Хорошая девочка

Гет
NC-21
Завершён
11
Пэйринг и персонажи:
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Один здоровенный мужик просто занимается тем, что следит за тщательным исполнением обязанностей своих подчинённых. Но маленькая девочка, давным-давно привлёкшая его внимание, конечно же, путает все карты!
Посвящение:
Всем и каждому, кто однажды решит прочесть данную работу.
Примечания автора:
• Товарищи, увидели ошибку — сообщите.
• Ну и, разумеется, приятного прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Вокруг довольно шумно — на улице и в ближайших постройках полно людей. Кто-то неподвижно стоит, негромко переговариваясь друг с другом; кто-то спешно ходит туда-сюда, непрерывно выгружая и загружая в машины различные вещи: продукты, тяжёлые ящики, холщёвые мешки, огромные бочки. Открываются и захлопываются двери. Повсюду слышатся неразборчивые возгласы, отрывистые команды. Несмолкаемый гул наполняет здешнюю округу. Посреди всего этого оживлённого человеческого муравейника находится старший из братьев Сид — Джейкоб. Он молча стоит, слегка расставив ноги и скрестив крепкие руки на своей мощной груди. Огромным размером и грозным обликом мужчина определённо выделяется среди всех остальных, а весь его вид являет особую силу и непоколебимую уверенность. И в пору ему следить за тщательным исполнением обязанностей своих подчинённых, вот только кажется, что вестник и вовсе не замечает ни их, ни вообще всего происходящего. Все окружающие звуки и чужие возбуждённые голоса разом вязнут в тёплом воздухе, размазывая отдельные слова. А затем, медленно растворяясь — исчезают, так и не добравшись до Джейкоба. Цель сегодняшнего визита в долину, по-видимому, стала для него не так и важна, ведь его пристальный взгляд уже в течение продолжительного времени прикован только к маленькой девичьей фигуре, тихонько прильнувшей к боковой стене красного амбара. Молоденькая девчонка уже не первый раз попадает в поле зрения мужчины. Ещё несколько месяцев назад он заприметил её — такую крохотную, такую худенькую, такую юную! В сером хлопковом платьице, закрытым спереди белым фартуком прислуги, она уже в первую их «встречу» начала одаривать Сида любопытными мимолётными взглядами, которые с каждым его приездом становились только продолжительнее и откровеннее. И не было ни робких улыбок, ни лёгких смешков, ни игривых подмигиваний глазками. Вообще никаких намеков с её стороны, говорящих о том, что ей что-то нужно от мужчины. Только заинтересованный взор, постепенно делающийся всё ощутимее. Вот и сейчас она скромно стоит поодаль, возле большой деревянной постройки — скрытая от всей этой повседневной суеты и текущей работы. Мило теребит краешек фартука и, словно привлекая к себе внимание, беспрерывно кидает в сторону вестника свои пронзительные выжидающие взгляды, которые, будто бросают вызов его самоуверенности и... железному самоконтролю! А он всё так же непоколебимо стоит и неотрывно смотрит в ответ, до конца не понимая причины такого особого внимания со стороны девочки. На первый взгляд, ничего особенного в ней и нет. Она ничем не выделяется из общей массы простых кухарок, молчаливых служанок, преданных рабочих, старательно готовящихся в их общине, как и все, к грядущему коллапсу. Да и что можно разглядеть в человеке, который за всё это время не подходил к тебе ближе, чем на пятнадцать метров. Однако Джейкоб заметил девчонку. И в каждый свой визит, наблюдая её изящное тельце и очередной проницательный взгляд, он с особым усилием старался отогнать мысль о том, что она чем-то его привлекла. Вот только сегодня, похоже, завидное самообладание вестника даёт трещину... словно замок из песка, который долгое время медленно-медленно с одной стороны подмывала упрямая волна. И, не выдержав подобного напора, небольшая его часть отделяется и неумолимо оседает прямо в воду. Здесь и сейчас, глядя в сторону этой миниатюрной фигуры, Сид чувствует, как никогда, что его охватывает напряжённое, томительное ожидание чего-то, только чего конкретно — до конца ещё непонятно. Ну, не отталкивать же её, да и терпеть такое дурное девичье поведение становится всё труднее. Тем более недолгий безобидный разговор не повлечёт за собой неприятных последствий и серьёзных проблем, уж точно не для него! Утешая самого себя этой обманчивой мыслью, мужчина беглым взглядом смотрит по сторонам и, понимая, что рабочие справятся и без его строгого надзора, наконец отрывает ноги от земли и делает несколько размеренных шагов в сторону девчонки. В эту самую секунду, замечая его приближение и ещё не до конца веря, что он переходит к решительным действиям, маленькая дрянь тут же разворачивается и довольно спешно направляется в противоположную сторону. Должно быть, лёгкое сомнение посещает её, заставляя, спустя секунд тридцать, обернуться, дабы убедиться, что Джейкоб следует за ней. И он следует... Послушный какому-то необъяснимому внутреннему зову, идёт строго за ней. Соблюдая небольшую дистанцию, не отрывает взгляда от девичьей спины. Пройдя ещё метров десять по едва заметной натоптанной тропинке, Сид постепенно погружается в зелёные заросли сада. Пушистые ветки опрокидываются на него, нависая над самой головой. Некоторые из них норовят коснуться испещрённого многочисленными шрамами лица, но вестник осторожно отводит их рукой, аккуратно возвращая в былое положение, и ныряет вперёд за девчонкой, всё дальше уводящей его в гущу раскидистых деревьев. Постепенно голоса сектантов отдаляются, смешиваются друг с другом, становятся всё тише и тише. Превращаясь в неразборчивый гул, остаются позади, а затем и вовсе исчезают. На смену им приходит лишь лёгкий шелест листьев на ветру. И вот, спустя короткий миг, всё так же непрестанно следуя за худенькой фигуркой, мужчина выбирается к уютной прогалине, утопающей в развесистых яблонях. Своими ветками деревья образуют пышную тенистую крону. Местами их переплетения накладываются друг на дружку так плотно, что некоторые участки поляны становятся непроницаемы для тёплых солнечных лучей. Тут же Джейкоб останавливается, видя в нескольких метрах от себя маленькую девчушку, смущённо стоящую у самых деревьев. Сама невинность тоненькими пальчиками вновь мило теребит край своего белого фартука, скромно потупив глазки вниз. Какое-то мгновение Сид медлит. Смотрит тяжёлым цепким взглядом на неё — крохотную, худенькую, хитрую сучку... и не знает, что с ней делать дальше. Впрочем, его замешательство длится недолго. Понимая, что она не намеревается больше от него сбегать и, по-видимому, это скрытое от чужих глаз место — и есть её бесхитростный план, заставляет вестника немного расслабиться и, где-то внутри себя, непристойно улыбнуться. Окинув внимательным взором безлюдную округу, мужчина неспешным шагом направляется к одной из яблонь. Подойдя, он берёт деревянный ящик, очевидно, оставленный здесь для фруктов, переворачивает вверх дном, и тут же его мощный торс тяжело опускается. Наклоняясь спиной на древесный ствол, он сгибает ноги в коленях и широко разводит их в стороны, а руки непринуждённо кладёт на свои крепкие бёдра. И эта поза только добавляет ему какой-то особой мужественности и непоколебимой уверенности. Это место и вправду прекрасно: звонкое пение птиц повсюду, пронзительное стрекотание насекомых, свежий воздух, напоённый чудным запахом разнотравья и сладким ароматом яблок. Всё это словно сливается в одну невесомую массу и приятно обволакивает тело со всех сторон, невольно заставляя забыть обо всём на свете и уйти в себя. Но любование местными красотами длится совсем недолго, ровно до того момента, пока Джейкоб не устремляет свой внимательный взгляд на находящуюся от него в нескольких метрах девчонку. Он видит, как она робко стоит вполоборота к нему. По всей вероятности, сгорая от дикого смущения и не смея повернуться к Сиду лицом, девочка нервно перебирает своими маленькими ручками либо листья, либо что-то ещё на ветвях, так удачно склонившихся к ней, под грузом собственных плодов. Сначала вестник пытается рассмотреть девичье лицо — симпатичное, миловидное, с лёгким румянцем на щеках. Смотрит очень сосредоточенно, будто хочет запомнить каждую черту. Затем изучающим взглядом скользит по изящной шее, острому плечику и останавливается на груди, которая скрыта за двойным слоем ткани. В этот момент мужчина невольно сглатывает вязкую слюну, и на мощной шее, чуть выше горловины футболки, едва заметно перекатывается кадык. Он опускает глаза, пристальным взором проходит по тонкой талии, идеально подчёркнутой затянутым поясом фартука, и обегает плавный изгиб бёдер. Окинув быстрым взглядом её голенькие ножки, выглядывающие из-под платья чуть ниже колена, Джейкоб вновь возвращается к кругленькому личику. — Как тебя зовут? — спокойным твёрдым голосом спрашивает он. Девчонка машинально бросает рассеянный взор на Сида, который слегка выжидающе смотрит на неё. — Сьюзи, — тихо отвечает она и тут же вновь смущённо отводит глазки в сторону; а самые уголки мужских губ поддёргиваются в едва заметной ухмылке. Девчушка начинает довольно откровенно нервничать. Наверно, она просто до конца и не верила в свою способность — так легко заманить вестника в это уединённое местечко. И даже не продумала заранее, что говорить и делать в такой щекотливой ситуации. Предательской краски на гладких щёчках становится чуть больше. Сьюзи в одно мгновение беспокойно снимает белый платок со своей головы и засовывает его в карман на фартуке, тем самым распустив по плечам шёлковую груду густых каштановых волос. Выражение лица Джейкоба становится более мягким и даже довольным, будто все эти неловкие девичьи действия приводят его в состояние внутреннего удовольствия и истинного наслаждения. В глазах появляется едва уловимый блеск, и мужчина, не отрывая их от девчонки, инстинктивно облизывает губы, словно на чём-то очень сосредоточен. — Сколько тебе лет? — продолжает он. — Девятнадцать, — кидая в его сторону хитрый взгляд, отвечает Сьюзи и, пытаясь прихорошиться, нелепо поправляет рукой взъерошенные волосы. Сид вздыхает так тяжело, будто ему вот-вот на собственную казнь идти. Ещё какое-то недолгое мгновение он смотрит на неё таким тяжёлым сосредоточенным взглядом, словно прямо сейчас принимает какое-то важное решение. Затем, едва приподнимая плечи, делает круговые движения головой, с характерным хрустом разминая шею. — Подойди, — требовательно произносит вестник, и на мгновение его ладони непроизвольно сжимаются в кулаки. Дёргаясь от неожиданной просьбы, девочка резко оборачивается и смотрит в ответ таким наигранно удивлённым взором, словно наивно пытается сделать вид, что ничего подобного от мужчины и не ожидала услышать. Медлит какое-то время, а затем послушно направляется в его сторону. Она подходит довольно близко и, нервно сцепляя ручки в замок, останавливается у самых ног Джейкоба. — Чего ты хочешь? — Сид задаёт ей первостепенный вопрос, который, на протяжении уже приличного времени, назойливо крутится в его голове, всё никак не находя нужного решения. Казалось бы, просто взять и прямо ответить — ничего сложного, но Сьюзи лишь одаривает вестника мимолётной хитрой улыбкой и продолжает упорно молчать, беспрерывно перебирая тонкими пальчиками друг по дружке. Повисает тягостная тишина. Мужчина слегка наклоняет голову назад, самым затылком едва касаясь дерева. Проводит широкими ладонями по своим бёдрам вперёд-назад, вытирая их, словно в предвкушении чего-то особенного, а затем вновь делает глубокий вздох, от чего его мощная грудь высоко вздымается и медленно опускается обратно. Он смотрит на девчонку таким взглядом, будто в это самый миг, наконец находит решение тому самому важному вопросу. — Сними фартук, — требовательно произносит Джейкоб, подаваясь всем телом немного вперёд. И в это мгновение становится более чем очевидно, что простым безобидным разговором всё это дело не закончится. Мысленно, признаваясь честно самому себе, где-то в глубине души мужчина знал, к чему всё идёт... Ещё тогда, когда делал первый шаг в сторону этой маленькой дряни. Всё внутри твердило: «Не делай этого!» Но он так упорно игнорировал попытки здравого рассудка остановить его... Так беспечно обманывал себя. На секунду девчонка замешкалась, словно не зная, что ей сейчас делать. Судя по всему, она впервые оказалась в такой безвыходной ситуации, в которую добровольно и загнала сама себя. С опаской, оглядываясь по сторонам, Сьюзи неторопливо заводит руки за спину и, под тяжёлым взглядом вестника, развязывает пояс. Затем, перекидывая хлопковую ткань через голову, бросает на землю возле себя. Всё это время Джейкоб беспрерывно смотрит на неё. Где-то глубоко внутри него просыпается странное приятное чувство, которое без остановки начинает тёплыми волнами разливаться по всему телу и, опускаясь ниже, принимается сладко ныть внизу живота. Снятый фартук даёт заметить пять маленьких пуговиц на сером платье, идущих от талии и до самого воротничка. — Расстегни платье, — не отрываясь от закрытой тканью груди, низким томным голосом говорит мужчина. Он сверлит её таким внимательным взглядом, как будто просвечивающем её одежду насквозь. В ответ она только невинно хлопает своими большими выразительными глазками, словно размышляя, как поступить дальше. В один момент её миловидное личико приобретает такое дерзкое выражение, что кажется, девчонка вот-вот готова что-то сказать. Но, похоже, не найдя подходящей причины отказать Сиду в его непотребной просьбе, довольно легко смиряется с происходящим и, поднося слегка дрожащие ручки к горловине, начинает медленно расстегивать по одной пуговке. С каждой пуговичкой, с каждым новым открытым участком девичьего тела, дыхание вестника становится более прерывистым и горячим. Могучая грудь начинает всё тяжелее вздыматься и опускаться после каждого вздоха, приводя в видимое движение армейские жетоны на ней, а в пристальном взгляде читается особый восторг, который свидетельствует о том, что внутри всё бурлит исключительным наслаждением. Расправившись с каждой застёжкой, Сьюзи лишь взволнованно закусывает нижнюю губу и покорно заводит ручки за спину, словно демонстрируя Джейкобу хорошо выполненную команду. Расстёгнутое платье являет оценивающему взору Сида нежную молочную кожу, небольшую соблазнительную грудь, соски которой едва прикрыты тонкой тканью платья и, к большому удивлению мужчины — отсутствие лифчика. Вид послушной растерянной девочки заставляет его получать нескрываемое удовольствие. В ту же секунду улыбка становится шире, приобретая хищные очертания и легкий оттенок самодовольства. Возбуждение, которое уже невозможно отрицать, начинает неумолимо нарастать. И очередной щекочущий импульс проносится по всему телу, скручиваясь в тугой узел внизу живота, вынуждает область возле ширинки превратиться во вздымающийся бугорок. Очевидно, места в трусах становится меньше, от чего вестник разводит ноги ещё шире, стараясь хоть как-то облегчить это тянущее, мучительное чувство. Вот только совершенно бесполезно. — Хорошая девочка! — глубоким низким голосом произносит он и, глядя прямо в широко раскрытые глаза напротив, опускает руку на пах и через плотную ткань поправляет свой член, пытаясь хоть чуть-чуть уменьшить на него давление. Судя по крайне обескураженному выражению лица, по округлившимся глазкам, беспокойно бегающим вверх-вниз, чувство растерянности ещё сильнее охватывает Сьюзи. Она явно не знает, как относиться ко всему тому, что сейчас видит и слышит. Джейкоб уже совсем не скрывает своих плотских намерений, продолжая откровенно держать ладонь на своей промежности. Взгляд и вовсе изменился — помутнел, а тёмные зрачки расширились настолько, что закрыли собой почти всю голубую радужку, напоминая собой огромные чёрные блюдца. Зазывным похлопыванием второй руки по своему бедру, Сид приглашает девчонку присесть. И столько в его позе, движениях и внешнем виде непоколебимой уверенности, которая явно говорит о том, что он здесь однозначно хозяин положения. Она вновь медлит, не решаясь сделать и шаг в его сторону. Просто продолжает молча стоять, суетливо сжимать и разжимать в замок ручки за спиной, иногда бросая быстрый взор на внушительную эрекцию вестника, которая, видимо, как магнит притягивает к себе. А он всё так же выжидающе смотрит на неё голодным взглядом, иронично приподняв бровь, от чего глубокие шрамы на его лице становятся ещё заметнее. И только колышущиеся на ветру ветки образуют едва движимое множество различных узоров на всём его огромном теле. — Давай же, детка, будь послушной девочкой, — и тут же, попрощавшись со своим железным терпением, Джейкоб наклоняется вперёд, крепко хватает своей огромной лапищей Сьюзи за тонкое предплечье и одним резким рывком тянет на себя. В короткое мгновение она оказывается в стальной хватке, сидя на мужском бедре. Одной рукой он держит её за тонкую талию и с каждой секундой только крепче прижимает крошечное тельце к себе, а вторую кладёт на голенькую гладкую коленку, начиная большим пальцем потихоньку водить по ней туда-обратно. От нешуточного волнения, видимо, всё сильнее затягивающего в свои лапы молоденькую девчонку, та принимается учащённо дышать и, не в силах вымолвить и слова, только тонкими пальчиками правой руки судорожно вцепляется в воротник куртки Сида. От грубого рывка расстёгнутые половинки платья в одну секунду разлетаются в стороны, полностью оголяя маленькую упругую грудь с призывно торчащими тёмно-розовыми сосками. И этот соблазнительный вид — отличный сигнал для очередной обжигающей волны, стремительно прокатывающейся по разгорячённому телу мужчины, оставляя за собой тысячи мелких мурашек. И это возбуждение сравнимо только с тем, которое он испытывал в своей ушедшей юности, будучи молодым двадцатилетним мальчиком. Этого с лихвой становится достаточно, чтобы разбушевавшиеся гормоны окончательно затмили холодный разум. Не в силах больше сдерживать жгучее желание, Джейкоб своей широкой ладонью по-хозяйски сжимает мягкую девичью грудь. В ответ Сьюзи лишь издаёт какой-то гортанный томный звук, выражающий не что иное, как наслаждение, и вновь застенчиво закусывает нижнюю губку. Всё это время вестник смотрит на неё тяжелым цепким взглядом, а от осознания власти над этой маленькой хитрой дрянью, его самодовольная улыбка становится только шире. Слегка надавливая, мужчина несколько раз проводит большим пальцем по затвердевшему соску. А затем, взяв грудь, словно взвешивает, склоняется чуть ниже и направляет её в свой рот, горячими губами жадно впиваясь в нежную кожу. В это же мгновение из девичьего горла вырывается протяжный тихий стон. Не в силах противиться этому пьянящему действу, она лишь прикрывает глаза и, кажется, даже дышит через раз. Сид языком проводит по самой верхушке набухшего соска и сразу же втягивает его глубже, начиная с мокрыми звуками жадно посасывать и основательно сдавливать губами. От обрушившихся на неё новых необычных ощущений, девчонка прогибается в спине, инстинктивно подставляя грудь под такие приятные и жаркие ласки. Ко всему, его окладистая борода щекочет чувствительную кожу, что вынуждает Сьюзи невольно улыбаться. Не отрываясь от отяжелевшей груди, Джейкоб убирает с неё руку и тут же ловко запускает под подол тонкого платья. Стремительно ведёт ей по гладкой коже и погружает промеж сжатых бёдер, настойчиво надавливая на их внутреннюю сторону. Сначала девочка стоически сопротивляется — выгибается, ещё сильнее прижимая ножки друг к дружке, в смешной надежде не дать мужчине раздвинуть их. Но этим действием только усугубляет своё безвыходное положение, вынуждая его увеличить силу нажатия. Спустя мгновение, осознавая, что сопротивляться абсолютно бесполезно, да и зачем... под безудержным натиском она раздвигает ноги. В один миг, добравшись до нижнего белья, вестник через тонкую ткань настойчиво упирается большим пальцем прямо промеж половых губ Сьюзи, на что та реагирует очередным слабым стоном. Нежное маленькое тельце вкупе со сладостными звуками только усиливает напряжение в районе копчика Сида, начиная мучительно сводить ягодицы. А приятное тянущее ощущение внизу живота становится и вовсе нестерпимым, заставляя твёрдый член напрячься до болезненной рези. Не в силах больше терпеть это, он хватает ловкими пальцами резинку женских трусиков и требовательно тянет вниз. В ответ на это девчонка тут же принимается ёрзать, хватаясь ручкой за сильную мужскую руку, в наивной попытке остановить его. Джейкоб отстраняется от упругой груди, оставляя на ней влажный след, и впивается вопросительным взглядом в растерянные глаза напротив. Сьюзи лишь старательно пытается спрятать глазки, словно боясь выдать какую-то личную сокровенную тайну. В эту же секунду, на задворках ещё не полностью поглощенного возбуждением сознания, появляется мысль, которую вестник упорно всё это время отгонял от себя. По правде говоря, он и вовсе не давал ей права на существование, учитывая такое развязное поведение девочки, которая же и сама так легкомысленно привела его сюда. «Девственница…» — несвоевременная мысль, как лампочка загорается в его голове. Слишком несвоевременная, ведь что-то менять уже поздно. Мужчина привык контролировать все сферы своей жизни, тем более держать свои эмоции в руках, а холодный ум в равновесии. Но только не сейчас... Ни тогда, когда его страсть стала неудержима, а жгучее желание — овладеть молоденьким стройным тельцем, затмевает глаза. Какой-то первобытный звериный инстинкт бесповоротно берёт верх, заставляя набухший член до нестерпимой боли вжиматься в ткань, который, к слову, уже давно не становился большим и твёрдым с такой поразительной скоростью. Дикий жар, безжалостно заполнивший собой низ живота, сконцентрировался и ждёт своего высвобождения. И пока Джейкоб не получит желаемое — ни за что не отпустит малышку. В воздухе повисает тишина. Неловкая. Напряжённая. — Раздевайся, — приказным тоном произносит мужчина и лёгким движением руки подталкивает девчушку встать, для удобства данной процедуры. Беспрекословно слушаясь Сида, будто своего полноправного хозяина, она тут же оказывается в вертикальном положении. Стоя к нему спиной и не произнося ни слова, Сьюзи лишь снимает обувь, а потом медленно-медленно запускает едва дрожащие ручки под подол своего платья и спускает трусики, как и было велено. Очевидно, она не совсем догадывалась, на что шла, когда решила заманить эту могучую громадину сюда. И только когда всё зашло так далеко... когда Джейкоб в одно мгновение перешёл к делу, осознание происходящего налетает, словно свирепый ураган. Юная глупышка не в полной мере понимала, может, в силу своего возраста и неопытности, что нужно взрослым мужикам, когда они остаются наедине с такими девочками, как она. И сейчас, стоя в непрерывной тряске и имея возможность передумать и, возможно, даже попытаться убежать, Сьюзи решает остаться... Остаться и отдаться своей постыдной слабости, которая не даёт ей покоя уже несколько месяцев. Наблюдая за тем, как девчушка покорно снимает и откидывает в сторону свои белые трусики, оттягивать запретное удовольствие для вестника больше не является возможным. Пока она робко копошится со своей одеждой, он хватается за деревянный ящик и одним резким движением достаёт его из-под себя, небрежно отбрасывая в сторону, а его огромное тело вновь тяжело опускается на землю, принимая прежнее положение. Возбуждённо дыша через нос, мужчина быстро освобождается от ремня. Какое-то время смотрит на свою набедренную кобуру и, недолго думая, отстёгивает и её, откладывая на землю рядом с собой. Расстёгивает пуговицу, тянет вниз молнию на ширинке своих штанов и тут же видит, как обильно вытекающая смазка просочилась через ткань его трусов, выделяясь на них небольшим влажным пятнышком. Упираясь ногами в землю, а спиной в ствол дерева, Джейкоб едва приподнимает свою задницу и приспускает штаны вместе с трусами, наконец освобождаясь из невыносимого плена одежды. Его огромный набухший член встаёт колом, под кожей которого вздувается несколько поверхностных синих венок. Сид крепко сжимает пенис и начинает плавно массировать. Его пальцы приводят в движение гладкую кожу, заставляя её скользить вверх-вниз, то слегка закрывая, то открывая налившуюся цветом головку. Одновременно с этим, продолжая стоять к вестнику спиной и слыша позади себя его возню, которая явно свидетельствует лишь об одном, Сьюзи всё же набирается смелости — поднимает подол платья и неторопливо снимает его через голову, вызывающе бросая вслед за трусиками. Она тут же слышит как из груди мужчины вырывается глухой тягостный вздох. Течение времени в этот момент, кажется, останавливается. Девчонка стоит перед ним — такая маленькая, такая худенькая, такая послушная! И всё не смеет повернуться. Жадно смотря на головокружительные округлые формы её тела, пальцы Джейкоба как-то неосознанно сжимаются на напряжённом стволе ещё сильнее, а движения становятся более томными и напористыми. В нем будто просыпается непонятная злость на Сьюзи, видимо, из-за того, что этой крошечной сучке удалось так легко выбить его из колеи и поставить под сомнение железный контроль над собственным телом. — Повернись, — не отводя хищного взора от девочки, повелительно произносит вестник, словно отдаёт команду. — Живо, — и в голосе слышны едва уловимые нотки надменности. Она едва вздрагивает всем телом. Несколько секунд медлит, переминаясь с ноги на ногу, а затем, бессильно свесив руки вдоль тела, медленно разворачивается всем корпусом. Девичий взгляд тут же невольно упирается на внушительного размера член. И его блестящую головку с маленькой щелью, из которой тихонько сочится прозрачная капля смазки. Судя по всему, Сьюзи ошарашена таким впечатляющим зрелищем. Она как-то машинально поднимает свои округлившиеся глазки на Джейкоба, словно замешкалась в непонимании. И, не способная отдавать отчёт всему происходящему, выпытывающим взглядом спрашивает у этого громилы, что делать дальше. В ответ мужчина лишь ехидно улыбается, словно довольствуясь произведённым эффектом. Он видит, как девчонка растеряна и напугана, и явно получает несказанное удовольствие от всего происходящего. — Подойди, малышка, — низким хриплым голосом произносит вестник, при этом продолжая томительно надрачивать. Повинуясь железной воле Сида, Сьюзи делает один шаг навстречу и тут же, сама не понимая как, вновь становится заложницей стальной хватки. Он вертит её в своих руках, словно тряпичную куклу, поворачивая её податливое маленькое тельце так, как его душе угодно. В одно мгновение девчушка оказывается сидящей сверху на мужских бёдрах спиной к Джейкобу. Его левая рука тут же крепко обхватывает её чуть выше талии, тем самым наклоняя назад и прижимая спиной к своей мощной груди. А правая по очереди раздвигает её ножки, хватая каждую за внутреннюю сторону бедра и заводя за свои. И вся эта похабная поза выглядит так, словно приём у гинеколога, только вместо кресла под тобой находится здоровый, до предела возбуждённый мужик. Спустя миг девочка ощущает, как что-то горячее прижимается к её промежности. Она тут же склоняет голову и видит между своих широко разведенных ног большой мужской член, который расположился как раз промеж половинок и своей влажной головкой касается самой чувствительной области. — Нравится?! — насмешливо тянет Сид, наблюдая за тем, как взволнованная девчонка смотрит вниз. Лица её не видит, так как почти упирается в девичий затылок, но готов поспорить, что её миловидное личико сейчас принимает такое испуганное и непонимающее выражение, что будь он чуть снисходительнее, то отпустил бы малышку. Но она сама хотела этого. Сама привела его сюда, поэтому сполна получит «желаемое». — Тебе нравится? — повторно спрашивает вестник и слегка возмущённо встряхивает Сьюзи, от чего её маленькая грудь едва подпрыгивает, а из горла невольно вырывается неразборчивый всхлип. И это грубое действие — хорошее предупреждение, что на его вопросы девочка должна отвечать. — Я... Я не знаю... — безотчётно срывается с её губ. — Не знаю... Слыша дрожащий голосок девчонки, Джейкоб довольно улыбается. Продолжая надёжно удерживать её одной рукой, второй — мужчина ныряет между девичьих ножек и отводит свой напрягшийся член немного в сторону, тут же прислоняя пальцы ко входу во влагалище. Сьюзи лишь вновь едва заметно вздрагивает всем телом, продолжая следить за действиями чужой руки. Сид чувствует, что нужных тягучих выделений почти нет — девчонка совсем сухая. Видимо, вся её недюжинная смелость куда-то улетучилась, уступив место неподдельному страху перед неизведанным, что крайне мешает неопытной малышке расслабиться. — Бои-и-и-шься! — жарко шепчет на ухо вестник, словно упиваясь собственной властью над хитрой мерзавкой. Спустя мгновение он подносит эту ладошку ко рту девчушки и, прикасаясь указательным пальцем к её губам, оставляет на них едва заметный блестящий след — та самая скудная смазка из её собственной дырочки. Сьюзи сразу как-то рефлекторно слизывает её, ощущая свой вкус, и тяжело сглатывает вместе с густой слюной. Недолго думая, мужчина основательно сдавливает маленькую челюсть, заставляя в одну секунду невольно приоткрыться. И сразу начинает через мягкие губки медленно проталкивать палец внутрь. Девочка продолжает едва дрожать всем телом, но никаких попыток к сопротивлению не предпринимает. Более того, она, словно понимая без слов очевидные намерения Джейкоба, в один миг втягивает его палец целиком в аккуратный ротик. От внезапного приятного сюрприза на мощных скулах Сида, покрытых многочисленными шрамами, начинают играть тугие желваки. Он судорожно вдыхает полной грудью пьянящий девичий запах и только сильнее прижимает её к себе. — Хорошая девочка! — его горячее дыхание обжигает нежную кожу на тонкой шее. — Умница! Видимо, заслуженная похвала заставляет девчонку наконец прийти в себя и мало-помалу начать раскрепощаться. Возможно, она просто устаёт бояться и решает всецело отдаться своей давней слабости. И её вымученное высвобождение в эту же секунду начинает давать свои ощутимые результаты. Лишь сильнее сомкнув влажные губки кольцом, Сьюзи напрягает щеки и, насаживаясь на крепкий палец, принимается ритмично посасывать его. Её голова начинает плавно двигаться взад-вперёд, приводя в движение мягкие волосы, которые тут же щекочуще цепляются за густую рыжую бороду мужчины. Пленяющий аромат нагретых солнцем волос вкупе с безумно восхитительными действиями девчушки делают своё дело. Напрягшийся и истекающий смазкой член пульсирует от острого желания, не переставая причинять сладкую мучительную боль своему хозяину. Ещё только сегодня утром, когда Джейкоб обдумывал все грядущие дела, ни одной подобной мысли даже близко не посетило его голову. Всё предвещало серую обыденность, только с той маленькой оговоркой, что девочка вновь будет одаривать его своими любопытными взглядами. Но в одно мгновение, словно по мановению волшебной палочки, день подарил слишком неожиданный поворот событий. И теперь она — такая маленькая, такая юная, так легко заманившая его в свои сети, сидит на нём с раздвинутыми ножками и, по всей видимости, готова всецело отдаться ему. Предвкушение от предстоящего секса с невинной малышкой доводит Сида почти до состояния дикого исступления. Левую руку, до сих пор крепко удерживающую Сьюзи под грудью, он поднимает, намеренно проводя ладонью по затвердевшему соску. И тут же его большая сильная ладонь основательно сжимается на её хрупкой шее, заставляя девчушку откинуть голову на его массивное плечо. А палец второй руки мужчина достаёт из девичьего ротика, в одну секунду дотрагиваясь им до её промежности. Вестник нежно разводит большие половые губы, и мокрый палец тихонько, очень аккуратно прикасается к клитору. Девочка, лишь судорожно открывая рот, вцепляется в его левое предплечье, будто пытаясь ухватиться за первое, что попадётся. От вида раскованной девчонки, так чувственно идущей навстречу его непристойным действиям, с губ Джейкоба срывается надрывный хриплый смешок. — Ты раньше, — он кончиком языка быстро облизывает свои пересохшие губы. — Трогала себя? — с нескрываемым вожделением в голосе спрашивает Сид. Сьюзи мгновение мнётся, стесняясь открыть непристойную правду. Но, похоже, тёплое дыхание и сладкое удовольствие, доставляемое ей мужчиной, окончательно стирают эту невидимую границу острого стыда и смущения. — Да-а-а, — прерывисто выдыхая, вполголоса мило тянет она и блаженно закрывает глазки. Грязное признание крохотной девочки аж подтряхивает вестника, заставляя похабно улыбаться. Он тут же чуть сильнее сдавливает пальцы на нежном горле, направляя её голову в нужное ему положение. И с безумным наслаждением, полной грудью вдыхая сладкий аромат малышки, бесповоротно теряет голову. Прикасаясь горячими губами к девичьей шее, чуть ниже мочки уха, целует, жадно втягивая бархатную кожу, словно желая прокусить её. Сьюзи только еле заметно вздрагивает, а всё её тело моментально покрывается мелкими мурашками. — Маленькая дря-я-янь! — жарко шепчет ей на ушко Джейкоб и принимается ещё усерднее массировать клитор, то совершая круговые движения, обводя его пальцем, то с лёгким нажатием потирая и мягко поглаживая, тем самым заставляя девочку инстинктивно только шире раздвинуть свои ножки. С розовых губок срываются лишь приглушённые протяжные стоны, подталкивая мужчину ещё хлёстче, ещё ненасытнее ласкать девчонку. Продолжая левой рукой удерживать её за шею, правую он вновь подносит к её раскрытому от наслаждения ротику и вводит средний палец внутрь, смачивая вязкой слюной. Возвращаясь к чувствительным складочкам, Сид проводит мокрым пальцем снаружи, затем ведёт чуть ниже и, как бы невзначай, проталкивает самый кончик в узенькую дырочку. Сьюзи сразу рефлекторно пытается подтянуть колени к своей груди, сводя ножки вместе. А так, видимо, она себя ещё ни разу не трогала... — Тш-ш-ш, — тихо произносит вестник. — Не дёргайся, — и, убирая руку с её промежности, кладёт широкую ладонь на голенькое бедро, с силой опуская и прижимая его к своему. И снова в глазах девчушки появляется предательский страх, но противиться всему происходящему — не смеет, медленно опуская и отводя в сторону вторую ногу. — Умница! — вновь хвалит её Джейкоб, возвращаясь к половым губкам. Он принимается ласкать ещё более напористо, более решительно. И погружения внутрь становятся всё чаще, всё глубже. Мужчина, одержимо совершая поступательные движения туда-сюда, жадно прислушивается к каждой реакции и замечает, как Сьюзи начинает томительно хныкать. И природа этих пленительных звуков ему до конца так и не ясна. Понять приятно ей, или всё же всхлипы раздаются с непривычки — он не может. Однако, раздумывать над этим больше не способен, да и зачем? Вестник так сильно изголодался по женскому телу, что не видит перед собой больше никаких границ. Возбуждение болезненно сводит низ живота и напрочь застилает глаза. Обильная смазка, даря щекочущие ощущения, продолжает непрерывно стекать, оставляя по всей длине крепкого ствола влажную дорожку. Сид подхватывает девчонку и в одно мгновение та оказывается на земле. Сьюзи лежит животом на траве. Сверху, поддерживая себя руками и опираясь на локти, Джейкоб наваливается всем своим недюжинным весом так, что она спиной ощущает всю тяжесть его стальных мышц. Его огромное, массивное тело почти полностью закрывает собой миниатюрную фигурку. И только между его едва согнутых в коленях ног видны тонкие девичьи, которые она так невинно прижимает друг к дружке. Мужчина вклинивается правой рукой между землёй и хрупкой шеей, несильно сцепляя свои пальцы на горле девочки, а левой как-то машинально пытается чуть приспустить свои штаны с трусами, желая привнести в свою позу чуть больше удобства. Ткань сползает ровно до середины бёдер, после чего перестаёт беспокоить своего хозяина. Очевидно, девчушка понимает, что сейчас с ней произойдет что-то очень важное, очень сокровенное... то, чего она желает с того самого дня, когда впервые увидела этого громадного сурового мужчину. Сьюзи даже и не сопротивляется вовсе. Только пытаясь унять предательскую дрожь тонких пальчиков, инстинктивно хватается ими за траву, сжимая её так, что некоторые травинки, не выдерживая такого сильного напора, оказываются вырванными из земли. Жар в теле вестника просто выжигает всё изнутри чудовищным желанием. Он подносит руку к своему рту и спускает на пальцы обильный плевок. Тут же вновь касается девичьей промежности, смазывая густой слюной вход во влагалище, тем самым способствуя хоть какому-то увлажнению. Девчонка лишь пытается ещё сильнее сжать ноги, но Джейкоб неумолим. Он нетерпеливо приставляет горячую головку к узенькой щёлочке, слегка разводя в стороны мокрые складки. В ответ девочка, придавленная к земле тяжеленной громадиной, лишь возмущённо дёргает задницей. — Не дёргайся, — прямо где-то над головой Сьюзи раздаётся низкий твёрдый голос. И тут же его толстый член начинает медленно погружаться внутрь. Скованная грудой напрягшихся мышц миниатюрная малышка под мужчиной принимается жалобно скулить от боли. Затем всем телом сжимается так, что это крайне затрудняет проникновение разгорячённой плоти в неё. — Прекрати, — и Сид чуть сильнее сжимает пальцы на хрупкой шее. Вестник контролирует все её движения, и если девчонка будет мешать задуманному, он мгновенно напомнит, кто здесь главный. — Расслабься, — но его слова словно проходят мимо, не достигая своего адресата. — Бо-о-ольно, — сдавленно тянет она, ещё сильнее впиваясь пальцами в землю. Но Джейкоб лишь лихорадочно облизывает губы и, тяжело дыша в сладостном предвкушении, непоколебимо продолжает вводить упругий пенис в девочку под собой. Очень медленно, подталкивая свои бёдра навстречу нежной заднице, по чуть-чуть проникает всё глубже. — Бо-о-ольно... — вновь мучительно стонет Сьюзи, и голос её становится более громким и высоким. Но её отчаянные крики тонут в охваченном возбуждением мужском сознании, в неистовом биении сердца, в сбившемся дыхании. Медленно, сантиметр за сантиметром, неумолимо растягивая крохотную девчушку, твёрдый член плавно входит в тугое отверстие. — А-а-а-х... — в очередной раз тягостно срывается с её губ. Ей больно. Она жалобно воет и выгибается под вестником, однако неотвратимо принимает его в себя. И Сид ощущает каждый чёртов миллиметр этого тугого влагалища. Мышцы непроизвольно сжимаются вокруг его напряжённого пениса, плотно обхватывая собой. И большая, пронизанная бугристыми венками плоть на удивление помещается. Во всю длину. Полностью скрывается в её неразработанной дырочке. Глубоко настолько, что к широко раздвинутым толстым стволом половым губкам Джейкоб прижимается своей мошонкой. На мгновение он замирает, словно в столбняке. Медлит, зависая в самой глубокой точке. Сьюзи такая узенькая, такая тугая, что сила сжатия её внутренних мышц, почти такая же крепкая, как обхват его собственной руки. Только девочка более мягкая, теплая и, не смотря недостаток смазки — влажная. Плотный комок, мучительно пульсирующий внизу живота, словно приобретает другую форму — становится массивнее и губительно разливается по всему телу мужчины, распространяя восхитительное ощущение удовольствия. Продолжая удерживать девчонку правой рукой за шею, левую он кладёт на её молочного цвета ягодицу и крепко хватается за неё широкой ладонью. Слишком глубоко впивается сильными пальцами в нежную кожу — синяки останутся точно! Тут же зарывается лицом в густые волосы и глубоко вдыхает их дурманящий аромат. — Хорошая девочка, — закрывая глаза от удовольствия, сквозь сжатые зубы плотоядно тянет Сид. И в эту самую секунду, будто по щелчку пальцев, всё тело накрывает гибельной волной, которая напрочь сносит все оставшиеся барьеры в его голове, унося без возврата куда-то очень далеко остатки здравого рассудка. Непомерно долгое воздержание, необъяснимая злость на хитрую мерзавку под собой вынуждают Джейкоба слететь с катушек... окончательно и бесповоротно. Он убирает руку с упругой маленькой задницы и просовывает её между травой и плоским животиком, ещё сильнее прижимая хрупкое тельце к себе. Сьюзи оказывается в такой медвежьей хватке, что уже точно ничто не поможет ей вырваться из-под огромного тела вестника. Словно чувствуя настроение и хищные намерения громилы над ней, она лишь судорожно втягивает воздух ртом, как будто сейчас ей предстоит смертельный прыжок со скалы. Не раздумывая долго, мужчина едва приподнимает свою задницу, доставая член из узенького влагалища. Половые губы девочки при этом следуют за крепким стволом, поворачиваясь в сторону его движения. Но вынимает совсем немного, где-то на половину, а затем вновь толкается внутрь. Только делает это куда сильнее, чем в первый раз. Девчонка глухо стонет, куда-то в траву под собой, а Сид только злобно улыбается, жарко дыша ей в затылок — он ведь делает с ней ровно то, чего она так упорно добивалась от него. От горестных всхлипов её мышцы продолжают туго сжиматься и пульсировать вокруг разгорячённого пениса; и это приводит его хозяина в такое состояние, что совладать со своим безумно жгучим желанием он больше не может. Джейкоб повторяет то же самое, резко вводя член обратно. Сопротивление внутри немного уменьшается, но, учитывая отчаянные вскрики Сьюзи, нестерпимая боль ещё не ушла. Понимая, что эти жалобные звуки могут заинтересовать тех, кто тут совсем не кстати — посторонние здесь и сейчас и вовсе не нужны вестнику, он быстро перемещает свою ладонь с тонкой шеи и зажимает ею девичий ротик. — Тш-ш-ш, — хриплым шёпотом тянет мужчина, и его пальцы чуть сильнее впиваются в её лицо; девчушка что-то пытается ответить, но слова тут же превращаются в невнятное мычание. Остро чувствуя свою абсолютную власть над этим крохотным тёплым тельцем под собой, Сид осознаёт, что получает полную свободу действий над ним. Эта безумная мысль начинает будоражить и приятно щекотать под ложечкой. И в этот самый миг абсолютно всё для него теряет любую ценность. Всё. Кроме чувственно скулящей девчонки и её тесной дырочки, приносящей охеренное удовольствие. И Джейкоб, наплевав на все чёртовы нежности, начинает трахать малышку Сьюзи так, словно пытаясь наказать за собственную потерю контроля над собой. Будто хочет показать, что с такими хитрыми дрянными девочками делают взрослые мужики. Его плавный ритм постепенно перерастает в более быстрый. Толчки корпусом становятся чаще и резче. Стремительно наращивая скорость, вестник начинает почти полностью выходить из гладенького влагалища, чтобы тут же, подаваясь бедрами вперед, одним хлёстким движением загнать свой член вглубь до предела. Хрупкая девчушка под ним не переставая воет сквозь насильно закрытый рот. Ёрзает, пытаясь вырваться, но все её заранее обречённые на провал попытки терпят неудачу. Ей ни за что не справиться с такой могучей громадиной, как Сид. Он в свою очередь только сильнее напрягает мышцы, чтобы как можно крепче сжать малышку своей мёртвой хваткой. Какой-то звериный ненасытный голод требует еще быстрее, глубже, жёстче. Заставляет в полной мере насладиться невинным тельцем, которое Сьюзи сама так наивно и беспечно подарила ему. Тугие мышцы вокруг напряжённого ствола постепенно растягиваются. Мужчина чувствует, как головка члена более плавно входит в горячее отверстие. Девчонка, видимо, немного расслабляется, давая возможность легко скользить внутри. И Джейкоб тут же пользуется этим — в очередной раз выходит почти во всю длину и яростно вонзается до упора, вдалбливая маленькое тело в землю. По огромной ладони, крепко сжатой на лице девочки, стекает одинокая горячая слезинка, оставляя за собой влажную дорожку, а всё её тело начинает содрогаться в судорожных спазмах, от чего влагалище пульсирует ещё сильнее, приятно обхватывая пенис своими бархатистыми стеночками. — Хорошая девочка, — получая несказанное удовольствие, томно шепчет вестник, обжигая тяжёлым дыханием сливочную кожу возле аккуратного ушка. — Моя хорошая девочка! — и он снова хищно впивается своими горячими губами в тонкую кожу на шее, щекоча её своей рыжей бородой. Сид, словно обезумел — толкается в Сьюзи яростно, неистово, будто хочет пронзить её. Его мускулистые бёдра принимаются двигаться непрерывно, грязно шлёпаясь своими яйцами о блестящую влажную кожу при каждом грубом рывке. И эти мокрые похабные звуки, по всей видимости, дико нравятся мужчине, от чего хочется ещё больше! Девчушка со временем притихла, наверно, приспособившись и смирившись с тем, как твёрдый член усердно трудится, безжалостно растягивая её тесное отверстие. От чего тот начинает скользит довольно легко. И это позволяет Джейкобу вторгаться внутрь настолько глубоко, как он этого желает — до самого упора. На всю внушительную длину его крепкого ствола. Упираясь упругим пенисом в самую шейку матки... даря маленькой глупышке ощущение, что кроме него, в ней больше ничего нет. Ничего. Никаких внутренних органов. Абсолютно ничего. Есть только жарко пульсирующая мужская плоть, заполняющая всю её целиком. Вестник исступлённо мучает девочку своим большим членом. Резкими дёргаными движениями крепких бёдер заставляя упругую задницу под собой трястись и скакать вверх-вниз, он и вовсе не щадит её. В грязном упоении бесцеремонно врываясь внутрь, никак не может насытиться такой тёплой, узкой, идеальной дырочкой. Дыхание мужчины совсем сбивается. Мелкие капли пота выступают на его энергично движущихся ягодицах, а затем тонкими ручейками стекают вниз, таща за собой прилипшие травинки. Они капают точно на девичье тельце. Из-за чего пошлые влажные шлепки становятся только громче и звонче, заглушая собой все остальные звуки вокруг. Сумасшедший ритм даёт Сиду понять, что приближается оргазм. Приятные волны особого тепла принимаются накатывать где-то глубоко внутри. Джейкоб тут же достаёт член наружу. Поднимается на колени и в одно мгновение берёт Сьюзи за тонкую талию. Одним стремительным рывком тоже ставит на колени, подтягивая к себе гладенькую задницу. Девчушка едва дёргается, пытаясь немного отстраниться, но вестник сразу по-хозяйски хватает её за шею и хорошенько вдавливает обратно головой в землю. — Не дёргайся, — вновь хрипло повторяет вестник. Мужчина видит, как его член покрыт свежей кровью, и это только лишний раз подтверждает, что девчонка и вправду была девственна. Была... ровно до того момента, пока он не порвал её тонкую плёночку, тем самым присвоив себе. От ясного осознания, что в тесной дырочке никого, кроме него не было, мощное тело Сида снова нешуточно подтряхивает. Джейкоб в очередной раз приставляет скользкую головку к влажной щёлочке. И с размаху, одним порывистым движением, погружается обратно, вырывая из горла Сьюзи ещё один жалобный вскрик. Обеими руками, которыми он может свернуть шею любому, крепко хватает её за талию и начинает двигаться в бедной малышке так быстро, как только это возможно. Без церемоний, размашисто трахая. Заставляя только сильнее впиваться тонкими пальчиками в траву и протяжно скулить под собой. Слегка задранная футболка сползает вниз, опускаясь на основание члена, но мужчине плевать. Для большего удобства он только пытается шире развести свои ноги, отчего ткань приспущенных штанов с трусами натягивается так, что уже почти трещит по швам. Армейские жетоны на его шее звенят, словно маленький металлический колокольчик. Ещё и ещё, бесцеремонно насаживая на себя маленькую девочку, вестник безумным взглядом смотрит вниз. Взирает на то, как она ритмично скользит по его толстому стволу, который неминуемо скрывается между двух её нежных складочек, и позволяет войти в себя на полную глубину. И когда Джейкоб вот-вот ощущает этот долгожданный момент невозврата, когда в паху мучительно сводит от наслаждения, и сладостная кульминация уже на подходе, он последний раз, звучно шлёпнувшись мошонкой о нежную кожу, очередным резким движением вытаскивает из Сьюзи свой твёрдый член. Сид по-хамски хватается левой рукой за округлую ягодицу, пытаясь как можно шире развести половинки девичьей задницы, а правой, быстро себе надрачивая, приставляет набухшую головку прямо к непроизвольно сжимающемуся колечку ануса. И вот, когда все стальные мышцы его огромного тела напрягаются почти до боли, зубы прижимаются друг к другу, чуть ли не до хруста в челюсти, а влажные яйца поджимаются от нетерпения наконец выпустить из себя горячее семя, мужчина задерживает дыхание в преддверии мощнейшего оргазма. В это же мгновение его скользкий пульсирующий ствол выталкивает густую струю спермы на маленькую притихшую девчушку. Вязкая жидкость тяжёлыми толчками выливается на судорожно сокращающееся отверстие. Какой-то сдавленный грудной рык вырывается из горла вестника, и он лишь сильнее впивается пальцами в зад девочки, продолжая лихорадочно теребить свой разгорячённый пенис, который всё продолжает и продолжает изливаться сочными плевками через узкую щель. По венам Джейкоба мягкими ритмичными волнами разливается эйфория, донося острое удовольствие до каждой клеточки его содрогающегося тела. Словно поднимаясь с глубокого морского дна на поверхность, он полной грудью с шумом жадно втягивает воздух носом. Постепенно приходит в себя, возобновляя сбившееся дыхание. Мускулистая грудь вновь тяжело вздымается, приводя в еле заметное движение висящие жетоны на ней. Пытаясь до последнего удержать этот мгновенно ускользающий миг сладостного наслаждения, Сид ещё массирует член. Хочет выжать из себя всё, до последней капли, желая по полной опустошить свои яйца. И как только наступает блаженное расслабление, мужчина наконец оставляет свой пенис в покое, чтобы уже обеими руками снова крепко схватиться за маленькие ягодицы и развести их. Он взирает на то, как беловатого цвета сперма, с малыми вкраплениями девственной крови, медленно стекает по промежности Сьюзи. Вязким потоком спускается от самой задницы и, обильно покрывая её половые губки, затекает между них. Скрывает маленькую дырочку, которая непроизвольно сжимается, пытаясь принять обратно свой размер, после неистово работающего в ней толстого ствола. Смотря каким-то странным затуманенным взглядом, вестник лишь облизывает свои пересохшие губы и старается ещё сильнее развести половинки в стороны. Желает хоть немного раскрыть тугие мышцы ануса, чтобы его горячее семя проникло в эту крохотную хитрую сучку, тем самым окончательно присвоив её себе. Но спустя мгновение обессиленная девчонка валится набок. Джейкоб не препятствует этому. Только несколько секунд смотрит, как она, лёжа на мятой траве, сворачивается в клубок и стыдливо закрывает раскрасневшееся лицо худенькими ладошками. Сид наблюдает голенькое тельце, непрерывно подёргивающееся от отчаянных рыданий. И на какую-то долю секунды кажется, что в его взгляде проскальзывает что-то, похожее на сочувствие и злость... Злость на эту маленькую дрянь и на самого себя, что так легко поддался на эти девичьи уловки. И мужчина, вроде, уже едва наклоняется вперёд и тянет руку к горько плачущей Сьюзи, но что-то его тут же останавливает. Словно какой-то внутренний барьер, который он не в силах сейчас переступить. Так и не прикоснувшись к девчушке, вестник лишь смотрит на свой опавший член, испачканный кровью глупой девочки, и тщательно вытирает его обратной стороной футболки. Недолго думая, поднимается на ноги и натягивает обратно штаны. Джейкоб стоит в весьма непринуждённой позе: слегка расставив ноги и свесив руки вдоль тела. И, кажется, его каменное лицо не выражает вообще ничего. Словно всего этого сейчас и вовсе не было. Вот только промокшая футболка в районе груди, тяжёлое дыхание и покрытое липкой испариной тело говорят об обратном. Он рукой быстро поправляет рыжую прядь волос на лбу и продолжает пристально взирать на скулящую девчонку и белёсую лужицу, постепенно появляющуюся на траве под маленькой задницей. Затем смотрит на свой нож, спокойно лежащий на прежнем месте, и снова на Сьюзи. И понять, о чём сейчас мужчина думает, вполне несложно. Вспороть огромным лезвием прямо тут и наконец заткнуть эту глупую сучку, или взвалить на плечо и унести в своё «логово», где со временем хорошенько поднатаскать, а потом каждый день наслаждаться этим нежным тельцем. Джейкоб ещё мгновение медлит, но для него ответ более чем очевиден...

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Far Cry 5"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты