Не забывайте трезветь своих ангелов

Слэш
NC-17
Завершён
70
автор
Minimina бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Невозможно было пройти мимо и не воспользоваться склонностью Ангела и Демона к совместному распитию спиртных напитков. Ведь как мы все хорошо знаем - пить надо меньше!
Посвящение:
Все это неизменно для волшебной ЛамыДрамы, которая пишет великолепные и горячие истории о непобедимом варваре и его храбром фее, о галантном пирате и его белокуром сокровище, о гордом егере и его обаятельном ботанике!
И я уже чувствую на себе ее положительное влияние, но стоящая у меня за спиной моя обожаемо-уважаемая бета, тут же шепчет мне на ухо, что этот поезд от нас безвозвратно ушел.
Примечания автора:
Если кратко, то продолжаем в том же духе, прибавляя к лозунгу «Будем оригинальными!», который до конца мне так и не понятен, еще и мысль, что людям в глаза, после всего этого, будем смотреть гордо!

Отдельный подарок в тексте для нашей дорогой hscm, которая не только нас терпит, так еще и до сих пор любит! Вроде…
Поэтому все, что касается озабоченности демона отдельными представителями мира животных - это для нее! И простит она нас за наши «помидоры»!

Автор очень хотел назвать фик «Лучшие друзья демонов – это лубриканты» (и некоторые очень над этим хихикали), но все же тема лубрикантов в этот раз так и не раскрыта.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
70 Нравится 26 Отзывы 17 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Лучик утреннего солнца пробился сквозь небрежно задернутые тяжелые шторы. Пробежал по стене со старинными гравюрами в искусных рамках, перепрыгнул на массивный комод из красного дерева, скользнул по балдахину большой кровати и упал на смятую белую подушку. Пару секунд он дрожал на лице спящего хозяина всего этого великолепия, а потом растворился в спертом воздухе спальни, успев, правда, ангела разбудить. Азирафаэль открыл глаза. И сразу закрыл. Все его существо было охвачено полным спектром самых отвратительных телесных ощущений: от головокружения и тошноты до ломоты в костях и дикой жажды. Ангел потянулся рукой к лицу и осторожно себя пощупал. К счастью, выданное тело все еще функционировало, к сожалению, с такими побочными эффектами, что лучше бы нет. Очевидно, Кроули опять забыл его вчера протрезветь. Кроули, вообще, стал последнее время забывчив на этот счет, и после того, как их отношения стали… как бы это выразиться… ощутимо ближе и теснее, это был не первый раз, когда Азирафаэль приходил в себя с тяжелой головной болью, мерзким привкусом во рту и прочими радостями похмелья. Но чтобы болело, ныло, кружилось и мутило сразу все и с такой силой - такого еще не было. И что странно, кроме удручающе знакомых, ужасных, отвратительных ощущений, у Азирафаэля почему-то побаливала… хм… пятая точка. Причем, не снаружи. Ангел осторожно поворочался, пытаясь понять, что из всех симптомов можно было бы исключить как простые муки попранной добропорядочности или фантомную боль от предыдущего аналогичного пробуждения, но, увы, все ощущения были вполне реальны. И новые, в заднице, тоже. А еще Азирафаэль обнаружил, что спал он почему-то в одних носках. Даже, если точнее, в одном носке. А если еще точнее, то в правом. Ангел поежился, почувствовав, что ко всем прочим мучениям и болям, его начинало еще и знобить. Он попытался найти край одеяла, которое сейчас лишь слегка прикрывало его левое бедро, и с удивлением обнаружил странные засохшие пятна на своем животе. И задумался еще больше. Он попробовал вспомнить события вечера, но ничего необычного не нащупал. Ну, кроме того, что пробелы в памяти в этот раз были слишком обширными и глобальными, взять хотя бы факт наличия только одного носка. Но Азирафаэль точно помнил, как вечером Кроули долго жаловался, что в городском зоопарке (где, кстати, недавно ему пришло в его аморальную голову устроить совершенно неподобающую откровенную групповуху мартышек как раз в момент аншлага у обезьянника! И вместо того, чтобы хотя бы тихо свалить под визги краснеющих мамаш, пытающихся закрыть глаза своим малолетним чадам, и гогот довольных подростков со смартфонами, еще и демонстративно наслаждаться делами своих демонских сил!), так вот в этом самом зоопарке, видите ли, по мнению Кроули, нет ни одного клевого животного – сплошные выдры и аллигаторы. Аллигаторы демону не угодили тем, что спариваются в воде, а «групповуха выдр напоминает шевелящуюся шубу, и это совсем не весело», конец цитаты. Критериями крутости животных ангел, к чести сказать, не был удивлен – основной грех, который интересовал Кроули последнее время (подозрительно совпадающее с началом их, так сказать, сближения), была похоть в самых ее необычных и довольно глупых проявлениях. А потом они, вроде как, спорили про какую-то ехидну. Кроули с энтузиазмом и почти детским восхищением расписывал, что у нее есть одновременно и клюв, и иголки, и смешные короткие лапы, и когти, и шерсть на животе. А еще эта зверюга, по мнению Кроули, очень умна, раз способна оставить своего детёныша одного на пару недель и спокойно заниматься своими делами, и не таскаться с ним по всяким дурацким зоопаркам. В какой-то момент он даже сказал, что если бы когда-нибудь кто-нибудь под жуткими пытками потребовал от него признаться кому-то в любви (отвратительном чувстве, которое демону, само собой, не подобает и вообще претит), он бы признался в любви ехидне. Потом Кроули, кажется, вспомнил еще и про ее длинный язык. И даже попытался продемонстрировать на ангеле, как именно ехидна слизывает разных жучков из самых труднодоступных мест. И вот на этом месте воспоминания ангела резко обрывались. Он помнил, что весь вечер они много и торжественно пили, но вот за что? Не за ехидну же! Ангел задумался, пытаясь еще раз восстановить в памяти вчерашний вечер. И тут случилось страшное! У его левого плеча раздался громкий храп и подозрительно знакомые причмокивания. О, нет. Нет-нет-нет-нет-нет! Этого не может быть. Азирафаэль медленно повернул голову. Ну, конечно! Сладко посапывая, в его постели спал Кроули. И что самое неприятное (ну, кроме того, что демон, несмотря на свое телосложение, как-то умудрился занять бОльшую часть кровати, подмять под пузо почти все одеяло и выставить, как на витрине, свой зад), самое неприятное было то, что зад этот, как и весь демон, были абсолютно голыми. Минуту назад Азирафаэль думал, что хуже ему быть уже не может. Но оказалось, что стоит добавить голого демона в постель и - вуаля! Может. Ангел вздохнул и закрыл глаза. Решительный настрой вспомнить все, что было вчера вечером, испарился, как дымок от погасшей спички. Судя по мизансцене, основное уже было понятно. Даже без воспоминаний. И, если уж начистоту, случившееся вчера было больше вопросом времени, чем вероятности. Их отношения сводили обоих с ума. Они целовались по любому поводу и без, трогали друг друга, словно озабоченные подростки, а их взаимная дрочка достигла такого уровня мастерства и эстетики, что они могли бы давать желающим платные уроки. Ангелу жутко все это нравилось, хотя, после особенно хитрых движений демонской руки, тонкая кожа на члене покрывалась зудящими ссадинами, а искусанные в процессе губы потом обжигал даже почти остывший чай. Но ощущать чужой теплый и большой член в руке было удивительно приятно. И намного восхитительнее, чем трогать свой. А уж про длинный язык Кроули вспоминать без резкого стояка в самый неподходящий момент было совершенно невозможно. Азирафаэль, не такой закаленный годами успешного самоудовлетворения, быстро кончал прямо в рот демона, и тот всегда терпеливо ждал, когда ангел весь вытечет и сам вытащит член, уже не такой чувствительный, как в первые секунды после оргазма. И им обоим было очевидно, что скоро этого станет недостаточно. Ангелу было интересно и страшно. Демону было интересно и жутко интересно. Вот только решиться на этот шаг ангел все никак не мог. Поэтому старательно не давал демону ни единого повода задерживаться у него допоздна и выпроваживал его домой под любым, даже самым нелепым предлогом, прикрываясь то срочными делами, то заданиями сверху, то работой магазина, то еще какой-нибудь ерундой. Не то, чтобы он был не в курсе, что делать дальше, но каждый раз, как перед его внутренним взором возникала картинка, так сказать, проникновения демона в… самое сокровенное, он четко понимал, что со стороны все это выглядит как страшный сон любого небожителя. Да такое только на сатанинских знаменах рисовать! А если сверху прознают - тут выговором не отделаешься! А когда он осторожно, лишь в мечтах и совсем не часто, переворачивал в уме картинку, меняя местами себя и Кроули, становилось понятно, что за такой добротный сюжет для иконы не поздоровится уже демону. Азирафаэль вздохнул и решил, что стоит хотя бы попробовать незаметно выскользнуть из кровати и хорошенько все обдумать. Еще раз. Он приподнялся, но тут же со стоном рухнул обратно. Голова, живот и задница дружно выступили против лишних телодвижений. - Ну что, пернатый, нелетная сегодня погода, да? – раздался рядом насмешливый голос демона. – Не раскрываются крылышки? «Проснулся, мерзавец», - обиженно подумал ангел. - Ты еще смеешь издеваться? – раздраженно ответил он. - Ты меня напоил и… - И… что? - Сам знаешь! - Знаю, - кивнул Кроули, - но хотелось бы услышать это от тебя! – у демона явно было настроение повредничать. - У нас… у нас… У нас это было! – быстро сказал ангел. - Ты ради этого напоил меня? - Даже если мой первоначальный план и был с чем-то подобным в финале, значения это уже не имеет, - демон вольготно развалился на кровати, раскинув руки. - Ты начал первый. - Я тебе не верю! - Не веришь? А кто мне полвечера втирал про то, как трахались древние греки? Смазывая маслом бедра своего партнера, сжимая их и толкаясь между ними своими древнегреческими членами? Кто был тот знаток масла и чресел? Я? Азирафаэль задумался. Да, на Кроули это не похоже. Люди вообще его мало интересовали, он воспринимал их больше как самую скучную часть своей работы. Какие-то там греки его бы вряд ли впечатлили — это ж не ехидна! А вот Азирафаэль как раз недавно читал монографию по древнегреческой мифологии с довольно подробным описанием жизни античных жителей. И вот что, оказывается, оттуда вынес. - Это еще ничего не значит. Это просто… любопытный факт. - Любопытный факт, ангел, это что у тебя в доме есть смазка и массажное масло! Откуда и зачем, скажи-ка мне? Книги так лучше продаются? Азирафаэль покраснел. Кроули попал в точку! Ангел хоть и боялся, и не мог решиться, и старался лишний раз не представлять, но не думать обо всем этом просто не мог. - Показать тебе, как еще ты предложил им воспользоваться? - Кроули, я не готов даже слушать тебя дальше, мне и так нехорошо. Щелчок пальцев, и в голове все прояснилось, дышать стало легко, а тело расслабилось и налилось здоровьем и силой. Хоть марафон беги! - А так? - в глазах Кроули уже горел знакомый огонек, намекающий, что марафон может начаться прямо сейчас. - Ну что, повторенье - мать ученья? – Кроули перекатился через комок одеяла и придвинулся ближе. - Будем считать, что ночью у нас была генеральная репетиция. Пришло время премьеры! Ну, с какого места начнем? Только греков, давай, в этот раз пропустим. - Я что, так неинтересно рассказывал? – ангел уже понимал, к чему идет дело и просто лепетал что-то бессмысленное. – Или греки показались тебе… - Выброси греков из головы! И вообще все, кроме меня! И вот это я бы тоже, пожалуй, выбросил. Кроули медленно провел рукой по ноге Азирафаэля и стянул дурацкий носок. Эффектно отбросив его в сторону, он схватил ангела за ягодицу, прижимаясь сильнее. - И теперь, когда последняя преграда между нами пала, я хотел бы уже услышать третий звонок! - Кроули, я не очень хорошо все помню. - Жаль. Коронное «Кроули, трахни меня» я бы послушал еще раз. Ангел задрожал. Он начал что-то вспоминать. - Или вот еще одно мое любимое: «Да, войди, войди, войди до конца!». Именно так, троекратное повторение и дикая экспрессия. А еще «Быстрее! Да! Я сейчас кончу»! Ну и всякие упоминания Господа всуе тоже были неплохи. Хотя, с удовольствием приму их на свой счет. Ангел был смущен. И даже немного обижен. Этот момент так долго пугал и волновал его, что насмешки Кроули заставляли чувствовать себя глупо, и, вообще, были совершенно неуместны. И тут ангел вспомнил! И удивился. Нет, не может быть, чтобы демон это сказал. Но вдруг? Надо попробовать! Он повернулся к Кроули и, глядя в желтые змеиные глаза, быстро выпалил. - А собственное «Я люблю тебя» не хочешь повторить? На бис. Демон замер. Азирафаэль понял, что попал в точку. Главное он все же запомнил. Хоть и поверить в реальность воспоминания было трудно. Кроули молчал. И ангел рискнул продолжить. - Или вот еще «Как же мне с тобой хорошо», тоже звучало неплохо. Кроули напрягся. Им обоим было давно и подробно известно, как демон не любил, когда его ловили на чем-то хорошем, на какой-то душевной слабости, на том, за что он потом себя внутренне корил и даже почти ненавидел. Ангел понял, что Кроули сейчас занервничает, потом замкнется, потом начнет злиться. Отбросив обиду, Азирафаэль решил, что лучше все исправить и как можно быстрее. Все же, когда бы он еще услышал от демона подобные признания, если бы не вчерашняя пьяная ночь. - Кроули, - он нежно провел по худому плечу, - Кроули, давай повторим. Прямо сейчас. Огонек в змеиных глазах стал ярче и озорнее. Демон быстро двинулся и навис над ангелом. - Скажи это снова. Скажи так, как говорил ночью. Азирафаэль не то, чтобы помнил, что он говорил ночью, но с демоном они были не первую тысячу лет знакомы. И не в первый раз… так тесно соприкасались телами. Он догадался, что хочет слышать демон. - Трахни меня, Кроули. Пожалуйста. Демон пригнулся и впился поцелуем в губы Азирафаэля, еще и сильно прижимаясь к уже довольно очевидной эрекции ангела, потираясь об него кожей, мышцами, собственным членом, и заставляя тихо постанывать. Ангел погладил худые, сильные руки демона, потом стал ласкать его грудь и живот, спускаясь рукой ниже, уже предвкушая, как накроет рукой его большой длинный член, чтобы максимально тесно придавить его к собственному, не такому внушительному, зато, как они оба успели во всех деталях изучить, более отзывчивому на любые прикосновения. Но Кроули вдруг остановился и так не вовремя выдал: - Есть неожиданное предложение. Не хочешь сам попробовать? Ну, раз уж я, по твоему мнению, так грубо и, главное, в одиночку, прошу отметить, подтолкнул нашу сексуальную жизнь чуть дальше по маршруту. И советую это предложение дня принять поскорее – у меня столько планов на твою задницу, что когда еще наступит твоя очередь, я спрогнозировать не берусь. - Что попробовать? – Азирафаэль немного запутался в многословии Кроули. - Я смотрю, мой пернатый друг, погода сегодня еще и с туманами. Намеков мы не понимаем? Как бы выразиться понятнее… - демон наигранно нахмурился. - Не хочешь меня поиметь? Присунуть мне как следует? Засадить по самые помидоры? Размять мою…? - Кроули, прекрати! Я понял! - взмолился Азирафаэль, заливаясь краской от неловкости и еще большей растерянности. С одной стороны, ему этого очень хотелось, с другой стороны он крепко сомневался, что у него это получится достаточно сносно, чтобы Кроули это, действительно, понравилось. - Я не знаю, я… я не готов, я… и я боюсь! Тебе же будет больно! - И тут мне, видимо, стоит еще раз извиниться. Это все недостаток смазки, не до нее нам с тобой вчера было, похоже. Ну, и обычная мышечная боль , быстро пойдет. Тем более, я-то как раз не против боли, меня это только заводит, но до этого интересного обстоятельства мы тоже с тобой еще дойдем. Так что, не церемонься и не волнуйся. Тут главное, чтобы у тебя не пропадал боевой настрой – за этим я прослежу. Ну, и чтобы греки нам не помешали - за этим следи ты. И кстати о настрое - кажется, я чувствую, как кто-то становится слишком мягким. Он сполз в изножье кровати, раздвинул руками коленки Азирафаэля и удобно устроился между ними. Потом щелкнул пальцами и ткнул указательным в верхний ящик комода (запомнил, значит), ловко поймал вылетевший оттуда флакончик с пахучим массажным маслом и вылил приличную порцию себе на ладонь. Обхватив скользкой рукой член ангела, он стал медленно двигать по нему, каждый раз сильно сжимая ствол у основания, дополнительно увеличивая приток крови. Ангел тяжело дышал, чувствуя, что смущение медленно, но верно уходит, а предложение демона выглядит все более привлекательным. Он набрался решимости и спросил: - И как… как мы это будем делать? Ты как-то повернешься, и я…? Глаза Кроули вспыхнули почти настоящим огнем. - Неееет, мой неопытный белокурый птенчик, мы будем лицом друг к другу. Так же, как и этой ночью. Вот так, как сейчас. Только это я буду лежать на спине, а ты будешь тем, кто сверху. Я хочу смотреть на тебя. Видеть, как ты это делаешь. И что ты при этом чувствуешь. И мне уже до чертиков интересно! Он стал двигать рукой чуть быстрее, а его слова стали звучать еще жарче, еще смелее, бросая Азирафаэля в почти предоргазменное состояние. А демон продолжал. И говорить, и делать. - Хочу видеть, как ты закинешь мои ноги себе на плечи, как, наверняка, заерзаешь, смутишься от открывшегося вида. Хочу видеть, как твое лицо запылает, когда ты с небольшим усилием протолкнешься в меня, как ты расслабишься, привыкнув к этим ощущениям, как охнешь, вставив мне до основания. Хочу видеть тебя, когда ты начнешь двигаться во мне. Хочу узнать, как быстро ты кончишь, и до колик в печенке хочу видеть твое лицо в этот момент… Ангел понял, что подбирается к финалу уже от одних только слов, но подобное завершение приключения (или скорее, его отсрочка минут на 10-15 – в своих талантах по возбуждению ангела демон был уверен на тысячу процентов) явно не входило в планы Кроули. - Ну что ж! Раз все проинструктированы и согласны! Пора сравнять счет! Кроули выпустил из рук твердый член, лег на ангела, обнял его и, чмокнув в губы, быстро перевернулся на спину, увлекая его за собой. Азирафаэль оказался сверху. Перестав ощущать руки демона и тяжесть его тела, он снова почувствовал проклятую неуверенность в правильности происходившего. Демон ждал, но ангел только часто дышал, не находя в себе сил сделать хоть что-то. Кроули стал вдруг серьезен. Он сильно сжал плечи Азирафаэля и медленно произнес, внимательно вглядываясь в голубые глаза: - Если сейчас кто-то не сделает то, о чем мы, вроде как, единогласно договорились, то я решу, что этот кто-то меня совсем не хочет! И тогда эта пернатая белокурая бестолочь будет вечность трахаться только со своими любимыми древними греками! Азирафаэль наклонился и поцеловал Кроули. - Греки далеко не так любимы, как… - Заткнись и трахни меня, крылатая ехидна! Ангел понял все, что спрятал Кроули за словами-издевками. И понял, что почти задыхается от интимности этого момента и всех чувств, что они в нем вызвали. Но Кроули, не дожидаясь ответа, подтолкнул ангела за плечи. Азирафаэль сполз вниз и встал на колени между широко раздвинутых ног демона. Кроули заворочался, устраиваясь удобнее, выгибаясь и раскрываясь так, чтобы у ангела не было ни единого шанса не рассмотреть свою главную цель на сегодняшнее утро. - Думаю, чтобы придать тебе уверенности, стоит сначала попробовать пальцами. Масла не жалей. Учись на ошибках лучших. Потом поблагодаришь. Дрожащими руками, Азирафаэль вылил на правую ладонь все, что было во флаконе, и посмотрел на демона. - Ну давай же, греколюб кучерявый, давай вместе займемся мной! - прошептал Кроули и положил руку на свой член. Азирафаэль медленно провел рукой по бедру демона до самого паха и развернув ладонь, продвинул ее ниже, по раздвинутым упругим ягодицам, прижимаясь средним пальцем к темнеющей ямке. Нежно обведя ее по кругу, он решился и надавил на тугое кольцо мышц. Палец легко проскользнул внутрь. Демон охнул, ангел замер, мысленно напоминая себе, что, к счастью, ему технически не грозит смерть от сердечного приступа. - Вот видишь, это не так уж и страшно, - первым смог заговорить демон. Он стал водить рукой по своему члену. - Подвигайся там, убедишься, что для тебя вполне достаточно места. Ангел стал двигать пальцем, с каждым разом чуть сильнее нажимая на кольцо мышц, замечая, как они податливо растягиваются. Процесс его заворожил. Он двигал пальцем, шевелил по кругу, вталкивал внутрь. Упругая плотность обнимала его, отзываясь во всем теле острым удовольствием. - Когда-нибудь, - прошептал демон, - если хорошо попросишь, конечно же, я научу тебя, как расслаблять меня быстро. Но сегодня не это наша главная задача, да? Кроули сам закинул ноги ему на плечи, не оставляя Азирафаэлю ни единого шанса на новые сомнения. Ангел вытащил палец, приставил член к блестящему смазкой отверстию и надавил. Головка скользнула в упругое кольцо мышц. Двойной вздох ударился в стены спальни. - Давай, молодец, не останавливайся. Входи, целиком, до конца. Ангельская ж ты ехидна, о-о-о-ох! Ангел толкнулся глубже, помогая себе рукой. Внутри демон был горячий, узкий и тугой. Это настолько отличалось от тех ощущений, что Кроули дарил ему своим жарким, влажным, обволакивающим ртом, что ангелу стало казаться, что он не готов к этому. Но мышечное кольцо вдруг ощутимо сжало член у корня, а стенки так сильно сдавливали со всех сторон, что очень быстро Азирафаэль почувствовал, как крепнет. - Да, вот так, отлично. Теперь дай себе привыкнуть и начинай двигаться. Я двигался, уж поверь, - подбодрил его Кроули. Ангел крепко вцепился руками в ноги демона, вышел из него и снова вошел. Увереннее. Сильнее. Тверже. Быстрее. Он входил снова и снова, чувствуя тесный жар и давление тугих стенок. - Давай, не останавливайся, трахни меня как следует… Азирафаэль почти не слышал слов сквозь стук собственного сердца. Демон уже почти бессознательно двигал кулаком по своему члену. Ангел зажмурился от жара приближающегося оргазма. - Ну же, скажи что-нибудь, – сквозь шум пульсирующей крови слова едва пробирались в сознание ангела, - помоги мне... Азирафаэль открыл глаза. Демон был прекрасен: взмокшие рыжие волосы, покрасневшая кожа, испарина на лбу и горящие наслаждением глаза. Нужные слова материализовались сами - из страсти, обожания и сумасшедшего удовольствия. - Я люблю тебя! – выдохнул он, входя в демона и уже окончательно не сдерживая своего желания. Глаза Кроули сверкнули каким-то особенным светом, и, хрипло зарычав, он кончил, брызгая на себя горячей сильной струей. Дрожь тела демона, его глаза, этот неотрывный странный взгляд, вид его семени на впалом животе, и то, как еще сильнее сжались тугие сильные мышцы, быстро довели ангела до той же точки. Азирафаэль застонал, в последний раз толкнулся в демона и кончил глубоко в него, ослабив руки и обессиленно падая на тяжело дышащего Кроули. Несколько минут спустя, неохотно и некоторым трудом он откинулся на спину, раскинув руки, пытаясь выровнять свое дыхание. Кроули молчал. Азирафаэлю понадобилось время, чтобы прийти в себя. - Ну что ж, - сказал он, - теперь нас с тобой уж точно не примут ни в рай, ни в ад. - Ой, умеешь ты все испортить, пернатый, - довольно заворчал демон и притянул ангела к себе, поворачивая на бок, чтобы тот смог удобно устроится на его плече. Прижавшись к демону, Азирафаэль нежно погладил его грудь, скользнул ниже, ненадолго задержавшись на вспотевшем прессе, а потом зарылся всеми пальцами в его паху, выписывая там запутанные и легкие узоры. - Что сегодня планируешь делать? – спросил он, надеясь, что успеет придумать повод провести в ним весь этот день, не вылезая из постели. - Появилась новая идея для безобразных происшествий в зоопарке, – весело ответил Кроули. - Это там, где мартышки? - Нет! Это там, где ехидна! И знаешь кто еще?! - Греки? - Выхухоль! Азирафаэль тяжело вздохнул и погрузился в волшебный мир выхухолей и ехидн.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Благие знамения (Добрые предзнаменования)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты