Радиотелеграф

Джен
G
Завершён
5
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Ройш не интересовался техникой, но уверенные движения пальцев Драмина его завораживали.

Из неизданных черновиков Х. Х. Хикеракли.
Посвящение:
Посвящается Рейн Харт, которая всегда придумывает внезапные пейринги
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      — Что вы делаете, Никит Ладович?       Ройш не интересовался техникой, но уверенные движения пальцев Драмина его завораживали.       И руки завораживали тоже, такие непохожие на руки самого Ройша — грубые, в мозолях, мелких трещинах, жёлтых пятнах химических ожогов, с коротко подстриженными аккуратными ногтями. Сильные руки. Руки, на ощупь умеющие находить нужную деталь или инструмент.       — Это когерер, — охотно, но непонятно ответил Драмин, и Ройш подошёл поближе и наклонился над столом.       Стеклянная трубочка с тонкими металлическими пластинками внутри в руках Драмина казалась очень хрупкой.       — Когерер? — незнакомое слово напоминало грохот металла.       Ройш давно не сталкивался с незнакомыми ему словами.       А Драмин давно не сталкивался с необходимостью объяснить, что именно он делает.       — Эта хр… штука чувствует радиоволны, — в серых глазах промелькнула неуверенность, и тут же сменилась весельем. — Если её подсоединить к антенне. Приходит волна, опилки внутри искрят, сопротивление падает, и … вам, наверное, не интересно?       — Нет, почему же, — машинально возразил Ройш. — Меня, признаться, интригует то, каким образом физические законы получают практическое, осязаемое воплощение. Опилки?       Он протянул руку и осторожно коснулся стеклянной трубочки (когерера).       — Металлические.       — Такая простая вещь, крошечные ничем не примечательные кусочки металла, — было так легко случайно задеть пальцы Драмина. — Так что происходит, когда сопротивление … падает?       — Сила тока возрастает, — машинально ответил Драмин, — Вот здесь, реле срабатывает, и звенит звонок.       — Удивительно, — восхитился Ройш, наблюдая, как он прилаживает одну деталь к другой, — Совершенно, как в человеческом обществе.       Серебристая капля олова плавилась на конце паяльника. Клацали кусачки, отрезая проволоку. Пахло маслом, керосином и чем-то ещё, совершенно непривычным для этого дома, но странным образом уютным.       Ему не стоило отвлекать Драмина, который, несмотря на свою вечную занятость, согласился выкроить время и зайти посмотреть на неисправный прибор. Не стоило садиться рядом и наблюдать, положив подбородок на сплетённые пальцы.       — В некотором роде… после звонка, вот этот молоточек стукает по когереру, встряхивает опилки и всё возвращается в прежнее состояние.       — Но сигнал уже получен и преобразован в знак на телеграфной ленте, — задумчиво сказал Ройш. — Невидимое, гипотетическое явление получило наглядное свидетельство своего существования.       Драмин только фыркнул, бросил быстрый взгляд из-под светлых ресниц — промельк расплавленного серебристого металла — и вернулся к работе.       И Ройшу следовало бы встать и уйти в кабинет, вернуться к работе тоже — к жизни в её идеальном знаковом выражении, очищенной от всякого хаоса в звуков, запахов, посторонних эмоций.       Молоточек звякнул по медной чашке звонка.       — Старенький он, — ласково сказал Драмин. — Надежный, конечно, но неудобно же будет. Надо бы вам новый сообразить, чтобы расстояние побольше брал, и приладу собрать, чтобы расшифровывать морзянку.       — Расшифровывать не надо, — Ройш улыбнулся. — В целях безопасности, во избежание случайной утечки информации.       — Так морзянку-то полгорода знает, — Драмин засмеялся и погладил телеграфный ключ, вроде как проверил.       — А вторая половина не знает.       — Ну вам виднее, про шпионаж-то я не понимаю, — добродушная усмешка, ямочка на загорелой щеке.       — Я тоже не очень, — признался Ройш. — У нас для этого господин Золотце есть. Зато я понимаю код Морзе. А вот с расстоянием, если возможно, хорошо бы решить.       — Это можно, об этом я подумаю.       Паяльник медленно остывал на подставке. Горелка погасла. Поводов оставаться в этой комнате оставалось всё меньше.       Ройш собрал в ровную кучку обрезки проволоки.       Бинарная оппозиция — тире/точка, передатчик/приёмник, запрос/ответ, включить/выключить, уйти/остаться, да/нет — основа мира, способ вывести сущее из небытия, система простая и безотказная, потому что в ней минимум элементов. Четыре — священное число, воплощение гармонии, но в начале всего было двое, скажет любая мифология, и четыре — лишь дважды два.       Идея и воплощение, теория и практика, аристократия и пролетариат, или же верхи и низы — в терминологии Набедренных.       Пальцы Драмина накрывают ладонь Ройша.       — Не стоит, Костя, поранитесь чего доброго.       Точка.       — Позвольте хоть чаем вас напоить в благодарность?       Тире.       Чтобы составить осмысленное сообщение, одного знака недостаточно.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты