overwhelmed

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
518
переводчик
smokeymoon бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/25035733
Пэйринг и персонажи:
Размер:
16 страниц, 1 часть
Описание:
Сяо Чжань устал. Ибо возбуждён. Но этому есть решение.
Примечания переводчика:
продолжение работы lukewarm (https://ficbook.net/readfic/10267042) и fuzzy (https://ficbook.net/readfic/10301882), но можно читать как отдельную историю.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
518 Нравится 7 Отзывы 119 В сборник Скачать

до краёв

Настройки текста
— Вы только посмотрите на нашего малыша Бо-ди! — воркует Сонджу и в ответ получает фирменный скептичный взгляд от Ибо через экран ноутбука. Его братья из UNIQ буквально прижались друг к другу, чтобы видеть своего младшего, и хотя с самого начала звонка они только и делали, что дразнили его, Ибо всё равно всем сердцем хотел бы сейчас находиться рядом с ними. — Какой ещё малыш, Сонджу, наш Бо-ди стал настоящим мужчиной, — говорит Исюань, который на самом деле такой же гремлин, как и остальные парни, просто умеет лучше скрывать это. Его глаза озорно блестят, а губы растягиваются в улыбке, адресованной Ибо. — Теперь у него есть собственное шоу, собственная квартира, собственный парень… Остальные начинают чересчур громко умиляться и улюлюкать. В ответ Ибо машет перед камерой гордо оттопыренным средним пальцем, хотя внутренне краснеет от смущения. На самом деле он знает, что парни совершенно искренне рады за него. — Эй, а где твой несравненный? — спрашивает Сынён, через экран осматривая комнату Ибо, как будто думает, что тот спрятал своего парня за пределами камеры. И на самом деле Ибо был бы вовсе не против. — Сынён — фанат Вэй Ина, — продолжает ворковать Сонджу, и на этот раз Ибо выпадает шанс наблюдать за тем, как стебут не его, а кого-то другого. Тут же завязывается шуточная драка, которая прекращается, лишь когда Исюань усаживается сверху на Сынёна, держа голову Сонджу в захвате. Вэньхань, который на этот раз не являлся центром драмы — редкий случай, — подбирает камеру и показывает Ибо поднятые вверх в знак поддержки большие пальцы. Иногда Ибо смотрит на этих четверых парней, которые буквально вырастили его, и не может не удивляться: как он смог остаться более или менее нормальным? — Чжань-гэ всё ещё в кровати, — отвечает он на последний заданный вопрос — отнюдь не потому, что хочет, чтобы они знали об этом, а просто потому, что ему нравится произносить это. Его Чжань-гэ в их кровати, тёплый, сонный и совершенно затраханный. — И нет, я не собираюсь будить его только для того, чтобы вы могли на него поглазеть. Ему впервые за три недели не надо никуда рано срываться, так что пусть отдыхает. — Ага, конечно. Это он так измотан своим расписанием, а совсем не тем, что ты даёшь ему дополнительные нагрузки, если ты понимаешь, о чём я, — говорит Сынён, поигрывая бровями, и парни даже не пытаются скрыть улыбки. Ибо какое-то время молчит, чтобы проверить, не доносятся ли из спальни какие-нибудь посторонние звуки, а затем улыбается своим братьям в ответ: — Если вы имеете в виду, что он так долго спит, потому что я всю ночь трахал его… То да, он всё ещё спит, потому что я всю ночь его трахал. Братья тут же начинают выть, махать руками, смущённо хихикать и отчаянно краснеть, потому что на самом деле они не такие уж бесстыдные, каковыми хотят казаться. Ибо в ответ на это лишь шире улыбается. Вообще-то, это Сяо Чжань трахал его прошлой ночью. Ибо всё ещё не может выкинуть из головы его прекрасное лицо и этот сосредоточенный, напряжённый взгляд, пока он снова и снова вбивался в Ибо. Но это был лишь первый раунд. Позже, когда его гэгэ слишком утомился, даже чтобы двигаться, Ибо всё же выпал шанс наиграться вдоволь: сначала он балдел, толкаясь между бёдер Сяо Чжаня до тех пор, пока не испачкал их спермой, а затем, решив, что готов на ещё один заход, снова дрочил, глядя на расслабленного и слегка подрагивающего рядом Сяо Чжаня. То, что они недавно выяснили и практиковали в последнее время: Сяо Чжаню нравится, когда Ибо просто пользуется им, как своей личной игрушкой… Да, Ибо действительно просто обожает это. Ему нравится, каким становится Сяо Чжань в эти моменты: он буквально задыхается и дрожит всем телом, словно ему настолько хорошо, что он не может вынести этого блаженства. После он обычно становится абсолютно податливым, и Ибо просто сгребает его размякшее тело в объятия и чувствует себя самым прекрасным человеком в мире, потому что так хорошо заботится о своём бойфренде. — Эй, Ибо! — Ибо-о-о-о. — Пацаны, он снова думает о Сяо Чжане. Вы только посмотрите на это отупевшее выражение лица! — Чьё это лицо ты назвал отупевшим? — тут же возмущается Ибо, но его голос тонет в новой волне смеха. — Скорее всего, он мечтает о том, чтобы вернуться в кровать и продолжить то, что было ночью, — смеётся Сынён. — Бо-ди, ты его хотя бы не забудь разбудить! — Заткнись, — отвечает Ибо, закатывая глаза. — Надеюсь, ты и твоя рука хорошо проведёте время сегодня вечером. Вэньхань начинает истерически хихикать, и Сынён тут же бросается на него. К сожалению, Сонджу, который сидел между ними, тоже достаётся: он оказывается зажатым между парнями и начинает визжать. Ибо с грустью смотрит на маленький экран, на котором транслируется изображение. Он так сильно скучает по ним… Внезапно картинка меняется — кто-то берёт камеру в руки и поднимает её. Оказывается, это Исюань поспешно уносит девайс подальше от воцарившегося хаоса. Ибо выпрямляется на стуле и переключает всё внимание на своего хёна. — Ибо. У вас действительно всё хорошо? — Ага, — голос Ибо слегка ломается и он прочищает горло. Прямо сейчас он совершенно не хочет создать впечатление молодого и неопытного. Сяо Чжань постоянно волнуется, что слишком стар для Ибо. Его глупый гэгэ совершенно не понимает, что сам Ибо до чертиков боится, что может быть слишком юным для Сяо Чжаня. — Да, всё хорошо. — Рэн-цзэ сказала, что вы сейчас практически живёте вместе, — во взгляде Исюаня нет ни капли осуждения, хотя он буквально признаётся в том, что присматривал за Ибо через его менеджера. Что совершенно неудивительно: Исюань всегда был заботливым. — Как долго вы уже вместе? — Скоро будет год, — Ибо не может перестать улыбаться при мысли об этом. Прошёл целый год с того момента, когда он впервые поцеловал Сяо Чжаня, сидя на кровати в его номере. Они прошли через многое: их не смогли разъединить ни шумные коллеги по съёмкам, ни всемирная известность, ни совместное проживание, ни драма с менеджерами, ни драма с фанатами, ни драма с совмещением работы и личной жизни… И сейчас Ибо даже не может представить, как бы сложилась его жизнь, если бы в ней не было Сяо Чжаня, если бы он каждый раз не возвращался в квартиру Сяо Чжаня, где его всегда ждут и любят. Да ему и не хочется представлять. — Ты выглядишь счастливым, Бо-ди, — тихо говорит Исюань, и Ибо чувствует, что начинает краснеть, поэтому поспешно отводит взгляд, чтобы скрыть смущение. Его хён смеётся — совершенно искренне и по-доброму. — Это хорошо. Я рад за тебя. А теперь иди к своему парню. Уверен, вам не так часто выпадает шанс провести утро вместе. — Это действительно так. Ибо не стал бы отвечать на разбудивший его звонок, если бы это были не его братья. Исюань грозит пальцем и даёт шутливый нагоняй: — Но будь помягче с ним, Ван Ибо. Не переусердствуй. А то мы знаем твои невероятные запасы энергии. Как только звонок заканчивается, Ибо откидывается на диван и громко вздыхает. Такие моменты, когда они могут поговорить вот так, впятером, очень редки, и только сейчас он понимает, насколько сильно скучал по этому. И то, что его братья тоже счастливы за него и Сяо Чжаня… Это в какой-то мере компенсирует всю секретность, стресс и необходимость скрывать отношения. Он поднимается с дивана и осторожно проскальзывает обратно в спальню. На самом деле можно сильно не осторожничать: Сяо Чжань спит без задних ног. Последние несколько недель он, доводя себя до изнеможения, работал по восемнадцать часов в день, поэтому его менеджер выдал ему снотворное, чтобы он перестал походить на зомби. Он принимает минимальную дозу, но Ибо уверен, что его сейчас и из пушки не разбудишь. Ибо проскальзывает в кровать и сгребает своего парня в объятия. Тот что-то сонно мычит и носом зарывается в изгиб шеи, и Ибо прячет лицо в его волосах, удовлетворённо вдыхая знакомый, родной запах. Единственный недостаток этих таблеток: когда Ибо возбуждён с утра, то ему приходится терпеливо ждать пробуждения своего Чжань-гэ. Но ему, по крайней мере, разрешено немного поразвлечься. Ибо позволяет своим рукам скользнуть ниже, пока не нащупывает задницу Сяо Чжаня, и тогда он занимает себя тем, что нежно мнёт её. На самом деле он мог бы часами наслаждаться телом Сяо Чжаня, просто лаская его во всех доступных местах. Сяо Чжань шевелится, начиная просыпаться, и ещё больше зарывается носом в изгиб шеи Ибо, заодно закидывая на него ногу. Это раскрывает его для Ибо, так что пальцы ненароком скользят меж ягодиц, касаясь дырки, и Ибо резко втягивает носом воздух. Блять, как же хочется скользнуть пальцами внутрь и заранее подготовить Сяо Чжаня, чтобы, когда тот проснётся, сразу же трахнуть его. Он отчётливо представляет, как Сяо Чжань едва-едва начинает продирать глаза ото сна, а Ибо уже толкается внутрь… Наверняка его глаза мгновенно распахнулись бы от удивления… О, супер, теперь он просто до чёртиков возбуждён. И ему придётся справляться с этим, пока Сяо Чжань не проснётся окончательно. Если только… Бо-ди, ты его хотя бы не забудь разбудить! Нет. Это неправильно. Ибо разрешено касаться, однако ему не разрешали… все остальное. Ибо скашивает глаза на макушку своего парня. Отсюда он всё равно может разглядеть острую линию челюсти и дальше, чуть ниже — розовый сосок. Ещё ниже — выпирающее одеяло, за которым скрывается его собственный вставший и твёрдый как камень член. Очевидно, тело Ибо вовсе не против выебать Чжань-гэ, пока тот ещё спит. Ибо роняет голову обратно на подушку. О всемогущее Небо, помилуй… — Бо-ди?.. — Слава богам, ты проснулся, — говорит Ибо, прежде чем, повалив Сяо Чжаня на кровать и нависнув над ним, мгновенно захватить в плен его губы, остервенело целуя и отбрасывая одеяло в сторону. Ноги Сяо Чжаня машинально разъезжаются, и Ибо снова резко втягивает воздух, потому что это чертовски возбуждает: то, насколько Сяо Чжань податливый, готовый в любой момент принять его член. Возможно, он будет не против это сделать даже пока сп… Ибо одёргивает себя. Прямо сейчас ему стоит сосредоточиться на том, чтобы их утренний секс был идеальным, чтобы довести всё ещё сонного Сяо Чжаня до пика и подарить наслаждение. А всё… остальное… о чём он там думал — пускай подождёт.

~

Что ж. Очевидно, во всём виноват Сынён — ну зачем он тогда произнёс ту злополучную фразу, осевшую в голове Ибо навязчивой идеей. Но и слова Исюаня подлили масла в огонь. Не переусердствуй. Мы знаем твои невероятные запасы энергии. До этого момента Ибо не особо размышлял о собственном либидо. Большинство танцоров, с которыми он знаком, либо возбуждены 24/7, либо их вообще никаким образом не волнует секс. А Ибо любит секс. Обычно он способен на несколько раундов подряд. Иногда Чжань-гэ поддерживает его в этом, но бывают дни, когда он возвращается настолько уставшим, что может лишь полусонно целовать Ибо. Тогда Чжань-гэ просит его ограничиться дрочкой и кончить на него (и на самом деле Ибо чертовски нравится это, так что он не жалуется). Но Ван Ибо прекрасно знает, что это одна из тех вещей, из-за которых Сяо Чжань беспокоится: часть той самой бесконечной шарманки «я слишком стар для Ибо». Что на самом деле чертовски глупо, потому что Ибо скорее бы принял целибат, нежели занялся сексом с кем-нибудь помимо Чжань-гэ. Чёрт побери, да даже если Сяо Чжань вдруг больше не захочет предаваться плотским утехам, Ибо лучше с радостью будет дрочить в душе каждый день до конца своей жизни, нежели потеряет любимого человека. Для Ибо это до смешного простая аксиома. Сяо Чжань же имеет привычку всё немного усложнять, но это лишь на руку Ибо: как хороший бойфренд он помогает ему всё упростить. Ибо постоянно ищет возможности продемонстрировать то, что он — хороший бойфренд. Потому что пока Сяо Чжань беспокоится о таких глупых вещах как секс, Ибо переживает, что в один прекрасный день Сяо Чжань осознает, насколько он невероятный, осознает, что заслуживает самого лучшего спутника жизни на свете и что Ибо на самом деле не так уж хорош и проигрывает почти по всем пунктам, кроме, вероятно, размера члена, потому что, очевидно, Чжань более чем доволен этим конкретным пунктом. Так вот, возвращаясь к нашим баранам. Ибо готов трахаться с Сяо Чжанем едва ли не днями напролёт. Но Сяо Чжань в последнее время слишком измотан из-за недавнего проекта, так что сексом они стали заниматься гораздо реже, и Ибо знает, что Сяо Чжань ужасно переживает об этом (хотя не должен! но он всё равно переживает! поэтому Ибо в любом случае нужно что-то с этим сделать!). Сяо Чжаню на самом деле очень нравится то, насколько сильно Ибо любит его (во всех смыслах) — ему нравится, что Ибо одержим им в целом и сексом с ним в частности. И ему определённо нравится то, что Ибо пользуется его телом как пожелает. Поэтому… Может быть… Он согласится, если Ибо предложит воспользоваться им, пока он спит? Ибо получит секс, а Сяо Чжань — здоровый сон, Ибо получит секс, а Сяо Чжань — уверенность, что Ибо всё ещё сходит с ума по нему, Ибо получит секс… Хм-м-м. Возможно, это сработает. Теперь остаётся только придумать, как бы ненавязчиво поднять эту тему и обсудить всё по-взрослому.

~

— Чжань-гэ, можно я тебя трахну, пока ты спишь? — спрашивает он на следующий день за завтраком. Сяо Чжань проглатывает рис, ложку которого только что засунул в рот, опускает столовый прибор и поворачивается на стуле, чтобы посмотреть на Ибо. Тот с лёгкостью может прочитать его мысли по одному лишь выражению лица. На нём написано: Ибо, какого вообще чёрта? — Перебор? — спрашивает Ибо, соскребая со своей тарелки остатки риса. Через час у него репетиция, и обычно он предпочитает не есть перед танцами, но Сяо Чжаню в кои-то веки никуда не нужно торопиться с утра пораньше, так что Ибо ухватился за возможность позавтракать вместе. Сяо Чжань готовил еду, улыбаясь до невозможности нежно и счастливо, а Ибо, стоило Чжаню пройти мимо него, тут же ловил его и целовал в шею. Хм. Возможно, атмосфера этого утра не располагала к разговорам о кинковом сексе. — Ван Ибо, я люблю тебя, — Сяо Чжань прерывается, чтобы чмокнуть его в губы. — Но если ты разбудишь меня посреди ночи, пока будешь трахать, я тебе этого никогда не прощу. Ибо тут же мотает головой в ответ. Он никогда не стал бы прерывать отдых Сяо Чжаня таким вот образом. — Чжань-гэ, поверь мне, с тем снотворным, что ты принимаешь, ты ничего не услышишь, даже если сработает пожарная сигнализация. Если хочешь, ты можешь чуть-чуть увеличить дозу, чтобы точно быть уверенным, что я не разбужу тебя. Сяо Чжань смотрит на него долго и пристально. Этим утром он особенно красивый в этом нежно-голубом свитере и с растрёпанными волосами, чёлкой, падающей на глаза, — так и хочется осыпать его поцелуями с ног до головы и заобнимать. Ибо тянется к нему, ухмыляясь во весь рот. — Ты будешь сладко и крепко спать, пока я буду пользоваться тобой так, как захочу. Ты и не проснёшься. По телу Сяо Чжаня проходит волна дрожи. Ибо тут же чувствует, как член в штанах начинает твердеть. Он хочет утащить Сяо Чжаня обратно в кровать и отсасывать ему, пока тот не кончит. А затем держать его за бёдра и целовать везде, пока Чжань-гэ не начнёт умолять о пощаде. К сожалению, Сяо Чжань узнаёт этот его взгляд — голодный и жадный — и тут же подскакивает со своего места, перебегая за кухонную стойку. — Ибо! Я должен быть на съёмках через час! — Но гэ… — Ибо буквально преследует его, тоже перебираясь за стойку. Ему безумно нравится то, насколько отчаянным выглядит Сяо Чжань прямо сейчас: щёки полыхают румянцем, и Ибо кажется, что стоит ему прикоснуться к Чжань-гэ, как тот моментально сдастся, упадёт в его объятия и позволит Ибо творить всё, что ему будет угодно. Ибо тяжело вздыхает и возвращается обратно на свой стул. Сяо Чжань гордится тем, что он — профессионал, поэтому к своей работе он всегда относится серьёзно. Да, Ибо может затащить его обратно в постель, тем самым заставив опоздать на съёмки, но это вовсе не значит, что Ибо должен так поступать. Иногда быть хорошим парнем очень хреново. — Спасибо, Бо-ди, — мурлычет Сяо Чжань, подаваясь вперёд, чтобы коротко чмокнуть его в щёку, словно понимает, что Ибо только что сделал и почему он это сделал. Он всё ещё выглядит так, словно был бы не против, если бы его перегнули через стойку и жёстко выебали, но в то же время он улыбается Ибо той самой широкой, яркой улыбкой, которая буквально освещает его лицо. Осознавать, что ты хороший парень — самое лучшее чувство в мире. — Я помою посуду, — добавляет Ибо, замечая, как Сяо Чжань поглядывает на часы. Его одаривают ещё одной улыбкой, и он осмеливается податься вперёд за полноценным поцелуем, пока его парень не убежал на работу, чтобы целый день услаждать взгляды других людей. Когда он отстраняется, то замечает, что Сяо Чжань внимательно смотрит на него, склонив голову набок. — Ибо… Ты действительно хочешь так сделать? — произнося это, он слегка краснеет, и Ибо слишком отвлекается на его алые щёки, забывая про смысл вопроса. — Чжань-гэ, я готов тебя трахать хоть 24/7, — пожимает он плечами. Для Сяо Чжаня это совсем не новость, но Ибо любит это повторять. В частности потому, что это даёт ему лишнюю возможность полюбоваться тем, как щёки Сяо Чжаня пунцовеют ещё сильнее. — Так ты сможешь выспаться. Плюс мне чертовски нравится сама мысль о том, что я смогу делать с твоим телом всё, что только пожелаю, — он растягивает губы в пошлой ухмылке. — А наутро ты проснёшься до краёв заполненный спермой, и я смогу рассказать тебе в самых грязных подробностях всё то, что делал с тобой, пока ты спал. У Сяо Чжаня от удивления отваливается челюсть. Буквально: его рот приоткрывается, а всё лицо становится насыщенного красного оттенка. Ибо и моргнуть не успевает, как он оказывается за дверью. И Ибо рад, что успел поцеловать своего парня на прощание, прежде чем спугнуть своими ужасными, извращёнными кинками. На самом деле Ибо немного волнуется. Пока он моет посуду, чувствует неприятный зуд между лопатками, а затем, когда берёт телефон и видит кучу сообщений со смайликами-сердечками и воздушными поцелуями, то облегчённо вздыхает. Всё хорошо. Даже если Сяо Чжань выскажется категорически против этой идеи, у них всё равно всё будет хорошо, и это самое главное.

~

Сяо Чжань не высказывается категорически против этой идеи. Но и не соглашается. На самом деле он вообще ничего не говорит по поводу всего этого, но Ибо успел изучить Сяо Чжаня вдоль и поперёк и прекрасно знает, как работает его мозг, так что понимает, что это значит: Сяо Чжань всё ещё обдумывает предложение. И если Ибо поторопит, то это будет лишним стрессом для них обоих. Прошлый год научил Ибо терпению. Первое, что замечает Ибо — и что заставляет буквально все его мышцы напрячься в предвкушении, словно он уже в Сяо Чжане по самые яйца, — Сяо Чжань немного увеличивает дозу снотворного. Он пьёт его не каждый день: они уже говорили о том, что не стоит безоговорочно полагаться на таблетки (и Сяо Чжань принимает снотворное, только когда они с Ибо ночуют вместе, потому что одна лишь мысль о том, что Сяо Чжань, будучи один в квартире, действительно проспит всё на свете и, к примеру, не услышит ту же пожарную сигнализацию, ужасает). Поначалу из-за повышенной дозы снотворного он был ужасно сонный по утрам, еле волочил ноги, а ещё начал немного похрапывать во сне, но как только его тело привыкло, всё вернулось в прежнюю колею. Разве что он стал спать гораздо, гораздо крепче. Однажды им наконец-то выпало то редкое совместное утро, когда можно понежиться вместе в кровати, никуда не торопясь. Проснувшись, Ибо недолго позанимался новым лего конструктором, а затем вернулся в кровать, чтобы ещё вздремнуть, пока Сяо Чжань не начнет ворочаться в преддверии пробуждения, чтобы потом разбудить его поцелуями. Сяо Чжань медленно открывает глаза, сонно моргая. Он тёплый со сна и совершенно разнеженный, и Ибо чувствует, как внизу живота сладко тянет: при взгляде на такого Сяо Чжаня всё его существо наполняется чистым желанием, которое, однако, смешивается с любовью. Он чувствует прилив нежности при виде того, как Сяо Чжань морщит нос и совершенно очаровательно зевает. Когда его Чжань-гэ окончательно просыпается и обнаруживает рядом с собой Ибо, который лежит в нескольких сантиметрах и пристально смотрит на него, то он тут же смущается. На его лице появляется странное выражение, но — секунда — и он уже улыбается, придвигаясь ближе к своему парню. — Ах, проснуться и первым делом увидеть лицо лао Вана — лучшего начала дня и пожелать нельзя. Эта фраза застаёт Ибо врасплох: и сам комплимент, и старое прозвище возвращают его во времена того первого идеального лета, и он чувствует, как румянец жаром разливается по лицу. Сяо Чжань хихикает и обвивает рукой его талию — совершенно довольный своей озорной выходкой, и это абсолютно очаровательно. Ибо заставляет себя собраться, чтобы пойти в контратаку. — М-м-м, в этом нет ничего удивительного: если бы я мог, я бы любовался прекрасным лицом Чжань-гэ каждую секунду своей жизни. Фыркнув, Сяо Чжань чуть сжимает его талию. Он вновь прикрывает глаза, и Ибо прижимается ближе, кладёт руку на его ногу и закидывает себе на бедро, чтобы в следующую секунду вжаться в его тело. Сяо Чжань, кажется, вообще не обращает внимания на то, что его тело перемещают, но это, как и всегда, зажигает в Ибо огонь желания. И сейчас, когда Сяо Чжань всё ещё сонный и тёплый лежит в кровати с закрытыми глазами, это вновь возвращает Ибо к мыслям о… — О чём ты подумал, когда проснулся и посмотрел на меня? — мурлычет Ибо, притягивая своего Чжань-гэ ещё ближе. В нём просыпается охотничий инстинкт: каким-то образом он просто знает, что в голове Чжаня проскользнула восхитительная в своей пошлости мысль. Чжань-гэ отворачивается от него, пряча лицо в подушке, но Ибо чувствует, как его член твердеет, упираясь в бедро, и тогда Ибо тянется вниз, обхватывая ладонью оба их возбуждения. — Это… ох! Ничего такого, Бо-ди. — Я слишком хорошо знаю тебя, чтобы поверить в это, Чжань-гэ. — Ибо сжимает ладонь, выбивая из Сяо Чжаня стон. Под одеялом становится мучительно жарко. Ибо жмётся ещё ближе — кожа к коже, так, чтобы чувствовать Чжань-гэ целиком и полностью. — О чём ты подумал, как только проснулся? Сяо Чжань прикусывает губу. Он открывает глаза, чтобы посмотреть на Ибо. — Я хотел спросить, сделал ли ты это. То… ох, Ибо, да, пожалуйста, сделай так ещё, — то… То, что хотел сделать… Первое, о чем подумал Сяо Чжань по пробуждении, трахнул ли его Ибо, пока он спал. Ибо приходится прибегнуть ко всей своей выдержке, чтобы не перевернуть Сяо Чжаня, подмять его под себя и в ту же секунду выебать. Вместо этого он нежно целует его. — Я бы не стал так делать, гэ. Нам всё ещё нужно обсудить это. — Я знаю, знаю. — Сяо Чжань то и дело подаётся бёдрами вперёд и трётся о него, а его член в руке Ибо становится влажным от естественной смазки. Он действительно чертовски возбуждён. — Я просто… — Ты хотел этого, — продолжает напирать Ибо. Он не может удержаться и подаётся вперёд, чтобы впиться зубами в шею Сяо Чжаня, заставляя того изумлённо застонать. Его гэгэ настолько возбуждён, что, кажется, вот-вот кончит. — Ты хотел проснуться мокрым и грязным, хотел, чтобы я до краёв накачал тебя спермой, чтобы трахал всю ночь напролёт. — Да… — Сяо Чжань широко распахивает глаза, и в них блестят слёзы. Он отчаянно цепляется за плечи Ибо, пока тот быстро надрачивает им. Ибо просто жаждет, чтобы Сяо Чжань кончил от одной лишь мысли о том, что Ибо будет трахать его как угодно, пользоваться его телом. — Я хочу… Ибо… — Ты хочешь, чтобы я воспользовался тобой, — говорит Ибо, и Сяо Чжань отчаянно, полузадушенно стонет, прежде чем излиться в его ладонь. Его бёдра дрожат от напряжения и удовольствия, пока Ибо ещё несколько раз проводит рукой по обмякшему члену. Возбуждение спадает, и он становится до невозможности податливым, дрожащим, и Ибо наслаждается этим видом, думая о том, что его очаровательный парень будет выглядеть ещё лучше утром, когда проснётся и обнаружит, что всю ночь его безостановочно трахали. Его рука в сперме Сяо Чжаня, поэтому он размазывает её по животу последнего, прежде чем пару раз провести ладонью по своему члену и кончить, пачкая Сяо Чжаня ещё больше. Чжань жалобно хнычет, осознавая, что Ибо просто покрывает его спермой, но не возражает и послушно принимает всё, что ему дают. После этого они просто лежат рядом, пытаясь восстановить дыхание, им слишком грязно и слишком липко. Через какое-то время Сяо Чжань жмётся ближе. — Это… Это нормально, то, что нам нравится подобное? — помедлив, спрашивает он. В ответ Ибо дёргает бровью. Он не совсем понимает вопрос. Сяо Чжань слегка хмурится, явно размышляя, как бы получше изложить свою мысль. — Я имею в виду… Это же не совсем нормально, да? Мне кажется, большинство людей почувствовали бы… отвращение, если бы узнали, что нам нравится подобное. — И? — фыркает Ибо. Как это относится к нему и Сяо Чжаню? — Тебе нравится. Мне нравится. И это самое главное. — Ты как всегда до ужаса прямолинеен, Бо-ди, — поддразнивает его Сяо Чжань, но в голосе проскальзывает восхищение, и это заставляет Ибо почувствовать гордость. И возбуждение. Он нависает над своим Чжань-гэ и целует его, прежде чем с надеждой заглянуть ему в лицо. — Так… мы можем как-нибудь попробовать? — О Небо, — Сяо Чжань вновь откидывает голову на подушку и издаёт какие-то странные звуки. А затем замолкает, обдумывая. Ибо привычно устраивает руку на его заднице и удовлетворённо сжимает, пока ждёт окончания раздумий. Наконец-то Сяо Чжань поднимает взгляд и долго, пронзительно смотрит на него. А затем улыбается. — Хорошо, Ибо. Как-нибудь ты можешь трахнуть меня, пока я буду спать. Он пищит, когда Ибо набрасывается на него, и потом его рот оказывается слишком занят, чтобы издавать какие-либо ещё звуки.

~

Проходит какое-то время, прежде чем Ибо получает желаемое. Опять же из-за их расписаний. Ибо хранит эту идею в самых тёмных уголках памяти: достаточно далеко, чтобы не забыть о ней, но и не вспоминает лишний раз, чтобы не нервничать в нетерпении и не расстраиваться. Они с Сяо Чжанем ещё несколько раз говорят на эту тему: обсуждают, что можно делать, а что нельзя, пытаются предугадать, как будут себя чувствовать после, и всё такое. Сам Ибо не знает, как часто его Чжань-гэ думает об этом и думает ли вообще. До одной знаменательной ночи. Самолёт Ибо задерживается, в аэропорту царит полный хаос, и его планам провести приятный вечер с Чжань-гэ не суждено сбыться. Сяо Чжань шлёт ему забавные смайлики, чтобы подбодрить, но с каждым часом сообщения приходят все реже, и в конце концов Ибо отправляет Сяо Чжаня спать. Лучше уж он проведёт со своим Чжань-гэ чудесное утро, нежели тот будет мучить себя, пытаясь составить компанию Ибо, находясь за тысячи километров от него. Все тревоги рассеиваются, стоит ему приехать домой. Уже с порога он чувствует присутствие Сяо Чжаня, улавливает его запах. Свет выключен, и, когда он заглядывает в спальню, то видит лишь груду из одеял, в которой прячется Чжань-гэ, так что Ибо совершает рейд на кухню, чтобы по-быстрому чем-нибудь перекусить, и идёт в душ, чтобы смыть с себя запах самолёта, прежде чем улечься в кровать и прильнуть к своему парню. Стоит Ибо притянуть Сяо Чжаня к себе, как тот, фыркнув во сне, тычется лицом в изгиб его шеи и устраивается поудобнее, прежде чем вновь обмякнуть на кровати. Ибо улыбается себе под нос, поглаживая любимого, чувствуя, как мимолётная тревога, которую он в последнее время испытывает во время путешествий, медленно отступает, пока он заново изучает родное, любимое тело. Он скользит вниз по обнажённой спине, чтобы ладонью обхватить округлую ягодицу и ощутимо сжать эту прекрасную задницу, и… О. О. Там, где касаются пальцы Ибо, влажно и скользко от смазки. Возможно, Сяо Чжань развлекался, ожидая, когда Ибо вернётся домой… Но нет, тогда бы он привёл себя в порядок, прежде чем лечь спать. Но он заснул так — влажным и растянутым, — а значит, он хочет… Он хочет, чтобы Ибо… Одурманивающий жар разливается по телу, и Ибо мгновенно возбуждается, а мышцы живота напрягаются от того, насколько быстро кровь приливает к члену. Блять, он уже на грани, и если хотя бы чуть-чуть не успокоится, то кончит буквально сразу же, как войдёт в Чжань-гэ. Ибо заставляет себя не забывать дышать, и, полный решимости, тянется к Сяо Чжаню. У его гэгэ прекрасные руки — тонкие, изящные, но маленькие. Обычно он не может подготовить себя достаточно хорошо, Ибо справляется с этой задачей куда лучше. Поэтому Ибо проталкивает в него два пальца, мгновенно чувствуя давящую узость. Но через секунду она исчезает — Сяо Чжань расслабляется, о боги, какой же он податливый, — и тогда Ибо добавляет ещё один палец и начинает двигать ими в своём ритме, так, как ему заблагорассудится, наблюдая, как тело Сяо Чжаня при каждом толчке слегка двигается от напора. Сяо Чжань негромко сопит, когда Ибо переворачивает его на живот, раздвигая ноги и устраиваясь между ними. Он останавливается на секунду, чтобы оставить мимолётный поцелуй на ягодице, просто потому, что ему так хочется. А затем он сосредотачивается на том, что находится ниже. В ванной включён свет, так что ему прекрасно всё видно. Он может жадно наблюдать за тем, как головка члена утыкается в разработанный вход и начинает проникать внутрь. Сяо Чжань принимает его так хорошо и послушно, Ибо скользит в него до самого основания, пока бёдра не касаются ягодиц. Он не чувствует никакого сопротивления, лишь сладкое, приятное давление разработанных стенок. Ибо с обожанием оглаживает его бедро, немного меняя позу и перемещая тело Сяо Чжаня так, как ему удобней, чтобы протолкнуться ещё глубже и смотреть, как его член снова и снова исчезает в сжимающейся дырке. Ему безумно не хватает звуков, которые обычно издаёт Сяо Чжань, когда они занимаются сексом: тяжёлое дыхание, полузадушенные вскрики и стоны, — но всё равно Ибо чувствует, как всё внутри урчит от сытого удовлетворения, пока он неторопливо делает себе хорошо с помощью тела Сяо Чжаня. И это даже слишком хорошо. Он скоро кончит — быстрее, чем ему хотелось бы. В Сяо Чжане узко и жарко, и Ибо до чёрных точек перед глазами возбуждается от одной только мысли, что он может трахать его в любое время, когда только пожелает. Блять, а ведь сегодня он может трахнуть его даже несколько раз. В следующий раз ему даже не понадобится смазка, достаточно будет кончить в Сяо Чжаня, чтобы он был абсолютно заполненный и влажный, подготовленный для следующего раунда, и тогда Ибо снова его трахнет, просто без подготовки и без смазки вставит член в эту жаркую тесноту… Ибо чувствует, как внутри него всё ноет. Он крепко сжимает бёдра Сяо Чжаня, чтобы вмазаться внутрь ещё глубже, жёстко трахая его бессознательное тело. И даже после такого Сяо Чжань не просыпается, а ведь Ибо грубо вдалбливает его в кровать. Рука скользит вниз, нащупывая полутвёрдый член. Это становится для него ещё одним поразительным, но приятным открытием: тело Сяо Чжаня так привыкло принимать в себя Ибо, что реагирует на него, даже пока Чжань-гэ спит. Ибо укладывается на живот, наваливаясь на Чжаня так, чтобы полностью покрывать его тело, чтобы уткнуться лицом в изгиб его шеи и вдохнуть любимый запах, а затем продолжить жёстко трахать его мелкими толчками на глубине, а потом кончает, заполняя Сяо Чжаня. Тот всё ещё сладко спит, когда Ибо скатывается с него, абсолютно довольный и удовлетворённый. Блять, трахать гэгэ — это просто лучшая вещь в мире, ничто не сравнится с этим. Он ещё раз целует Сяо Чжаня и проводит рукой по его волосам очень нежно и словно успокаивающе, а затем скользит ладонью вниз, чтобы немного поиграться с его дырочкой, пока не начинает зевать. Чёрт, это было просто восхитительно. Сон с гэгэ занимает второе место в списке его любимых вещей, поэтому он обвивает руками своего парня и закрывает глаза, проваливаясь в забытье.

~

Ибо просыпается посреди ночи, чувствуя, что ему нужно в туалет. Почти не разлепляя глаз, он пробирается к ванной, делает свои дела и возвращается в спальню. Сяо Чжань немного сместился на кровати: он развалился в позе морской звезды, занимая всё свободное место — такое случается довольно часто, — и Ибо просто стоит, глупо улыбаясь, пока его туго соображающий со сна мозг пытается придумать, где бы можно улечься, чтобы поместиться, не потревожив Чжаня. Параллельно Ибо не упускает возможности полюбоваться открывающимся видом на прекрасную задницу. И затем Ибо вспоминает, что ему разрешено больше, чем просто любоваться, поэтому он несколько раз проводит рукой по члену, надрачивая, пока возбуждение не перебарывает сонливость, а затем забирается на кровать. Сяо Чжань растянут и хорошо смазан, поэтому Ибо без раздумий толкается внутрь желанного тела, чувствуя влагу своей же спермы. Ибо трахает, продлевая удовольствие: медленно, размеренно и с оттяжкой, он просто кайфует от процесса, грубо мнёт стройные бока и округлые бёдра, просто потому что ужасно любит касаться своего парня. О всемогущие Небеса, его Чжань-гэ просто идеальный, самый идеальный… Ибо кончает ещё раз, и на этот раз оргазм, медленный и буквально сводящий с ума, приятной истомой растекается по всему телу. Он кончает долго, притираясь бёдрами к ягодицам Чжаня, входя в податливое тело до предела. Сяо Чжань принимает всё до капли и, стоит Ибо начать осыпать его плечи поцелуями, удовлетворённо вздыхает во сне. Блять, сколько же удовольствия он получит, когда завтра будет рассказывать об этом и описывать, насколько охуенно было заполнять такого расслабленного, растраханного Сяо Чжаня спермой. На этот раз, проводя пальцами между его ягодиц, он чувствует, насколько припухшая и горячая его дырка, насколько Чжань-гэ стал растянутым и податливым, как будто он — персональная игрушка Ибо. Хм-м-м. Возможно, проснувшись, Сяо Чжань захочет, чтобы его трахнули. Наверное, его задница будет чертовски болеть. И если он утром устроит еще один раунд, то совершенно затрахает своего гэгэ. Прежде чем уснуть, Ибо не забывает сходить на кухню и выпить огромный стакан воды. Сегодня он потратил много жидкости.

~

Когда Ибо просыпается во второй раз, уже почти наступило утро. Однако у него есть ещё несколько часов до того, как Сяо Чжань начнёт ворочаться и просыпаться. Ибо какое-то время просто обнимает его, а затем целует. Сяо Чжань в ответ на это шевелится, а его губы прижимаются в ответном поцелуе. Он не просыпается, это лишь реакция тела, и Ибо не может сдержать улыбку при мысли о том, что его Чжань-гэ просто не может не отвечать на его поцелуи. Потом Ибо немного играется с членом Сяо Чжаня, любуясь тем, как он выглядит в его ладонях. Сяо Чжань достаточно ясно дал понять, что Ибо не стоит пытаться доводить его до оргазма во время всего этого: в конце концов Сяо Чжань давно не подросток, в его теле уже не бурлят гормоны настолько сильно, чтобы он кончал во сне, и он не хочет, чтобы Ибо дрочил ему в надежде довести до оргазма. Они договорились, что Ибо возместит ему это другими способами. Поэтому Ибо лишь невесомо поглаживает его член и пару раз собственнически сжимает в ладони, прежде чем переключить своё внимание целиком и полностью на задницу Чжаня. Внутри него всё ещё до безумия горячо и чертовски влажно. Когда Ибо вынимает пальцы из растянутой дырки, они оказываются испачканы спермой и смазкой. Ибо трёт их друг о друга, а затем распределяет липкую субстанцию по своему члену, попутно надрачивая себе, пока у него снова не встаёт. Затем он переворачивает Сяо Чжаня на бок и пристраивается сзади, засовывая в растраханную дырку лишь истекающую смазкой головку. На этот раз он хочет быть аккуратным и нежным, хочет заботиться о Сяо Чжане, но в то же время ему ужасно хочется ещё раз кончить внутрь этого прекрасного тела. Поэтому он не спеша несколько раз толкается всего на несколько сантиметров, прикрывая глаза и наслаждаясь тем, насколько Сяо Чжань сладко и туго сжимается вокруг головки его члена, а затем начинает надрачивать ствол. Когда он чувствует, что вот-вот кончит, то кладёт ладони на ягодицы Сяо Чжаня и разводит их в стороны, чтобы тут же одним резким толчком войти на всю длину. Его бёдра мелко дрожат, пока он оставляет третью порцию спермы внутри Сяо Чжаня. Когда он отстраняется, вынимая член, белесая струя пытается последовать за ним из растраханного входа, но Ибо мгновенно проталкивает её обратно, вновь переворачивая Сяо Чжаня на живот. Он засыпает, так и не вынув пальцы из задницы Чжань-гэ, чтобы сперма изнутри ненароком не вытекла.

~

— Ибо… — М-м? — Ибо широко зевает, слыша, как хрустит челюсть. Вау! Давненько он так хорошо не спал. Он спал даже дольше, чем Сяо Чжань — чего практически никогда не случалось! Он сонно ворочается, а затем до его ушей доносится тихое хныканье, и он мгновенно разлепляет глаза. Сяо Чжань лежит у него на груди. Его щёки горят алым, и в целом он выглядит абсолютно выебанным. Ибо скользит взглядом ниже и понимает, почему: воспоминания о произошедшем ночью разом всплывают у него в голове. Одна его ладонь покоится на ягодице Чжаня, а пальцы всё ещё внутри этого восхитительного тела, и Ибо может ощутить, насколько Сяо Чжань мокрый — о Небо, интересно, как это ощущается для Сяо Чжаня? Сможет ли он угадать, сколько раз Ибо кончил в него? Спермы так много, что она даже сейчас норовит вытечь из растраханной дырки. Ибо слегка шевелит пальцами, и Сяо Чжань полузадушенно вздыхает — тот самый звук, который он обычно издаёт, когда близок к пределу и вот-вот кончит, и Ибо замечает, как возбуждённый член Чжаня упирается ему в бедро. — Ты?.. О Небо, ты действительно сделал это… — Да, — подтверждает Ибо, и Сяо Чжань прикрывает глаза, его тело сотрясается от дрожи. Он с такой силой цепляется за Ибо, что тот чувствует его тонкие пальцы на собственных костях. Прошлая ночь была одной из лучших в жизни Ибо, но он бесконечно обожает и остальное: стоны и всхлипы, совершенно отчаянное выражение лица гэгэ в ответ на его действия… Он выглядит абсолютно затраханным. — Я отлично выебал тебя, Чжань-гэ. Всё это время ты спал, но твоё тело как будто само знало, что делать. Я бы мог трахать тебя бесконечно, ты так сладко сжимался вокруг меня, был таким податливым. — Сколько… Сколько раз?.. — Попробуй угадать. — Ибо склоняется ближе и шепчет Сяо Чжаню на ухо: — Угадай, гэ. Наверное, ты прекрасно чувствуешь, насколько ты мокрый. Как думаешь, сколько раз я кончил в тебя? — Ох, блять, Ибо… М-м, чёрт… М-м, два? Ибо хмыкает и быстро двигает пальцами, проникая глубже, заставляя Сяо Чжаня судорожно хватать ртом воздух и ещё отчаяннее цепляться за него. — Три раза, гэ. Я трахал тебя до тех пор, пока ты полностью не раскрылся, а затем заполнил тебя спермой три раза. — Сяо Чжань смотрит на него большими, как у оленя, глазами, и Ибо вновь расплывается в улыбке. — Хочешь ещё? — Блять. Да, — говорит Сяо Чжань, и Ибо в следующую же секунду укладывает его на спину, закидывая его ноги вверх, чтобы полюбоваться своим творением в лучах утреннего света. Сяо Чжань выглядит абсолютно затраханным. Внутри него так много спермы, что она буквально льется из него, и Ибо заворожённо наблюдает за тем, как распухшая дырка судорожно сжимается. Он трахал Сяо Чжаня почти всю ночь, неудивительно, что сейчас тот чувствует пустоту. Его красивый, аккуратный член прижимается к животу, налитый кровью от возбуждения. Ибо несколько раз ласкает его твёрдой рукой, пока грубо и быстро надрачивает себе. После всего этого его член, вероятно, будет недееспособен остаток дня, но прямо сейчас он безумно хочет ещё раз кончить в Сяо Чжаня, а всё остальное попросту не имеет значения. — Ты такой грязный, Сяо Чжань, — говорит Ибо, медленно проникая внутрь желанного тела. — Ты до краев заполнен моей спермой, но всё равно хочешь ещё. Тебе понравилось, как я всю ночь напролёт пользовался тобой, м? Мне вот безумно. Я мог делать с твоим прекрасным телом всё, что захочу… — О боги, Ибо, умоляю, — Сяо Чжань выгибается, дрожа всем телом, и тянется к Ибо, а тот покорно опускается чуть ниже, позволяя Сяо Чжаню, словно лоза, оплести его руками и ногами. Из его глаз текут слёзы, и Ибо чувствует гордость при мысли, что он первый, единственный и последний человек, который видит Чжань-гэ таким. — Мой идеальный Чжань-гэ… — мурлычет он, глубоко вдалбливаясь в разнеженное тело. Он ощущает, как его собственная сперма хлюпает и вытекает наружу, стекая по бёдрам. — Расскажи мне, что ты чувствуешь. — Заполненность, — выдыхает Сяо Чжань. Он выглядит абсолютно ошеломлённым и одурманенным. Он тянется к Ибо, прижимается лицом, и тот чувствует влагу на щеках Сяо Чжаня. Ибо сгребает его в объятия и так крепко сжимает, что у того перехватывает дыхание. — Я заполнен… Заполнен тобой до самых краёв, Ибо. — М-м-м, — Ибо чертовски нравится, как это звучит. — Чжань-гэ, может, мне стоит почаще оставлять тебя заполненным? Может, купить тебе анальную пробку? С ней ты будешь постоянно заполнен моей спермой, пробка не даст вытечь ни капле. И ты всегда будешь чувствовать, насколько сильно я хочу тебя. — Ох, ох, бл… Ибо, пожалуйста, я умоляю тебя… — теперь Сяо Чжань едва ли не задыхается стонами. Ибо ощущает, как он зажатой между их телами рукой в бешеном ритме трёт головку своего члена, и Ибо распознаёт эти знаки: он укладывает руки на ягодицы Сяо Чжаня и поднимает его, буквально сгибая пополам, и начинает вдалбливаться ещё быстрее и жёстче. После нескольких таких толчков Сяо Чжань кончает с хриплым криком, пачкая спермой свой живот. — Ещё одна, последняя порция, гэ. Как думаешь, сможешь выдержать? — шепчет Ибо. Он и сам не может поверить в то, что сейчас кончит в четвёртый раз. Вот что делает с ним Сяо Чжань. Внутри у него ужасно мокро и скользко из-за обилия спермы, и Ибо резко вбивается в податливое тело. Сяо Чжань под ним тихо скулит, и Ибо ещё раз кончает, делая несколько финальных толчков, от чего из глаз Сяо Чжаня выкатывается ещё несколько слезинок. Ибо выходит из него, чтобы посмотреть на распухшую дырку, и видит, как сперма непрерывным потоком вытекает из его задницы. — Вау, Чжань-гэ, ты там такой мокрый и растраханный, — говорит он, и Сяо Чжань, удивлённо икнув, ударяется в слёзы. Ибо сгребает его в объятия и крепко прижимает к себе, пока рыдания не прекращаются. Когда Сяо Чжань расслабляется в его руках, становясь абсолютно расслабленным и податливым, Ибо поднимает его и несёт в ванную, чтобы помочь принять душ. Сяо Чжань опирается на него всё время, пока Ибо моет его, натирая нежную кожу мочалкой, чтобы она слегка порозовела. Воду он настраивает так, чтобы та была в меру тёплой — такая отлично снимает любую боль и утомление. Их кровать в ужасном беспорядке, так что, обтерев Чжань-гэ полотенцем, Ибо укладывает его на диван, накрывает одеялом и протягивает стакан воды, а затем даже умудряется приготовить несколько баоцзы, найденных в морозилке, без того, чтобы спалить всю кухню к чертям собачьим. Он возвращается и усаживает своего бойфренда к себе на колени, а затем, абсолютно довольный, наблюдает за тем, как Сяо Чжань медленно тянется к булочке, берёт её двумя руками, словно маленький ребёнок, и начинает осторожно есть, откусывая совсем по чуть-чуть. Он съедает ещё одну и снова устраивается в объятьях Ибо, счастливо вздыхая. До этого Сяо Чжань плакал так сильно дважды. В первый раз Ибо едва с ума не сошёл от беспокойства и тем самым сделал только хуже. Однако сейчас он понимает: когда Сяо Чжань слишком вымотан и затрахан, то оргазм может быть чересчур ошеломляющим, буквально сногсшибательным. Но это определённо стоит того. — Я самый счастливый парень в мире, — тихо бормочет Сяо Чжань, тычась носом в изгиб шеи Ибо. Его глаза всё ещё слегка красные от недавних слёз, но он выглядит вполне довольным и умиротворённым. — Мой бойфренд чудесно заботится обо мне. Настаёт очередь Ибо дрожать всем телом, буквально с ног до головы. Сяо Чжань говорит абсолютно честно; он сидит обнажённый на его коленях, и от его предельной откровенности Ибо хочет разреветься, прямо как сам Сяо Чжань несколько минут назад. Он зарывается лицом в растрёпанные волосы Чжань-гэ, чтобы скрыть это. — На самом деле, это Бо-ди — самый счастливый парень в мире. У него абсолютно прекрасный парень, красивый, даже когда плачет. Сяо Чжань в ответ фыркает и локтём тыкает его в рёбра, завязывая привычную шуточную потасовку. После мимолётного боя они вновь прижимаются друг к другу так близко, как только могут, и Ибо был бы более чем счастлив провести всю оставшуюся жизнь вот так. Хотя позывы организма он всё же не стал бы игнорировать, поэтому тянется к столу, хватает булку и уминает её в три укуса. Сяо Чжань наблюдает за этим одним глазом, а затем поражённо вздыхает. — Бо-ди, я бы многое отдал за твой метаболизм. — Ну, если так подумать, то в постели ты заставляешь меня делать всю работу, так что не в метаболизме дело, — отвечает Ибо, и между ними вновь завязывается потасовка: они всячески извиваются на узком диване, пытаясь шлёпнуть друг друга. Наконец-то Ибо удаётся прижать Сяо Чжаня к дивану — тот становится поразительно увёртливым, когда злится. Ибо прикусывает мочку его уха, чтобы заставить успокоиться. В ответ получает тихое фырканье, и затем Сяо Чжань вновь позволяет ему обнять себя. На самом деле обычно, когда они валяются на диване, это Сяо Чжань его обнимает со спины (в частности из-за той самой разницы в росте в несколько сантиметров, но Ибо совершенно не жалуется, его всё более чем устраивает), но прямо сейчас его Чжань-гэ хочет нежиться в родных объятиях, и Ибо рад повиноваться. У них обоих запланированы мероприятия на вечер, но днём они целиком и полностью могут быть предоставлены друг другу. Ибо тянется за пультом от телевизора, чтобы врубить какую-нибудь незамысловатую передачу или фильм, и попутно суёт Сяо Чжаню в руки ещё одну булочку. Свой телефон он оставил рядом на столе, а мобильник Сяо Чжаня так и валяется где-то в спальне, он обязательно заберёт его, как только пойдёт выпить воды. Ибо замечает, когда экран его телефона загорается, оповещая о входящем звонке. — Важный звонок? — откуда-то с груди Ибо доносится сонный голос Сяо Чжаня. Ибо понятия не имеет, как его гэ всё ещё может чувствовать сонливость: ведь это Ибо не спал почти полночи и безудержно трахал его. Его рука скользит вниз по спине Сяо Чжаня, к ягодицам, чтобы найти упругую мякоть и нежно сжать, другой рукой он берёт телефон и смотрит на имя контакта. Губы расползаются в улыбке. — Нет, это Сынён и парни, — отвечает он, отклоняя вызов. Очень редко им с Сяо Чжанем выпадает шанс провести утро вместе, и на этот раз его братья могут подождать.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Xiao Zhan"

Ещё по фэндому "Wang Yibo"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты