Адвокат мисс Бёрнелл

Статьи
PG-13
Завершён
10
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
- Ведёшь себе ветку с Владом Дракулой, а Лайя Бёрнелл, видите ли, не выдерживает и сбегает! Разве так можно?
- Да, я её адвокат. Не помешала?
- Помешали.
- Я старалась.
Примечания автора:
Легко быть добрым, когда всё хорошо? Я смотрю, у Лайи всё прекрасно, не правда ли?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Завершение первого сезона «Дракулы» и начало второго ознаменовалось раскрытием многих вопросов и появлением новых. И то, что буквально раздирает фандом на несколько лагерей — побег Лайи Бёрнелл из замка Влада и от него самого. За это решение на главную героиню свалилась непомерная критика и обвинение в трусости и малодушии, не побоюсь этого слова — предательстве. И всё же, что произошло на самом деле в душе юной девушки, заслуживает ли она столько гнева? Позвольте мне, neiair, немного побыть адвокатом. Пожалуй, начнём защиту со сценарной стороны, а уже после разберём моральную сторону вопроса. Что такое саспенс? Это важно. Согласитесь, это было неожиданно? Герои справляются с опасностью, казалось бы, живы, почти целы, угроза затаилась, и остались лишь напоминания о былом ужасе в виде одного покусанного Лео, посеревшего Влада с конъюнктивитом и трупы нечисти на заднем дворе. Дайте Валентину метлу и капельки для глаз — он со всё разберёт. Таинственный иллюзионист растворился на глазах, но все понимают, что ещё даст о себе знать. Плюс ещё незнакомец с собакой под кодовым именем №44 ходит и смущает умы людей. Полный набор для задела на второй сезон, да и на третий. Османская Империя тревожно поставлена на паузу. Игнорировать произошедшее ни у кого не получится. Классическая драма строится по принципу взлётов и падений. Смотреть за ровной историей неинтересно, как минимум. И для любой драмы необходим конфликт — с миром, межличностный, внутриличностный. Ровные, спокойные отношения хороши лишь в жизни, и им там и место. Зритель (в нашем случае, игрок) пришёл за надрывом, или как сейчас модно выражаться «пожевать стекла». Вот вам и стекло — Лайя на эмоциях сбегает из замка, оставляя Влада в кромешной тьме по его словам. Зритель испуганно вздыхает: «О нет, а как же Влад, как же любовь до гроба, как ты можешь бросить его в трудный момент? Что будет дальше?». Никогда такого не было, и вот опять. Вот это «Что будет дальше?» с осознанием витающей в воздухе опасности и есть двигатель интереса истории. Зритель включается: «Всё же стало более-менее хорошо, а теперь она бежит! Ты куда, Одиссей, от жены, от детей?». Однако видя, что впереди два сезона, люди немного успокаиваются, и ждут, как она вернётся. Это напряжение «мы знаем, а герой нет» и зовётся саспенсом. Три шага: любопытство («Она же вернётся, правда?»), сопереживание («Конечно, ей страшно, но Владу там больно одному в тысячу раз больше!»), саспенс («Ужас, она предала его, а теперь кто-то её похищает на самолёте!»). Следующий момент — это то, что «Дракула. История Любви» — типичная сказка с хорошим (надеюсь) концом, и герои в конце должны победить зло и жить долго и счастливо. Пока зло дышит в спину, проклятия не сняты, ждать понимания, всепрощения и счастливой любви не стоит. Рано — по законам жанра, это их награда. Также техническая составляющая стоит на пути желания зрителя не бросать Влада. Сценаристка и программисты не обладают достаточным временем, возможностями, чтобы учесть каждый вариант и развести историю кардинально по разным дорогам в середине новеллы. Какой бы отважной или удачливой, любящей Влада или кого-то ещё Лайя ни была — это непосильная задача в рамках «Клуба Романтики». К тому же, это воля автора решать, куда повернёт история, и Лайя в любом случае бежит. Поскольку возмущение её поведением вызвано у тех, кто ведёт ветку с Владом (как, впрочем, и я сама), то дальнейшая защита будет идти по этому фронту. Начнём с фигуры главной героини. Не само совершенство. Плох тот герой, что не развивается, и не важно, в какую сторону идёт развитие. Лайя за неделю, выделенную с сестрой на отдых, получает непомерный стресс от происходящих вокруг мистики, опасности, испытывает страх за себя, Милли, новых друзей, и её единственная защита — скептицизм — трескается с каждым новым событием. Картины, нападение на сестру, Влад, убийства, ложь, интриги. Путешествия во времени с ярким переживанием событий и эмоций, которые происходят в жизни Лале, наслаивающиеся на её собственную картину мира. Для Лайи единственное объяснение — это всё не реально, а если и реально — нужно избежать этого. Всё происходящее лишает её последнего внутреннего ресурса, и решение в момент наступившего затишья — побег. Она уже не думает, что после случившегося мистика просто так её не оставит, и что несчастья последуют за ней в Америку. Девушка спасает свой разум, выражая крайнюю категоричность, свойственную людям в период стресса. «Никогда» и «ни за что» здесь ничто иное, как нежелание её сознания пребывать в стрессовой ситуации. Даже если удариться в путь отваги, это не значит, что Лайя отважная абсолютно всегда. Большинство выборов, дающих статы — реакция на настоящий момент. Желание вмешаться, бороться, злиться — все они происходят здесь сейчас. Время на раздумья есть у игрока — можно сидеть перед экраном час, день, год, отложить и забыть навсегда, но для Лайи это всегда будет решение момента. Плюс у игрока есть возможность гнуть свою линию поведения и выбирать вариант, затачивая героиню под конкретный путь, примерно понимая, какое действие что даст. У Лайи же отвага и фатализм — части характера, похожие на природные реакции «Бей/Беги». Для кратковременных событий они подходят, а в глобальном плане Лайя действует разумом и размышлениями. Однако её разум находился в концентрированном стрессе слишком долго и спасается доступными методами. Ты — это я, я — это ты? Взглянем же на Лале, с которой героиню из настоящего сравнивают не в пользу последней. И нужно признать, что Лале практически идеальна. Она храбрее, острее на язык, имеет больше добрых выборов, светла, чиста и красива, практически безбедно существует четыре показанных года. Из стрессовых событий показаны: смерть Хасана в 1444, домогательства от солдат и попытка изнасилования от Мехмеда в 1446, и в том же году поле с мертвецами на кольях. Фоном идёт тревожное предвоенное время и разгадка тайны матерей её и Мехмеда, однако положение Лале выгодно отличается от состояния Лайи. У Лале было четыре года, чтобы справиться с событиями былых лет, притупить боль от потерь, её повседневность достаточно безоблачна — она племянница султана, живёт при дворце, имеет возможность заниматься наукой и рисованием. У неё есть два друга, что несмотря на сложности с Мехмедом, убийства брата и отца Влада, вполне неплохо устроились на службе. И, кстати, говоря словами же персонажей — «Легко быть добрым, когда всё хорошо». Так вот, когда тяжесть проблем сваливается на Лайю в течении нескольких дней, читатель начинает упрекать её в недостатке добра и милосердия к Владу, ведь он страдает дольше! Мериться количеством страданий у нас очень любят, вместо того, чтобы признать, что плохо бывает всем. И теперь, когда Лайя разгребает последствия в своём времени, смотрит на события Османской Империи и остро переживает их, почему-то ей в сочувствии резко отказывается. В сравнении с Лайей, прогресс Лале практически не заметен. Лале добра, мила и отважна что в 1444, что в 1446, что в 1448, высказывает инновационные феминистические идеи для своего времени, и у всех вызывает трепет, когда с такой светлой душой происходят неприятности. Легко любить такую хорошую девушку и решать её проблемы, возникающие извне. А Лайя — девушка современная, воспитанная в знакомых нам реалиях. При этом мы ничего не знаем о её прошлом, что было с ней до Румынии. Условно безбедная жизнь современного человека, не требующая комментариев. Лайя порой «вздорная», «истеричная», более импульсивная со стороны всезнающего игрока, так ещё и «глупая», нежелающая увидеть и понять очевидное. И, бонусом, приходит осознание, что Влад любит и ждал Лале, вышел из сна и пошёл на сделку с Ноэ ради Лале, увидев просто фото похожей на неё девушки. Неприятности же пали на Лайю из-за стремления Влада и одержимости Ноэ, а роль мистера №44 пока неизвестна. Влад чает увидеть в Лайе свою былую возлюбленную, но что чувствовать при этом Лайе? Настоящие ли чувства она стала испытывать к Владу, навеяно ли это путешествиями, или это душа Лале рвётся изнутри? Ну и просто представьте, что симпатичный Вам человек гонится за образом бывшей, которую в Вас заметил. Отчасти, это так и есть, но Вы уже другой человек, со своим прошлым, связями и чувствами. Командовать парадом буду я! Свойством визуальных новелл является то, что идентификация себя с главным героем происходит наиболее ярко — Вы отвечаете за действия героя, вживаетесь в историю, разговариваете с персонажами исходя из личных потребностей и соображений. Однако главный герой не просто Ваша маска — у него есть характер, как и у остальных персонажей, и, увы, может не совпадать с Вашим, и Вы негодуете, когда ни один из выборов не подходит лично Вам. И вот — бунт! Вы хотите остаться с Владом, а Лайя — нет, ей страшно, а Вам — нет, Вы же с другой стороны экрана, шестым чувством, логикой и насмотренностью сюжетов понимаете, что Влад не причинит вреда. В сердцах извиняетесь за главную героиню перед горестным вампиром за выбор Лайи и высказываете ей: «Если тебе он не нужен, отдай мне!». Вы больше сочувствуете боли Влада, что шесть веков ждал её без любви во тьме, а теперь Лале-Лайя бежит от него. Вы признаёте чувства Дракулы выше, чем чувства Лайи, ведь он больше страдал, ведь ОНА — «Свет», и сама лишает его последнего шанса. Да, парень, тяжело, когда у «Света» есть собственные воля и чувства. А каково «Свету?». Таким образом, Лайя в Ваших глазах дегуманизируется из-за «жестокости» — она не хочет оставаться сейчас и спасать Влада, жертвуя собственными чувствами. У неё в моменте приоритет — она, Милли, мама в очевидной беде. У Игрока же, заместившего Лайю, приоритет — Влад. Остаться несмотря ни на что могла Лале, ведь Влад и Аслан — всё, кто у неё остался из реально близких людей. У Лайи — сестра, мама, а на другой чаше весов — мужчина, которого она лично видит неделю, но по смешанным ощущениям — как будто всю жизнь и даже больше. И этот мужчина — вампир и Тёмный Король, воспылавший чувствами к прошлой реинкарнации, который стал двигателем всех событий недели. Мы с Владом знакомы беспрерывно, в любой интерпретации, знаем, что он — главный герой, и, если сливать на него все алмазы и Свет Души — он будет нашим. Мы, как игрок, ведём отношения с Владом, а не его отношения с Лале/Лайей. Мы хотим его для себя, а не для них. И вот Лайя, будучи «Светом Души», отдаляет счастливый финал с Владом для нас, игроков. А дорогу через тернии, между прочим, идти ей! Кстати, связка идентификация-замещение главного героя в теории может дать любопытный результат уже для игрока. Не обязательный, но возможный исход, но это так, на заметку. Дегуманизируя Лайю и её чувства, будучи в связке с ней, можно начать обесценивать и собственные, ставя в приоритет счастье и переживания других людей, скажем, того же Влада. Забота о себе и своих чувствах в приоритете — это нормально, ведь Вы будете с собой до самого конца. «Ваша принцесса опять в башне, таскает за хвост дракона, заберите, пожалуйста» Следующим пунктом хотелось бы обсудить такой троп, как «дама в беде». Наши Лале/Лайя как раз относятся к такому архетипу. Не в чистом виде, правда, но характерные черты угадываются. Их обеих постоянно спасают и пренебрегают их инициативой, если они пытаются сделать это сами. Лале спасают от Мехмеда целым коллективом, также ранее от солдат её выручает Аслан. Её самостоятельная борьба ничего не решает, её слова ничего не значат перед угрозой. Лайя два раза оказывается пленённой — она то дар, то приманка для Влада, который приходит и благородно её спасает. От человека господина Блума её спасает Сандра (и это по большей части сделано, чтобы ввести Сандру в повседневное бытие). Лайя теряется в замке — и опять Влад! Если подружиться с кошками, то и они приходят спасать в решающий момент. Когда во дворе, полном нечисти, Лайя по пути отваги просит оружие, то от неё требуется отойти к стене и не мешать, поди лучше разведи костёр для Илинки. Сами кого-либо они спасают только при отсутствии сильного союзника. Сам Ноэ у скалы балаура отмечает, что, как в любой сказке, герой приходит спасти принцессу. При том, что внутри героини сокрыт Свет Души, она могла бы им воспользоваться, но сюжет ещё до этого не дошёл. Концепт «Дамы в беде» сам по себе изжит и несёт посыл: 1. Всё, что может девушка — попасть в беду, из которой её необходимо спасать другим. Сама она безынициативна и пассивна 2. Награда за спасение — сама девушка. Отдайся герою, как спасителю, он тебя заслужил. 3. Спасение=любовь, человек=награда. Таким образом, «Дама в беде» порождает пассивность и чувство морального долга. Героям однажды надоест спасать такую даму, или же дама будет в неоплатном долгу перед спасителями. Нет ничего плохого в том, чтобы получить помощь и поблагодарить, но у всего есть границы, а концепции пора на пыльную полку. В свою очередь, история ведёт к тому, что Лале/Лайя в конце могут спасти всех/снять проклятие Светом Души. Для получения этого стата требуется выбирать самые добрые и милосердные варианты, даже для тех, кто, как кажется, этого не заслуживает. Лале поддерживает Влада после гибели родственников — Свет Души, и там вариант наиболее очевидный среди двух сомнительных. Если Лайя дважды просит Влада пощадить Ноэ — также достаётся стат. Подобное ждёт и Мехмеда, и главного злодея, что вероятно. Нас учат, что спасти нужно всех, кто погряз во тьме, несмотря на то, что эти люди когда-то могли нам навредить — и тогда спасёте всех. Будьте добрыми, всегда. В нынешней ситуации с Владом, уходя, Лайя лишает его маяка, надежды на спасение из тьмы, в которую он погрузился по ещё не до конца известным причинам — в Валахию в 1448 году он вернулся уже тёмным, как гласит сама история. Нечто произошло в Османской Империи до возвращения, и множество теорий сходится на том, что Лале погибает, что ломает Влада, и он идёт на сделку с тёмными силами. Однако, вернёмся к тому, что всех постоянно нужно спасать. Лале/Лайя — дамы в беде, и у них возникает неоплатный моральный долг перед всеми в глазах игрока. В их руках находится абсолютное оружие — Свет Души, и не делиться им — кажется кощунственным. И желание, чтобы Лайя осталась с Владом, несмотря на собственную боль и страхи — концепция жертвенной любви. Лайе вменяют в вину, что она бросила Влада в момент, когда он нуждается в поддержке больше остальных, как никто и никогда. Он уязвим, он открыл свой облик, полон чувства вины и стыда за всё случившееся. Лайя узнала всё, что он тщательно скрывал от неё, хотя всегда и ото всех требовал правды сам. Внутри неё страх, мир никогда не будет прежним, вампиры существуют, и Влад — один из них! Её друзья ранены, мама, возможно, в опасности, сестра чудом не пострадала, картины и правда волшебные! Множество смертей. И Лайя отворачивается и уезжает, пока не съехала её крыша. Ноэ может ликовать — она предала, как и все люди. А между тем Влад то притягивал, то отталкивал Лайю весь первый сезон в стиле "держись от меня поближе" - побегушки из замка в деревню и обратно по мановению его воли не очень-то приятны. От Лайи, в глазах зрителя, требуется отречься от собственных чувств и с нулевым ресурсом помогать тому, из-за кого она оказалась в такой ситуации. Потому что он её любит, он её ждал, и только она может его спасти. Это классическая манипуляция: «Он всё это сделал ради тебя, он всех нас спас, так что отблагодари его ценой своих чувств. Ладно ушла, хоть бы попросила время на подумать!». А что бы случилось от этих слов? Вполне возможно, что наш страдалец горестно бы поглядел на часы, розу в стекле, что угодно, показывающее, как мало этого времени у него осталось до свершения чего-то страшного с его душой. Не зря протягивается параллель со сказкой «Красавица и Чудовище» на протяжении всей истории. Лайе придётся пойти на жертву своих интересов, чтобы его спасти, а искренне полюбить Влада без регистрации СМС по ускоренному курсу придётся в сжатые сроки. Для Лайи не идёт речь пока о любви к тому-самому-Владу — она с этим-то несколько дней знакома, максимум симпатия и примесь чувств Лале через путешествия. Для того, чтобы сформировать чувства Влада к Лайе, а Лайе к Владу нужна более прочная основа, чем память былых лет. Лайя использовала знакомые Владу слова из прошлого отнюдь не для того, чтобы уязвить его самолюбие и причинить боль своим уходом, возможно в оправдание себя, показать, что принимает факт связи прошлого и настоящего. «Прекрасен? Это кожа убийцы, Белла!» Не пошла на пользу и романтизация вампиров и отрицательных персонажей в целом. «Пограничный» образ Влада выгодно отличается от его полного обращения, не хватает только блёсток в стиле «Сумерек». И выбор облика во многом сделал реакцию Лайи странной в глазах искушённых игроков. Влад по-прежнему привлекателен, даже будучи серым и красноглазым. Приятная рисовка и грустное лицо для нас не дотягивают до звания «Монстр», которым его воспринимает Лайя. Для неё может, он и оказался монструозным под влиянием момента, а для избалованного привлекательными вампирами в масс-культуре зрителя (как и та же Милли, восхищённая Виктором Ван Артом), Влад-вампир стал ещё горячее. В прошлой главе он снял пиджак — писк был слышен в Австралии, а кипятком залило немало соседей. Что говорить, сексуализация вампиров началась давно, взять хотя бы «Интервью с Вампиром» — даже будучи потрёпанным и истощённым, Том Круз в образе Лестата создавал нехилое сексуальное напряжение. Итого: отчаявшийся Влад, связанный неизвестными условиями проклятия, о которых мы узнаем только тогда, когда разрешит сюжет, просит от похожей на его вечную любовь девушки непомерно много, чем она может дать. Смятение, страх, категоричность, разрушение привычной картины мира в сумме и дали побег Лайи Бёрнелл. Давать ложные надежды на возвращение она не могла, а опустошённой и напуганной, ей самой нужна помощь. Все знают, что она рано или поздно вернётся, но винить её за человечность — так в стиле Ноэ. Человеком быть не плохо. Легко быть добрым, когда всё хорошо. Труднее оставаться добрым, когда изнутри гложет тьма. И работает это в обе стороны — не только про Влада, но и про Лайю, да и про любого человека в нашем мире.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Дракула. История любви"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты