Другая история Регулуса Блэка

Гет
PG-13
Завершён
12
автор
karmeN_KiranL бета
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Жизнь аристократа и наследника рода Регулуса Блэка была непроста, уход брата сильно по нему ударил, нотации деспотической матери и необходимость стать Пожирателем добивали. Серые и мрачные будни разбавляли редкие и тайные разговоры с верной подругой - врагом его семьи. Но одно незначимое событие изменило всё, в его жизни появилась ОНА. Та, кто изменила его взгляды и смысл жизни, добавив капельку счастья в размеренные будни аристократа.
Посвящение:
Посвящается любимому и недооцененному фэндомом Регулусу Блэку.
Примечания автора:
Это драблл рассказывает более подробно об отношениях Регулуса Блэка и Марлин МакКиннон в фанфике "Второй шанс на жизнь".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 2 Отзывы 5 В сборник Скачать

***

Настройки текста
Примечания:
!Это фанфик может проспойлерить некоторые моменты "Второго шанса на жизнь", поэтому если боитесь спойлеров, то не читайте.!

(Дорея Уайт (Элианор Поттер) это персонаж из фанфика "Второй шанс на жизнь". Она кузина Джеймса Поттера, дочь Дореи Блэк и Чарльза Поттера.)

Очень сильно жду реакции на работу, потому что это первые написанные мной отношения, тем более, гет, а он мне дается сложнее:)
      Наверное, все имеют свое секретное место. Место, в котором ты бываешь тогда, когда тебе хуже всего, когда хочется забыться. Регулус Блэк тоже имел такое. Его «личным» местом был подоконник в коридоре с заброшенными классами.       Для Регулуса оно стало особенным на первом курсе, когда он сидел здесь один и плакал. Тогда его нашла Элианор Поттер, правда, в тот момент он не знал, что она Элианор. Тогда это была Дорея Уайт — маглорожденная второкурсница с Рейвенкло. Она помогла Регулусу понять, что его жизнь в Хогвартсе была не так плоха. С тех пор она стала его тайной подругой. Сначала он не мог с ней общаться при всех из-за того, что она была из семьи маглов, а потом — потому, что она стала врагом его матери. Но они продолжили общение, несмотря на все запреты.       И вот прошли годы, а Регулус опять сидел на том же подоконнике. С уходом из семьи Сириуса он всё чаще стал посещать это место. Несмотря на все их препирания с братом, для Регулуса он оставался единственным родным человеком в семье. Не то чтобы он не любил мать, но она относилась к той категории людей, которые внушают страх, и из-за этого другие не могут их предать. Случались, конечно, исключения: например, Сириус и Андромеда, — но исключения лишь подтверждают правило. Кроме ухода брата, были и ещё неприятности. Одна из них — это то, что теперь Регулус — прямой наследник Блэков, как единственный молодой представитель мужского пола. Также, чтобы защитить семью от нападок Волан-де-морта, Регулусу предстояло стать Пожирателем. Он одно время фанател от него, но один момент в его жизни помог понять жестокость этого мага. Это произошло тогда, в день похорон родителей Элианор. Никто не знает, зачем Вальбурга осталась наблюдать за сражением между Пожирателями Смерти и оставшимися на похоронах людьми. Именно в тот день Регулус узнал о жестокости и бесчестии приспешников Темного Лорда. Они сражались с детьми, бросали своих союзников и нападали исподтишка. Становиться одним из них он отчаянно не хотел, но другого выхода у него не было. Пойти против Вальбурги он не сможет, он всё-таки не Сириус, да и не хотелось этого делать. Регулус не мог предать семью.       Регулус сидел на подоконнике, смотрел в окно и наблюдал за тренировкой команды Гриффиндора по квиддичу. Капитан команды, Джеймс Поттер, рассекал поле, забивая голы в кольца, против него играла девушка с рыжими волосами. Кажется, Марлин… Вроде так. Тренировка уже заканчивалась, это было видно по уставшим, но довольным лицам игроков. Команда стала расходиться. Регулус отвернулся от окна и задумался о своем.       Минут десять спустя он услышал шаги и топот. Блэк очень сильно удивился, потому что, как правило, этот коридор не посещал даже Филч, что же говорить про учеников. Регулус не стал уходить, а лишь повернул голову к окну, надеясь на то, что его не заметят.       — Чертовы ступеньки, — услышал Регулус возмущенный женский крик.       Из-за поворота показалась девушка в квиддичной форме Гриффиндора с метлой наперевес. Краснощекая и растрепанная, она направлялась в сторону Регулуса.       Регулус недоуменно на нее уставился. Она была высокая и худая, видимо, из-за постоянных тренировок. Её квиддичная форма отличалась от стандартной. Именно по её наряду Регулус вспомнил ее имя — Марлин МакКиннон. Гриффиндорка, которая, по слухам, была влюблена в Сириуса Блэка. Слух пошел из-за её манеры одеваться похоже на стиль Сириуса.       Регулус не мог оторвать взгляд от её небесно-голубых глаз, наполовину скрытых ярко-рыжими волосами. Она смахнула мешающую прядь рукой в перчатке-митенке, которые, стоит заметить, были запрещены в квиддиче, но это же МакКиннон, кто с ней только не ругался по этому поводу.       — Извини, если напугала. Всё эта чертова ступенька, — кивнула Марлин на лестницу за поворотом и пошла дальше.       Регулус же не переставал на неё пялиться. Пройдя несколько шагов, она распустила волосы, которые прежде были перетянуты резинкой. Блэк завороженно наблюдал за тем, как они падают на ровную спортивную спину, как она поправляет их, потом перекидывает метлу на другое плечо и скрывается за очередным поворотом.

* * *

      Жизнь Регулуса изменилась в то короткое мгновение, теперь его мысли были переполнены только одним человеком. Это была Марлин МакКиннон. Будто и не знал он раньше этой девушки, но сейчас, наблюдая за ней, Регулус стал замечать то, на что раньше не обращал внимания. То, как она поправляла волосы каждый раз, когда прядь выбивалась из аккуратной прически. То, как она закусывала кончик пера, когда задумывалась над каким-то заданием на уроке. То, как прищуривала глаза, когда кто-то злил её.       Недавно Регулус услышал, что слизеринки обсуждали Марлин. Они говорили, что она вешалась на брата Регулуса, что ей было нужно влияние, что она хотела влиться в магический мир, потому что маглорожденная. Но, понаблюдав за ней, Регулус ни разу не заметил даже косого взгляда на Сириуса. Да, их одежда похожа, но Сириус пытался выпендриться, а вот для неё эта одежда — как броня, потому что постоянные нападки достаточно тяжело терпеть, а когда тебя чуть ли не травят — так вообще невозможно.       Сначала Регулус не понимал, по какой причине её все ненавидели, ведь в школе было много маглорожденных, а так сильно издевались только над ней. Недавно он это понял. Марлин не могла стерпеть ни одного слова со стороны обидчиков. Поэтому она частенько ходила с разбитым носом и посещала больничное крыло, для неё там отдельная койка была забронирована. Знали бы вы, сколько раз она попадала туда после квиддича, где слизеринцы не просто играли, а мстили ей.       Наблюдение за каждой тренировкой Гриффиндора стало для Регулуса обычным делом, не было ни дня, чтобы он пропустил её. Он не отвечал на письма матери, не ходил на собрания Темного Лорда, аргументируя это тем, что ему ещё нужно подумать. Всю его голову заполонили мысли только об одной несносной рыжей гриффиндорке, которая даже не здоровалась с ним.

* * *

      — Что случилось, Рег? — спросила Дорея, найдя однажды Регулуса в «их» коридоре.       — Вот скажи, что со мной не так?       — Не поняла, что произошло-то? — Дорея села рядом с Регулусом.       Хотя вся школа уже знала её настоящее имя, она всё-равно предпочитала, чтобы все называли её Дореей. Нет, никакого тайного подтекста в этом не было, просто люди начали путаться, а Дорее это надоело. Вообще, после смерти родителей она очень изменилась. Регулус, когда увидел её первый раз после летних каникул, не узнал. Не то чтобы её внешность сильно изменилась, разве только волосы, но её прежде всегда живой и яркий взгляд начал потухать. И для Регулуса, который спасался разговорами с этой живой и доброй девушкой, стало очень сложно, потому что теперь ему приходилось вытаскивать её из постоянного состояния апатии. Но, если говорить честно, то в её внешности изменился не только взгляд, но и стиль одежды, если раньше она хоть чуть-чуть соблюдала школьную форму, на квиддич была одета с иголочки, да и, в принципе, преподаватели ничего ей не говорили, то сейчас все изменилось. От привычной школьной формы остались только галстук и рубашка, которую она носила навыпуск, закатав рукава. Школьные туфли заменила на массивные ботинки, пиджак и жилетку она сменила на косуху, которая досталась ей от матери. Куртка аврора. Так она всегда её называла. Но преподаватели по-прежнему ничего ей не говорили: когда МакГонагалл что-то попыталась ей сказать, то остановилась на полуслове, увидев взгляд Дореи.       — Так что случилось-то?       — Ты лучше выглядишь, — заметил Регулус, — это после твоего отсутствия на выходных?       — Ты следишь за мной?       — Нет, просто трудно не заметить отсутствие братца и тебя, в школе слишком тихо было, — выразительно посмотрел на Дорею Регулус.       Она отвела взгляд, но лишь на несколько секунд. Регулус заметил в ней капельку той живости, которая была раньше.       — Не твое дело. Про себя лучше расскажи, почему опять хмурый такой сидишь, ещё и на письма матери не отвечаешь? — Дорея развалилась на большом подоконнике и потеснила Регулуса.       — Отку…       — Она Дамблдору написала, а он мне сказал.       Дорея всегда хорошо общалась со стариком, иногда это было на руку её знакомым, иногда нет.       — Понимаешь… — Дорея изогнула бровь в немом вопросе, — я… Я, кажется, влюбился…       — В чем проблема?       — Она маглорожденная…       — И?       — Ты что не понимаешь? Я же Блэк, я наследник рода, я не могу быть с маглорожденной, — пылко сказал Регулус, — да и она не захочет со мной, — уже тише добавил он.       — Пока ты сам не разберешься в приоритетах, ничего не изменится, — взгляд Дореи снова потух, она встала с подоконника и направилась в сторону лестницы. — Кто она? — обернулась она.       — Марлин МакКиннон.       Дорея задумчиво кивнула и ушла. Регулус вновь остался один, пытаясь понять, что сейчас произошло.

* * *

      Рождественский бал. Весь зал был отделан прекрасными украшениями, елка блистала так, что в глазах рябило. Регулус много раз бывал на различных приёмах и балах, но этот стал для него особенным.       В двери Большого Зала вошли три девушки: Лили Эванс, Мэри МакДональд и она — Марлин МакКиннон. Взгляд Регулуса был прикован только к ней. Она была одета в прекрасное зеленое атласное платье, распущенные волосы прикрывали открытую спину, а каблуки прибавляли той нежности, которой ей всегда не хватало, только руки в кожаных перчатках без пальцев говорили о том, что это та же Марлин МакКиннон. Оторва и ловец команды Гриффиндора, девушка, которой присуждали влюбленность в Сириуса Блэка, девушка, которая разбивала сердца носы.       Дамблдор сказал речь, загремела музыка и все закружились в танце, ну почти все. В углу с бокалом «безалкогольного» пунша стояла Дорея, чуть дальше нее Джеймс Поттер пытался уломать на танец Лили Эванс, а в другом конце зала сидел Северус Снейп с книгой. К пуншу подошла ещё одна девушка, Марлин. Регулус, набравшись храбрости, направился к ней.       — Можно вас пригласить? — спросил Регулус у Марлин.       — Блэк? Серьёзно? С чего бы это? — недоверчиво посмотрела на него она.       — Просто хочу пригласить на танец, что в этом такого? — закатил глаза Регулус.       — Ну ладно, — осторожно подала она руку.       Они закружились в танце, музыка была не очень быстрой, поэтому они оба успевали в ритм. Регулуса учили танцам с самого детства, а вот Марлин нет, но, несмотря на это, она прекрасно танцевала и ни разу не наступила на ногу Блэку.       В момент танца с девушкой Регулус почувствовал то, что не описать словами, хотя попробовать можно. Для него в зале не осталось никого, кроме нее. Кроме Марлин МакКиннон, которая ворвалась в его жизнь и поменяла её. Её ярко-рыжие волосы не успевали за своей хозяйкой и привлекали к себе внимание. Рука Регулуса, держащая руку Марлин, не хотела разжиматься, но всему приходит конец. Когда музыка закончилась, Регулус довел Марлин до столика.       — Это было неплохо, — задорно улыбнулась девушка, так что у Регулуса перехватило дыхание.       — Рад это услышать, — улыбнулся в ответ он. — Я вижу, ты не очень хочешь здесь находиться. Может, выйдем?       — Если что — у меня есть палочка, и я могу постоять за себя, — пригрозила Марлин, доставая палочку из прикрепленной к бедру кобуры.       — Знаю, — сказал Регулус, провожая закрывающуюся платьем кобуру глазами, и подал Марлин руку.       Они вышли на улицу, перед этим накинув на себя куртки.       Наслаждаясь тишиной и ярким светом луны, они гуляли по территории Хогвартса.

* * *

      Письмо от матери, пришедшее несколько часов назад, вывело Регулуса из себя.        «Темный Лорд приказал, чтобы завтра ты был на его собрании. Не подведи меня, мальчишка!»       Желание становиться Пожирателем у него только уменьшалось в геометрической прогрессии. Но и не стать им не получится, особенно после последнего разговора с Дореей. Регулус пообещал стать для неё шпионом, пообещал ей отомстить за смерть её родителей и опекунши. Он обещал ей, и нарушить обещание он не сможет.       Регулус стоял на астрономической башне и смотрел вдаль. Ветер продувал насквозь, но согревающие чары хорошо спасали в таких ситуациях. Луна светила прямо в лицо Регулуса — лунная ночь так прекрасна, помогает забыться, будто и нет никаких проблем. Блэк стоял на башне, особо не заботясь о времени, оно так ничтожно и неважно.       — Ночь холодная, что ты здесь делаешь? — из размышлений Регулуса вырвал женский голос, раздавшийся с лестницы.       Это была Марлин.       — А ты? — задал встречный вопрос Регулус.       — Не спалось, — ответила она и посильнее закуталась в тоненькую вязаную кофту. Регулус подошел к ней и отдал свое пальто. Она улыбнулась. — Не стоит. Самому холодно будет.       — У меня есть палочка и магия, — усмехнулся Регулус. — Подумал, что ударишь меня, если наколдую что-то тебе.       — Правильно подумал, — фыркнула Марлин.       Она встала рядом с ним, облокотившись на перила, и посмотрела на небо. Её глаза в этот момент были необычно яркими, будто их подсветили изнутри.       «Они так прекрасны», — подумал Регулус.       Регулус и Марлин ещё долго стояли молча. Для Регулуса это были самые беззаботные минуты. Он не чувствовал тревог рядом с ней, будто она закрыла его ото всех проблем.

* * *

      Марлин не понимала, что происходит. Почему младший Блэк так к ней относился. За годы учебы они ни разу даже не разговаривали, он делал вид, что её не существует, она поступала так же. А сейчас…сейчас всё изменилось. Регулус стал проявлять знаки внимания, а для неё это было очень странно. Ей казалось, что это какой-то розыгрыш, ведь он Блэк, чертов слизеринец. Он был даже хуже своего брата, тот хотя бы не скрывался за масками, а этот…       Марлин со всей силы ударила по стене.       — Ничего не понимаю, — в отчаянии прокричала она.       — Не думаю, что стена знает больше тебя, — услышала Марлин пугающий голос. Она быстро среагировала и направила в темноту палочку. — Полегче, МакКиннон, полегче, а то я и испугаться могу, — усмехнулся невидимый собеседник.       — Уайт? А… Ой, то есть…       — Уайт. Я предпочитаю это имя, почему-то другим так проще, — отрезала девушка и вышла из темноты. Дорея Уайт собственной персоной.       — Хорошо. Уайт, так Уайт.       — Что такого случилось, что ты сидишь в заброшенном классе и избиваешь стену? — Дорея села на парту и запрокинула одну ногу на другую.       — Какое тебе дело? Мы с тобой даже не общаемся, — грубовато бросила Марлин и села на другую парту, поджав под себя одну ногу.       — Никакого, — фыркнула Дорея и привстала, — мне уйти?       — Да, конечно, — пожала плечами Марлин, но, подумав, добавила, — хотя нет, постой, ты ведь общаешься с Регулусом Блэком?       Дорея вернулась на парту в прежнюю позу.       — С чего ты взяла?       — В этом коридоре ходите не только вы, — победоносно улыбнулась МакКиннон.       — М-м, ну хорошо. Да, общаюсь, но тебе до него есть дело? — Дорея изучающе уставилась на Марлин.       — Нет, совершенно никакого. А вот ему до меня есть дело. Я просто хочу узнать, что он от меня хочет. Его внимание к моей персоне — это не просто так, — Марлин глубоко вздохнула. — Просто скажи, чего мне ждать.       — С чего ты взяла, что Регулус хочет что-то сделать с тобой?       — Я маглорожденная, я гриффиндорка, а он чистокровный слизеринец, не просто слизеринец, а Блэк. Одна эта фамилия говорит о том, что этому человеку нельзя доверять, — Марлин закусила губу.       Дорея ухмыльнулась, подмечая, что девчонка в меру мнительная и явно далеко пойдет.       — Я не бюро советов, но скажу, что Регулус не такой, каким кажется. Он… ранимый, чувствительный, не такой, как его брат…       — Придурок твердолобый, да?       — Но внешность… Моргана, кто таких парней делает с таким характером? — Марлин и Дорея засмеялись. — Рег другой, они не похожи вообще, поверь мне.       Дорея встала с парты и пошла к выходу из класса, но перед дверью остановилась и обернулась.       — Прежде, чем обсуждать Рега, разберись в своих чувствах. Удачи.       — А ты не такая, как про тебя говорят.       — Ты тоже, — Дорея махнула рукой и вышла из кабинета.       Марлин осталась одна в полном непонимании ситуации.

* * *

      Прошел год с момента, как Регулус влюбился. За это время ничего нового, в принципе, не произошло. Пожирателем он не стал только из-за своего возраста, хотя посвящение было запланировано на его семнадцатилетие. Регулус ожидал его со страхом. Но и хорошее за это время тоже случилось, например, он несколько раз гулял с Марлин. Это было ночью, когда никто не видел, но этого было достаточно. Ни она, ни он не хотели афишировать то, что происходило между ними. Впрочем, Марлин отрицала, что между ними что-то происходило. Она считала это глупостью, для Регулуса же это было как глоток свежего воздуха. Но никто не знал об их «прогулках». Если на балу можно было быть уверенным, что все напьются и не вспомнят, кто с кем танцевал, то если бы их кто-то увидел в трезвом уме, это сразу же дошло бы до матери, а Регулус не желал проблем Марлин.       Сегодня Регулус и Марлин договорились встретиться в Выручай-комнате. Он шел туда с маленьким букетом цветов: хоть она и упорствовала в отрицании, что между ними что-то происходило, он продолжал завоёвывать её расположение.       Марлин оказалась непростой девушкой. Несколько месяцев Регулус уговаривал её первый раз погулять, а принять от него подарок она согласилась только спустя полгода.       — Что это? — Марлин кивнула на цветы.       — Это — подарок лучшему ловцу нашей школы, — улыбнулся Регулус.       — Ты поддался, я это видела. Не нужно было, — сказала Марлин, но цветы всё-таки взяла.       Регулус обещал рассказать Марлин про традиции чистокровных семей, поэтому сейчас они направились к двум креслам, которые им организовала комната.       Они сидели рядом, рассматривая книгу, принесенную Регулусом. Он что-то рассказывал со смехом, а Марлин заинтересованно его слушала, иногда громко возмущаясь.       — То есть женщина главой рода стать не может? — воскликнула она. — В каком мы веке вообще?       — Официально нет, но иногда женщины правят из-за спины мужей, например, моя мать. Она не является главой рода, но управляет им, — Регулус вспомнил Андромеду с Сириусом, но потом отогнал грустные мысли. — У нас женщины в основном служат для заключения выгодных связей. Например, мои кузины Беллатриса и Нарцисса, они вышли за Лестрейнджа и Малфоя, пару им подбирала моя мать.       — В обратную сторону это не работает?       — Работает, но реже. Мужчина должен быть главой рода…       — Но это возмутительно, это неправильно, — прервала его Марлин.       — Ты собралась ведь быть аврором, да? — спросил Регулус.       — Да, — гордо ответила Марлин. — Осуждаешь?       — Нет, сейчас многие в Аврорат идут. Война… Люди погибают.       — Ты знал их? — Регулус непонимающе уставился на девушку. — Родителей Уайт.       — А. Не очень, но был знаком. Тетя Дорея была хорошей. Война не щадит никого.       Регулус заметно погрустнел, Марлин подошла к нему поближе и обняла. Регулус посмотрел на нее, потом на её губы и не смог устоять. Он наклонился к ней и поцеловал. Сначала Марлин опешила и пыталась отстраниться, но потом сама села на кресло Регулуса.       — Ты уверен? — тихо спросила она.       — Полностью, — выдохнул он ей в губы и опять поцеловал.

* * *

      Вот и пришло время Регулусу отправляться на посвящение в Пожиратели. Его провожали два человека. Дорея и Марлин. Дорея в своей манере пожелала удачи и тактично удалилась. Марлин же обняла его, сплела их руки вместе и поцеловала его в висок.       — Если это так нужно, то делай. В войне все средства хороши, — её голос был уверенным, но иногда пробивалась дрожь, которую она унимала покашливанием.       Марлин и Регулус встречались уже год. Разумеется, тайно. Никто, кроме Дореи, о них не знал. Весь год Марлин поддерживала Регулуса, помогала ему, говорила успокаивающие слова. Правда, иногда без подзатыльника не обходилось, в такие моменты возвращалась привычная всем МакКиннон, дерзкая и грубая. На необходимость Регулуса принять метку она отреагировала вполне спокойно, особенно, когда узнала, что он хочет шпионить для «светлой» стороны. Для неё это было гарантом. К тому же с ней поговорила Дорея.       И вот, сегодня Регулусу исполнялось семнадцать, а он вместо того, чтобы праздновать, отправлялся на посвящение в Пожиратели. Для него это было очень неприятное событие, особенно после смерти дяди Альфарда, который, вроде, умер своей смертью, но Регулусу в это не верилось.       — Обещай, что вернешься, — прошептала Марлин.       — Обещаю.       Регулус будет не обычным Пожирателем, не таким, как например, Беллатриса или Барти, он будет помогать Снейпу в Зельеварении. Ему этого было достаточно, потому что отправляться на задания и убивать людей было не для него.

* * *

      В квартиру, которую Регулус снял для временного пользования, ввалилась Марлин. Её лицо было в крови, она хромала на одну ногу, в руке была крепко зажата палочка.       — Мерлин! Марлин, что произошло? — Регулус, вскочив с кресла, в котором он сидел с книгой, кинулся к девушке.       — Розье и Мальсибер… — прохрипела Марлин и оперлась на плечо Регулуса. — Нас послали на… на вызов… Кха-кха… На дом маглорожденной напали… Я, Сириус и Доркас отправились туда, но это была ловушка. Мы еле ушли…       Регулус подхватил Марлин и понес её в ванну, чтобы промыть раны.       — Почему ты не в Мунго?       — Не стоит, ничего страшного, пару зелий выпью и всё будет хорошо, а у них работы много… Кх… Кхм…       До ночи Регулус промывал раны Марлин, бинтовал её, отпаивал зельями и горячим чаем.       Была уже ночь, Регулус сидел на диване, а Марлин лежала головой у него на коленях. Она выпила тонну успокоительного и обезболивающего, поэтому чувствовала себя вполне хорошо. Рег перебирал ее волосы, взглядом уставившись в стену.       — Не пугай меня так, ладно? — тихо попросил он.       — Это кто ещё кого пугает? А когда ты возвращаешься, еле на ногах стоя, то это нормально? Когда тебя часами пытают Круциатусом, это нормально? — Регулус схватил руку девушки и крепко сжал её. — Сейчас война, Рег, мы можем умереть в любой день, никто не знает, что будет завтра.       — Я знаю… Знаю.       Регулус запрокинул голову к потолку, чтобы скрыть слезы, чтобы Марлин не видела этого, ей и так не сладко, а тут еще он.

* * *

      — Марлин Элизабет МакКиннон, согласишься ли ты стать моей женой? — Регулус стоял на коленях. Его лицо было покрыто пылью после сражения, а одежда разорвана, но он ничуть не утратил своего аристократического шарма.       — Ты шутишь? Рег, это не смешно, — возмутилась Марлин. Она выглядела не лучше Регулуса, тоже красная и растрепанная.       — Ни капли, — Марлин хотела что-то возразить, но Регулус прервал её. — Мне плевать на семью, плевать на Лорда. На всё. Я не смогу быть собой, если такая девушка не станет моей. Знаешь, что я понял? Сириус храбрее меня. Если он захочет, то женится хоть на маггле, а мне матушка подбирает пару. Но она не знает, что я уже нашел человека, с которым хочу провести остаток своей жизни. Это ты, Марлин МакКиннон. Гриффиндорка, которая покорила моё сердце тогда, в тот день, когда растрепанная бежала с тренировки, когда в запале и не заметила, кому улыбнулась. Ты сводишь меня с ума. А ещё моё колено начинает болеть, поэтому отвечай быстрее.       Марлин расхохоталась, хотя сквозь хохот были слезы. Слезы счастья или нет, неважно.       — Регулус Арктурус Блэк, ты покорил мое сердце, ты сломал все мои шаблоны. Ты заставил меня стать более мягкой, — где-то позади фыркнула Дорея, которая наблюдала за этой сценой, — я никогда бы не подумала, что полюблю Блэка. Аристократа, который выводил меня из себя одним своим видом. Поэтому… Я согласна.       Регулус завис на несколько секунд. До него долго доходил смысл её слов. Он вскочил с колен и крепко обнял Марлин. Его переполняли чувства, сейчас ему было плевать и на Вальбургу, и на Пожирателей. Ведь, Марлин, ЕГО Марлин согласилась стать ЕГО женой. Если для этого понадобится уйти из рода, «предать» семью, то он согласен.       — Я люблю тебя, — прошептала Марлин.       — А я тебя, — ответил Регулус и поцеловал ее.

* * *

      — Ты уверен в этом? — спросила Марлин у Регулуса.       Они были в той же квартире, что и полгода назад. Это было их место, место, где они чувствовали себя в безопасности.       Такого омерзения, как сейчас, Регулус не испытывал давно. Когда-то Темный Лорд был его кумиром. Как же, умный и сильный темный маг, он не мог не стать кумиром для Регулуса. Но после увиденного Регулусу захотелось помыться, смыть с себя всю грязь. Недавний случай изменил его представление о Волан-де-морте кардинально. Несколько недель назад Темный Лорд попросил домовика для своего дела, Регулус согласился одолжить Кричера, закончилось это тем, что домовик вернулся на зов Регулуса еле живым. Темный Лорд оставил его умирать, хотя мог помочь и спасти, при этом Кричер помог ему. Регулус стал узнавать, зачем Лорду понадобился домовик, по рассказам Кричера он понял, что у Темного Лорда есть крестраж. Теперь Регулус не мог оставить всё просто так, он должен был его уничтожить. Он рассказал обо всём Дорее, та обещала помочь, но уговорила Рега всё рассказать Марлин.       — Да, уверен, — Марлин сидела рядом с Регулусом на диване. Он обнял её и прижал сильнее к себе, — уверен. Марлин я должен…       — Кому? Хотя… Не отвечай… Мы все должны, я должна пойти с тобой…       — Нет! — Рег замотал головой. — Ты поможешь Дорее отыскать остальные, если они есть, вы всё расскажете Дамблдору, обещай мне.       На глазах обоих были слезы.       — Обещаю, — Марлин смахнула слезу, развернулась к парню лицом и улыбнулась.

* * *

      — Регулус, — напротив стояла Дорея, — я горжусь тобой. Горжусь… Очень сильно. Я исполню твою просьбу. Об этом никто не узнает пока. И Дамблдор узнает о крестражах. Обещаю, что не оставлю твоё дело. И позабочусь о МакКиннон.       Они стояли на скале около входа в пещеру с крестражем Волан-де-морта. К ним подошла Марлин.       Регулус обнял её и поцеловал. Горький и соленый вкус прощального поцелуя. Бессловесного и последнего. Слезы текли ручьем у обоих. Надежды на то, что он останется жив были у всех, но каждый понимал, что этого не будет. Это жизнь, а не сказка.       Ни Марлин, ни Регулус не сказали не слова, он молча развернулся и пошел ко входу в пещеру, за ним шел Кричер. Слезы намочили рубашку парню, но он не обращал на это внимания, твердо идя к цели. Марлин хотела кинуться к нему, но её остановила Дорея.       — Отпусти его, ты должна, он выбрал свой путь.       Девушки опустились на землю. Если Дорея пыталась скрыть поток слез, то Марлин ревела, не обращая ни на что внимания.       Они просидели так на земле до ночи. Надежда на то, что он вернется, исчезала с каждой секундой. Поздно ночью они ушли, потеряв часть себя. У Марлин эта часть была половиной её самой. Она не переставала плакать и не спускала взгляда с обручального кольца, подаренного Регулусом.

* * *

      На работу к Дорее ворвался серебристый воробей. Патронус Марлин.       — Пожиратели напали на мой дом, помогите, — сказал отчаянно воробей голосом МакКиннон.       Дорея сорвалась с места и кинулась к камину. Она обещала Регу, что Марлин будет жива… Обещала.       Путь до дома казался бесконечным. Аппарация и бег, легкие вырываются наружу. И вот он, дом МакКиннонов. Небольшое двухэтажное здание, над которым черная метка. Увидев её, Дорея ускорила бег и вломилась в дом. Он был наполовину разрушен, везде валялись осколки и разломанная мебель. Это было ужасно.       Вбежав на второй этаж, Дорея замерла, её ноги подкосились. Рядом с окном лежала мертвая МакКиннон, в руках у нее была палочка, она держала её настолько крепко, что не выпустила даже после смерти. Позади неё было два трупа её родителей.       Здесь была бойня. Это Дорея поняла, как только вошла. МакКиннон не сдалась бы просто так, не в её характере. Она даже пыталась вернуться в ту пещеру, ждала Регулуса.       Дорея вызвала команду авроров и села ждать. И тут она заметила самое страшное. Округлившийся живот Марлин. Месяца четыре, не меньше. На тумбочке была выписка из магловской больницы. Девочка. Дорея не сдержалась и отвернулась. Смотреть на остекленевший, безжизненный взгляд невесты друга она не могла, а на выпирающий живот и подавно.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты