Однажды, эта боль принесет тебе пользу

Гет
NC-21
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Макси, написано 8 страниц, 1 часть
Описание:
- И казалось бы – счастье так близко... - Проговорила Синди Соммерс, самая младшая из сестер Соммерс. Эта девушка лишь только хотела стабильной и нормальной жизни после своего заточения в психиатрической лечебнице.
Посвящение:
Всем поклонникам и той самой многогранности сериала, которая заставляет находить там новые ветки для собственного сюжета
Примечания автора:
Проба пера.
Буду очень рада, если это понравится!
У меня очень обширная и потрясающая идея в голове.
Буду писать без цензуры (некоторые моменты).

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Пролог

Настройки текста
Примечания:
ИЩУ БЕТУ. найдись!

Приветствую! Вот так начинается история про эту интересную девушку. Дальше - больше!
Мне бы хотелось знать, Вам интересно увидеть историю со стороны обычной девушки, которая пережила собственную трагедию и уже предвкушая спокойную жизнь с родными, сталкивается с миром вампиров, ведьм и оборотней?
Она не учится в школе.
Она не имеет понятия о мире сверхъестественного.
Она человек в психологическими проблемами.

Как думаете она сможет все это принять?


История начинается с (примерно) середины второго сезона.

2009 год Июнь

      Виргинская психиатрическая лечебница расположена в пятнадцати милях к югу от Вашингтона первоначально была поместьем Уймана Курта, богатого владельца построившего здесь дом в 1908 году.       На сорока акрах плодородной земли находились огромный особняк, мастерская, конюшни и плавательный бассейн.  Администрация купила имение в 1920 году, после чего здание было переоборудовано под больницу, и теперь в нём могли разместиться до сотни пациентов.       Территорию окружала высокая ограда из металлических прутьев, а у ворот неизменно дежурила охрана. На окнах укрепили решётки, и одно крыло дома было специально приспособлено для буйнопомешанных.        В кабинете доктора Эндрю Моррисона главы психиатрической, шло совещание. Коллеги обсуждали новую пациентку, приезда которой ждали с минуты на минуту. Все трое специализировались на острых истерических психозах или фобиях.       Его коллега Марк Хэрман, сорокалетний мужчина высокого роста, темноволосый, с сосредоточенным взглядом голубых глаз, сидел напротив Эндрю Морисона, шестидесятилетнего коротышки, типичного врача: белый халат, крахмальный воротничок и озадаченное лицо. Третий доктор Джон Вайт много лет работал с доктором Хэрманом и написал книгу по диагностике психозов и их лечению безмедикаментозным способом, применяя авторскую психотерапию.       Все трое внимательно изучали историю болезни Синди Соммерс.    — Дамочка даром времени не теряла, — заметил Моррисон. — Всего двадцать три года, а уже такой ряд всего и всякого… Не говоря про то, что она пережила в прошлом месяце.    — Не женщина, а мечта, — сухо согласился Хэрман.    — Придётся держать её в отделении реабилитации, пока вся клиническая картина не будет ясна, — заключил Моррисон.    — Когда она прибывает? — Осведомился Хэрман.          И словно в ответ из переговорного устройства раздался голос секретаря:    — Доктор Моррисон, сейчас привезут Синди Соммерс. Доставить её в ваш кабинет?    — Да, пожалуйста, — откликнулся Моррисон и вздохнул. — Всем всё ясно?        Путешествие превратилось в настоящий кошмар. После окончания допроса полицейских и залечивания в больнице, Синди продержали в палате ещё три дня, пока не были отданы соответствующие распоряжения. Девушка пытается вспомнить, как всё происходило после трагедии, но у неё не получается, становится больно, когда головной мозг старается воспроизвести все прошедшие события. Она не помнит, куда делись ее племянники, сестра… зять, и с трудом представляет, куда везут её сейчас. Сегодня утром к ней пришли в палату двое мужчин и объявили о том, что ей нужно будет переселиться в другую больницу, а потом снова темнота.       И вот сейчас, она лежит на носилках в машине скорой помощи и даже не представляет, в какую клинику её везут. Внутри что-то сильно резало и душило, потому что ей было до жути обидно, что никто из родных не приехал за ней и не появился в её палате. Хочется всё вспомнить, но не получается… Каждый раз, когда она пытается снова окунуться в свои воспоминания минувших... дней? Недель? Боже, сколько же прошло времени? Кроме бесконечных вопросов в голове, её мучили страх и паника. Синди сама не помнила, как задремала. — Просыпайтесь, приехали. — Её разбудил сухой женский голос. Она в лечебнице. Что ждёт её здесь?

2011 год Март

      Синди вызвали в кабинет доктора Моррисона. Там же был её лечащий врач доктор Хэрман. Вместе они решили, что Синди вернётся в Мистик-Фоллс, где будет продолжать амбулаторное лечение под наблюдением одобренных психиатров. — Ну вот и настал торжественный момент! — провозгласил доктор Моррисон. — Вы волнуетесь? — Волнуюсь, перепугана и… и ещё не знаю что. Чувствую себя слегка странно… Не понимаю, как встречусь со своими родными.       Девушка восторженно улыбалась, но в глазах таилась настороженность. — Я рад, что вы поправились, но… но буду скучать по вам. — Признался Хэрман.        Синди порывисто сжала его руку: — Мне тоже будет вас не хватать. Не знаю… просто не знаю, как смогу отблагодарить за всё, что вы сделали.       По щекам потекли слёзы. Не вытирая их, она подошла к доктору Моррисону. — Когда я вернусь в Мистик-Фоллс, постараюсь подыскать работу в какой-нибудь кондитерской фирме и обязательно напишу вам, как всё сложилось и помогает ли амбулаторное лечение. Хочется быть уверенной, что прошлое никогда не вернётся. — Думаю, вам не о чем беспокоиться, — заверил Моррисон. — Помните, что ваши родные ждут вас и очень гордятся вами. Вам придётся пройти некоторые трудные моменты вместе, но вы справитесь. Вы уже это доказали. — Обязательно, доктор.       В солнечный мартовский день Синди наконец-то вышла из здания, в котором провела последние два года своей жизни. Ей не верилось, что теперь на окнах не будет решёток, а её прогулки не будут ограничиваться небольшим садом лечебницы. Наконец-то она сможет гулять по своему любимому городу и проводить время со своими родными. У неё появились силы начать всё заново и она не подведёт саму себя. Соммерс сделал несколько уверенных шагов за ворота лечебницы и вдруг почувствовала, как кто-то налетел на неё. — Синди! Синди… Бог ты мой! — женский голос то шептал, то кричал имя девушки. — Наконец-то! Как я скучала! — Ты меня задушишь, дорогая, — девушка наконец-то высвободилась из объятий и увидела, что перед ней стояла практически её копия, но только немного старше — Дженна Соммерс. Синди передать словами не могла, как же она была рада видеть свою сестру за стенами лечебницы. Сестра практически не изменилась, стала только ещё краше и интереснее. Её блондинистые волосы крупными локонами лежали на плечах, а зелёные глаза были перекрыты плёнкой слёз, которые вот-вот уже начали скатываться по щекам. — Ох, Дженнс, — Синди взяла лицо девушки в ладони. — Дорогая!       Сёстры ещё долгое время обнимались и не переставали говорить о той радости, которая переполняла каждую из них. Синди с сияющей улыбкой и искрящимися счастьем глазами пошла за Дженной к машине. Никогда ещё девушка не была так счастлива. При мысли о безграничных возможностях и ничем не омрачённой жизни теперь, Синди была готова петь и танцевать прямо на улице. Соммерс заслужила этот счастливый конец. Она наконец-то сможет быть целостной рядом со своей семьёй.       Сёстры Соммерс уселись в машину и ещё какое-то время потратили на то, чтобы лишний раз друг другу сказать о том, как скучали. Синди помнит и знает, что Дженна посещала её почти каждую неделю (если сестра могла, то приезжала бы каждый день), они прошли тяжёлый путь вместе и сейчас младшая Соммерс была рада итогу. Племянники приезжали меньше, но Синди не обижалась и в какой-то степени понимала. К своему сожалению, она помнит, что некоторые члены семьи уже никогда её не встретят. Елене и Джереми нужно было время для решения общей трагедии, которое Синди без проблем давала. Но стоит, признаться, что она до жути соскучилась по своим ребятам.        Их путь до дома занял два часа, которые они посвятили всему, что могли бы обсудить. Синди даже не перебивала, а только задавала новые вопросы и наслаждалась голосом своей сестры. Соммерс была в курсе многих событий, которые происходили дома, ведь Дженна всегда рассказывала что-то новое, когда приезжала в часы посещения. Синди знает, что у Елены появился парень по имени Стефан, а Джереми преодолевал трудности по учёбе, но добрый учитель по имени Аларик помог и направил на верный путь. Кстати, при упоминании Аларика, Дженна продолжала краснеть и смущаться, но Синди лишь сжимала её плечо и понимающе улыбалась. — Ой, да ладно! — девушка прыснула со смеху. — Не строй из себя монашку. Дженнс, я чрезвычайно рада за тебя. Правда. — Будь уверена, вы сдружитесь, — блондинка бросила взгляд на сестру. — Аларик превосходный человек и чертовски меня поддерживает. — Я не сомне…       Девушка на миг умолкла и оцепенела, чем немного повергла в ужас Дженну. Но Синди сладко закрыла глаза, словно распробовала какой-то сладостный привкус и выдохнула. — Господи, как же я тосковала по музыке, — отозвалась девушка. — Это ведь Queen!       Синди продолжала сидеть с закрытыми глазами, упиваясь мелодией группы, а Дженна сделала музыку громче, и на этот период они безмолвно прослушивали композицию, испытывая наслаждение от мгновения воссоединения Синди с её подлинной жизнью.       Младшая Соммерс все же раскрыла глаза и взглянула в боковое зеркало автомобиля, где на неё глядела девица с прямыми линиями лица, рассудительными и оживлёнными зелёными глазами. Синди будто бы охватывала атмосфера реальной неброской элегантности, приглушённой красоты ( заметно уступая в пригожести своим сёстрам), которую она не растеряла за период, проведённый в лечебнице. Она поправила свои тёмные волосы и снова  незаметно подмигнула своему отражению. — Мы могли бы заехать… — Синди рассчитывала на то, что сестра поймёт её без слов и та поняла. Хоть в глазах Дженны и промелькнуло колебание, но она немедля припомнила, предостережения доктора Моррисона о том, что Синди захочет увидеть могилы и не надо мешать этому желанию, ведь всю начальную боль они уже освоили.       Подъезжая к своему родимому городу, Синди опустила окно и вытаращилась во все глаза. Как же она тосковала. Безумно скучала. Её излюбленный и такой таинственный Мистик-Фоллс встречал её своими колоритными обликами, известными местностями. Дженна съехала на основную улицу и Синди подметила, как обиталищ становится меньше, вскоре перед ними распростёрлись просторы местного кладбища.       Где-то внутри появилось колебание, а руки схватила судорога, но Синди твёрдым движением отворила дверь и вылезла из авто, последовав за Дженной. Они миновали мимо неизвестных, а где-то весьма знакомых могил, пока не пришли к двум сиротливым и на вид даже свежим памятникам. Имена, высеченные на камнях, заковали движения Синди и она затихла на месте.

Грейсон Гилберт Миранда Гилберт

      Соммерс продолжала безмолвно глядеть на могилы, пока не ощутила, как по щекам съехали тёплые и такие гнетущие слёзы. Синди недвижно стояла и, казалось, что почти вросла в землю, пока не ощутила, как её руку стиснула тёплая ладонь Дженны. Они не говоря ни слова осматривали  могилы и Синди мысленно общалась со своими погибшими родными.       Было больно, хотелось орать, но она не станет это делать. Драма в прошлом. Случилось то, что должно было случиться. Остаётся двигаться дальше. — Я вечно буду помнить тебя, Миранда, — слабо произнесла Синди. — и тебя, Грейсон.       И ей бы хотелось извиниться за то, что она не была на погребениях, хотелось произнести что-то ещё, но её торс сам развернулся и направил ее  к автомобилю. Возможно, это не та реакция, которая должна быть, но пока что это то, что имелось.       Сёстры Соммерс не проронив слова сидели в машине ещё какой-то  период, пока Дженна не завела автомобиль и они не устремились в сторону дома. Синди была уверена, что она снова прибудет сюда и не один раз, но доколе на этом всё. До их дома было недалёко, как помнила девушка, и она уже в предвкушении ожидала встречи с Еленой и Джереми.       Синди была в курсе, что Дженне пришлось стать опекуном детей и Соммерс не осознавала, как её сестра в одно мгновение сконцентрировалась и отважилась на это (хотя, конечно, она всё отлично понимала и знала, что Дженна не бросила бы племянников одних, да сама Синди не сделала бы так). Её сестра была крайне добросердечным и чутким человеком, который готов приходить на выручку людям.  Хоть и ведёт себя порой как большой ребёнок. Временами, казалось, что Синди старшая из-за своего смирного и собранного характера, а также возможности быстро сосредоточиваться во многих моментах. Вообще, Синди была самой сдержанной из трёх сестёр, да и честно было не до того, чтобы веселиться, ведь… — Мы приехали! — Вскрикнула Дженна, чем возвратила Синди из воспоминаний.        Дом. Милый дом. Хоть, это и был дом Миранды и Грейсона, но вся её оставшаяся семейство было тут. Потому Синди слегка вздохнула и с усмешкой оставила машину, устремляясь за Дженной. Они приблизились к крыльцу, где Синди несколько неуверенно сделала шаг на ступеньки, но ещё раз посмотрев на сестру, до конца поднялась и придвинулась к двери. — Добро пожаловать, мы все жутко ждали тебя. — Произнесла Соммерс и открыла дверь, пропуская Синди вперёд.       В нос ударил такой известный запах, что первоначально опять вынудило на миг съёжиться и застопориться на месте, но Синди уверенно занесла ногу через порог и её взгляду явилась известная лестница на второй этаж, полки на которых ещё лежали какие-то вещи её сестры, также рамки с фотоснимками, где улыбались члены её семейства. Всё было так словно и не существовало этих двух лет, которые они все протянули в разлуке и трауре. И едва лишь Синди хотела развернуться к Дженне, как нежданно-негаданно в прихожей прозвучал оглушительный и весёлый ор. — С приездом! — Из гостиной и вылетела Елена, а со второго этажа Джереми. На их головах были надеты колпачки красного и зелёного цвета, а следом раздался звук хлопушки и Синди ощутила, как её осыпает конфетти, которое уже залетало в её раскрывшийся от сюрприза рот. В руках Елены был пирог, на котором немного коряво, но с ласковостью было написано «Добро пожаловать домой!», а Джереми всё снова горланил о том, как они рады, что Синди приехала.       Девушка не ведала, что произнести, пока не осознала, как быстро из рук Елены исчез пирог и ее племянница уже сдавливала в объятиях, а следом к ним пристроился Джереми. Всей этой тройкой они продолжали обниматься и расцеловывать друг друга в щёки, пока Дженна не позвала всех передвинуться в гостиную. — Мы так рады, — произнёс Джереми, который был на голову выше Синди. — Ты наконец-то дома. — И мы всё вместе! — Вторила Елена, когда они уже присаживались на диван в гостиной.        До самого позднего вечера компания продолжала общаться. Синди вбирала образы своих племянников и пыталась этот вечер запечатлеть в своей памяти до самых малюсеньких мелочей. Она даже не ожидала, что Джереми и Елена так изменятся за эти два года. Старшая Гилберт была превосходна, из той чуток пухленькой девчонки, Елена стала элегантной и яркой брюнеткой, которая поражала своими выразительными шоколадными глазами.       Джереми стал настоящим молодым и красивым мужчиной, также сердечно следя своим тёмным взглядом. Они сканировали друг друга, запоминая всё. Для их семейства это был очень долгожданный и значительный день. День воссоединения. Однако Синди всё равно лицезрела глаза своих племянников (какими бы распрекрасными, зрелыми они не выглядели), которые были пропечатаны трауром, слезами и тяжестями, которые были за период её отсутствия. Она поддержит и разберётся со всеми этими моментами, но только не в настоящий момент.  — Предлагаю устроить завтра день для нас двоих, — позже произнесла Дженна, когда они лежали на кровати в одной из комнат. — Только ты и я. Боже мой, как я тосковала! — А я нет, — невозмутимо ответила Синди и упорно продолжала глядеть в потолок, дожидаясь реакции Дженны, которая не заставила долго ждать, так как девушка приподнялась на локтях и вытаращилась на сестру. — Твою мать, ты заезжала ко мне по два или три раза на неделе, разве тут истоскуешься? Я вообще отдыхала.  — Иди ты к чёрту! — С хохотом ответила Дженна и снова откинулась на подушки. — Конечно, я скучала. — Синди сжала руку сестры. — Завтра проведём самый крутой день воссоединения сестёр Соммерс. Мне уйму дел надо переделать и распланировать свою жизнь дальше… — Вот-вот! Мы завтра этим и займёмся милая, а теперь давай спать. — Ответила Дженна и перевернулась на другой бок, но при этом что-то вытаскивала из прикроватной тумбочки. — Ты ведь шутишь? — промолвила Синди, когда перед ней явилась упаковка с мармеладными мишками, которые они с Дженной постоянно трескали перед сном, когда ещё в малолетстве жили в одной комнате. «Так слаще спалось», — постоянно проговаривала Синди, когда мать их по-доброму отчитывала. — Ничего не меняется. — Ответила Дженна и уже вовсю жевала мармелад, протягивая упаковку сестре.       Они ещё о чём-то лепетали, пока Синди не выпила свои положенные таблетки перед сном. Удобно расположившись и пожелав спокойной ночи сестре, младшая Соммерс начала вваливаться в сон, радуясь тому, что преподнёс ей сегодня этот день. Она дома и больше никуда не подевается. В комнате начал звучать храп её сестры. Да, она в самом деле дома.        Утром следующего дня, Синди пробудилась весьма рано, привыкшая к такому распорядку за два года, девушка направилась в ванную, где, по вчерашним словам Дженны, имелся комплект одежды, а также зубная щётка, расчёска. Лениво потягиваясь, Соммерс чистила свои зубы, продолжала разглядывать ванну.       Почти ничего не поменялось, только возникли какие-то мужские колбочки, но прикинув, что должно быть это принадлежности Аларика. Утренние водные процедуры закончились и, обрядившись в одежду Дженны, Синди устремилась в сторону кухни, не позабыв взять утренние таблетки, которые нужно было выпить после еды. На столовых часах было около семи утра, когда Синди включила чайник и присела за стойку, упиваясь домашней безмятежностью и радуясь тому, что у неё получилось урвать такие минуты одиночества. Нет, она не была против присутствия родных, но ей нужно было быть иногда одной.       За окном сияло солнце, окрашивая задний двор в многокрасочные и практические летние оттенки, что невольно согревало душу Синди. Она предвкушала сегодняшний день и с радостью была готова погрузиться в эту повседневную суету, выстраивая личную и новую историю. Щелчок чайника дал знать, что можно начинать завтракать и тут Синди явилась в голову идея, что можно было бы устроить завтрак для всех членов семейства. Слегка посомневавшись, девушка открыла холодильник и вынула оттуда упаковку яиц, молоко, масло. На верхних полках она с трудом отыскала банку с мукой, на которой почему-то было написано «Крупа». — М-да, время идёт, а она остаётся той же. — Синди цокнула языком, по-доброму подмечая, что Дженна не всегда имела пристрастие систематично подходить к делу. Продолжая взбивать всю смесь для блинчиков, Синди кайфовала от  того, что могла заново готовить, словно и не было двух лет без её излюбленного дела. До всей трагедии Синди отучилась на кулинарных курсах, да и вообще вся её жизнь была связана с кулинарией, а именно заинтересованностью к кондитерским изделиям. В своё время, она работала в одной кондитерской и помогала старшей коллеги в приготовлении тортов. Соммерс переживала, что её навыки не будут такими же отточенными, как когда-то, но вроде бы она всё ещё может прокрутить в голове рецепты, технику… — Ничего себе, ты такая ранняя. — Мужской голос заставил вздрогнуть Синди и вытаращиться на Джереми, который сидел на стуле и внимательно рассматривал свою тётю. — Чёрт, Джер… — Прошипела Синди, чем вызвала хохот у парня. — Не надо так делать. — Прости, — Гилберт ладонью прикрыл свою усмешку. — Просто не собирался тебя отвлекать. — Будешь блинчики? — Соммерс уже выливала первые формы на сковородку. — Спрашиваешь, — Джереми приблизился к настенным ящикам и вынул оттуда тарелки. — Я ждал твои блинчики. — Превосходно, буду тебя откармливать.       Они продолжали беседовать на разные темы, которые убыстряли процесс готовки. Джереми сам не засек, как начал рассказывать про всё то, что происходило с ним эти два года и даже про то, что Дженна и Елена ловили его с травкой, чем, непосредственно, вызвал осуждение у Синди, но она не хотела читать нравоучения, ибо осознавала, чем было вызвано этакое поведение у её племянника. Но она также была рада, что в жизни Джереми явился Аларик, который увидал потенциал в таком смыленном юноше и дал ему курс. Синди подметила про себя, что непременно поблагодарит преподавателя при случае.       А также младший Гилберт парочку раз поведал про парня Елены и про то, что у него есть ещё старший брат Деймон, которые частенько ошиваются в этом доме. Синди почудилось, что это не совсем нравится Джереми, но тот он старается этого не выказывать. Ну ничего и этот момент она не проворонит, со всеми познакомиться и всё разузнает.       На их болтовню, чуть позже спустились Елена и Дженна, которые были немного сконфуженные тем, что Синди уже хлопотала над завтраком. — Ты гляди, таким образом, она быстро станет основной хозяйкой в этом доме, — тихо выговорила Елена и укрыла свою улыбку за кружкой, чем вызвала улыбку у Дженны. — Ну хоть кто-то займётся этим обиталищем. — Старшая Соммерс поддержала Елену, продолжая ловить на себе насмешливый взор сестры.       Когда Синди запивала свои таблетки, то улыбка с её лица всё ещё не сходила, предоставляя запечатлеть в памяти семейный завтрак, который был первым на страницах новой жизни. В настоящий момент девушка была наполнена счастьем и тем, что ей предстоит сегодня сделать.        Племянники уже покинули дом, когда Синди составила список того, что необходимо сделать сегодня в городе: Купить одежду Проверить счёт в банке Купить газету с вакансиями Купить прокладки Купить щётку — Мы готовы выходить? — Спросила Дженна, усевшись рядом с сестрой. — Да, походу разберёмся. — Отозвалась Синди и сёстры покинули дом.

Ещё по фэндому "Дневники вампира"

Ещё по фэндому "Первородные"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты