Our Valentine's Day

Фемслэш
PG-13
Завершён
43
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
— С чего ты взяла, что я не оценю твой подарок в виде коробки шоколадных конфет с любовной открыткой? — Ну не знаю, Ви. Может, с того, что ты каждый день обезвреживаешь десяток преступников из уличных банд, будто для тебя это обычная прогулка по городу? А вот выпить со мной винишка ты всегда горазда.
Примечания автора:
Полу-экспромт по случаю праздника.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 5 Отзывы 9 В сборник Скачать

Our Valentine's Day

Настройки текста
Немного фактов: «день святого Валентина» (или «День всех влюбленных», если кому вдруг не хотелось лишний раз вспоминать о таких жутких и потных созданиях, как наши милые мужчины) — это один из тех праздников, который был придуман верующими в Христа и который праздновали даже атеисты. Ну такие атеисты, которые считали, что если Господь не скинул им мешочек с эдди после утренней подкормки бездомного кота, значит, его не существовало, а когда бандит стрелял им в живот при ограблении — молились Ему ради спасения собственной шкуры. Так называемые «атеисты Шрёдингера». — Будешь сегодня вместе со своей señora, chica? — Джеки в приподнятом настроении поинтересовался моими планами, пока на заднем фоне, по очевидно старому плиточному полу, громыхала его магазинная тележка. Страшно представить, каким количеством роз сорта «Perle Noire» — так любимых Ольшевской — он планировал осыпать свою возлюбленную в её квартире. Надо будет позвонить ей завтра утром, поинтересоваться, не утонула ли она в лепестках по всей гостиной комнате. — Блин, а сам как думаешь? По-твоему, мы так близко сошлись, сидя у неё в подвале и корпя над «брейнами», чтобы в такой день я осталась наедине с бутылкой пива и своей рукой? Tonto* ты, Уэллс — говорю тебе на твоём родном. Честно говоря, ещё три месяца назад было невозможно вообразить, чтобы я придавала хоть какое-то значение этому слащавому «четырнадцатому февраля». Для меня как для человека, ранее преимущественно одинокого и временами прибегавшего ко связи со случайными, едва знакомыми людьми — чтобы не подсесть на самоудовлетворение виртами, словно прыщавый подросток — этот праздник всегда отдавал абсолютным бессмыслием. Ну допустим, любишь ты человека: вы периодически ходите на свидания, дарите друг другу подарки, поцелуи, годовой абонемент на фитнес для двоих, чтобы ваши постепенно проявляющиеся жировые складки не отбивали вам аппетит в постели — почему католический праздник, названный в честь очередного мученика, до сих пор остаётся для вас важным? Зачем вы подстраиваете свои знаки внимания к партнёру под эту дату, если те для вас — вполне нормальная практика и вне её рамок? А потом я встретила своего человека. Эту обворожительную, вытатуированную с головы до пят, панк-деву с брейнданс-обручем на шее и не то розовыми, не то фиолетовыми, не то синими локонами на длинной чёлке. И, как можно было теперь заметить по моему внешнему виду, этот день календаря «покраснел» и для меня. При первой нашей встрече Джуди Альварес — отстранённая и холодная, будто снежная королева из той старой датской сказки. Чувство, будто сам превратишься в ледышку, едва коснёшься её бледной, в условиях недостатка солнечного ультрафиолета, кожи. Но спустя нескольких выполненных, не без её помощи, заказов от Эвелин Паркер и последующего спасения той из логова «Тигриных когтей» от неё последовала симпатия и даже уважение ко мне. Как результат — личное приглашение на дружеские алкогольные посиделки в компании своих знакомых, по ходу которых она то ли случайно, то ли не случайно в пьяной усталости свалилась мне на плечо. Я спокойно допила бутылку вермута с её гостями и вежливо попросила их удалиться, намереваясь спокойно уложить хозяйку квартиры, по совместительству — организатора сего мероприятия, в постель. И вот стоило мне только после проводов остальных подойти к свалившейся набок ей и подхватить с дивана — она обвила руками мою шею, притянула к себе и заключила наши губы в неуклюжем поцелуе. Я в шоке, она — подшофе, наши губы в какой-то момент разомкнулись. Она, без стеснения и адекватного восприятия реальности, принялась покрывать влагой мою щёку, находясь не в состоянии снова найти мои губы с полуприкрытыми глазами. Продолжая пребывать в молчаливом «афиге», я неспеша понесла её в спальню, понимая, что получаю неподдельное удовольствие от подобных действий с её стороны. Мои ноги по пути к кровати дрожали, и дело было совсем не в её весе. «Не-проблема» заключалась в её губах и дыхании у моей шеи — тёплом снаружи, но абсолютно обжигающем меня изнутри; пьянящем — не меньше алкоголя — аромате её одеколона и в целом ощущения нашей физической близости. Я будто шла ставить на место огненную катану, держа её за горящее лезвие, при том, что я — нечто вроде «Призрачного гонщика»: и так вся в огне. И даже когда я уложила Альварес в постель, накрыв одеялом, я не смогла уехать от неё к себе — не после такого. Мне нужны были объяснения, и в идеале — положительный ответ на вопрос, что засел в моём сознании, томительно ожидая своей очереди на озвучивание ещё с первых дней нашего знакомства. — Слушай, Джуди, я... тебе нравлюсь? Её взгляд, прикрываемый спавшими на глаза волосами, устремляется вниз. Я сижу на полу комнаты напротив неё, стыдливо прячу лицо за коленями, что обхватила руками, кусая нижнюю губу от напряжения и всем сердцем желая, чтобы вчерашние события она не окрестила «стыдным недоразумением». — ...Да.

— Эй, Ви!

А, что? Джуди у двери? Стоп, как — уже? Сколько сейчас времени?.. Пол седьмого?! В смысле? Ещё минуту назад было пять с чем-то, какого... — Да-да, сейчас иду! Плюшевую сферу в форме морского животного (или наоборот), приобретённую в одном из торговых центров Уотсона, из-за отсутствия подходящего места и времени я закинула в оружейный тайник, набор швейцарских молочных шоколадок из интернет-магазина, прилетевших на следующий день экспресс-доставкой в холодильной сумке, — спрятала под диван. Букет ярко-красных, как моё теперешнее лицо, роз — положила за перегородку душевой, по пути плеснув себе в лицо прохладной воды из умывальника. Бутылка офигенного, исходя из отзывов в Сети, красного вина с бокалами из набора стоимостью «всё моё вооружение и импланты, помноженные на два», то бишь тысяч пятьсот — пускай остаётся на виду. И так с него будем начинать. — Боже, Ви... Едва я разблокировала перед Альварес входную дверь, она ахнула. Светлая блузка с парой расстёгнутых верхних пуговиц и чёрные классические брюки, коричневые туфли на невысоком каблуке из синтетической крокодиловой кожи — клубничная помада на губах и собранные в хвост тёмные волосы шли к ним в дополнение. — В чём дело, Джуди? — Упёршись локтем в стену у дверного проёма, я не без удовольствия стала наблюдать за удивлённым выражением её лица. Она, к слову, предстала передо мной тоже не при своём повседневном виде: джинсовый костюм, синие кроссовки на механических застёжках, белая футболка с принтом пронзающего стрелой сердечко Купидона. На губах — цвет чёрного винограда, в руках — средних размеров подарочный пакет с нарисованной в разных стилях фразой «I Love You», из которого выглядывал верх горлышка винной бутылки. И всё оставалось бы вполне заурядным, если бы не... — Стоп, ты сделала себе «пикси»? Если быть точнее, то её короткий вариант: чёлку, переливавшуюся разными оттенками синего в зависимости от падающего света, Джуди укоротила примерно наполовину, что давало ей теперь возможность без проблем заправлять ту за ухо; плюс — немного убрала сверху. Если прибегать к сравнению с распространёнными типажами, то по всем внешним характеристикам ей очень подходил типаж стритрейсера**. — Можешь считать её незамедлительной ответочкой на свою «апргейднутую» привлекательность. — Альварес, без ожидания молчаливого приглашения с моей стороны, прошла в квартиру, невесомо задев указательным пальцем мой подбородок. — Когда ты, к слову, в последний раз надевала блузку? По собственным ощущениям? Чуть ли не в прошлой жизни. — На школьном выпускном, — ответила я ей без особого чувства ностальгии. Меня тогда вырвало из-за шампанского прямо на юбку директрисы, потому что в те времена я, по своей девичьей глупости, не придерживалась священного правила «не смешивай несмешиваемое и не употребляй то, что пойдёт на понижение градуса, дитя моё». — Эту я купила специально для нашего сегодняшнего вечера. — То есть, всего-то для одного дня в году? — удивлённо вскинула брови она, поставив свой пакет на журнальный столик. — Какая ты у меня неэкономная, Ви — одежда под праздник, «Chateau Margaux» 2005-го... — Джуди подобрала и повертела в руках купленную мной бутылку зарубежного алкоголя. — Предпочитаешь сухие французские? Мне вообще без разницы, на самом деле: красные сухие, полусухие, полугорькие, полукислые — я в них не эксперт, обширных виноградников с секретными дворцами на берегу морей не имею. Мои родственники — тоже. Обычно, вне тяжёлых по финансам времён, я выбирала те позиции, что были подороже, и радовалась, что с моим заработком в качестве соло я могла себе их позволить. — Скорее, вас под ними, мадам, — пошловатенько отшутилась я в качестве ответа на иначе тупиковый для меня вопрос, тактично помогла ей снять «джинсовку» и направилась к забитому всевозможными закусками холодильнику. — Располагайтесь и скажите, какие закуски к напиткам вам подать? В соотношениях «вино-еда» я разбиралась ещё меньше, чем в напитках, поэтому сходила с утра (точнее, спустилась в мегабашне на семь этажей ниже жилых) в большой продовольственный магазин и купила большую часть из того, что могло классифицироваться как закуска: сыр, мясо, маленькие десерты разных видов и калорийности, комбинированные вариации первых двух в панировке и без и даже карамельный тортик. Последний был на тот случай, если нашим подвыпившим влюблённым душам захочется чего-то сладенького — даже после конфет. — Хм-м... — Джуди задумалась, будто пыталась вспомнить, что с чем лучше заходило. — Будьте добры, мисс — сыр и мясо. — Так точно, — по-солдатски приняла я к сведению (даже захотелось честь отдать — Валери «Морская Пехота», мать её) и достала тарелки с кубиками чеддера и тонкими ломтиками копчёной говядины и свинины. Простите, «сливочные корзиночки» — сегодня не ваш день. Пока я выставляла блюдца возле бокалов, Альварес расположилась на мягком полу, прямо напротив телевизора. Видимо, на случай, если очередной «Top-10 Hot Music Hits» покажется нам нормальным фоном для спокойного распития моей бутылки «французского» с её, как оказалось, бутылкой «голландского» — если, опять же, к тому моменту мы не опустошим одну из них. Но это, безусловно, уже после обмена подарками и пожеланий благополучной жизни друг другу. — Ожидай и приготовься, — бегло прошептала я Джуди на ухо и, к её явному удивлению, направилась к своему тайнику с разными видами насильственной «смерти». Расслабься, милая, я просто не нашла лучшего места для того, чтобы временно спрятать твоего нового постельного друга от твоих любопытных глаз. Не на замену мне, естественно. — Джуд, лови. Запуленный в Альварес по некрутой дуге морской котик с мордашкой, будто из её аватарки на мобильном наборе, приземлился в руки моей любимой только благодаря её феноменальной реакции: притормози она хоть на секунду — плюшевая милота выбила бы своеобразный страйк, разбросав по полу сыро-мясную нарезку. — Ой, Ви, спасибо! — с детской радостью воскликнула она, прильнув щекой к мягкой игрушке. — И с каких пор ты хранишь в оружейной подсобке такое «ми-ми-мишное оружие»? — А-а, ну... — Так, Валери, давай, напряги извилины. Представь, что ты — Джордж Карлин, глотнувший радужной газировки. — Да вот, взяла по скидке в одном маленьком магазинчике на окраине Уотсона... Сказали, очень действенно против «Шельм». Молодец, Ви, ты просто мастер спонтанных импровизаций. Теперь сиди и думай, сарказм это или нет, — подвела я к логическому завершению «разговор с интересной собой», вернувшись к столу и взяв в руки штопор. — Вижу, тамошние продавцы неплохо разбираются в «уязвимых местах» банд Найт-Сити, — стала она продлевать тему прямых иронизирований, пока я с характерным звуком откупоривала бутылки. — Интересно узнать, поступали ли от них ещё какие-либо выгодные «предложения». Эй, Джуди, попридержи своего «Деламейна» — сейчас твоя очередь бить мою карту. — Я бы предпочла сперва узнать «предложения ваших поставщиков», мисс Альварес, — промурлыкала я, разливая её «белое полусладкое» по бокалам, и вдохнула аромат напитка, будто в порядке выпендрёжа своим не существовавшим аристократизмом. — Что сейчас нынче в моде в борьбе с уличной преступностью? Может, «электромагнитные короткоствольные»? Я понятия не имела, что подразумевала под этим спонтанно возникшим в ворохе моих мыслей эвфемизмом. Как и то, что, чёрт побери, в точности угадала оставшееся содержимое её пакета. — Э-э, к-хм... — Она в смущении опустила глаза на тёмно-серебристый «Кеншин» с лазерным целеуказателем и неуверенно подала его в мою сторону, будто она — типичная цундэрэ, я — тупой смазливый главный герой, а «арасаковский» ствол — её любовный шоколад для меня. Да-да, я та ещё отаку — спасибо моему подростковому «крашу». — Блин, Ви, умеешь ты портить сюрпризы. Ну извини, что могу сказать. Я разве виновата, что в первую очередь являюсь для тебя профессиональным наёмником, а уже потом — сентиментальным женским созданием? Может, мне купить и начать надевать розовые бронежилеты с VVS? Плевать, что подумают люди — зато ты увидишь во мне девушку. Чутка поехавшую на флексе, но девушку. — Джуд, спасибо, конечно, но... — Я с натянутой улыбкой отложила в сторону далеко не самый дешёвый вид электромагнитного пистолета и подняла глаза на не менее напряжённо выглядевшую Альварес. — С чего ты взяла, что я не оценю твой подарок в виде коробки шоколадных конфет с любовной открыткой? Да, не спорю: мой повседневный внешний вид наводил на мысль, что лучшим подарком для меня была бы скидка на «Смартлинк» последней модели (кстати, надо бы ненавязчиво напомнить Вику про грядущее Восьмое марта — должен принять к сведению), но, чёрт побери, во мне до сих пор сидела свернувшаяся в клубок (ну да, сидела в глубоком и довольно тесном месте — излишний инфантилизм для моего ремесла губителен) маленькая девочка с плюшевым ёжиком Соником в обнимку. Почему даже моя зелёноволосая «Эми» не смогла разглядеть её во мне? — Ну не знаю, Ви, — едва заметно пожала она плечами, продолжая отводить от меня взгляд. — Может, с того, что ты каждый день обезвреживаешь десяток преступников из уличных банд, будто для тебя это обычная прогулка по городу? Я подумала, ты будешь рада новому пистолету — никогда не видела у тебя оружия на электромагнитных зарядах. — Но уже перед следующей фразой она развела губы в искушающей улыбке и с нотками подстрекательства произнесла: — Что мне точно известно — выпить со мной винишка ты всегда горазда. Ух, Альварес, какая ты у нас хитрая соблазнительная задница. Я бы в любом случае приняла твои извинения: просто за то, что ты появилась передо мной в таком офигенном, хоть и несвойственном для тебя, образе, но всё равно — обидка, Джуди, лови мою обидку. — Ви, ты мне сейчас что — язык показала? Валери, блин, утихомирь свою внутреннюю девчушку! Дай ей конфетку, у тебя вон —целая коробка под столом лежит. — Прости, Джуд, я не тебе! — А кому ж ещё? Покойному террористу Джонни Сильверхенду? Вон — прямо у твоих дверей цифровым призраком стоит. — Да, ты права: что-что, а распитие алкоголя дикой цены вместе с тобой — вариант для праздника беспроигрышный. Вспомнив благодаря своему внутреннему голосу о шоколадном презенте для Альварес под диваном, я, собственно, достала коробку, считай, из-за её спины и открыла перед ней, будто кейс с предлагаемым по выгодной цене новым «Ронином» от «Милитеха». Ну окей, окей: я действительно выгляжу более одержимой крутыми пушками, нежели «валентинками». — Ви, спасибо, серьёзно, но, извини, я не большой любитель шоколада, — сообщила она сперва расстроенно, но затем вспомнила, что только что промахнулась с попаданием в мои вкусы, и вновь заметно воспряла духом. — Получается, у нас ничья? Что Джуди ещё не успела узнать обо мне за относительно недолгий период наших отношений, так это то, что я не любила проигрывать в чём-либо, будь то покер, армрестлинг или предпочтения партнёра. А ничья для меня была равносильна поражению. — Может, хотя бы одну на двоих? — предложила я, заключив край одной, помадно-сливочной, между зубами и наклонившись через стол к Альварес. Та довольно быстро уловила суть моей инициативы и приблизилась навстречу. — В таком случае, «сладкого» будет ещё больше, Ви. Не боишься заработать диабет? — вкинула она мимолётную «дразнилку» прежде, чем схватить свою половину. Если он, как и всё остальное, будет проходить вместе с тобой — возражать не стану... Стоп, я что — сознательно желаю Джуди заболеть? Нет-нет, давайте тогда как-нибудь без диабета обойдёмся. Взаимными усилиями мы разделили шоколадную конфету пополам, позволив бледно-оранжевой начинке тонкими струйками упасть на столешницу. Небольшая смесь шоколада и густой сливочности ненадолго заполнила наши ротовые полости, вслед за проглатыванием которой незамедлительно последовало то самое «излишнее дополнение», отзывавшееся в нас гораздо более сильными эмоциями и ощущениями, нежели продукт-«произведение» швейцарских кондитеров. Хотя, не буду удивлена, если у кого-то и обычная конфета из дорогого набора могла вызвать ощущения мурашек и последующего тепла по всему телу. — Слишком сладко для тебя? — со сбитым дыханием поинтересовалась я спустя несколько секунд после отстранения наших измазанных шоколадом и ягодными помадами губ. — На границе мною позволяемого, скажем так, — ответила она, облизываясь. И да, пока — только из-за конфеты и «виноградной клубники» (прости, карамельный тортик, но сегодня и не твой день тоже). Не то чтобы я на что-то намекала, но рядом с нами стояло две бутылки по две трети литра: невинными прикосновениями к частям тела, не прикрытых одеждой, и поцелуями — которые, как известно, чем выше любовь, тем они ниже — мы не ограничимся, в любом случае. — А, блин, чуть не забыла. Я подпрыгнула и в спешке направилась к ванной, откуда намеревалась забрать заброшенный в душевую букет роз. Ну и, в качестве менее приятного дополнения, с целью обнаружить, что вся комната пребывала в воде из-за не выключенного ранее крана, что переполнил уже давно забившийся моими сбритыми волосами умывальник. — Твою. Мать. — В чём дело, Ви? А, я сказала это вслух? Ладно, неважно — попробуем, в таком случае, немного поторопить события. — Джу-у-уд... как ты отнесёшься к душу с лепестками роз?
Примечания:
*Tonto — «дурак» (исп.)
**Вспомнилось: Tigarah — Girl Fight (Mr. D Hyphy Remix)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Cyberpunk 2077"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты