, а на деле это человек, который не знает, что делать со свалившимся на него даром бессмертия и вампиризма. Если он так же потерян в этом Темном мире, то кто, если не Ноэ, поймет его. Главный потерявший самого себя иллюзионист, не знающий откуда и куда идет. — Хорошо, — на лице его растянулась слабая улыбка, — я сделаю все для вас. Я научусь. — Прекрасно, — отчеканив это, князь уже хотел было двинуться к дверям, но помедлил, — ты можешь звать меня Влад. — Хорошо, ваше в… Влад, — имя застряло в горле, но все же прозвучало, от чего сердце предательски застучало о ребра с удвоенной силой. Стоило Ноэ покинуть покои, как дворецкий уже ждал его, чтобы проводить в отдельную комнату, где ему предлагалось жить. Замок был невообразимо огромным и юноша быстро забыл путь к покоям князя, элементарно потерявшись в бесконечном сплетении коридоров и ходов. Шло время. Его сила быстро окрепла под чутким руководством Влада, уже скоро он смог создать убедительный образ и удерживать иллюзию достаточно долго. Еще было куда расти, но начало было положено. Князь вновь мог появляться на публике, встречаться с народом, торговцами, правителями, со всеми, кто искал с ним встречи в человеческом мире, кому не было нужды видеть Темную сторону. Ноэ следовал за ним, действительно обратившись в тень, в серого кардинала, к которому неизменно можно было обратиться за помощью. Из неопытного юноши он стремительно превращался во все более мужественного и сильного иллюзиониста, чья магия заставляла шугаться других существ. В замке и за его пределами ходили слухи о том, что у хозяина Карпат появился помощник, но кто он — никто не знал. Больше всего Ноэ ценил моменты, когда они с Владом сидели в библиотеке и изучали трактаты и писания, выкупаемые князем по всему миру. Он словно искал что-то, но не желал делиться своей личной историей, читая и собирая все исторические рукописи. И тем не менее эти встречи дарили незнакомое тепло, разливающееся в груди, стоило Владу обрадоваться при нахождении какой-то зацепки. С ним наедине не надо было создавать иллюзию и Ноэ видел его истинное обличие, ощущая себя особенным от благосклонности князя. Это был не тот же человек, что сидел на троне увенчанном черепом в угрожающе страшной мощной броне, сжимая в руке искусный меч, который повидал много вражеской крови. Там был князь Карпат, могущественный правитель, перед которым пресмыкались. За закрытой дверью библиотеки, где были только факелы и бумага с писаниной, с острыми ушами, клыками и серой кожей был Влад. Ноэ уже немножко узнал его историю: о смерти его семьи, о плене в Османской империи, (где-то здесь он неизменно спотыкался и глубоко задумывался), о том, что обращение в вампира было намеренным. Им тогда двигала месть. — Хочешь мне что-то сказать? — цепкий взгляд чужих глаз заставил Ноэ стушеваться. Несмотря на то, что он давно привык к истинному облику, иногда его смущали красные будто налитые кровью белки и зрачки, словно светящиеся изнутри. То, что началось тогда на левом глазу, прогрессировало, и от глазниц теперь расходилась тонкая паутинка темных линий. Глаза — зеркало души, и она была поистине темной. — Нет, — но врать не было смысла, — да. Хотел пригласить тебя кое-куда. Влад отвлекся от книги и заинтересованно посмотрел в его сторону. — Зная твою тягу к бесовству, боюсь даже предположить, — он усмехнулся, но к чтению не вернулся. — В таверну. С тех пор, как я здесь, я… не бывал больше в старых местах и успел заскучать, — от услышанного князь вскинул брови. — Как, по-твоему, я могу явиться в таверну будучи королем? — в его вопросе не было издевки или насмешки, как будто он действительно не мог вообразить себе подобного. — На твое счастье ты поймал в свою клетку и воспитал мастера иллюзий, — Ноэ оттянул шнурок своей рубашки и не сдержался от улыбки. Почему-то ему нравилось представлять себя птичкой в этом замке. — Это будет лишняя тренировка для меня. — Интересно, — казалось, Влад задумался над возможностью провести время среди смертных, сделать вид, что он один из них. — То есть, тебе скучно в моем доме? — Что? — от неожиданного вопроса Ноэ едва не потерял равновесие, балансируя ногами на столе. — Ну уж нет, я отказываюсь отвечать на это. — Скучаешь без пьянок и легкодоступных дам? — князь и не собирался жалеть его, залезая все глубже. — Потому что это наполняло твою жизнь каким-то смыслом? Я думал, совершенствование мастерства заменило тебе то простецкое существование и ты обрел что-то ценнее, чем прогулки по кабакам. — Будешь читать мне мораль или мы все-таки пойдем и напьемся? — хоть струны в душе Ноэ и дрогнули от услышанного верного толкования его внутренних переживаний, он не позволил себе показать этого. Иногда полезно услышать правду из чужих уст, это возвращало в нужное русло и ставило мысли на место. — Мне совершенно чуждо подобное времяпрепровождение, — плечи Ноэ безвольно опустились, — но я дам ему один единственный шанс. Только потому, что не хочу дать тебе окончательно засохнуть в моем скучном замке. — Да не скучно мне здесь! — вскочив с места, он вскинул яростный взгляд на Влада, затем тут же смягчился, потому что не мог долго на него злиться. Тем более на лице князя играла его типичная ухмылка, давая знать, что все это шутка. Вечер был потрясающим. Скрытые иллюзией, с другой внешностью, они оба провели в трактире всю ночь и потратили столько денег, что владельцу впору было закрываться. Хватит до конца смертной жизни. Хмель ударил в голову, всеобщее веселье, разнузданность и блуд опьяняли еще больше. Они уже вернулись в замок, когда Ноэ заметил мрачность своего товарища. И хотя сам он едва стоял на ногах, ощущая абсолютную безмятежность и удовольствие от возвращения к прежнему образу жизни, это настроение все равно коснулось и его. Взмах руки заставил вернуться к ним истинный облик. — Только ты можешь после такого быть как после похорон, — Ноэ усмехнулся, растягиваясь на ложе у камина в огромной зале. Его разморило и было тяжело бороться со сном, но хотелось поддержать князя. Пусть и своеобразным образом. — Пока ты развлекался с девушками, я слушал разговоры, в том числе там были и мои военачальники, — лицо Влада было похоже на застывшую маску со сдвинутыми к переносице бровями. В красных глазах бесновались языки пламени. — Услышал вещи, заставившие меня задуматься. — О чем же? — заинтересовавшись, парень поднялся на локтях и посмотрел на сидящего сгорбившегося собеседника. — О необходимости сделать выбор в скором времени. Я не смогу вечно править среди людей, век вампира в человеческой шкуре недолог, — отстраненный голос Влада вынудил его друга нахмуриться. — Зачем тебе эти люди, — хмельной задор толкнул Ноэ придвинуться ближе к князю, пробежаться кончиками пальцев по плечу, как будто убирал невидимые пылинки, — если тебе подвластен мир Темных. Перед тобой на коленях все сильнейшие существа, вся нечисть. Сама темная сущность бытия. Последние слова прозвучали едва слышно. Повисла какая-то неловкая пауза, от его прикосновений Влад не шелохнулся, но Ноэ был уже у самого его остроконечного уха. Сильный запах мускуса и леса резко врывался в сознание, мешаясь с пьяным состоянием. Какого это укусить серую кожу на шее, такая же она на вкус, как обычная? А можно укусить вампира и стать им? Глупые вопросы в голове заставили парня улыбнуться и прикусить губу, чтобы не рассмеяться вслух. Вдруг князь поднял голову и они оказались нос к носу. Взгляд красных глаз не был пугающим, агрессивным или яростным. Скорее задумчивым, как будто их владелец был мыслями далеко от этого места. — Мне не нужен мир Темных. Но Ноэ не слышал, что он сказал. Оглушительное сердцебиение в груди полностью лишило его слуха. Были только эти глаза, этот запах, эта ночь, в которой хотелось раствориться. В висках стучало и, повинуясь какому-то внутреннему порыву, он дернулся вперед, не встретил сопротивления и прижался своими губами к холодным бледным губам Влада. За те годы, что Ноэ провел в роли тени князя, ни разу тот не ночевал с кем-то. Всегда один, будто и не нуждающийся в компании в своих роскошных покоях. «О, ты думаешь, ты та самая компания?» — ехидная мысль проскользнула в пьяном омуте, вынуждая парня отпрянуть и широко распахнуть глаза. — Я… прости, я не знаю, я… — но Влад лишь выгнул бровь на жалкую попытку оправдать этот поступок. Потом вдруг его взгляд помутнел, как от накрывших воспоминаний, скользнул к еще раскрытому рту. — Знаешь, Ноэ, — от звука собственного имени парень резко протрезвел, — в этой пустоте моего бессмертного существования, на которое я себя обрек, мне было одиноко. Те, кто были мне дороги… их не стало. Моя расплата за принятое решение — навеки быть отравленным тьмой. Пальцы Влада вновь коснулись причудливой черной паутины под глазом. — И не существует никакого лекарства, я буду медленно терять человеческий облик, пока не превращусь в воплощение нечисти, которую подчинил, — князь коротко выдохнул, лишь на мгновение опустив взгляд, затем снова поднял его на Ноэ. Тот лишь затаил дыхание от льющегося признания. — Мне приятна твоя компания. Твое безрассудство напоминает мне о времени, когда я действительно был живым. Ты не представляешь, как сильно напоминаешь мне моих старых друзей. «Друзей…?» — Ноэ сглотнул, боясь сделать лишний вдох и уничтожить эту атмосферу откровений. Никогда он не слышал, что у Влада были друзья. — Если уж тьма поглотит меня однажды, так стань моим лекарством от здоровья, которого мне не достичь. Помоги утопить себя в этом, — не давая ему опомниться, Влад подхватил его подбородок когтистыми пальцами и притянул ближе. Осторожно поцеловал, едва задевая клыками губы и вызывая этим мурашки по всему телу. Чужой язык прошелся по нижней губе, холодя кожу, ворвался внутрь открывшегося навстречу рта. Его вторая рука скользнула в пшеничные волосы, проводя пальцами сквозь мягкие пряди. Все в голове Ноэ смешалось, такое количество слов от обычно молчаливого и краткого Влада шокировало. Те чувства, которые мучили князя, поражали. Ему, темному по роду, не знающему своей жизни без этого, невозможно было представить тех переживаний, что испытывал приятель. Хотя если они сейчас целуются, то наверное его надо называть как-то иначе. Ноэ вздрогнул, когда рука в волосах сжалась и потянула назад, вынуждая обнажить шею навстречу чужим клыкам. Осторожное касание зубов заставило его инстинктивно дернуться, но его крепко держали. И все же он знал, что Влад не собирается пить его кровь. Ему нужны были люди для этого, а не темные. Одна мысль о том, что сам князь сейчас открылся ему, желал его, заставляла теплые мурчащие волны удовольствия разливаться по телу. Он позволил прижать себя к чужому телу, ощутив холодную ладонь на своей спине, сам искал его губы, чтобы поцеловать, почувствовать этот бесконечно приятный лесной запах. Невозможно насытиться им. Его собственные руки шарили по торсу Влада, то забираясь под его черную рубашку, то выбираясь и скользя вверх к шее, от нее выше, путаясь в черных волосах. Не разрывая их вечного чувственного поцелуя, Ноэ нежно провел пальцами по острым кончикам ушей, снова утопил свои руки в темной смоле копны. Где-то в подсознании продолжало фонить, он неизбежно думал о том, что тоже испытывал одиночество, страшное и отчаянное. Мастерство иллюзии приведет его однажды к бесплотному существованию без физической оболочки. Всех темных это ждало: лишение первоначального облика и полная служба своей силе разумом и телом. Цена за использование магии, но без выбора платить ли. Отдашь всего себя без права на оспаривание. Зажмурившись от этого осознания и цепляясь за друга, Ноэ пытался заставить свой мыслительный процесс остановиться. Потом, все потом. На мгновение из него выбило дух, стоило Владу уронить его на спину. Нависнув над ним, князь оценивающе осмотрел свою добычу своим не мигающим взглядом бесовских красных глаз. Было в этом что-то, темная манящая магия, своя эстетика. Ноэ притянул его к себе за шею, размашисто целуя, вторгаясь языком в рот и желая отдаться целиком. Весь его вид говорил «забирай». Что бы ты ни искал во мне, забирай все, до чего дотянешься. Стянув с Влада рубашку, он дал тому помочь избавиться от своей. Его еще теплая осязаемая кожа коснулась холодной серой. Даже близость камина и огня не была способна согреть тело вампира. Ноэ выгнулся и прикусил губу, не давая вырваться стону, когда когтистая рука прошлась по всему его телу и задержалась в паху. Одно касание к стоявшему эрегированному члену вызывало звездочки под закрытыми веками. Вдруг на шее сжалось кольцо пальцев, вынуждая его посмотреть прямо на своего короля. Тот любовался его порочным выражением лица, припухшими губами, переводил взгляд с красного глаза на голубой и обратно, изучая их. В одном этом контакте было столько интима, что сердце Ноэ жалостливо заныло. Может это будет первым и последним невероятным воспоминанием. Может с утра князь поймет, что ошибся, и избавится от него. Сомнения утонули в очередном поцелуе, сочетающемся с мягко сжимающими его член пальцами через ткань штанов. Невозможно поверить, что это действительно происходит с ним. — Постой, — едва вырвавшись из омута, в который он стремительно погружался и терял связь с реальностью, Ноэ вынудил Влада отстраниться. — Передумал? — ухмылка на лице вампира пустила холодок вдоль позвоночника, но мастера иллюзий не так легко сбить с толку. — Еще чего, — хитро улыбнувшись, Ноэ силой перевернул их и оказался сверху. Поудобнее усевшись на бедрах Влада, он довольно прошелся ладонями по мощному накаченному торсу князя. Казалось, каждая мышца отзывается на его касания. Встретив заинтересованный взгляд, Ноэ наклонился и смазано чмокнул Влада в губы, тут же перешел на шею, ключицу, грудь, живот. Так хотелось сделать что-то невероятное, удивить и плотно вписать себя в его мысли. Заменить в воспоминаниях тех друзей, о которых он никогда не рассказывал. Оттянув ткань, Ноэ высвободил его член и дал себе секунду рассмотреть внушительный размер и темные венки виднеющиеся сквозь серую кожу. Медленно провел рукой вверх и вниз, наблюдая за реакцией. Влад глубоко вдохнул, прикрыл глаза и откинулся на подушки. Свобода действий. Устроившись между его ног, Ноэ перехватил член другой рукой и провел своим горячим языком по холодной коже от основания до головки. Ответом был судорожный вдох и рука, сжимающая пряди волос на затылке. Он взял в рот только самое нежное место, посасывая и рисуя кончиком языка зигзаги, попутно чувствуя, как вздрагивает Влад от его движений. Поигравшись, Ноэ полностью опустился и ощутил, как член уперся ему в глотку. В уголках предательски выступили слезы, он поднял глаза и встретил восторженный взгляд князя, явно не ожидавшего от своего прислужника таких способностей. И это даже не было иллюзией. А уж вид, который ему открывался сейчас, вовсе не оставлял равнодушным. Продолжая обслуживать своего короля ртом, Ноэ наслаждался каждым мгновением. Его пальцы прошлись по мошонке и едва ее сжали, но вместе с тем, как он снова взял член целиком, получился впечатляющий эффект. Каждый звук и стон, который издавал Влад, заставлял его работать усерднее. Вообще-то Ноэ не спал с мужчинами. Никогда и не тянуло. Он не давал себе даже попытки разобраться в собственных смутных чувствах, давящих в груди. Ему просто хотелось завладеть вниманием друга, который всегда был отстранен, задумчив, где-то не здесь. Не с ним. Подняв голову, он снова поймал зрительный контакт с Владом и нарочито раскрыл рот, чтобы тот мог увидеть, как слюна капает с языка и растекается по его члену. В одно мгновение Ноэ притянули за волосы и без прелюдий впились в губы. Больно от клыков, но так приятно, что это затмевает любые другие ощущения. Внизу живота горело, тяжелые волны возбуждения истязали тело, которое ныло и требовало ласки. Кажется, князь и сам это понял, когда потянул его на себя, а затем мягко перевернул, возвращая себе доминантную позицию. Нависнув, он замер над Ноэ. Распахнутые разноцветные глаза, разбросанные по подушкам пшеничные волосы, блеск сережек в ушах, выражение беспечного блуда на лице. Влад по-вампирски принюхался, чувствуя в его аромате хмель и что-то еще, напоминающее о дождливой погоде и мокрой траве. Их запахи смешались, стоило князю вновь поцеловать своего слугу и затмить собой весь его мир. Остатки одежды летят в сторону, руки скользят по обнаженной коже ног, бедер, по талии вверх и пробегаются по груди, ощущая под подушечками мягкие волоски. Ноэ тянется к нему, изнемогая от желания соединиться, но его лишь отталкивают обратно на спину. — Я знаю, ты хочешь, — шепот Влада заставляет все тело покрыться мурашками, а лицо залиться краской, — но нужно терпение. Шипя от недовольства, Ноэ выгибается и позволяет холодным пальцам потратить время на растягивание и привыкание. Его глаза следят за отблесками пламени, которые скачут и как будто постоянно меняют черты лица князя. Разглядывать уникальную красоту этого дорогого сердцу существа само по себе словно бальзам на душу. Влад подается вперед и заставляет своего друга выгнуться под ним, стоит ему начать медленно входить. Стон замирает в горле, когда когтистый большой палец нежно касается его нижней губы и смазано проводит им в сторону, затем следует еще более осторожный ласковый поцелуй. На задворках истерзанного возбуждением сознания Ноэ бьется мысль, что это какой-то обман. И от резкого толчка у него перед глазами искрит. Чужие ногти впиваются в его бедро, а движения Влада все хлестче и быстрее. От контраста собственной разгоряченной кожи в сочетании с прикосновениями извечно ледяного князя голова идет кругом. Так невыносимо душно, но хочется еще. Ноэ стонет, извивается и полностью отдается процессу. Влажные от пота пальцы цепляются за мощную спину, чувствуя как напряжены стальные мышцы. Если бы можно было раствориться в этом проклятом вампире, он бы сделал это не задумываясь. Влад замедливается, толчки становятся размеренными, но с неизменным хлопком в конце. Его рука на шее Ноэ, осторожно поглаживает, они встречаются взглядами. В огненно красных кипящая похоть, а в красном и голубом никакой сосредоточенности, одно лишь блаженство. Подхватив его ногу под коленом, князь меняет угол проникновения и продолжает. Звуки, свет, терпкий запах тел смешались во что-то неразличимое, в аляпистый мельтешащий взрыв. Из раскрытой в моменте страсти души вампира лезет тьма, давя и душа своей нечистой мрачной силой, кружась вокруг и проникая в поры. Ноэ кажется, что он сорвал голос от своих полустонов, полукриков. Стоит прохладной ладони Влада коснуться его возбужденного и покрасневшего от трения между животами члена, как последние остатки сознания окончательно капитулируют. Остается лишь бесконечное море удовольствия, взрывающееся во всем теле цунами оргазма. Ноэ всего трясет под весом князя, а зубы вцепляются в его плечо, вжимаясь с такой силой, что останется глубокий след. Как и рана на сердце от нахлынувшего чудовищным грузом понимания дерьмовости всей этой ситуации. Ведь она абсолютно безвыходная. У него даже не было сил реагировать, пока Влад использовал его как неодушевленную куклу для своей разрядки. В висках стучало. Когда дышать стало легче от откатившегося в сторону князя, он аккуратно коснулся своего мокрого от спермы их обоих живота и тут же брезгливо отдернул пальцы. Мысли пытались собраться, слепиться во что-то внятное, но опустошение было всеобъемлющим. Они лежали какое-то время в тишине, которая была гармоничной после случившегося. Ноэ вздрогнул, когда другой его руки коснулся Влад. Взяв его ладонь, князь поднес ее к губам и оставил легкий поцелуй на костяшках. — Ты использовал меня? — вопрос звучит вопреки орущему в голове голосу замолчать. Сложно узнать в этом хриплом надрыве себя. — Нет, — Влада вовсе не удивили сомнения приятеля. — Мне показалось, все произошло по обоюдному согласию. — Да… — сердце трепыхалось в грудной клетке, мучаясь от непонимания, как теперь будут разворачиваться события. Повернув голову в бок, Ноэ внимательно смотрит на точеное умиротворенное лицо. Ему хочется спросить, а как же его слова о поглощении тьмой, о том, как Влад ждет окончательной потери обличия, о тех друзьях, на которых похож его серый кардинал. Но скулы и челюсть как будто свело, они не двигаются и не реагируют на сигналы мозга. Темный мир, которому сам Ноэ принадлежит от и до, никогда не дождется князя. Он отвернулся и зажмурился, окончательно признав самому себе, что влюбился в того, кто никогда не станет свободен и не обретет покоя. И однажды исчезнет из его жизни. — О чем задумался? — его мягкий тембр, кажется, резонирует с душой Ноэ. — О тебе, — улыбнувшись через силу, он смотрит в красные глаза, напоминающие ему бездну. В которую так легко провалиться. — Мило, — уголки его губ растягиваются в ответ, а теплый, полный нежности взгляд совершенно сбивает с толку. И тем не менее надо его запомнить, каждую секундочку, каждое маленькое мгновение.

***

Затаив дыхание, Ноэ смотрит, как Лайя прикрывает лицо вскинутой рукой и ее взгляд устремлен на чудовище, выглядывающее из расщелины. Ему так хочется, что бы этой девчонки не стало. Резко обернувшись, он видит Влада в его обличии на грани между человеком и вампиром. Напившись крови Лео, тот полон сил сразиться с монстром, которого ему подсунул бывший друг. Столько веков прошло, столько историй позади, почему именно сейчас в эту секунду в его голову врезается это древнее воспоминание о самом начале их отношений. Сердце ноет, игнорируя адреналиновую ситуацию и все происходящее. Хочется закричать, встряхнуть Влада за плечи, умолять его пойти с ним, как тогда, много лет назад. Крепче сжимая меч, вампир оборачивается в его сторону и в его глазах плещется ярость смешанная с презрением. Пусть так. Пусть он лучше ненавидит Ноэ, чем тот еще будет верить в остатки чувств между ними. Все это умерло, стоило Владу закопать себя между мирами и потерять человеческий облик. Их взгляды встречаются подобно двум клинкам, но ничего из прошлого даже на мгновение не мелькает. Пустота. Отвернувшись, некогда король Карпат идет сражаться с хаотично двигающимися щупальцами. А Ноэ смотрит на Лайю, качающую на руках отключившегося Лео. Те самые друзья из прошлого. Которые были в жизни Влада задолго до него, заняли целиком вампирское сердце и не позволили впустить никого другого. Забрали всю его душу без остатка, даже не зная об этом. Два жалких человека. Они ведь не помнят то время, не помнят этой дружбы, зачем же Влад потратил на память о них всю свою вечную жизнь. Ноэ надеялся, что все они умрут сегодня в лапах Балаура. И Влад, влюбленный в этих двух ничтожеств, тоже.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Дракула. История любви"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты