Философы

Джен
PG-13
Завершён
15
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Они абсолютно разные. Или все-таки нет?
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
15 Нравится 7 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Весна в тот год обещала стать холодной. Весенний Излом прошел несколько дней назад, но все дольше задерживающееся на небосклоне солнце по-прежнему ласково касалось пушистых снежинок и не спешило освободить из зимнего плена звонкие ручьи. Ледяные узоры на окнах весь день искрились разноцветными и будто бы праздничными огнями, и к вечеру Ричард был полностью захвачен странным чувством неопределенности. Отец обещал взять его с собой на прогулку в скалы, как только растает снег. Тайком от матушки, разумеется: герцогиня Окделл полагала это слишком опасным для молодого наследника (впрочем, «слишком опасным для молодого наследника» было почти любое место за пределами замка). Ричард с нетерпением ждал этой вылазки и, словно какой-нибудь язычник, готов был даже обратиться к солнцу с еретической молитвой, если бы это помогло приблизить наступление настоящей весны. С другой стороны, морозная иллюминация на окнах — живое свидетельство того, что до весны еще далеко, — будила в груди беспричинную радость. Вероятно, слишком детскую: во всяком случае, именно так объяснил себе это чувство Ричард, связав его с приближающимся днем рождения. В Надоре никогда не устраивали «огненных потех», сопровождавших, как говорили, королевские праздники, но Ричарду казалось, что это должно быть похоже на солнечно-снежные искры, что днем разбрасывала по двору пляска холодного зимнего света. После ужина герцогиня Окделл сразу поднялась к себе, а все остальные собрались в Каминном зале. Отец позволил Ричарду остаться со взрослыми, хотя тому даже одиннадцать должно было исполниться только через несколько дней. Он сказал: по случаю приезда кузена, хотя Наль пробормотал себе под нос что-то, подозрительно смахивающее на «скорее, по случаю недомогания эреа Мирабеллы». Впрочем, Эгмонт Окделл, вероятнее всего, скоро пожалел о своем решении: почти сразу они с Эйвоном Лараком углубились в серьезную беседу, каждую минуту становившуюся оживленнее, и, судя по тому, как они все больше понижали голоса, присутствие детей при этом разговоре было нежелательно. Однако Ричард ничего не замечал. Он водил пальцем по подлокотнику кресла, бессознательно повторяя рисунок изморози на окне своей комнаты — и мечтая: о скорой весне, и о том, что завтра он снова проснется от улыбки солнечного зайчика, которую поймает застывшая на стекле вода. — Леворукий хранит своих избранников, — вдруг сказал Эйвон. Даже не в полный голос, но на фоне предыдущего шепота слова прозвучали так громко, что Наль, в отличие от Ричарда напряженно прислушивающийся к разговору, подпрыгнул на стуле. — Но ведь Создатель сильнее Леворукого, — с вопросительной интонацией заметил Ричард и тут же густо покраснел, поняв, что, забывшись, вмешался во взрослый разговор — и наверняка сморозил глупость. — Нам остается только верить в это, — ответил Эгмонт с мягкой улыбкой. Наль глубоко вдохнул, словно собираясь нырнуть в холодную воду, и выпалил: — В столице говорят, что кэналлийцы не верят не только в Создателя, но и в Леворукого. То есть, я хочу сказать… Ну, они верят во что-то свое, как мори… кхм, в смысле, как гоганские еретики, например. — Реджинальд, не стоит повторять все услышанные глупости, тем более в присут… — Эйвон запнулся, покосился на Ричарда и закончил: — Здесь. — Однако, даже если это глупость, то вполне правдоподобная, — теперь Эгмонт ободряюще улыбнулся уже Налю. — Кэналлийцы не такие, как мы. Этих людей нельзя назвать нормальными. Да и их союзников, вероятнее всего, тоже. — Чистый от нечистого не замарается, нечистый от чистого не обелится. — Ричард не узнал высказывания, но по тону Эйвона понял, что это именно цитата. — Хорошо, что нас не слышит отец Матео, но, боюсь, я не могу согласиться со святым Клементом, — возразил Эгмонт. — По крайней мере, в первой части утверждения. — А почему они ненормальные? — не сдержал любопытства Ричард. — Я знаю, что они говорят на другом языке, но, наверное, они тоже собираются вместе на праздники, и гуляют по окрестным скалам, и играют зимой в снежки, и дарят детям подарки на день рождения, и… — Ричард резко замолчал, поняв, что снова начал вести себя как сущий ребенок. — Или нет? — В Кэналлоа теплые зимы, — начал Наль, но Эгмонт перебил его тихим: — Я бы не удивился. — Вы шутите, эр Эгмонт? Тот посмотрел на Наля совсем другим, тяжелым взглядом, и ответил: — Хотелось бы. Но боюсь, что все-таки нет.

* * *

В особняке на улице Мимоз было так жарко, будто слуги вознамерились вернуть соберано Кэналлоа — раз уж тот не может отправиться туда сам. Мрачный Хуан ввел Лионеля в комнаты раненого Рокэ сам — и это лучшего чего бы то ни было свидетельствовало, насколько все плохо. Рокэ, вопреки ожиданиям, не метался в горячке на кровати, а сидел в кресле — правда, укрытый пледом — и любовался на заоконную метель. — Я впервые попал в Торку совсем мальчишкой, да еще и на Весенний Излом, — сообщил он не оборачиваясь вместо приветствия. — До того дня я никогда не видел снег. — Он говорил напевно и будто бы даже мечтательно — как бы смешно это ни звучало в отношении этого человека. — Солнечно-снежные искры представлялись мне праздничными огнями, а морозные картины на окнах, казалось, повергали в прах самого Диамни Коро. Правда, — в голосе мелькнула нотка зимнего холода, — я был все же не настолько мал, чтобы сообщить об этих наблюдениях соберано Алваро. Вероятно, к счастью. Лионель кивнул, на мгновение забыв, что Рокэ его не видит. А тот вдруг резко отвернулся от окна и без паузы перешел на деловой тон: — Наемные убийцы могут быть полезнее прознатчиков. Меня не одобряют многие, но убивают все же далеко не каждый день. — Юг, север или запад? — с облегчением подхватил Лионель. Хотя вопрос был риторическим — по крайней мере, сам он был уверен в ответе. — Не хочу испытывать судьбу, она пару дней назад и так постаралась. Считай, что пари я не принял. — Что ж, значит, родные мятежники обойдутся без соперников за титул мерзавцев года. — Как тебе угодно, — отмахнулся Рокэ и тут же поморщился, словно от боли. Хотя Лионель уже знал, что дело совсем не в физическом дискомфорте: просто Рокэ находил его пророчества излишне угрюмыми, хотя и никогда не говорил этого вслух. И все же Лионель возразил всему невысказанному: — Я думаю о людях не хуже, чем они того заслуживают. Впрочем, не уверен, что упомянутых господ можно назвать людьми. — Разумеется, — Рокэ иронично приподнял брови. — Они не радуются встречам с друзьями, не гуляют среди цветущих деревьев, не играют с детьми и не оплакивают… — Он оборвал сам себя, и его лицо приняло почти виноватое выражение. Но Лионель все равно упрямо стиснул зубы и процедил: — Я бы не удивился.

* * *

Ночной холод уже пробрался в галереи замка, но неровный свет свечей все равно выхватывал из темноты оконные узоры — и зажигал их слабыми бликами, предвещая завтрашние рассветы и наступающую весну. — А все же, — заговорщицки улыбнулся Наль Ричарду, — я уверен: даже Рокэ Алва радуется, глядя на искрящийся снег.

Конец

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты