На кортах: Или как красиво отжать навык

Naruto, DC Comics, Prototype, Marvel Comics, Warcraft (кроссовер)
Джен
NC-17
В процессе
51
автор
Размер:
планируется Макси, написано 356 страниц, 20 частей
Описание:
После находки археологов, обратившейся катастрофой, люди начали обнаруживать в себе сверхспособности. Возросшие физические характеристики, иногда навыки контроля над стихией, или иным видом энергии. Общее в силах то, что они выражали сущность человека.
Помимо индивидуалистов, обретающих неповторимые навыки, «Пробуждались» и те, кто отождествлял свое «Я» с суррогатными вселенными. Такими как миры, воссозданные в фильмах, играх, книгах и комиксах. Игорь - пробудившийся, и это большая проблема...
Примечания автора:
Опубликовано на Автор тудей: https://author.today/work/19797
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
51 Нравится 15 Отзывы 20 В сборник Скачать

Главы: 121-130

Настройки текста
Глава 121: Злой дух пустыни. Странные видения исчезли так же неожиданно, как и появились, оставив совершенно ошарашенного юношу стоять прямо посреди подземной парковки. Постепенно, обрывки алых энергетических нитей полностью впитались в тело Игоря, не оставив после себя и следа, однако сам подросток, после того как оказался поглощен пугающим коконом разительно изменился. Казалось, он стал на пару сантиметров выше и крупнее, свободная одежда теперь уже была ему впритык, или даже мала, потому что в обыкновении своем худощавое, но атлетичное тело, преобразилось, и теперь, каждая мышца Кипиша немного увеличилась в объеме. Лицо у юного мага так же не осталось без изменений, и теперь, любые неприятные проявления подросткового периода полностью исчезли, на самом деле, даже его кожа немного поменяла оттенок, сделавшись бледнее, однако, изменения Игоря сильно разнились с трансформацией Мутного. Он, в отличи от своего лучшего друга не приобрел изящество аристократов, напротив, внешность Кипиша приобрела хищные черты, неуловимо влияющие на всех, кто на него смотрел. Можно было даже сказать, что стоя перед юношей, отъявленные убийцы, присутствующие среди личной охраны Законников, чувствовали себя неуютно, будто они смотрели на само зло во плоти. *БАХ!* Неожиданно фигура Игоря размылась, будто прыщи на отредактированной фотографии старшеклассницы, а в следующее мгновение, его кулак разбил бетонную клону словно какую-то башенку, построенную в детском саду из пластиковых кубиков. От этого удара, на руке подростка не осталось никаких следов помимо серо-белой пыли, и это по настоящему пугало, ведь пробуждение Игоря вовсе не относилось к физическим, однако теперь, он ощущал что стал по крайней мере в пять, или даже в шесть раз сильнее себя предыдущего! Будь то пол тонны, или же тысяча килограмм, Игорь чувствовал в себе силу поднять подобный вес, что отлично демонстрировало, насколько же увеличились его возможности, но не только сила! Ловкость, скорость реакции, восприятие, прочность! Каждый аспект, которым можно было охарактеризовать способности тела возрос многократно!! “Так вот, что означает вторая фаза Пробуждения…” Юноша с интересом рассматривал свою правую руку, на которой уже выше локтя расположилась кровавая лоза, так же прошедшая значительные изменения. На практически голых стеблях, где изредка встречались крошечные лепестки, теперь повсюду повылезали шипы, а сами они стали толще, но главным отличием от предыдущего рисунка был странный бутон совершенно белого цвета, который как раз находился на внутренней части локтевого сустава. — Энум… После того странного видения, в голове юноши осталось одно единственное слово, и стоило его произнести, как казалось бы обыкновенная, пусть и очень реалистичная татуировка превратилась в настоящую алую лозу, неожиданно взвившуюся вверх! *Шелест…* Десятки кровавых лиан окружили Игоря, но сейчас было не время их проверять в действии, а потому, они тут же исчезли, испарившись в красном тумане, вернувшимся обратно в руку подростка. “Физическое усиление далеко не все, что предоставила вторая фаза Пробуждения… Моя способность - это…” — Я твой противник!! Царившую тишину в подземной парковке нарушил громкий голос Зуфара, вышедшего вперед. Вор, просто не мог позволить этому сопляку восстановиться полностью, а потому решил атаковать как только завершился его бой с Фартовым. Предугадав подобный ход со стороны Харута, компаньоны Кипиша попытались вмешаться, однако были остановлены самим подростком. На самом деле, именно сейчас Игорь находился в лучшей своей форме. Все его незначительные травмы восстановились, выносливость вновь бурлила в изменившемся теле, а магический резерв достиг уровня третьего круга! К тому же, после поглощения опыта элегантного усача и объединения его со своим, юноша получил навыки создания конструктов пятого круга, что хоть и не могло помочь ему высвободить магию уровня выше, третьего ранга, но все же замено влияло на способности к формированию любых заклинаний! — И что? Ничего не скажешь? А как же фирменное злодейское вступление? Юноша чувствовал себя более чем уверенно, даже несмотря на то, что его противником являлся предводитель всех Питерских авторитетов. И дело было вовсе не в его самоуверенности, просто… Хотя кого мы тут обманываем?... Игорь сейчас чувствовал что сможет взмахом своих яиц снести гору, а заодно и пару соседних деревенек, расположившихся на низине, так какое ему было дело до какого-то криминального авторитета?! *Жужжание!* Неожиданно, Харут скинул с себя пиджак, сшитый для него на заказ, после чего тело Законника распалось на сотни темно-коричневых точек, неистово жужжащих, словно рой насекомых. Однако взгляд Кипиша теперь был намного острее чем раньше, и в каждой из крошечных точек, он обнаружил плотнейшее скопление песчинок, неистово перемешивающихся между собой, из-за чего и порождался этот странный звук. *Вжух!!* В какой то момент, рой из песчинок начал формировать фигуру, отдаленно напоминавшую демона, из приданий мусульманского народа. Бесплотная тварь, окруженная песчаной бурей, которая скрывала в себе взгляд полупрозрачных желтых глаз, зрачки которых были вытянутых словно у змеи. Подобная форма могла сделать Зуфара неуязвимым не только физическим атаками, но и к магии Игоря, ведь против песчаной бури вряд ли подействуют молнии, или те же метательные ножи с малым символом «Разрыва», однако так думал только сам Авторитет, в то время как руки Кипиша вытянулись вперед, чтобы высвободить мощный поток чистой маны, тут же принявшей форму магических кругов с темно-синим символом души посередине… «Загробное пламя!» Глава 122: Вассалы. Как только юноша выпустил свою магию, все в радиусе десятков метров вокруг поглотило холодное, темно-синее свечение появляющихся магических кругов, а как только заклинания наконец полностью оформились в своем виде, прекратив слепить наблюдателей, те увидели как вокруг превратившегося в демона пустыни Харута, медленно парили пять магических кругов!! — Он маг пятого круга?! Никто не мог поверить в то, что происходило прямо перед ними, особенно после того как представители преступного мира стали свидетелями чудовищной силы магии четвертого круга! “Неужели он поглотил способности убитых?...” Размышлении насчет тех алых нитей энергии до сих пор не выходили из голов невольных зрителей, ведь они просто не могли по одному внешнему виду определить в чем именно заключалась способность Кипиша, тем не менее, всеобщее ошеломление было необоснованно, ведь будь юноша действительно магом пятого круга, ему даже не потребовалось бы создавать заклинание чтобы уничтожить кого-то навроде Зуфара. Одного небольшого усилия мысли и крупицы маны хватило бы, для расправы с песчаным духом, а что касается выстроившихся кругов, то только юноша знал, в чем именно отличие магии пятого круга, от того, что сейчас окружило Законника. Дело в том, что маг круга, и магия круга, были совершенно разными понятиями. Так например, еще до прохождения второй фазы Пробуждения юноша являлся магом второго круга, однако высвобождал только магию первого, потому что для освоения более совершенных заклинаний, необходимо было преодолеть барьер третьего ранга. Такая несправедливость по отношению к начинающим властителям маны была обусловлена тем, что лишь после третьего круга, Классик получал возможность вписывать один магический круг в другой, и вот это как раз таки называлось заклинанием более высокого ранга. Если в конструкте располагалось два круга с соответствующими атрибутами и символами, то данная магия принадлежала ко второму рангу, если три, то к третьему, и так далее, до пятого круга. После чего шел очередной барьер шестого круга, после которого маг получал возможность совмещать не только круги, но и символы, не разделяя их оградительными линиями геометрических фигур. Так же барьер существовал и на девятом круге, но это уже относилось к высшей магии, и вообще, в России не было ни одного мага подобной силы, поэтому задумываться о таком уровне сейчас попросту не следовало. Так же стоит отметить, что полноценным магом определенного круга назывались те, кто достиг понимания построения конструктов соответствующего уровня, а так же силы, необходимой для их воплощения. Это значит, что маг четвертого круга, был способен создать четыре конструкта, каждый из которых принадлежал к четвертому рангу. Сейчас же, Игорь хоть и создал пять магических кругов, но все они относились к первому рангу, что не сведущие в эзотерической подоплеке индивиды, ошибочно принимали за магию пятого круга, тем не менее, этого было более чем достаточно, чтобы расправиться с духом. *Ппшшш!....* По невербальном приказу Кипиша, магические круги высвободили пять бледно-голубых сфер загробного пламени, способного начисто сжечь душу любого существа ниже ранга С, а потому, попытки Харута оградиться волной песка от нематериального пламени оказались тщетными. Частички его души, заключенные в мельчайших крупицах камня начали сгорать, словно плоть попавшая прямиком на раскаленную сковородку. - Ууууууууу!!!!..... Вместо крика, демоническая сущность пустыни жалобно взвыла, отчего по спинам людей смотрящих на его мучения пробежал холодок, как раз в этот момент, все пять сфер сошлись в центре песчаной бури, и вызвали ошеломляющий взрыв бледно-голубого пламени, от которого веяло могильным холодом и нечестивой силой. В этом яростном буйстве смертоносной энергии, у Зуфара не была ни единого шанса на выживание, поэтому, юноша уже не обращал никакого внимания на него, взирая сейчас на испуганно замерших авторитетов, которых со стороны противников осталось всего девятнадцать. — Не тратьте мое время! Выбирайте следующую жертву, и давайте ее сюда... От слов подростка, по толпе преступников прокатился жалобный ропот. Никто уже не хотел связываться с этим маленьким чудовищем с неизвестными способностями, и дело было даже не в его силе, а в невероятной манере ведения боя. Каждый отчетливо видел, что восемнадцатилетний парнишка значительно уступал в силе Фартовому, тем не менее, все закончилось поражением Вора, которое было обусловлено лишь смекалкой и боевым опытом Игоря, что непрозрачно намекало на его прекраснейшую выучку. На самом деле многие даже подозревали что этот пацан прошел особую школу подготовки, в элитных правительственных войсках, но даже без этих предположений, желавших выйти на бой попросту не нашлось. Ведь Фартовый, без сомнения был сильнейшим из них, и все же проиграл Кипишу, к тому же, теперь, когда он прошел вторую фазу Пробуждения… — Я готов принять твои условия… Первым претендентом, изъявившим желание присоединиться к свите нового короля, оказался Законник со скособоченной челюстью, похожей на совковую лопату, а за ним последовали и подчиненные этого авторитета. — Что ж… Разумное решение… Должно быть ты и твои люди - единственные, кто выживет сегодня… Подобное заявление чуть было не заставило некоторых Воров схватиться за сердце, готовое вот-вот разразиться инфарктом. Все их былые сомнения мгновенно пропали, а каждый из присутствующих, начал наперебой сообщать о своих самых преданных чертах, несомненно направленных на благо Питерского владыки. — Все хорошо, что хорошо кончается! Игорь не желал выслушивать весь этот бред, а потому, подойдя к Спасу, который все еще держал листовки со средними символами «Разрыва», забрал их, параллельно применяя к стопке какую-то волшбу. — Не нужно бояться. Это - всего лишь магические договоры, которые подтвердят вашу словесную преданность на деле… Увидев как побледнели Законники и их подчиненные, Кипиш удовлетворенно улыбнулся, показывая как вместо начертанного заклинания, проявляются мелкие строчки с различными условиями вассальской клятвы, проработанной лично Василием Петровичем. С самого начала, эти бумажки были ничем иным как договором о создании свиты темного короля, а все присутствующие, помимо компаньонов подростка, видели в них лишь взрывоопасную стопку. “Так вот каково было истинное значение слов Моцарта, когда он говорил о том, что эти бумажки еще понадобятся…” Глава 123: Неожиданная находка. Подписание магических контрактов заняло довольно длительный промежуток времени, потому что присутствующих здесь людей было отнюдь немало. В итоге, у юноши теперь имелось четыреста девяносто два вассала, девятнадцать из которых являлись самыми авторитетными представителями преступного мира Санкт-Петербурга. Что касается верности данных индивидов, то договор, составленный личного Василием Петровичем предвосхищал все возможные и невозможные лазейки, плотно закупоривая подобные тайные ходы, из-за чего, у новоиспеченной свиты не осталось ни малейшей возможности предать Игоря. Настолько стремительного возвышения мальчишки не мог ожидать никто, даже пятеро престарелых Законников, изначально вставших на его сторону, однако теперь, увидев результаты действий этого злобного ребенка, авторитеты получили возможность заново взглянуть на него. “Под защитой такого человека… К нашим отпрыскам даже демоны не сунутся...” Сила и навыки которыми обладал Кипиш в свои восемнадцать лет впечатлила каждого кто видел его бои, и даже бывшие зеки тюрьмы для Пробудившихся, коих не принуждали к подписанию контрактов, изъявили желание следовать за новым королем Питера. К сожалению, листовок хватило лишь на уже указанное число вассалов, поэтому следовало сделать больше копий, и этот вопрос, Игорь решил оставить на своих компаньонов, которые так же занялись Хромым, взятым под стражу силами пятерых авторитетов. — Найдите какое-нибудь заброшенное здание, куда не будет заглядывать никто, и заприте этого ублюдка там, погрузив в цистерну с низкоконцентрированной кислотой. Дайте ему кислородную маску и защитные очки, чтобы он мог видеть как собственная плоть, сползает с костей. Это будет платой за страдания моей матери... Слова Кипиша раздались эхом в подземной парковке, заставив всех его новоявленных подчиненных почувствовать будоражащий душу трепет перед этим мальчишкой. Абсолютно безжалостный и сильный. Именно таким видели своего короля обитатели теневого мира, и теперь, фантомный образ воплотился в жизнь, в лице Игоря, который оставался все так же холоден и сосредоточен на своих мыслях. — Ардус, давай отойдем, нам нужно кое-что обсудить… Кипиш подозвал практически трехметрового чешуйчатого монстра, от одного вида которого бросало в дрожь, но сейчас, волнение испытывал не подросток, а именно этот могучий драконит, категорически не понимавший, зачем он понадобился этому демоненку. Удалившись за одну из выбитых дверей парковки, юноша наконец остановился, и с гастрономическим интересом оглядел тело здоровяка. — Мне нужна твоя чешуя. На самом деле, озвучивая подобную просьбу, Кипиш понимал, что доставляет не самые приятные ощущения своему соратнику, который прошел через множество бесчеловечных опытов, из-за ценности своей шкуры, но этот невероятно прочный, антимагический покров действительно был необходим подростку. *Скрежет!* Игорь даже не получил ответ, а Ардус уже начал сдирать собственными когтями, чешую с правого плеча, чем просто ошарашил юношу. — Какого хрена ты делаешь?! Мне одна чешуйка нужна, а не вся твоя шкура! Кровь ручьями бежала по руке драконита, чье хищное, вытянутое лицо все еще оставалось спокойным, но когда он услышал слова Игоря, невыразимое удивление застыло в его глазах. “Одна чешуйка? С таким количеством даже анализов нормальных не взять…” В то время, пока драконит находился в тюрьме для Пробудившихся, ежедневно с него сдирали сотни чешуек на то, чтобы созвдавать ограничивающие ошейники, поэтому, узнав необходимое для юноши количество, он сильно удивился. — Вот, выпей. Это - среднее зелье исцеления. Оно быстро залечит твои раны, но больше не смей заниматься подобной фигней. Отчитав драконита, Кипиш быстро спрятал в пространственной сумке, одну маленькую, пурпурную чешуйку способную отразить практически любое энергетическое воздействие. “Если мне и правда удастся это сделать, я поверю в существование бога!” Волнение юноши угадывалось даже на его бесстрастном лице, и вызвано оно было второй фазой Пробуждения, которая даровала Игорю не только заметное улучшение тела со странным видением, но и кое что еще, однако для проверки собственных ощущений, подростку требовалось место, где его не смогут потревожить. “Нужно как можно быстрее добраться до дома…” Летучей походкой, Кипиш вернулся обратно на подземную проковку, после чего сообщил о своем уходе, однако, вместо повторения автобусных мучений, он решил воспользоваться автотранспортом одного из своих вассалов, на что самой собой, получил не то чтобы дозволение, но скорее невнятные блеяния, на манер: «Как прикажете господин, можете пропердолить меня выхлопной трубой от КАМАЗа, я все равно не буду против!» Подобное положение вещей действительно нравилось Игорю, ведь он всю жизнь мечтал стать самим воплощением беззакония, а тут, появилась потрясающая возможность ущемить кого-то в правах, так почему бы ей не воспользоваться? Поднявшись из порушенного подземелья, юноша добрался до нормальной, наземной парковки, где уже было собрался выбрать себе подходящую машину, но неожиданно, его нюх начал сигнализировать о знакомом запахе, который Кипиш уж точно бы не смог спутать ни с чем другим. “Так похоже на ее духи…” Подросток удивленно оглянулся, пытаясь найти источник весеннего аромата, однако его взгляду предстала совершенно безлюдная парковка, которая спустя пару секунд наполнилась подчиненными Игоря. “Это побочный эффект от второй фазы Пробуждения, или же просто галлюцинации?...” Не понимая, почему его улучшившееся обоняние продолжает обманывать своего хозяина, Кипиш все же решился пойти у него на поводу, и выдвинулся вдоль парковки, к тому месту, где до боли знакомый запах дорогих духов, становился сильнее. — Чей это фургон? Подчинённые новоизбранного короля недоумевали, смотря на то, как их величественный и безжалостный властитель к чему то принюхивался, однако когда он остановился возе черного фургона, один из авторитетов показал на своем лице явные признаки паники. — Открывай! Вычислить побледневшего Законника оказалось несложно и Кипиш тут же рявкнул на него, отчего бедняка затрясся еще сильнее, но все же подошел и с помощью ключа открыл боковую выдвигающуюся дверь. “Вот это блин поворот…” На истоптанном полу машины, лежала связанная Алена – бывшая девушка Игоря, которая всеми силами пыталась вырваться из этих пут, однако завидев подростка, девушка вдруг сделалось такой счастливой, будто ей на день рождение подарили безвременный абонемент, на посещение клиники пластической хирургии. Глава 124: Драконья кожа. *Хлоп!* Выдвижная дверь фургона громко закрылась прямо перед просветлевшим лицом Алены. Она, глядя на Игоря была уверена, что этот парень пришел именно за ней, чтобы спасти! Но вместо крепких объятий, и успокоения напуганной девушки, юноша попытался быстрее избавиться от ее образа, самым оптимальным на данный момент способом. — Может объяснишь, что здесь происходит? Вопрос Кипиша был задан нейтральным тоном, и это сняло огромный груз с плеч авторитета, владевшего данным транспортом. Он опасался, что мальчишка перед ним, ввиду своего невеликого возраста все еще пылает внутри паршивым духом героизма, а потому может обозлиться на такие бесчестные методы, тем не менее, новый король оказался поразительно хладнокровным. — Так получилось, что у ее отца – владельца фотостудии, имеется артефакт, наводку на который дал надежный человек. Но этот гаденыш никак не хотел отдавать ценную вещичку даже под угрозой смерти, поэтому мы и похитили его дочь. Думаю, после парочки отрубленных пальцев, владелец фотостудии одумается и прибежит отдавать нам артефакт, да еще и в подарочную коробку его завернет. Тридцатипятилетний мужчина рассказывал все это с неуловимой гордостью, словно ждал похвалы за подобный подход. — То есть ты не знал, что эта девушка – моя бывшая? Как только подросток задал еще один вопрос, все радушное настроение Вора в мгновение ока испарилось, а он побледнел как китайский фарфор. На самом деле, облегчение испытанное Законником, при виде спокойной реакции Кипиша даже нельзя было сравнить с тем, в какую адскую пропасть он сейчас провалился. — Я…я… — Ладно, вижу что не знал… С тобой я ничего не сделаю, так как сам не жалую эту особу, но отпустить ее все же стоит. А насчет артефакта… Его я добуду лично. Разумеется, за наводку ты получишь свою долю. Сказав это, Игорь преспокойно направился к гелендвагену, припаркованному на самой окраине площадки, совершенно не обращая внимания, как бледное лицо Вора, постепенно возвращает свой прежний цвет. Увидев этот светофор, Мутный не мог не подлить масла в огонь, и подойдя к владельцу фургона, зашептал ему на ухо. — Знаешь, тебе очень повезло с тем, что мой кореш и правда терпеть не может эту бабу, но если вдруг старые чувства вспыхнуть вновь… Плавать тебе вместе с Хромым в кислотном бассейне… На Законника жалко было смотреть. Столько резких перепадов эмоций он не испытывал за месяц, а тут, за жалкую минуту волосы на голове мужчины изрядно поседели, но надо отдать Вору должное. Будь он обычным человеком, то попросту бы грохнулся в обморок от такого перенапряжения, а он стоял, и даже мог изредка шевелиться! *Вррум!!..* Гелендваген завелся без каких либо отечественных пердежей и проклятий в адрес ВАЗ-УАЗ-ГАЗ автопрома, и юноша, с нетерпением желавший опробовать способ, отпечатавшийся в его памяти поспешил домой, заставив колеса машины пробуксовать на месте. “Куда это он так торопится?” Даже Антон не получил никаких объяснений, однако он отчетливо видел, как в глазах его друга горел невероятный энтузиазм, а значит, его спешка была обусловлена чем-то действительно невероятным. *** *Шелест…* Тихое шуршание алых ветвей, извивающихся словно змеи, нарушал абсолютную тишину комнаты Игоря, в которой он сидел, и рассматривал свою правую руку. — Энум… Это было гораздо больше чем просто слово. Юноша не знал как те вспышки видений, или же чужих воспоминаний относились ко второй фазе Пробуждения, но вот кодовая команда для вызова алой лозы определенно имела прямую связь с тем ужасающим лесом, пожирающим все на своем пути. “Так, хватит уже глазеть на эту штуковину, если она не собирается меня жрать, значит будет помогать…” Чем больше Пробудившиеся пользовались своими способностями, тем лучше они понимали их природу, и это даже не относилось к определенным навыкам, или же интеллектуальному осознанию, как таковому. Даже если пользователем сверхсилы являлся какой-нибудь идиот неспособный не то что полностью алфавит выговорить, но и цвета правильно распознать, с практикой он все равно приобретал некоторые знания о собственных силах. Ученые выдвинули предположение, что данное понимание – результат особой памяти, принадлежавшей не владельцу способности, а ей самой. Будто бы новые силы человечества являлись чем-то большим, нежели просто мутацией, и в подтверждение данному факту, была вторая фаза, о которой Игорь узнал совсем недавно. Однако поиски в интернете на эту тему выводили лишь поверхностную информацию, наподобие: «Вторая фаза – это более совершенная форма слияния с собственной способностью», и больше никаких пояснений. Будто писавшие не хотели делиться информацией, или же кто-то основательно подчищал ее на всех ресурсах, начиная с форумов даркнета, и заканчивая официальными сайтами Центров поддержки Пробудившихся. — Начнем… Игорь достал из пространственной сумки пурпурную чешуйку, а затем поднес ее к извивающимся алым лианам, которые словно изнеженные змеи, оплели руку хозяина, медленно скользя то вверх то вниз. Как только юноша дал мысленный приказ этим пугающим ветвям, те мгновенно взвились вверх, и оплели чешуйку, после чего бережно поднесли ее к одному единственному бутону, размером с кулачок младенца. Этот, снежно белый отросток выглядел совершенно невинно на фоне хищной лозы, но как только он раскрылся, юноша увидел что в цветке прячутся сотни острейших зубов, усеянных в несколько круговых рядов. *ХРУМ!* Словно какую-то ко хрустящую печеньку, этот цветок сжевал пурпурную чешую, что сделало Кипиша крайне ошеломленным. Он отлично знал, что прочность покрова драконита ничем не уступает алмазу, а уж его антиэнергетические силы вообще выходили за рамки возможного, но сейчас, глядя на то как цветок без усилий пережевывает эту прочнейшую субстанцию, все мысли о невинности бутона испарились, оставив лишь ужас, перемешанный с восхищением. *Буххх!...* Как только прием пищи окончился, из белого бутона раздался невыразимый звук, который напоминал треск расколовшегося льда, но был намного глубже, словно трещина пошла по гигантской льдине, а не по поверхности обледеневшего ручейка. Медленно, белые листья отделились от лозы, опав прямо на пол, а на месте цветка стал разрастаться крошечный пучок. Он рос с невероятной скоростью, и уже через пару секунд, на глазах подростка расцвел новый цветок, совершенно не похожий на своего предшественника. Черно-красный оттенок отлично дополнял хищный вид алых ветвей, а заостренные кря лепестков были похожи на зубы какого-то монстра, но самым невероятным было то, что вместо обычной структуры листьев, цветок состоял из тысяч крошечных черных чешуек!! *ШУХ!* Как только трансформация цветка завершилась, алая лоза втянулась в руку юноши, вновь приняв вид татуировки, однако процесс преобразования еще не подошел к концу. От татуировки, вся кожа Игоря начала покрываться странными выпуклостями, через секунду превращающимися в антрацитово-черные драконьи чешуйки, выглядевшие невероятно изящными и прочными… «Драконья кожа!» За мгновение, Игоря с ног до головы покрыла естественная броня, а на его голове появились два костяных отростка, оказавшиеся черными рогами! Глава 125: Направленная эволюция. — Святые угодники… Да даже Чак Норрис не так брутален, как я! Юноша рассматривал свое отражение в высоком зеркале, что позволяло полностью оценить все трансформации, произошедшие с его кожей. На самом деле, на теле Игоря не было практически ни единого участка, незащищенного черной чешуей. Лишь голова подростка оставалась незатронутой особым покровом, тем не менее, и на ней были значительные изменения: Изящные, изогнутые рога, каждый из которых ближе к острию раздваивался, венчали голову юноши, а отросшие до уровня плеч волосы, делали его очень похожим на Мутного, вовсю пользовавшегося своей смазливой рожей для пикапа подъездных угодниц. “Этот кристалл?...” Кипиш осторожно провел рукой по центру своей груди, где находился драгоценный алый камень в форме перевернутой слезы. Даже идиот бы понял, что данная штуковина вовсе не является простой декорацией, но все же подросток не чувствовал в ней своей жизненной силы, как то обычно было у всех Перевертышей, имевших кристаллическую сущность. Единственным, за что отвечал светящийся камушек оказался чешуйчатый доспех Кипиша. Он являлся своего рода, кристаллической сущностью брони, не связанной с жизнью хозяина тела, хотя, с этим утверждением тоже можно было поспорить, потому что чешуя являлась преобразованной кожей Игоря, и при ее разрушении, вряд ли он получил бы массу удовольствия... Юноша уже долгое время разглядывал себя в зеркале, поражаясь эстетичности и особой красоте его брони которая выглядела намного лучше чем даже обтягивающие колготаны супермена, но все как говориться имеет свой предел, и теперь, вместо отстраненного восхищения, он решил проветрить этот доспех на прочность *ПАМ!* С громким хлопком, кинжал обремененной малым символом «Разрыва» врезался в руку Игоря, однако вместо глубокой раны, или хотя бы потрескавшейся чешуи, подросток ощутил лишь легкое жжение в месте удара, как будто в него врезался не острейший клинок, способный оставить тридцатисантиметровую вмятину даже в цельнометаллическом блоке, а чья-то ладошка, удостоившая подростка несильного шлепка. Подобного эффекта Кипиш явно не ожидал, и в его загоревшихся глазах, можно было прочесть мазохистский азарт, обусловленный рьяным желанием выяснения пределов прочности собственной чешуи! Следом за малым, в дело вступил средний символ «Разрыва», так же прикрепленный к метательному ножу, и теперь, это уже мало походило на невинный эксперимент, ведь старший братец хлопушки мог без труда превратить легковую машину в тонко раскатанный блин сантиметровой толщины. *БАХ!!* В этот раз, простым хлопком дело не обошлось, и юношу буквально вмяло в пол его спальни, который пошел извилистыми трещинами, вплоть до самого потолка! — Игорюш?! Что ты там устроил? Звуки торопливых шагов матери заставили Игоря вскочить с порушенного деревянного настила, и прислониться к двери всем телом. — Только не входи, я не одет! Даже после слов юноши, попытки вломиться в его комнату не прекратились, а с той стороны послышался странный хмык. — Голый? Неужели с девушкой?! Если она не против, то я хотела бы познакомится с возлюбленной моего сыночка! — Мам! Просто дай мне одеться, и прибраться в комнате! Юноша всеми силами пытался избавиться от навязчивого желания матери, ворваться в “лабораторию”, параллельно потирая свое левое запястье, которое пострадало от символа «Разрыва» больше всего. Но даже так, ощущения от воздействия магической взрывчатки, для Игоря были сравнимы с обычным ударом об косяк: ни о повреждениях мышечной ткани, ни тем более о переломах речи не шло, что еще больше удивляло незадачливого экспериментатора. “Моя способность просто удивительна!” С того самого момента как проявилось видение о чудовищном лесе, пожирающем все, что имело хоть какое-то отношение к живым организмам, юноша начал испытывать странные позывы... Это желание было сродни голоду, или же сонливости и являлось естественным посылом организма своему хозяину. Пусть, точных инструкций юноша не получил, однако примерно предполагал что делать. Клетки его тела, с момента прохождения второй фазы Пробуждения пребывали в состоянии полнейшего хаоса, словно искали что-то, но не могли найти. И для заполнения образовавшейся пустоты, Игорь должен был сам выбрать достойное подношение. Что-то, что могло бы вернуть ощущение безграничной силы, которое он испытал в видении. И единственной вещью, которая по мнению подростка, подходила для данной цели, была чешую Ардуса, способная игнорировать любое проявление чистой энергии. Как Кипиш и ожидал, чешуйка пришлась по вкусу кровавой лозе, а дальше она уже справилась сама, абсорбировав полученный материал, и изменив его до такого состояния, чтобы хозяин мог пользоваться антимагической роговицей без каких-либо ограничений. Что касается самого процесса преобразования, то подросток отчетливо ощущал каждый его этап, и даже понимал, что происходит. «Эволюция!» - Величайшее слово в мире живых организмов. Она могла превратить никчемного пушного зверька в короля прерий, и позволяла вымирающему виду приспособиться к чудовищным условиям окружающей среды. Но правила именно этого величественного процесса, буквально втаптывались в грязь способностью Игоря. Всего, существовало три условных принципа, при которых могли образоваться мутации – проявление эволюции на целом виде или же отдельной особи. Первый – притесняющий фактор. Сам по себе живой организм не стремился развиваться, если он находился в комфортных условиях. Именно поэтому, человечество за столь долгое время до сих пор не приобрело значительных изменений, ведь с каждыми днем, жизнь людей становилась все более и более простой. И только при условиях постоянной угрозы вымирания, появлялся стимул к развитию. Второе условие – время. Для того, чтобы приобретенные признаки, стали врожденными, и детеныши определенного вида, получили к примеру защиту от ультрафиолетовых лучей, требовался просто колоссальный промежуток времени, за который сменялись поколения, и с каждым новым возрастным сегментом, защитный фактор усиливался. Третье условие – материал. Природа не могла даровать барану – стальные рога. Это просто невозможно, из-за того, что организм упертой твари не мог переработать металл, поэтому, вместо более совершенного варианта, горным скакунам, любившим постучаться лбами друг об дружку даровали костяные отростки. Но если бы они были способны к синтезу более прочных материалов, или же как например скорпионы, могли перераспределять в своем теле металлы, благодаря чему жала некоторых видов состояли из железа, то не исключена возможность появления железнорогих баранов. Так вот, способность Кипиша позволяла игнорировать все эти три фундаментальных принципа, позволяя мгновенно приобрести практически любую мутацию! Игорю не нужен был притесняющий фактор, потому что его организм не был таким, как у других форм жизни. Он желал развиваться и делать это постоянно, независимо от комфортабельности условии, в которых проживал его хозяин. Юноша не нуждался в преемственности поколений, ведь он мог поглощать опыт других людей, постоянно совершенствуя свой организм, что уже относилось к запретному плоду эволюции. И даже материалы теперь, не были для Кипиша проблемой! Его величайшей способностью, оказалось не поглощение опыта, а наличие такого особенного тела, которому было наплевать, что синтезировать. Будь то яд, антимагическая чешуя дракона, или же вовсе инопланетный минерал. Кипиш, своими собственными руками контролировал мутации. Подобный процесс назывался направленной эволюцией, о которой так долго грезили все генетики мира. Это значит, что развитие подростка просто не могло быть чем-то измерено, оно фактически не имело предела и могло продолжаться бесконечно. Ему лишь требовалось поглощать чужой опыт для того, чтобы появился еще один девственный бутон, и находить материалы, улучшающие это странное тело! Неважно, будь то стальные кости, еще один источник энергии, пищеварительная система Кракена, или же крылья архангела , теперь Игорь мог получить абсолютно все из бесконечного списка физиологических преимуществ сверхсуществ! Глава 126: Все тайное, рано, или поздно... Следующие несколько дней, Игорь провел вплотную занимаясь своими способностями. Он оттачивал процесс преображения собственной кожи в чешую дракона, и надо сказать, что практика определенно приносила свои плоды. Полторы секунды, ровно такой промежуток времени требовался, чтобы юношу полностью порыл защитный ,антимагический доспех, антрацитово-черного цвета. Разумеется, то что после преображения у него отрастали патлы, Кипишу категорически не нравилось, но как оказалось, длинные волосы ничем не уступают в своей прочности чешуе, и образуют мягкую защиту для головы, поэтому посещение драконьего парикмахера было решено отложить на неопределенный срок. За это время произошло всего две важные вещи, и обе они касались дел Салатора. Первое – подросток наконец получил свою долгожданную зарплату, составлявшую два процента от непосредственной прибыли сделки, в которой он выступал посредником. Оклад вышел довольно внушительным, ведь общий фонд Альберта теперь составлял более двадцати миллиардов, Кипишу же от этой астрономической суммы досталось четыреста миллионов! Само собой, это были деньги его отчима, и подросток мог взять столько, сколько захочет, однако сейчас, когда была открыто объявлена война против других акционеров Салатора, не следовало пренебрегать правилами компании, даже если этого очень хотелось. Эти деньги Игорь подчистую спустил на различные магические символы, коих хватило на создание одного заклинания третьего круга, и улучшения уже существующего «Загробного пламени», которое тоже перешло в разряд конструктов третьего ранга. Подобные траты были просто абсурдными, однако мощь, которую предоставляли заклинания на основе средних символов, в разы превосходила возможности своих младших братьев! Вторым по значимости событием стало появление церковников в кабинете юноши, который в это время продолжал издеваться над собственной секретаршей, загружая ее странной и нелепой работой, периодически подкалывая самыми низкими и пошлыми шуточками. Священники были выряжены как на церемонию крещения Руси перед битвой с басурманами, однако разговор, состоявшийся между ревнителями веры и подростком, праздным было назвать никак нельзя. Они просто-напросто угрожали. Обещались обрушить на грешную голову вора все кары небесные, если тот не вернет священный артефакт. Конечно же Игорь не впечатлялся описанными перспективами и вызвал охрану, чтобы добрые молодцы спровадили златоряженок, пребывавших в наипаршивейшем расположении духа. «Сначала научитесь лизать мою задницу, и только потом, можете рассчитывать на более длительную аудиенцию!» Именно таков был ход мыслей Кипиша на тот момент, да и сейчас он особо не изменился, однако задумываться над собственным пакостным характером во время битвы, было не лучшим решением. *ШУХ!* Изящное копье Мутного пролетело в нескольких сантиметрах от лица Игоря, однако даже так, черные выбросы энергии ужаса сумели задеть подростка, сумевшего увернутся о молниеносной атаки. — Попался! Увидев исказившееся от страха лицо кореша, Мутный яростно подскочил к нему, чтобы нанести финальный удар, поставивший бы в тренировочном поединке лучших друзей точку, однако, слабодушие проявленное Кипишом оказалось лишь симуляцией, а в следующее мгновение, прямо перед Антоном, принявшим форму тумана появился темно-синий магический конструкт с тремя кругами и несколькими геометрическими фигурами внутри. — Ты проиграл… На слова Игоря, Мутный лишь состроил недовольную гримасу, понимая, что если бы Игорь продолжил свою атаку, то от него не осталось бы и мокрого места. — Кажется, мне тоже стоило стать магом… Никогда еще Антон не жалел о принятом им решении, однако сейчас, увидев мощь, которая была подвластна его лучшему другу… — Для того чтобы достичь моего уровня без этой сопливой розочки на руке, тебе бы пришлось как минимум пол года крапеть над различными задачками, повышающими способности интеллекта к визуализации твоих мыслей. Так же потребовалось бы очень много времени уделять контролю энергии, процессу ее высвобождения, и общего увеличения резерва. Короче… Из тебя максимум вышла бы лысая домохозяйка с белыми бровями, которая стучит палочками друг об друга, и кухня мгновенно становиться чистой. Не успел Антон разразиться гневной триадой, как вдруг, телефон Игоря зазвонил, и он тут же поднес его к уху, давая понять своему другу, что тот опоздал. — Да мам?... Всего лишь одну фразу сказал юноша за время двухминутного разговора, однако изменения на его лице говорили о том, что монолог матери был не самым приятным. — Что-то случилось?... Антон знал своего друга очень хорошо, настолько, что по одной лишь фразе мог определить, какое у Игоря настроение, но никогда еще он не видел юношу таким взволнованным как сейчас. — Альберту предъявили обвинение в контрабанде. Правительство Японии как-то узнало о С-Водорослях, и отследила конечный пункт их прибытия. Это международное дело, поэтому никто даже с самыми волосатыми лапами не сможет вмешаться в него, к тому же… Альберт признал свою вину, а так же сообщил, что подписывая контракт с Аташимой, я находился под контролем ментального артефакта, который он использовал, чтобы минимализировать внимание к этой сделке. Заседание состоится уже через три дня... Глава 127: Приговор. — Суд признает Шульцмана Альберта Георгиевича виновным во всех пунктах, и приговаривает его к десяти годам заключения в международной колонии для Пробудившихся. Как только был оглашен приговор, по зале с немалочисленными присяжными прошел разнородный ропот. Каждый кто здесь находился, относился к высшим эшелонам власти. Первые являлись представителями политического строя соединенных штатов Америки, регулирующих все международные дела. Вторые причислялись к пострадавшей стороне и представляли из себя Японскую командующую верхушку, прибывшую на суд того, кто фактически лишил их страну ценнейшего ресурса. Третьими были главнокомандующие вооруженных сил Российской федерации, ну а четвертой стороной стали церковники, которые как оказалось, и предоставили Японскому правительству ценные сведения. Сидящий на скамье присяжных Игорь оглядывал всех этих людей с совершенно бесстрастным выражением. Он мог злиться на каждого из них. На американцев, за их длинный нос, способный пролезть в любую еще не раскупорившуюся щель. На японцев, предъявивших обвинения Альберту. На собственное правительство за то, что они фактически спихнули всю вину на его отчима, при этом отделавшись такими заявлениями как: «Мы не проверяли источники добычи данного материала, поэтому вся ответственность лежит только на обвиняемом!» И уж тем более на церковников, чья осведомленность оказалось на куда более высоком уровне, чем даже правительственных развед-служб, однако… Даже при наличии столь широкого спектра сторон, которые можно было бы обвинить в нынешнем положении Альберта, все размышления по поводу этой ситуации неизбежно сводились к оному единственному факту. “Это все моя вина…” Юноша отлично понимал, что именно он стал главным виновником заключения Альберта. Именно он был тем, кто ответственен за слезы своей матери, сейчас надрывно рыдающей на плече собственного сына. И от этих мыслей, все внутри подростка переворачивалось с ног на голову, ведь каждый его шаг, каждое его решение могло бы повлиять на сегодняшний день, или вовсе не допустить его, но время нельзя повернуть вспять… Для Игоря, Альберт уже давно стал кем-то большим чем мужем его матери… Чем отчимом... Он был настоящим отцом для юноши, который с самого рождения не знал, что значит расти в полноценной семье, и даже обрекая себя на заключение в столь ужасном месте как международная тюрьма Маттерхорн, находящаяся в Альпах, этом мужчина взял всю вину на себя, чтобы обезопасить нерадивого сына… — Похоже, самая выгодная сделка вашего отца, стала самой главной его ошибкой в карьере… Или это была не его ошибка?... В то время как присяжные покидали зал заседания, юноша все еще сидел на скамье, пытаясь успокоить свою мать, чье лицо от душевных страданий и горьких слез уже потеряло свою прежнюю красоту, а яркие зеленые глаза утратили первичный блеск. Однако даже после столь сокрушительного удара по семье Шульцман, нашлись те, кто захотел вбить последний гвоздь в крышку их гроба. Сейчас, напротив совершенно бледного Кипиша стоял Аристарх Афанасьевич и Дмитрий Сергеевич. От этого судебного процесса, двое совладельцев Салатора не просто не пострадали, но приобрели просто невероятный дар. В связи с тем, что Альберт нарушил несколько законов, как единоличный владелец компании, все его акции были аннулированы, и теперь, ценные бумаги распределились поровну между оставшимися акционерами. Разумеется, Салатор при этом тоже потерял значительную часть своей репутации, но это было делом поправимым. — Правительство решило не избавляться от нашей компании, потому что все еще рассчитывает на те пятьдесят тонн, что не были включены в договор с министерством обороны, не так ли? Юноша не стал отвечать на провокацию. Сейчас он был слишком подавлен, чтобы проявлять свой колкий характер. — Нашей компании? Ты видимо чего-то не понимаешь мальчишка! Хоть Альберт и оградил тебя от судебных разбирательств, но за семьей Шульцман образовался просто огромнейший долг! Те деньги, что изъяло правительство у твоего неудачника-отца лишь часть компенсации, которая покрыла убытки только нашей страны. Что касается Японской стороны, то они выдвинули требование взмостить все в десятикратном размере! Это двести миллиардов рублей! Разумеется у вас нет таких денег, однако все имущество семьи Шульцман, будет конфисковано. Теперь у тебя с матерью нет ни машин, ни квартир, ни банковских счетов. Вы – нищие! И весь доход приносимый акциями компании, которые находятся у вас в руках будет автоматически удержан банком, чтобы погасить гигантский долг! После этих жестоких слов, Татьяна Геннадьевна начала рыдать еще сильнее. Что с ними теперь будет? Как им погасить такой огромный долг? Как им дальше жить? Эти вопросы уходили в пустоту, которая просто не могла дать на них ответа, однако теперь, Игорь уже не мог оставаться спокойным. *ШУХ!* Мгновенно, Кипиш вскочил со своего места, и сжав глотку Аристарха Афанасьевича, поднял его над землей, как какую-то безвольную куклу. — Думаешь, что можешь злорадствовать, глядя как рушатся жизни людей? Считаешь, что достаточно квалифицирован для этого?! Ошибаешься… Я – тот кто в итоге будет смотреть, как ваши души разрывают на куски, а тела сгорают в адском пламени, и только я имею на это право! Глава 128: Последний гвоздь. — Отпусти его! Покидающие залу люди неожиданно остановились, когда увидели как сын приговоренного поднял одного из коллег своих отца над землей. Тут же, на это действие среагировали военные, которые все еще хотели получить от Салатора пятьдесят тонн сверхресурса, но даже так, юноша не торопился расслаблять свою ладонь, сжавшую поганую глотку этого ублюдка. — Применение силы Пробудившегося против обычных граждан – это серьезное преступление, мы имеем право взять тебя под стражу немедленно! Вперед вышел генерал-полковник Зайцев, всем своим видом показывая, что если мальчишка не выполнит его требований, то все закончится намного печальнее, чем он мог себе вообразить. — О чем это вы? Сила Пробудившегося? Я уже был заключен под стражу и исследования показали, что мое Пробуждение не имеет к физическим мутациям никакого отношения. Это значит, что сейчас я действую как обычный гражданин, и максимум, что мне полагается за причинения легкого вреда здоровью – исправительные работы, или же штраф до сорока тысяч рублей… Лицо Игоря не выражало ничего кроме презрения по отношению к этому военному, на самом деле, юноша был готов сломать шею Аристарха, лишь бы только облегчить свои душевные стенания, но тут, на его вытянутую руку легла ладонь матери, которая с глазами полными слез, смотрела на своего сына. Только что Татьяна потеряла мужа, которого отправили в ужасное место на целых десять лет, и она ни за что бы не хотела этой же участи для собственного сына… *Бам!* Легким движением руки, юноша отбросил уже теряющего сознание ублюдка прямо под ноги военным. — Знаете… Сегодня, кто-то защитил свои интересы… Кто-то свершил месть… Кто-то получил большую выгоду… А кто-то, просто наблюдал за происходящим со стороны. Но каждый из вас совершил огромную ошибку, придя в этот зал…. Глаза Кипиша светились недобрым светом. В нем бушевала немыслимая злоба, затмевающая рассудок, но он все же решил не идти на поводу у эмоций. Пусть юноша и знал, что всему виной его собственные стремления, теперь, уже было поздно каяться. Он не будет ждать этих десяти лет, чтобы вновь увидеть своего отца… Нет! Игорь решил что вырвет его из заключения собственной силой, которой сейчас он жаждал намного сильнее чем когда-либо прежде! А что касается этих… Политиков… Военных… Церковников… Бизнесменов… Судей… Им всем была уготована самая ужасная судьба, которая могла снизойти на представителя рода человеческого. Разумеется, речь юноши ничуть не впечатлила сильных мира сего, однако от этого он не рассвирепел и просто покинул залу, под насмешливые взгляды тех, кто накликал на себя гнев темного короля Питера. — Игорь, подожди… Когда уже Кипиш собрался сесть в лимузин, который так же скоро должны были отнять у семьи Шульцман, к нему подбежала Кристина, все это время находившаяся за стенами здания суда. Тут стоял и ее отец, получивший информацию о том, что Альберта приговорили к десяти годам лишения свободы. Теперь, в глазах этого пронырливого бизнесмена, Игорь перестал что-либо значить, ведь его финансовый придаток просто-напросто исчерпал себя. — Извини, я сейчас не в лучшем расположении духа, чтобы вести разговор. Попытка отмахнуться от девушки не привела к вразумительным результатам, и она все же настояла на своем. — На самом деле… Я… Мы больше не можем продолжать отношения… Эти слова были действительно последним гвоздем в крышке его гроба. Юноша ожидал их услышать после заседания, но он никогда бы не подумал, что такая незатейливая фраза сможет причинить столько боли. — Ты можешь ненавидеть меня за это, но… Я не могу подводить своего отца. Такой огромный долг в двести миллиардов рублей был слишком большим бременем для кого угодно, и даже семья Деевых не являлась исключением из правил. Поэтому, Кипиш не мог винить девушку за принятое решение, однако… — Этот выбор – самое правильное, что могла сделать дочь олигарха, так что можешь не накручивать себе. Все что было между нами даже нельзя назвать отношениями, а о том случае на пристани можешь просто забыть. С этого момента, меня с тобой ничего не связывает. Юноша был решителен в своих словах, что пусть и немного, не сделало ему чести в глазах Валерия Михайловича, но сам бог знает, чего стоило ему без запинки выговорить каждое слово в своей недолгой речи. “А чего я ожидал? Что мне протянут руку помощи?.. Смешно! Таким жалким я себя не чувствовал никогда прежде… Даже когда приходилось избивать наркоманов, чтобы забрать у них измятые купюры и мелочь, я чувствовал себя величественным тираном! Даже когда я слонялся по грязным Пороховым, где и простирались мои владения, я чувствовал себя королем! А теперь? Столкнувшись с каким-то ничтожным испытанием я сдамся? Буду смотреть как меня продолжают втаптывать в гряз все кому ни лень?! Ни за что!!!” *Хлоп!* Игорь закрыл за собой дверь лимузина, и дождавшись пока в него не сядет его мать, приказал водителю направляться в загородный дом, в котором они проживали. Юноша хотел забрать оттуда свои личные вещи, так как подозревал что судебные приставы накинутся на его семью в ближайшее время. И от этого злоба внутри Кипиша становилась еще сильнее и необъятнее, заставляя кровавую лозу на его руку неистово колыхаться, от желания разорвать всех тех, кто посмел переступить дорогу ее хозяину. Глава 129: Генриетта фон Шульцман. По приезду в загородную усадьбу, Татьяну Геннадьевну и Игоря встретила группа людей одетых в строгие костюмы. Эти добрые молодцы явно не принадлежали к числу охранников поместья, к тому же, внешность их хоть и была европейского типа, но не имела характерных славянских черт. — Вы кто такие, и что здесь делаете? Юноша вышел вперед, оградив свою мать от возможного нападения. В любую секунду он был готов разразиться потоком багровых молний и смертоносных метательных железок, но в этот момент, сквозь толпу прорезалась фигура старой женщины. Волосы ее были абсолютно седы, а ростом она не превосходила барьер метра шестидесяти, но несмотря на столь безобидный вид, в ее голубых глазах было заключено какое-то пугающее хладнокровие. — Альберт описывал тебя немного по-другому… Женщина явно не была намерена отвечать на поставленный здоровякам вопрос, хоть и могла просветить подростка о причине появление тридцати посторонних секьюритеев на частной территории. Вместо этого, она подошла вплотную к Игорю, и начала трепать его за щеки, а затем рассматривать со всех сторон, словно какую-то аукционную безделушку, выставленную на продажу. — Для начала не могли бы вы объяснить, что вас связывает с Альбертом, и зачем вы сюда пришли со своими безмолвными друзьями? Поняв, что никто не собирается на них нападать, юноша немного успокоился, но продолжал сохранять бдительность. — Мой мальчик так и не успел сказать вам об этом… Я – Генриетта фон Шульцман – мать твоего отчима. Сюда я приехала чтобы забрать вас в германию. Слова этой старой женщины казались убедительными, было видно что она не шутит, однако… — И почему же вы не прибыли на суд по его делу? Неужели Альберт, так мало значит для вас?! Татьяна все еще не привела мысли в порядок после заседания, и теперь просто не могла контролировать себя. Очередная истерика подступала к сознанию убитой горем женщины, тем не менее, даже на столь обвинительный тон, шестидесятилетняя дама отреагировала спокойно. — Мой сын всегда был упрям! Несмотря на то, что я хотела передать ему дела по управлению собственной компанией, он решил податься на родину к своему умирающему отцу, и поддержать его бизнес. С тех пор мы толком не общались, и даже на вашу с ним свадьбу я не смогла прилететь, потому что он позвонил мне, и сказал, что не желает видеть никого из своих немецких родственников, а теперь… Теперь он даже не может позаботиться о собственной семье, как же это безответственно… *Грохот!!!* Плотная энергия багровых молний вырвалась из тела подростка, породив ужасающую череду разрывающихся звуков, которые заставили всех кто находился в радиусе сотни метров отступить назад. Мгновенно, на тела Генриетты и ее охранников обрушилось неимоверное давление жуткой силы, исходящей из татуировки кровавой лозы, которая являлась не просто изображением какого-то жалкого куста, а была сущностью чудовищного леса, способного превратить половину страны в руины. Порицание Альберта было тем, что Игорь просто не мог вынести. Его отчим взял на себя вину за проступок своего глупого сына, он полностью оградил Кипиша от той ужасной участи, которая настигла его самого, и это было безответственно?! — Следи за своими словами, когда говоришь о моем отце! Сила исходящая от восемнадцатилетнего юноши заставляла дрожать даже этих достойных мужей, так же обладавших сверхспособностями, однако сама Генриетта лишь улыбалась, взирая на разгневанного внука. — Видимо, даже Альберт не подозревал о твоих способностях… Теперь уже, на Кипиша смотрели совершенно другим взглядом, и это был взгляд полный одобрения. — Я ни за что не стала бы относиться к тому, из-за кого моего сына посадили в то ужасное место как к родному, если бы он терпел оскорбления в его адрес. И я рада, что ты – мой внук, оказался не таким… Давай начнем все с начала. Я Генриетта фон Шульцман – нынешняя глава аристократического дома Шульцман и владелица конгломерата SCHULZMAN-GROUP, собираюсь взять тебя и твою мать на свое попечение. В германии вас никто не посмеет тронуть, к тому же, в положении Татьяны, оставаться в стране, где каждый хочет краха нашей семьи, не самое разумное решение. Вот теперь, Игорь удивленно посмотрел назад, чтобы увидеть осунувшееся лицо своей матери. “Неужели она?...” — Твои догадки верны. Она бремена, и ждет ребенка от Альберта, поэтому, раздумывать над моим предложением просто не имеет смысла. Ребенок, который появиться на свет от их союза не должен чувствовать себя чужим в этом месте. Я смогу окружить его заботой, и попытаюсь, с помощью своих связей смягчить приговор, для своего сына. А ты – мой внук, в германии будешь жить ни в чем себе не отказывая. Машины, особняки, дорогие безделушки… У меня достаточно денег, чтобы дать все это тебе. Даже за жалкие полторы минуты общения, Кипиш уже понял что у этой бабульки чрезвычайно властный характер, который она привыкла демонстрировать всем в равной степени, как своим подчиненным, так и ближайшим родственникам. На самом деле, известие о том, что у него вскоре появится брат, или же сестра потрясла юношу, и действительно заставила задуматься над предложением старой деспотички. Игорь не хотел, чтобы его семья была окружена врагами и недоброжелателями, однако… — Мам, ты должна поехать в Германию без меня. Там, о тебе смогут позаботится… Не волнуйся, прежде чем отправлять тебя, я узнаю за эту бабульку, и если она окажется не той, за кого себя выдает, то не то что до Германии, она не долетит и до границ нашей страны… Сказав это, юноша позвонил Полосе, и попросил пробить некую персону по имени Генриетта фон Шульцман, прямо на глазах у обескураженной немки. Спустя пару минут, Кипиш таки получил ответ, подтверждающий личность данной особы, и ее родственную связь с Альбертом, а потому, у подростка больше не оставалось сомнений, в вопросе отправки своей матери в Германию. — Подожди, я сказала что дам тебе все. Все что у тебя было здесь…. — Все что у меня было здесь – это семья, и друзья! Из-за меня Альберт сейчас находиться в тюрьме для самых ужасных преступников планеты, и оставлять все так как есть, я не собираюсь. Но чтобы хоть как-то повлиять на сложившуюся ситуацию, мне необходимо остаться здесь. Так что можешь даже не пытаться прельстить меня деньгами, их я и сам в состоянии заработать! Непоколебимость юноши была непонятна Генриетте, и она даже слегка изменилась в лице, поняв что этот мальчишка даже не собирается задумываться над ее предложением. — Ты такой же упрямый как и мой сын… Неужели не видишь к чему это привело?! Собираешься повлиять на решение международного суда? Ты?! Восемнадцатилетний мальчишка?! Отвечать на этот истерический спич, юноша не собирался, потому что эта женщина, взяла заботу о его матери, да и что он мог сказать? «Я - Темный король Питера?», даже самому Игорю от подобных размышлений становилось смешно, поэтому, он решил просто проигнорировать бабульку, направившись прямо в усадьбу, дабы забрать свои личные вещи. “Да как он смеет?!” Подобное пренебрежение ее персоной казалось для Генриетты чем-то невыносимым, словно избалованную принцессу отправили чистить конюшни, но она была уже не в том возрасте, чтобы идти на поводу у нахлынувших эмоций. — Что ж… Как только передумаешь, можешь отправиться в Германию. Дом Шульцман всегда открыт для его потомков, даже для таких сумасбродных… Глава 130: Нападение церковников. Пребывание госпожи фон Шульцман и ее брутальной свиты в загородном доме Альберта продлилось недолго, и уже спустя пятнадцать минут после прибытия, она вместе с негодующей матерью Кипиша уехала обратно в аэропорт, где их ждал частный самолет. Благодаря этому, юношу больше ничего не тревожило. На самом деле, не появись эта престарелая деспотичка здесь сегодня, то подросток бы сильно переживал за свою мать, а учитывая ее положение… Можно было смело забыть о том, чтобы ввязываться в авантюры, подразумевающие собой продолжительное отсутствие дома, но теперь… Теперь у Игоря оказались полностью развязаны руки. Из личных вещей в этом доме, Кипиш взял часть своей одежды, уместившейся в два больших чемодана, и некоторые другие незначительные элементы привычного убранства, чтобы ощущать себя на новом месте обитания более комфортно. Так же он захватил кое-какие принадлежности Альберта, в том числе кейс с тридцатью килограммами Анзурита – ценного защитного материала, который юноша собирался использовать в личных целях... Однако, как только он вышел из загородного дома, собираясь вызвать пока еще не уволившегося личного водителя, перед подростком предстали двое священнослужителей, в нарядных рясах. — В свингер-клуб собрались, господа? Юноша взглядом указал на то, что двое бородатых индивидов теребили кончики своих крестов, словно те были женскими сосками, или же мужскими неблагозвучными окончаниями, однако на столь провокационный вопрос, служители веры решили не отвечать, вместо этого тут же перейдя к действиям. *Вспышка!!* Мощнейшее излучение света начало исходить из тел благочестивых попов, однако на наблюдавшего за величественным зрелищем Кипиша вовсе не снизошла манна небесная, напротив, его сетчатка глаз практически мгновенно оказалась сожжена, доставляя юноше неимоверную боль, но Игорь уже давно перестал быть простым подростком, который бы растерялся от неожиданной атаки. *Треск!* *Треск!* Тут же, тело юноши окружили багровые дуги молний, рванувшие во все стороны, словно хищные змеи, желающие поджарить и проглотить любую живую добычу. Разумеется, подобная атака не могла быть проигнорирована двумя священнослужителями, находившимися на пике ранга D, поэтому им пришлось спешно отступить, давая Игорю время на реабилитацию. *Гул!…* Со звуками начинающего свою работу реактора, энергия подростка образовала два пустых магических круга, которые тут же уменьшились, и легли на радужку поврежденных глаз, позволяя юноше видеть все в энергетическом спектре. Без поддержки обычного зрения, подобное восприятие выглядело очень необычно, словно юноша взирал через тепловизор, улавливающий всплески энергии различного цвета, но все же, два бело-золотых силуэта, на груди которых особенно ярко сияли кресты, он спутать не мог ни с чем. — Идите ко мне… Оскал продемонстрированный Кипишем явно указывал на то, что в нем нет ни капли страха, а вот священнослужители порядком подмочили свою репутацию, побледнев при виде кровавых глаз грешника. — Если ты не вернешь нам Духовный крест, мы… *РЕВ!!* Не успел один из бледных бородачей закончить свою речь, как позади него и его коллеги возникли два темно-синих магических конструкта с тремя вписанными кругами, четырьмя геометрическими фигурами и тридцатью символами в каждом. «Загробная хватка!» Усовершенствованное заклинание загробного пламени, представляло из себя шестиметровую демоническую руку, объятую бирюзовым пламенем смерти, которое сжигало душу, а помимо этого порождало еще и безграничную физическую боль, благодаря чему, сдерживающий фактор данного конструкта трудно было переоценить. — ААААааааа!!!!!..... Сумасшедшие крики священнослужителей стали прекраснейшей музыкой для ушей Кипиша, который уже не обращал внимания на двух неудачников, сжимаемых хватками демонических рук, и попивал Среднее зелье Исцеления, восстанавливающее его зрение. Подросток даже не пытался заговорить с жертвами его заклинаний, так как отлично понимал, что сейчас они не в состоянии думать ни о чем кроме всепожирающей боли, превзошедшей все духовные пределы их веры. Именно этого и добивался Кипиш, создавая «Загробную хватку». Данное заклинание предназначалось скорее для контроля, ведь объятая загробным пламенем демоническая рука с острейшими когтями, которая хватала кого-то прямо за душу, полностью лишала жертву шансов на спасение, если она конечно не превосходила хозяина заклинания по силе в несколько раз, или же не обладала каким-нибудь мощным защитным фактором, препятствующем воздействие на ее духовную оболочку. — Вы пришли как нельзя вовремя… Если бы не ваша жертва, я бы наверняка сорвался на каком-нибудь бедняге, и избил его до полусмерти! Правду говорят, миссия храмовников – священна, и служит человечеству во благо. Насладившись видом посиневших трупов, чьи организмы буквально окоченели от загробного пламени, юноша быстро набрал номер Полосы, на своем смартфоне. — Объявляй общий сбор всех моих вассалов! Настало время заявить о нашем Новом порядке этому еб*чему городу!!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты