Winnie

Гет
R
Завершён
27
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
АУ, в котором Крауч не был подвергнут поцелую Дементора, а участвовал в войне вместе с остальными ПС. Попытка в Ангст.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 1 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Пишите отзывы, буду рада:3
Она стояла, сдерживая дрожь в руках. Нельзя показаться им слабой, иначе съедят заживо. Девушка буквально чувствует их липкие взгляды на себе, слышит все слова, что им бы хотелось сказать — их ненависть настолько сильна, что ей даже не хватает места в зале заседания суда Визенгамота. Каждый из них потерял что-то или кого-то на войне, по вине таких, как ее муж. Или как раз именно по его вине. И они все задаются вопросом, почему она сидит на скамье свидетелей, а не обвиняемых. Ведь так же причастна к преступлениям Пожирателей. Но как Уинифред Олдридж, когда-то примерная ученица, подававшая надежду? Как она вообще оказалась здесь? Все прошедшие несколько лет проносились в мыслях со скоростью света, как маггловский диафильм. 1. Полукровка Уинифред Олдридж родилась в семье чистокровной волшебницы и маглорожденного. Обыкновенная английская семья. За исключением одного — радостного детства девочке не дано было увидеть. Мать, тихую и робкую женщину, отец постоянно избивал. И Уинифред с малых лет наблюдала кошмарные сцены родительских ссор, всегда заканчивающиеся одинаково. Страх перед отцом не отпускал ее ни на минуту, заставляя сидеть в углу, как загнанному зверьку. Тем более, чем старше Уинифред становилось, тем чаще мистер Олдридж переключался в своей агрессии с жены на дочь. Не то сказала, не так посмотрела, не так выглядит, и вообще, слишком мягкотела, вся в свою глупую мать. Потом первая пощечина, синяк… И она пошла по тому же кругу. Лишь одно спасало малышку из этого мира. 2. Мамины сказки. Как и всем дети, Уинифред тоже любила слушать волшебные истории перед сном. Но в отличии от прочих, ее сказки были такими… настоящими. Мама садилась к ней на кровать и с воодушевлением рассказывала о магии, чудесных существах, зельях. О мире, где можно стать кем угодно, если ты того захочешь. Вот если бы так можно было на самом деле. 3. Новая глава Все изменилось, когда ей исполнилось одиннадцать лет. Письмо с совой, слова мамы о том, что легенды и сказки имеют под собой вполне реальные основания, неподдельный шок. Все дальнейшее было как в тумане — жизнь перевернулась на стовосемьдесят градусов. 4. Хогвартс Распределительная шляпа отправила кудрявую девчонку на Хаффлпафф, посчитав, что именно там она раскроется лучше всего. И действительно — Уинифред сумела найти в школе в волшебства и чародейства свое место. Вот где она обрела настоящую свободу и независимость, как ей казалось. Особенно, восхищение у мисс Олдридж вызвала боевая магия — какой прекрасной является способность иметь настолько мощную силу, что лишь одно слово может защитить тебя и причинить боль противнику. И у Уинифред это получалось — по Заклинаниям и ЗОТИ она была лучшей на курсе. В голове уже зрели планы о том, как после учебы стать аврором, и применять знания на благо общества. Здесь отец никогда не достанет ее, и больше не будет причинять боль им с мамой, она постоит за них обоих. 5. Тень. Но на смену душевному подъему быстро пришло разочарование. И злость от невозможности выйти из клетки, называемой домом, куда она возвращалась каждый каникулы. Жизнь в магическом мире нисколько не облегчила сосуществование с тираном-отцом, даже напротив. Мистера Олдриджа до зубного скрежета раздражало все, что было связано с «частным интернатом», куда поступила его дочка. Он более прежнего начал нападать на супругу, в приступах ярости говоря о том, что «и ее к своим психам утащила». А Уинифред, как раньше пряталась в комнате, пытаясь миновать опасность, и оглохнуть, дабы не слышать крики матери. Волшебство не могло прийти на помощь — вне Хогвартса, как оказалось, нельзя колдовать до совершеннолетия. Так и шел год за годом. 6.Семнадцать На шестом курсе их учителем по ЗОТИ стал Аластор Грюм, бывший аврор. Он сразу увидел потенциал в талантливой девочке, пусть и до ужаса замкнутой. Начались дополнительные уроки, задания. Грозный Глаз твердил о том, что если Уинифред будет беспрестанно работать, то станет блестящей ведьмой. Давал ценные советы, и даже помог отвадить задир с Слизерина. Довольно быстро девушка прониклась к профессору уважением и доверием, стала видеть в нем наставника. И даже нотка безумия во взгляде казалась ей чем-то сильным и внушительным. Все сумасшедшие гениальные люди, когда-то так было написано в одной книге. Вот только тут Уинифред ожидал интересный поворот судьбы. 7. Бартемиус. Он признался ей за месяц до всех событий. Рассказал о своей личности, свою историю, о своем отце (о, да Барти знал, что такое жёстокий родитель), о своих идеалах, борьбе. И о том, какая свобода последует посла победы Того-Кого-Нельзя-Называть. Уинифред слушала, впитывая каждое слово. Все это казалось ей истиной, правдой. А сам Барти — непризнанным героем и такой же, как она, жертвой общества. И ещё — он видел в ней то, что не замечал никто больше. Ее талант, способности, переживания. Он говорил, что все магглы и эти жалкие предатели крови, слабаки, не достойны ее, и х. Что они должны услышать, узнать, кто она такая, поплатиться за все обиды. И от этих слов в ее юной душе загорались искры. Это было именно то, чего она ждала. Человека, способного разбудить от сна. Барти посвятил Уинифред в свой план, и предложил выбрать правильную сторону. И девушка выбрала. 8. Свобода. Вот она — хоть задохнись в ней. Нет больше ни отца, ни школы, ни условностей, ни боли и тревог. Есть только цель и борьба. И Барти. Уинифред сбежала из Хогвартса вместе с Краучем, считая это лучшим решением. Затем последовали скитания, которые больше воспринимались как приключения, побеги от авроров, поиски сторонников Темного Лорда… Все смешивалось в один клубок из новых эмоций, которые кружили голову. Среди этого чётко запоминалось только огромное количество огневиски, едкий дым от сигарет, разговоры о будущем в новом мире и карие глаза полные сумасшествия. Но уже сумасшествия лично Барти Крауча-младшего. В этой черте Уинифред виделась его непохожесть на окружающих, его внутренняя независимость, то, что позволило так далеко зайти. Ее поражала верность молодого мужчины тому, чему он так поклонялся, верность Лорду. И она хотела быть такой же. К тому, же с каждым новым днём Барти окончательно завладевал сознанием девушки. 9. Уинни Она точно не помнит, когда это началось. Серые простыни, поцелуи на тонких плечах, запах дыма в каштановых волосах, хриплое «Уинни» по утрам, неуклюжие танцы под старое радио. Как сказала бы ее бабушка, они стали жить вместе. По правде говоря, Уинифред знала, что к этому все и идёт. Знала и просто ждала, когда Барти посчитает нужным сблизиться с ней настолько. А потом была безоговорочно счастлива. Свобода. Да именно так. Свобода просыпаться с тем, кто дал ей ее. Свобода сражаться за общее дело рука об руку. Свобода жить той жизнью, которую выбираешь сама. А она выбрала Барти. Сожгла прошлое до тла. И кажется, вскоре очень сильно любила. 10. Миссис Крауч. Через год, когда Лорд Воландеморт набрал достаточную силу, они сыграли свадьбу. Ну, как свадьбу — их обручил сам Темный Лорд. Барти того было предостаточно. Предложение он сделал ей тоже по своему. Просто однажды, все так же дико глядя ей в глаза, произнес — — Ты станешь моей женой. Вот и все. Без всяких обсуждений, лишних вопросов. Он так решил. Но Уинифред не противилась. Наоборот, твердо была уверена, что ее место в жизни рядом с ним. 11. Страх. А потом пришла война. Со всеми ее последствиями. Барти все чаще отсутствовал на заданиях, о которых наотрез отказывался что-либо сообщать молодой жене. И тем больше у Уинифред внутри поселилась уверенность в том, что лучше ей и вправду ничего не знать о этой стороне жизни мужа. Все люди, окружавшие его откровенно говоря, пугали ее. Лестрейндж, Долохов, Яксли, Малфой. Смерть буквально отражалась в их лицах. Смерть была повсюду. И страх тоже. Особенно страшно было ночью, когда Барти неожиданно возвращался домой, весь в грязи и крови, и ничего не говоря, шел в ванную, и закрывался там на полчаса. А после, казалось, что он и есть само сумасшествие. Но это не длилось долго. В конце концов, Барти ложился спать, целовал ее в лоб, и в тишине слышалось лишь еле слышное «Уинни, моя Уинни». А сама Уинни в это время беззвучно плакала, прислонившись к стена. Война украла ее свободу, подарив страх. Но она должна быть сильной и мужественной ради Барти. Все это — цена борьбы, и девушка обязана не оставлять его в этом. 12. Дитя. Она забеременела. Одна эта мысль выбивала все из-под ног. Как и что можно дать ребенку, если Уинифред и сама только недавно перестала им быть? Как можно родить ребенка посреди войны, не боясь за его будущее? Все это не давало девушке покоя. Но Барти, в отличии от жены, нисколько не волновался. Он был рад новости о наследнике, как у всех чистокровных магов. Порой, когда они заговаривали об этом, некоторые слова мужа поражали Уинифред до неприятных мурашек. Он думал так же, как кто-то вроде Беллатрисы, и это пугало. И неужели того, кто ещё только живёт в ее животе тоже ожидает такая же судьба? 13. Жалость Страха становилось все больше. Страха, крови и хаоса. Все сложнее становилось игнорировать звуки чьих-то страданий, боли и пыток. И собственное исхудавшее и бледное отражение в зеркале тоже. Иногда Уинифред забывала о том, сколько ей на самом деле лет. И потом медленно вспоминала — девятнадцать исполнилось в январе, девятнадцать. Всего. К ее ужасу, Барти превращался в часть того страшного образа, что складывался вокруг. Искры в глазах больше не прильщали ее, они заставляли только отвести взгляд. Разговоры о великом будущем и верховенстве чистокровных больше не воодушевляли, они пугали тем, насколько в те секунды ее муж казался полоумным и диким. И все это параллельно новостям о убийствах ее бывших сокурсников и учителей. Предложение, что к этому может быть причастен и Барти казалось отныне не беспочвенным. Как то раз, к ней подошла Нарцисса Малфой, и посмотрев на молодую девушку, в особенности на ее уже большой живот, с смесью жалости и сочувствия, проговорила, так чтобы никто не смог услышать — — Зачем оно тебе? Беги отсюда, как только сумеешь. Подумай о ребенке. Говорю тебе, как только мать может сказать другой матери. Но они обе понимали — ей некуда бежать. Клетка заперта с двух сторон. 14. Конец. В феврале Уинифред родила девочку. Стейси. Барти был против такого имени, но это было единственное, что она могла дать самостоятельно. Что-то, напоминающее о жизни простой магглы. В которой нет места аду на земле. Барти практически не притронулся к дочери. Все его время занимали дела в новом министерстве Толстоватого и сражения с остатком Ордена. Зато сама Уинифред не отходила от малышки не на секунду. В ней она видела свет, тот крохотный, но яркий луч надежды, за который надо цепляться до последнего. Однажды, в мае пришли несколько человек, авроров. Оказалась, что за ночь все было кончено. Все. Темный Лорд пал в битве за Хогвартс, а ее муж арестован. Уинифред не смогла тогда ничего ответить, просто взяла Стейси на руки и разрыдалась. Сил уже ни на что не было. И сейчас, что она должна чувствовать, сидя здесь, на суде? И ведь все эти люди, что пытаются убить ее взглядом, они правы. Она жила под боком, там где лишали жизни их родных и близких, видела все своими глазами. У них есть шанс на новый мир. Они — герои и сейчас перед ними открыты все двери. Но вот ей, жене Пожирателя Смерти, идти некуда. Ей нет места среди них. И ее дочери тоже. В тот день Уинифред Крауч отказалась давать показания против своего мужа. Она ненавидела Барти, конечно. Только если бы так не любила.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты