Три пари

Слэш
PG-13
Завершён
146
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
— Знаешь, что? Я не бешусь. И! Если я захочу, Девятка будет моим уже к Дню Слащавых Лобызаний, но я просто…
— Спорим?
— Да легко! — ляпнул распалившийся Гэвин и запоздало прикусил язык. Торжествующий взгляд Тины вкупе с хищной улыбкой ничего хорошего не обещал, но останавливаться было уже поздно. — Спорим. Четырнадцатого февраля мы с ним пойдём на свидание. С обнимашками, поцелуями, парными браслетиками и всей этой хернёй.


Посвящение:
Как обычно, самым лучшим организаторам (в частности, Вике).

Бете, помогшей выловить косяки для сборника: https://ficbook.net/authors/2825657

И шикарнейшим артерам, проиллюстрировавшим работу в сборнике:
https://vk.com/club56401573
https://vk.com/wanttobeanemperor
https://vk.com/muhomoraaa
https://vk.com/redcats_art_oh
Примечания автора:
Работа написана для https://vk.com/dbh_event в рамках #REED900_VALENTINE. В этот раз изменений в работе нет, имейте в виду.

Арты: https://vk.com/dbh_event?w=wall-145940197_2386
https://vk.com/muhomoraaa?w=wall-151488939_7429
https://vk.com/wall-163079115_801
https://vk.com/wall-56401573_6412
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
146 Нравится 10 Отзывы 23 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      — Посторонись, Рид! Не помогаешь, так хоть не мешай, — буркнул Крис, отстраняя коллегу в сторону. В руках Миллер тащил большую деревянную коробку, выкрашенную в красно-розовые цвета и расписанную нелепыми комплиментами, — ящик для валентинок.       Гэвин проводил Криса взглядом, выражающим всё его презрение к грядущему празднику и всеобщему воодушевлению по этому поводу, но промолчал. Вместо этого он продолжил путь в комнату отдыха — у них с Тиной наконец-то нашлось время для совместного обеда.       Уткнувшаяся в телефон Чен приветственно махнула рукой, а Рид направился к холодильнику. Взгляд его невольно зацепился за целый ряд магнитов-сердечек с шуточными поздравлениями. Закатывая глаза и тщательно давя раздражение, Гэвин достал из морозилки пачку мясных шариков и развернулся, чтобы закинуть её в микроволновку. Заметив на стекле дверцы аляпистый стикер, он всё же процедил:       — Да твою ж…       Чен тут же вскинула голову и улыбнулась, будто только теперь заметила его.       — Хэй, Гэв, — поприветствовала она и сдвинула ближе к себе чашку с чаем, освобождая место на столике. — Ты какой-то мрачный сегодня.       — Сложно не быть мрачным, — отозвался Рид, гипнотизируя взглядом микроволновку. Нелепый стикер притягивал внимание, но невольно вызывал вопрос, какой идиот додумался налепить его на чёртово стекло. — Все как с ума посходили в этом году.       Тина, уже вернувшая всё внимание к телефону, неопределённо пожала плечами.       Когда Гэвин, высыпав разогретый обед в пластиковую тарелку, устроился рядом, она развернула смартфон к Риду и невинно поинтересовалась:       — Как тебе? — на экране отображалась схема-инструкция по созданию объёмной валентинки.       — Серьёзно, и ты туда же? — обречённо поинтересовался Гэвин. Чен как-то странно, особенно ехидно захихикала. — Что смешного?       — Ты смешной, — она лукаво улыбнулась. — Тебе всегда было наплевать на Валентинов День, но сейчас ты злишься. И что-то мне подсказывает, что это связано с Ричардом. Он снова не ответил на твой нелепый флирт?       Не отводя взгляда, она отпила чая. Рид, собиравшийся возразить, только сильнее нахмурился и принялся без особого аппетита ковырять свои мясные шарики. Первый же кусок обжёг язык и нёбо, и Гэвин недовольно выругался.       — Всё с моим флиртом отлично, — всё-таки отозвался он, когда Тина перестала буравить его взглядом. — Если бы я хотел, давно бы уже сходил с ним на свидание.       — Ага, именно поэтому ты собираешься провести самый романтичный день в одиночестве и бесишься от любого напоминания о нём. Ясно, — нарочито покладисто отозвалась Чен, и Рид окончательно вскипел.       — Знаешь, что? Я не бешусь. И! Если я захочу, Девятка будет моим уже к Дню Слащавых Лобызаний, но я просто…       — Спорим?       — Да легко! — ляпнул распалившийся Гэвин и запоздало прикусил язык. Торжествующий взгляд Тины вкупе с хищной улыбкой ничего хорошего не обещал, но останавливаться было уже поздно. — Спорим. Четырнадцатого февраля мы с ним пойдём на свидание. С обнимашками, поцелуями, парными браслетиками и всей этой хернёй.       — Придержи коней, ковбой, — Чен рассмеялась чуть насмешливо и побарабанила пальцами по столешнице. — У тебя всего два дня. Такая лёгкая победа никакого удовольствия мне не принесёт. Давай так. Принимается любое проявление взаимной симпатии, которое ты сможешь доказать. На кону сотня долларов.       — Ха, это проще простого! — Рид воодушевленно хлопнул ладонью по столу. — Согласен на сотню.       — Принято. До вечера четырнадцатого февраля ты представляешь любые доказательства, либо разоряешься. Советую поспешить, Гэв, тик-так.       И, довольная собой, Тина сгребла свои кружку и телефон и неспешно удалилась, оставляя Гэвина осознавать масштаб проблемы, которую он сам себе устроил.       

* * *

      Остаток дня Рид провёл в размышлениях, что не осталось незамеченным напарником. Ричард даже поинтересовался, не случилось ли чего, но Гэвин только отмахнулся, мол, ничего серьёзного; осознал он, что это вообще-то был неплохой шанс подкатить, только когда вернулся домой. Учитывая, что времени оставалось всего два дня, один из которых — собственно, день Икс, возможность он упустил совершенно по-дурацки.       В конце концов рассудив, что понятия не имеет, как лучше действовать, Рид обратился к лучшему помощнику — Интернету. И немало удивился, обнаружив, сколько развелось всевозможных статей на тему «как понравиться андроиду»: ещё год назад, когда только отгремела мирная революция, пара из человека и андроида была чем-то исключительным. Теперь это будто стало самым обычным делом.       Щёлкнув наугад ссылку, Гэвин собрался погрузиться в чтение, но споткнулся на первом же абзаце.       «Приветствую, дорогой читатель! Сюда тебя привела очевидная нужда, но прежде чем мы приступим к делу, задайся вопросом: “Зачем я это делаю?” Что движет тобою: глубокое чувство или мимолётный интерес “а что, если”? Если второе, то закрой эту статью и займись чем-нибудь более полезным».       Фактически, к чтению этой статьи Рида привел корыстный интерес — проигрывать в споре совсем не хотелось. Но ведь этот спор возник не на пустом месте! Чувства, которые Гэвин испытывал к RK900, было бы поспешно назвать «любовью», но однозначно за ними крылась недвусмысленная симпатия. К Ричарду тянуло, как тянуло к редкому человеку в прошлом. И тянуло не только физически. Не то чтобы эмоциональная привязанность была для Рида чем-то новым. Новой была эмоциональная привязанность к андроиду, но это даже уже не пугало.       «Плевать на спор, это только повод начать», — решил Гэвин и вернулся к статье.       «Ты всё ещё здесь? Отлично, тогда приступим! Сразу предупреждаю: данные советы не дают стопроцентной гарантии (и никакие другие не смогут её дать, как бы тебя ни убеждали в обратном!) на ответную искреннюю симпатию. Тем не менее, выполнение данных действий поможет подготовить более благодатную почву для начала отношений. Помни: всё в твоих руках!       Самый первый и очень важный пункт: первое впечатление. Оно важно в любых отношениях, но в случае андроидов всё сложнее, ведь у них совершенная память. Они не забудут ваши первые слова и поступки. Поэтому первое впечатление особенно важно. Если вы испортите этот момент, исправить это будет очень сложно».       Рид откинулся на спинку компьютерного кресла и медленно выдохнул:       — Блядь.       Первым, что он высказал Ричарду, был исключительно невежливый посыл в мусоросжигатель (справедливости ради, вспылил Гэвин во многом потому, что на время ожидания RK900 сел за его рабочий стол, что было воспринято как попытка покушения на его должность). На этом Рид, разумеется, не остановился и на вежливо-недоумённое «Что?» разразился целой тирадой о том, где и в каких позах он видал этих пластиковых ушлёпков, а завершил своё искромётное выступление заверением, что скорее прострелит себе колено, чем станет работать с притворяющимся человеком куском пластика. Работа отдела замерла: те немногие, кто уже был на своих местах, с затаённым дыханием ожидали шоу. И получили его: Ричард с истинно андроидской невозмутимостью и совсем не механической грацией достал из Гэвиновой кобуры пистолет, чтобы тут же вложить его в руку не поспевающего за событиями Рида. «Радикально, но от моей компании это вас однозначно избавит», — ровно сказал он, глядя Гэвину в глаза. Сейчас Рид мог честно признать: это было чертовски красиво. Тогда он так опешил, что не смог придумать достойного ответа, а недостойный с языка так и не сорвался: вмешался Фаулер, пригрозивший вышвырнуть из участка обоих, если не угомонятся. Конфликт был замят, но уязвлённое самолюбие ещё долго не давало Гэвину перестать сволочить к месту и не к месту.       Рассчитывать на хорошее первое (как и второе, и третье, и все остальные) впечатление не приходилось.       Без особой надежды Рид вернулся к тексту.       «Второе и не менее важное: не забывайте, что андроиды — не люди. Но во многом на нас похожи. Например, они стремятся к уникальности. Даже люди хотят выделяться среди других. Что говорить о существах, чьи лица носят ещё сотни таких же? Поэтому вам стоит показать, что тот, к кому вы испытываете симпатию, особенный лично для вас. Его стиль, жесты, образ мыслей и действий, его личность — всё это для вас уникально».       Новое «блядь» стало протяжнее и отчаяннее. Гэвин кучу раз называл RK900 Коннором, а когда тот указывал на ошибку, отмахивался: «Один хрен, вы одинаковые». И продолжал так делать довольно долго, хотя и наловчился различать их всего через пару недель совместной работы: Ричард двигался иначе, иначе ходил, стоял, рассуждал — нужно было быть слепым и вопиюще невнимательным, чтобы не видеть разницы.       «Третье — старайтесь не разделять людей и андроидов на противоположные лагеря. Признавать особенности их расы хорошо, но ещё лучше принимать их при этом как равных. Доверяйте им, позволяйте действовать самостоятельно, помните: они тоже разумные существа».       В этот раз Рид просто поджал губы: в этом он тоже облажался. Гордыня поначалу не позволяла ему открыто признать кого-то (не человека к тому же) достаточно способным, чтобы быть наравне с ним по навыкам и опыту. Из-за этого Гэвин зачастую отводил напарнику роль просто ходячей медицинской лаборатории. Позже, гораздо позже он понял, что быстрый анализ — лишь малая часть способностей андроида-детектива, но теперь гордость не позволяла признать уже то, что он был кругом не прав.       «Четвертое — повторяю, андроиды похожи на людей. Они тоже хотят знать, что они значимы, тоже хотят, чтобы их хвалили и замечали. Отмечайте их успехи, хвалите, делайте комплименты, поддерживайте, если у них что-то не получается. Делайте им приятно!»       Чертыхнувшись, Гэвин закрыл окно браузера: уже понял, насколько мало у него шансов что-то исправить, тем более за такой мизерный отрезок времени.       Действовать по указке статьи из интернета уже не казалось такой умной идеей. Советы, может, и были дельными, но совсем не подходили их с RK900 ситуации, а гуглить что-то вроде «как замутить с андроидом, который не без оснований считает тебя мудаком» было бы уже совсем глупо.       Звякнул телефон. Увидев сообщение от Тины, Рид не удивился — сам текст сообщения, казалось, был пропитан иронией: «Даю последний шанс отказаться», — но, к собственному удивлению, разозлился. Отступить теперь? Нет уж, дудки.       Преисполненный решимости, Гэвин отправил подруге эмоджи с оттопыренным средним пальцем, написал сообщение Ричарду (в основном их личное общение сводилось к обмену колкостями): «Ты сегодня был молодцом» — и, раньше, чем успел передумать, отправил.       Высветившийся через минуту ответ «Спасибо?» оказался приятной неожиданностью.       

* * *

      В участок Рид зашёл в приподнятом настроении. Уже тот факт, что RK900 ответил ему прошлым вечером, внушал лёгкую надежду, что не всё так безнадёжно, как он опасался. Значит, есть и шанс на успех, так?       — Привет, Рич, — Гэвин махнул рукой, усаживаясь на своё место. Ричард повернулся к нему с откровенным недоумением на лице. — Что?       — Не «Коннор»? Не «Железный дровосек»? Даже не «Ведро с болтами»? Упражнений в остротах не будет? Вы здоровы, детектив? — участливо поинтересовался андроид и прямо на стуле подъехал ближе к напарнику, чтобы бесцеремонно уложить ладонь тому на лоб. — Температуры нет. Странно.       Настроение пропало. Ну конечно, было слишком наивно рассчитывать, что RK900 со своей «совершенной памятью» возьмёт и забудет больше года откровенных издёвок и мудачизма. Даже если градус напряжённости и заметно упал за последние пару месяцев — с момента, когда Рид не только осознал, но и принял свою влюблённость, — это не отменяло его предшествующих поступков и слов.       — А тебе так нравится, когда я называю тебя банкой консервной? — огрызнулся Гэвин, отстраняясь от чужой руки и отводя взгляд. — Отлично, мне не жалко, ушлёпок.       — Вот это больше похоже на обычного вас, — хмыкнул Ричард и вернулся на своё место. — Готовы к работе? У нас сегодня много дел. Результаты вскрытия будут только к вечеру. Поэтому предлагаю сначала заглянуть к мисс Браун, а после наведаться на склад, где работал погибший.       — Так и сделаем, — Рид преувеличенно бодро хлопнул ладонями по столу и поднялся, сразу же заворачивая к выходу.       В отражении на стекле он успел различить удивленное лицо напарника и мысленно чертыхнулся. Он что, действительно настолько облажался?       Погружённый в мрачные раздумья, Гэвин безропотно пустил RK900 за руль (очередной удивлённый взгляд он проигнорировал). Спрашивать Ричард ничего не стал, но Рид кожей чувствовал нацеленный на него интерес и почти слышал неозвученные вопросы. Стоило свести всё к шутке, отвлечь внимание, но придумать что-то такое, что не сделало бы ещё хуже, не получалось.       — Детектив, вы сегодня ведете себя необычно, — заметил напарник, когда молчание стало совсем уж тягостным. Гэвин мрачно покосился на него и махнул рукой, мол, «валяй, объясняй». — Вы вежливы, задумчивы и совсем не спорите. У меня есть повод для беспокойства?       Рид помрачнел сильнее. Разумеется, андроид-детектив не мог не заметить перемен. Гэвин даже считал себя готовым в случае чего объясниться. Но если уж RK900 спрашивает, стоит ли ему беспокоиться… Как много дерьма Рид за собой не замечал?       — Понял, что был мудаком, — он демонстративно пожал плечами, хотя слова эти дались ему отнюдь не легко. — И решил, что пора перестать тебя шпынять.       — Я бы не назвал это так, — Ричард коротко взглянул на заинтересовавшегося его словами напарника. — Едва ли вы можете меня «шпынять». Хотя такие мотивы в ваших поступках и очевидны, — он насмешливо хмыкнул. Рид закатил глаза, но уголки его губ предательски дрогнули. — Тем не менее, я не вижу в вашем поведении ничего ужасного. Ваши капризы — отличный тренажёр для моего ума. Предугадать реакцию, подать информацию более осторожно или более агрессивно, ответить достойной колкостью на любую вашу... У меня не хватает данных, чтобы провести полноценные расчеты, но всё-таки подозреваю, что ни один другой напарник не способствовал бы моему развитию так же сильно.       — Не за что, — Гэвин навесил привычную самодовольную ухмылку.       — Я не говорил «спасибо», — вкрадчиво и чуть ядовито отозвался RK900. — И это не повод продолжать «быть мудаком». Вообще-то я рад, что вы заметили.       Рид его демонстративно проигнорировал, но уже не смог сдержать улыбки. Странное напряжение рассеялось, и он почувствовал себя куда свободнее. Остаток пути прошёл в почти уютной тишине.       

* * *

      Венди Браун была близкой подругой погибшего мистера Купера, — даже больше, судя по тому, что сказал нашедший тело Купера коллега. А ещё она была андроидом, WB300, — и эта новость Гэвина немало удивила. Даже при постоянных завалах дел, связанных с андроидами, лично с межрасовыми парами он до сих пор по долгу службы не сталкивался.       — Здравствуйте, — глухо поприветствовала их Венди. Её внешний вид совсем не вязался ни с голосом, ни со взглядом: не было ни мешков под глазами, ни болезненной бледноты, но даже так не нужно было прилагать усилий, чтобы заметить, насколько ей тяжело. — Проходите, детективы. Если хотите, я могу сделать чай, Джонатан любит… — голос её сбился в помехи, — любил хороший чай, там много осталось…       Чая Рид не хотел, но решил согласиться: WB300, казалось, просто искала повод занять себя. Поймавший его взгляд Ричард одобрительно улыбнулся, и Гэвин едва успел себя одёрнуть и сохранить спокойное выражение лица. Чтобы отвлечься, он решил осмотреться.       Комната была большая, но достаточно уютная. Не испорченная ожидаемой от андроида прилизанной стерильностью, она пестрела кучей явно самодельных вещей: от чуть кривоватых рамок с фотографиями, на которых улыбались Венди и почивший мистер Купер (они выглядели до того счастливыми, что само собой напрашивалось чувство зависти), до идеальных на вид расшитых бисером подушек на креслах и бумажных объёмных валентинок, вроде тех, что вчера показывала Риду Тина. Очередное напоминание о приближении праздника неприятно царапнуло в душе. Каково будет WB300 в окружении всей этой конфетно-розовой ерунды теперь, когда её любимый умер?       Гэвин резко отвернулся и едва не столкнулся с RK900 — тот тоже подошёл рассмотреть самодельные валентинки поближе. Во взгляде его читался лёгкий интерес, который, однако, померк, стоило Ричарду понять, что Рид смотрит на него. Место интереса заняло какое-то другое, непонятное выражение.       — Простите за лёгкий беспорядок, — попросила вернувшаяся с чашкой в руках Венди, и Гэвин едва подавил порыв отскочить от напарника. Тот уже смотрел своим обычным, чуть отстранённым взглядом. — Садитесь, чувствуйте себя как дома.       Когда с церемониями было покончено, все расселись по местам и Гэвин получил свой чай (на вкус он оказался действительно неплох), WB300 блёкло улыбнулась.       — Я готова ответить на любые вопросы. Надеюсь, это поможет…       Рид бросил быстрый взгляд на Ричарда. Тот подался вперёд и осторожно сжал запястье Венди, не убирая скина. Опросами свидетелей-андроидов всегда занимался RK900 — это было то немногое, в чём к компромиссу они пришли сразу. Сейчас привычное действие вызвало укол ревности — совершенно глупый и неуместный, если учесть, что Венди только что потеряла того, кого любила.       — Что вы можете рассказать о вчерашнем вечере? — Гэвин сглотнул, услышав удивительно мягкий тон. С ним RK900 так никогда не говорил. Обычное его ехидство Риду вполне нравилось, но теперь он вдруг осознал, что этого недостаточно.       С трудом заставив себя отвлечься, Гэвин сосредоточился на чае, изредка прислушиваясь к сказанному, но не концентрируясь. Стандартные вопросы, обычные ответы — уже сейчас ему было понятно, что дело не самое сложное и раскроется быстро. В голове складывался список подозреваемых.       Незаметно прошло почти двадцать минут. Рид понял, что опрос закончен, только когда Ричард украдкой пихнул его в плечо: WB300 уже стояла, готовая проводить гостей до двери. Напоследок RK900 поблагодарил её за сотрудничество и направился к коридору с лёгкой спешкой — очевидно, уже догадался, что к чему. Гэвин же чуть притормозил, чтобы попрощаться с хозяйкой дома.       — Я надеюсь, вы найдёте виновного, — твёрже, чем в начале разговора, сказала Венди.       Рид криво улыбнулся — худшей ошибкой любого детектива считалось заверение его близких, что дело обязательно разрешится. Гэвину хватало опыта, чтобы не наступать на эти грабли, но отчего-то он всё равно чувствовал себя обязанным хоть как-то подбодрить мисс Браун.       — Простите, если сую нос не в своё дело, — вдруг сказала она, пресекая его попытки подобрать правильные слова. — Но я обратила внимание на то, как вы смотрите на своего напарника, — Рид насторожился было, но WB300 улыбнулась чуть живее, чем улыбалась до этого. Она подошла ближе и осторожно, совсем как Ричард недавно, сжала запястье Гэвина. — Просто хочу сказать, что надеюсь, у вас всё получится.       Окончательно смущенный, тот пробормотал «спасибо» и поспешил за Ричардом.       RK900 уже дожидался Рида в машине. На напарника он посмотрел с тем же неясным выражением лица, но говорить ничего не стал, только дождался, пока Гэвин пристегнётся, и завёл машину. Сам Рид, слишком смущённый словами Венди, старался не смотреть на Ричарда. О, как бы он хотел, чтобы она оказалась права!       — Есть версии? — наконец взяв себя в руки, спросил Гэвин. Взгляда напарника он всё ещё избегал.       — Я почти уверен, что это сын владельца склада. У него был весомый мотив, и, догадываюсь, нет алиби. Впрочем, опросить рабочих склада и самого владельца всё ещё стоит, мы могли что-то упустить, — не отрывая взгляда от дороги, сообщил RK900. Рид кивнул — он пришёл к таким же выводам.       — Что будем делать, если пацан окажется на складе? — Гэвин достал телефон, делая вид, что занят.       — В таком случае стоит убедиться, что он услышит разговор с отцом, и напугать его. Вполне вероятно, Филлипс-младший выдаст себя.       — Хочешь попробовать провести допрос сам?       RK900 вдруг свернул на обочину, остановил машину и повернулся к Риду. Тот встретил его взгляд смело, почти вызывающе, и это, кажется, подействовало.       — Я не могу понять, что с вами, детектив. Я бы решил, что вы собрались скинуть на меня всю работу, если бы не знал, как сильно вы её любите, — прищурившись, заговорил Ричард. — Дело явно в чём-то другом.       — Разве мне не стоит давать тебе больше свободы в работе? — буркнул Гэвин, отведя взгляд в сторону.       — Меня вполне устраивает тот её уровень, что был. В конце концов, к схеме «я опрашиваю андроидов, вы — людей» мы пришли опытным путём. А если кому-то нужен совет, мы просто спрашиваем, а не перекидываем друг на друга часть работы. Это вами же установленное правило. Что не так теперь?       Рид наконец посмотрел на напарника. Тот смотрел почти обеспокоенно, но упрямо — явно не собираясь позволять уйти от вопроса. Отвечать прямо Гэвин был пока не готов. Не посреди расследования, пусть и не самого сложного, не сейчас, когда RK900 готов вот так напирать.       — Давай сначала разберемся с делом, — призвав все свои моральные силы, спокойно сказал Рид. Ричард чуть растерянно моргнул — видимо, ожидал, что серьёзный напор всё-таки поможет. — А как только разберёмся, я отвечу на твои вопросы. Идёт?       RK900 ещё несколько секунд всматривался в лицо напарника, но, наконец, кивнул и снова вернул внимание на дорогу. Уткнувшийся в окно Гэвин пообещал себе, что как только они разберутся с делом, он обязательно признается.       

* * *

      Чего Гэвин никак не мог ожидать — так это того, что дело раскроется настолько быстро. Ричард оказался чертовски прав, когда предположил, что припугнуть младшего Филлипса окажется достаточно. Хватило лишь прозрачного намёка на личность подозреваемого и упоминания пары улик, и парнишка, подслушивавший разговор, тут же выдал себя, попытавшись сбежать. К его неудаче, на выходе с территории склада его уже дожидался RK900, без труда поймавший вёрткого, но недостаточно быстрого пацана.       Провожаемые причитаниями отца, напарники забрали Филлипса в участок. К чести Ричарда, он не спешил напоминать об уговоре, видимо, решив сначала разобраться с формальностями — и за это Рид был искренне благодарен.       Небольшую отсрочку дал полноценный допрос. Пацан как на духу выдал признание: всё вышло случайно, он совсем не хотел убивать, а когда понял, что натворил, вусмерть перепугался и попытался скрыть следы, вместо этого оставив их ещё больше. Записывающий весь ход допроса и заодно отслеживающий состояние Филлипса RK900 подтвердил: пацан не врал, всё так и было.       Ещё немного времени заняло оформление ареста и написание отчёта, но вечно улаживать формальности было нельзя. Под самый конец рабочего дня Ричард подошёл к напарнику, напоминая об обещанном разговоре, — и у Рида больше не нашлось оправдания, чтобы отложить его ещё раз.       Говорить решили в свободной комнате для наблюдения за допросами: в ближайшее время никто туда заглядывать не должен был, а даже если бы кто-то и захотел, комната запиралась изнутри. Следуя за напарником, Гэвин морально готовился: больших надежд на свои попытки ухаживаний он не возлагал, сам уже понял, насколько это было слабо. Оставалось только надеяться, что RK900 не воспримет его признание как глупую шутку. И не станет жаловаться на харассмент.       Вошедший в комнату наблюдения первым Ричард дождался, пока войдет Рид, и щёлкнул замком. Затем обстоятельно проверил, выключен ли микрофон, и только после повернулся к напарнику. Гэвин стоял, расправив плечи и гордо подняв голову — волноваться теперь он не собирался.       — В чём дело, детектив? Почему ваше поведение изменилось? — спокойно, без обвинительных ноток, проскальзывавших в разговоре раньше, спросил RK900, и это немного воодушевило Рида.       — Я влюблён, — прямо сказал он, ловя взгляд Ричарда. Тот растеряно нахмурился, и Гэвин, чувствуя неожиданную лёгкость, шагнул ближе. — И поведение моё изменилось, потому что я понял, что во многом облажался. А ещё я хочу взаимности, даже если понимаю, что шансов на неё у меня маловато. Я хочу, чтобы ты понимал, что я не просто грубый придурок, который никак не может смириться с фактом, что андроиды теперь равноценны людям. Потому что я давно уже это всё принял, но был слишком заносчив, чтобы признать свою неправоту. И потому что влюблён я в тебя.       Рид замолк. RK900 буравил напарника неясным взглядом, а тот стоял и улыбался: признаться оказалось удивительно легко. И это было куда лучше, чем пытаться изворачиваться и придумывать оправдания, в которые андроид-детектив не поверит.       Молчание затягивалось, и первоначальная лёгкость стала сменяться беспокойством. Откажи Ричард сразу, Гэвин бы понял. Пригрози RK900 жалобой — понял бы тоже. В конце концов, если бы Ричард просто ударил его, Рид бы тоже понял и принял такой исход. Но напарник молчал и только смотрел.       — Слушай, Рич, я… — не растеряв смелости, снова заговорил Гэвин.       RK900 вдруг шагнул ближе, перехватил его руки и осторожно подтолкнул к стене. Рид рефлекторно дёрнулся, попытавшись вырваться из захвата, но Ричард не позволил: прижался к Гэвину своим телом, фиксируя на месте, и будто без единого сомнения поцеловал.       Рид ещё раз трепыхнулся, но замер. Постепенно картинка сложилась: Ричард тут, Ричард не бьет его, Ричард его целует. Сам. Подумав об этом, Гэвин глухо застонал и наконец отпустил себя. Вывернул-таки одну руку из захвата, чтобы вцепиться в воротник чужого пиджака и притянуть ближе к себе. Прижался сам, яростно отвечая на поцелуй — странный, ни на что не похожий, но сносящий все тормоза. В голове стало восхитительно пусто, тело покрылось мурашками, а в груди разгорался огонь.       Рид так увлёкся эмоциями, что даже не сразу понял, что RK900 перестал напирать, а чуть позже и вовсе отодвинулся — довольно мягко, но всё-таки настойчиво. Гэвин, всё ещё слабо соображая, недовольно замычал и подался вперёд, за отступающим напарником. И понял, что что-то не так, только когда ему в грудь упёрлась чужая ладонь.       — Рич?.. — чуть растеряно спросил он. Ричард смотрел на него странно: отстранённо и в то же время грустно. Но когда в кармане Рида звякнул телефон, взгляд RK900 поменялся.       — Посмотри, — проронил он удивительно властно. Гэвин почти бездумно подчинился.       На экране высвечивалось уведомление о новом сообщении. Открыв его, Рид оторопел: в сообщении была прикреплена фотография. Их с Ричардом фотография. Она явно была взята с камеры наблюдения — качество её было не слишком хорошим, но всё равно позволяло узнать и обращённого к камере спиной RK900, и довольное лицо самого Гэвина.       — Что за… — он резко вскинул взгляд, но не нашёл в себе сил сказать что-то ещё.       Напарник смотрел теперь уже просто отстранённо — во взгляде его не осталось ни намёка на грусть. Чувство, что всё пошло катастрофически неправильно, ударило со всей силы, и Рид только и мог, что открывать и закрывать рот в растерянности.       — Надеюсь, этого достаточно, чтобы выиграть в вашем с офицером Чен пари, — равнодушно сказал Ричард.       Гэвина словно ледяной водой окатило. Точно, чёртово пари. Завтра он должен представить Тине доказательства взаимной симпатии RK900. А фотография, запечатлевшая поцелуй, однозначно не оставляла пространства для иных интерпретаций. С ней выигрыш был обеспечен.       Вот только Рид совсем забыл про пари.       — Рич, я… слушай, это не то… — попытался он оправдаться. Ричард покачал головой.       — Не стоит. Можете больше не пытаться казаться кем-то другим и выдавливать из себя эти попытки проявить симпатию.       — Ничего я не выдавливал! — от возмущения Гэвин повысил голос. — Ты… ты целовал меня и всё равно ничего не понял?!       — Вы выиграли своё пари, — повторил RK900 чуть холодно. — Этого достаточно. Я не буду никому сообщать. Хорошего вечера, детектив.       Рид потерянно смотрел, как напарник, держась слишком прямо даже для андроида, отпирает дверь и удаляется, не сказав больше ничего.       Не удержавшись, Гэвин с размаху ударил кулаком по стене.       Нет, ничерта он не выиграл. Он в пух и прах проиграл.       

* * *

      Следующий день казался Риду адом. Градус всеобщей сопливости возрос до небес, все вокруг были слишком довольные, то и дело мимо проходил кто-то из других отделов, чтобы забросить свои конвертики в общий для всего участка «валентиночный ящик», изо всех щелей доносились шутки и поздравления… А Гэвин смотрел на равнодушное лицо Ричарда и то и дело одёргивал себя, запрещая открывать злополучную фотографию — и так уже насмотрелся за бессонную ночь. Он успел передумать тысячу мыслей, несколько раз открыть и закрыть теперь уже статьи на тему «как извиниться перед андроидом», мысленно обвинить в произошедшем Тину, судьбу, даже самого RK900, но в конце концов понял, что у него нет права винить хоть кого-то, кроме себя. Это он, Рид, поспешно согласился на пари, и он же не отказался сразу, хотя и прекрасно понимал, что ничего хорошего из спора на чувства, тем более чувства существа, которое ему нравится, выйти не может. Облажался он сам.       Его короткие взгляды Ричард игнорировал (хотя не мог не заметить), попытки привлечь внимание — тоже, и Гэвин решил не навязываться. В какой-то мере действительно стоило быть благодарным, что напарник не стал распространяться ни о поцелуе, ни о пари. Будь иначе, у Рида уже было бы немало проблем: только недавно в участке по соседству понизили сержанта, по слухам, именно за харассмент. Самому Гэвину, учитывая его непростой характер и кучу конфликтов с коллегами, грозило что-то похуже разжалования. Но эти мысли едва ли занимали его.       После очередной неудачной попытки вывести Ричарда на разговор Рид с лёгким раздражением поднялся из-за стола. Первым порывом было выйти на улицу и закурить — всё равно работы было удивительно мало, так что нельзя было даже отвлечься на сложное дело. Но сигарет у него уже пару лет как не водилось, и он приложил слишком много усилий, бросая курить, чтобы сейчас так запросто всё похерить. Второй мыслью было заглянуть в комнату отдыха. Хотя до обеда оставалось чуть меньше часа, Гэвину жизненно необходимо было отвлечься. Да и бессонная ночь уже сказывалась рассеянным вниманием и начинающейся головной болью.       Он успел устроиться за столиком со стаканчиком кофе, собираясь посмотреть новости, когда в комнату заглянула Тина.       — Хэй, Гэв, ты здесь, — бодро поприветствовала она, сразу заворачивая к чайнику. — Выглядишь потрёпанным. Весёлая ночка? Учитывая, что Ричард тоже выглядит так, будто пахал неделю, я всё-таки проиграла?       Рид с трудом задавил волну раздражения. Чен не могла знать, чем обернулось их пари, так что не могла издеваться. И уж точно не заслуживала в свой адрес ни слова из тех, что пришли Гэвину в голову первым делом. Но её довольный вид всё же вызывал злость. Не стоило им затевать этот спор, с самого начала не стоило.       Запоздало до Рида дошёл смысл последней сказанной подругой фразы. RK900 тоже выглядит не очень? Значит, вся эта ситуация всё-таки задела его? Хорошо это или плохо? А что, если он теперь решит, что больше не хочет работать с Гэвином? Это было бы логично, особенно учитывая, что с самого утра RK900 его фактически игнорировал. Ни о какой нормальной совместной работе в таких условиях и речи идти не могло.       — Гэ-э-эв, «Земля» вызывает «Ястреба», — Тина махнула ладонью перед лицом товарища. — Как дело продвигается, спрашиваю? Мне готовить сотню?       — Оставь себе, — недовольно поморщившись, Рид отвернулся.       Он мог выиграть. Прямо сейчас достать из кармана телефон, открыть чёртову фотку и выйти из спора победителем. И будь предметом пари что угодно другое, он сделал бы это, не задумываясь. Но сейчас… что-то внутри не позволяло ему. Чувство, скребущееся где-то в душе, напоминало — нет, это была нечестная победа. Лишь подачка напарника, наверняка оскорблённого самим фактом, что Гэвин вздумал на него спорить. Всё это могло принести ему лишь деньги, жалкую сотню баксов, определенно не стоящую испорченных отношений с Ричардом.       — Что-то случилось? — уже куда спокойнее спросила Чен. Разглядев в её взгляде сочувствие, Рид невольно оскалился: сочувствие было незаслуженным.       — Я проиграл, — твёрдо сказал он, так и не достав телефон. — Это оказалось куда сложнее, чем я думал. Так что я сдаюсь.       — Уверен? — с сомнением уточнила Тина. Она подалась чуть ближе и понизила голос. — Эй, у тебя ещё больше половины дня в запасе. Зачем так поспешно отказываться? Разоришься ведь.       — Да плевать я хотел на деньги, — отмахнулся Гэвин и чуть горько улыбнулся. — Знаешь, это ведь с самого начала была глупая идея. Не стоило спорить на его чувства. Он ведь мне правда нравится, а я такую херню творю.       Он достал из внутреннего кармана сотню — давнюю заначку, — и звучно хлопнул по столу, оставляя купюру перед подругой. Не дожидаясь ответа, Рид уверенной походкой направился к выходу, уже не видя направленного ему вслед довольного взгляда Тины, даже не посмотревшей на выигранные деньги.       Гэвин принял решение. Пусть он не заслужил ответных чувств RK900, и пусть тот злится — извинений Ричард точно заслужил. И Рид извинится, даже если придётся говорить перед всем отделом.       Пыл его немного сбавило отсутствие напарника на месте — стол его пустовал, — но теперь уже Гэвин не собирался сдаваться так скоро. Они с Ричардом поговорят, чёрт возьми.

* * *

      Запись с камеры видеонаблюдения прервалась, и Ричард медленно развернулся в кресле, взирая на Коннора взглядом победителя. Лицо RK800 отражало что-то среднее между смущением и недовольством.       — Как видишь, я был прав, — RK900 встал со своего места и подошёл ближе, чтобы хлопнуть собрата по плечу. — Он и сам прекрасно понял, в чём был не прав. И поставил меня и мои чувства выше победы в споре и собственного эго. Всё в точности, как я и говорил. Потому что я отлично знаю своего напарника.       — Ты дал ему подсказку, — буркнул Коннор и сам подошёл к столу, перезапуская запись разговора Рида и Чен.       Лицо Гэвина легко отражало всю его внутреннюю борьбу, и несложно было заметить момент озарения. И момент принятия решения — Рид наверняка собирался извиниться и попытаться ещё раз. Значит, ложью его слова о влюблённости не были.       — Ты знаешь, что это не так. Я действовал сообразно его ожиданиям, только и всего. Все выводы он сделал сам и впредь не будет совершать ошибок, — Ричард чуть лукаво улыбнулся. — А это значит, что победа за мной.       RK800 демонстративно закатил глаза, но возражать не стал. Вместо этого он протянул ладонь, предлагая мир.       — Хорошо, я согласен, ты победил. Чего ты хочешь?       — Сегодня День святого Валентина. Так что я хочу, чтобы ты прикрыл нас, — RK900 широко ухмыльнулся, хватая руку Коннора раньше, чем тот успел среагировать. — И ты больше не будешь вмешиваться в наши отношения.       — Это уже два желания, — вздохнул RK800, но руку в ответ пожал. — Согласен только потому, что вы с Ридом удивили меня.       Напоследок Ричард ещё раз хлопнул Коннора по плечу и поспешил обратно в отдел: уже видел по камерам, что Гэвин его ищет. Им предстояло о многом поговорить, многое обсудить и решить, но для начала RK900 и самому стоило кое в чём признаться.       Рида он встретил в коридоре, ведущем в архив. Едва заметив напарника, тот сорвался с места и с воинственным видом схватил за полы пиджака, не позволяя отойти.       — Ты! — припечатал Гэвин, уставившись Ричарду в глаза упрямым взглядом. — Можешь злиться и дуться, но ты выслушаешь меня, чёрт возьми!       RK900 слегка улыбнулся (вот таким Гэвин ему нравился куда больше), приглашая продолжить. Риду, впрочем, разрешения и не требовалось — он словно вообще не заметил реакции напарника, только сильнее сжал в кулаках ткань пиджака.       — Хочешь — верь, хочешь — нет, но никакую симпатию я из себя не выдавливал! Ты мне нравишься, точка. Да, я идиот, раз решил поспорить на тебя, я это признаю! Но мне жаль, что так вышло, у меня и в мыслях не было как-то задеть тебя. Прости меня. И я говорил правду: я хочу взаимности — и готов меняться ради этого.       — Я знаю, — Ричард улыбнулся шире и подался ближе. — Но есть одна проблема. Мне чертовски нравится один человек. Иногда он ведёт себя глупо и грубо, иногда поспешно, а ещё он ужасно саркастичный. Иногда ведёт себя как мудак и не любит признавать свои ошибки, но всё-таки умеет это делать. Но мне нравится его неспокойный темперамент, его непредсказуемость и горячность. И мне совсем не хочется отвечать взаимностью кому-то другому, каким бы спокойным и покладистым он ни был. Потому что это уже не он.       Гэвин оторопело уставился на него и разжал пальцы, но отстраняться не спешил. В глазах его легко читалась активная умственная деятельность: складывались логические цепочки, вставали на место кусочки пазла. Мгновение — и в его взгляде отразилось понимание. Ещё мгновение — понимание сменилось неверием. Ещё одно — и всё будто встало на свои места.       — Ах ты жопа пластиковая! — восторженно выдал Рид, и Ричард с удовольствием залюбовался на его горящие глаза. Долго любоваться ему, однако, не позволили.       Теперь уже Гэвин подтолкнул напарника к стене, сам поцеловал, прижимаясь к его телу и стараясь этим поцелуем выразить всё недосказанное. И RK900 с удовольствием поддался, отвечая на поцелуй, не отталкивая, а притягивая ближе, позволяя себе потеряться в ощущениях.       Через пару минут отстранившись, в этот раз исключительно ради того, чтобы позволить Риду отдышаться, Ричард достал из кармана маленькую картонную валентинку. Объёмную, собственноручно сложенную и чудом не помятую.       — Будешь моим Валентином? — лукаво улыбаясь, спросил он. Гэвин расхохотался.       — Определённо да.

* * *

      — И-и-и моя взяла! — воскликнула Тина, хлопнув в ладоши. Коннор мрачно покосился на неё и вернулся к работе — ему нужно было подкорректировать записи с камер наблюдения. — Высший балл. Теперь меня точно ждёт повышение.       — У купидонов есть иерархия? — обречённо (два проигрыша за один день не слишком способствовали хорошему настрою) поинтересовался RK800. Чен тут же приняла нарочито серьёзный вид.       — Разумеется, есть, — фыркнула она, разглаживая помятую сотню. Поймав ещё более мрачный взгляд Коннора, она пожала плечами. — Что? Проиграю потом пару споров Гэвину и всё верну, не надо так на меня смотреть. Это было для дела.       — Странный подход для купидона, — RK800 сохранил измененную запись и обратил всё внимание на собеседницу. — Зачем ты мне рассказала? Этот спор мог всё разрушить. И вообще, разве у вас нет луков и любовных стрел?       Тина хохотнула и принялась разминать пальцы. Коннор наблюдал за ней неотрывно, но всё равно умудрился пропустить момент, когда в её руках появился старый, потрёпанный временем небольшой лук. Недолго думая, Чен протянула оружие собеседнику.       — Лук и стрелы для младших: это слишком прямолинейно и не всегда действенно. А ну как промахнёшься? Попадёшь не в тех людей, потом проблем не оберёшься. К тому же в современном мире с магией напряжёнка. Бери, бери, он не кусается, — RK800 с сомнением взял лук в руки. От любого другого он, казалось, ничем, кроме размера, не отличался. Тина с важным видом продолжила лекцию. — Опытные купидоны могут отлично справиться и без лука. К тому же эти двое уже были влюблены, мне лишь нужно было подтолкнуть их. В случае Гэвина сработал азарт и гордость, Ричарду же не хватало уверенности в серьёзности намерений Гэвина. Один маленький спор решил обе проблемы. Минимум магии, максимум результата. Обидно, конечно, что Гэвин не дочитал статью, я всё-таки старалась, но он и без этого всё понял.       — Разве это дело для купидона? — Коннор на пробу нажал на тетиву — та не поддалась. — Если они уже были влюблены.       — Дело для купидона — помогать любви, — пропела Чен и вновь хлопнула в ладоши. RK800 уставился на свои руки: лук исчез так же незаметно, как появился. — И раз уж ты коснулся этой темы…. Я получаю повышение, и теперь мне полагается помощник. А поскольку в нашем маленьком споре победила я, ты должен мне желание. И я хочу, чтобы ты стал моим помощником. Посмотришь, как это делается, немножечко поучаствуешь, а там, глядишь, и присоединишься к нам. У купидонов вечная нехватка кадров.       Коннор перевёл оторопелый взгляд на неё. Тина улыбалась мягко, но довольно, всем своим видом источая уверенность.       — Я андроид, — напомнил он с лёгким сомнением. — Какой из меня купидон?       — Прекрасный. Способный всё просчитать, действовать без магии. К тому же люди-купидоны не слишком хорошо понимают андроидов, а вам в любви помогать надо не меньше, если не больше. Соглашайся! Я не заставляю тебя принимать окончательное решение прямо сейчас. Просто понаблюдаешь за работой, а потом будешь думать. Идёт?       RK800 снова повернулся к камерам, чтобы тут же тяжело вздохнуть: Ричард и Гэвин засветились на камере парковки, принявшись целоваться, не дойдя до машины Рида. Теперь нужно было корректировать и эту запись. Но от вида счастливой улыбки на лице RK900 и от осознания, что он, Коннор, в какой-то мере к этой счастливой улыбке причастен, ёкало что-то внутри.       — Идёт.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Detroit: Become Human"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты