Сон, конечно, идиотский

Слэш
PG-13
Завершён
18
автор
Scarrell бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Ветерок видит кошмар, а Воробей тихо вздыхает.
Примечания автора:
Мне кажется, что я была обязана написать клишированную историю про кошмары на ночь и вот, я здесь xd
Запоздалое поздравление с 14 февраля!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 4 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Как там говорят? Сон, где другой человек умер, означает, что он будет жить долго? Как-то так? Что ж, Ветерок не хочет этого проверять. Если честно, то видеть, как тот, без кого ты уже не представляешь свою жизнь, умирает, а скорее погибает, явно не самая приятная причина пробуждения. Под спиной мокрый от пота матрас. Глаза бегают. Слипаются, но спать больше не хочется. Дыхание эхом отражается от стен полупустой комнаты и звучит страшно, как и сердцебиение. Орган внутри колотится быстро-быстро, кажется, будто сейчас он взорвётся, невольно вспоминаются все рассказы главного героя кошмара о сердечных ядах, которые в большинстве своём ускоряют стук. Руки онемели, но даже так Ветерок может сказать, что они ледяные. Пульсация в пальцах очень неприятная, их словно колят иголкой без остановки. Когда-то парню приснилось, что Сумеречницу кладут в гроб, тогда он был ещё совсем мелким, так произошла такая истерика, что мать выгнала Грача из кровати и с четырёх до шести утра успокаивала трясущегося сына. Сейчас её не было. Только страх, онемевшие руки, сбившееся дыхание, бегающие глаза и бешено стучащее сердце. Ветерок едва сдерживается, чтобы не сорваться к матери, рассказать о кошмаре и рыдать в её объятиях, но нет. Сейчас такое противное чувство одинокой тоски и страха расползлось в груди, заставляя судорожно вздохнуть и выдохнуть, чтобы её вытрясти. Не получается. Даже как-то хуже становится. Отвратительно. Вздохи учащаются. Теперь это не вздохи совсем, а всхлипы. Тихие такие. Как когда в детстве ему что-то приснится или подумается грустного. Лежишь и стараешься не разреветься, потому что не сможешь объяснить причину слёз. Худшее чувство на свете. Из-за него и ноги немеют, кстати. И словно все внутренности тоже. Только сердце гулко стучит, и вибрация расходится по всему телу, словно стараясь разогнать кровь. Она приливает только к лицу и делает всё только хуже. Ветерок приоткрывает рот и глубоко вздыхая, но тихий, словно шёпот, всхлип снова вырывается. Чёрт. Кажется, что эта какофония вкупе с холодным летним ночным дождём сейчас сведёт парня с ума. Картинки из кошмара продолжают крутиться в голове, ухудшая и так ужасную ситуацию. К этому прибавится ещё один звук. Шуршание. Ветерок почувствовал, как на его груди что-то, дарившее холодному от пота и страха телу ощущение тепла, закопошилось, шурша. Этот звук единственный, который не был неприятным. — Чего сопишь?.. — голос гортанный, низкий ото сна, заспанный, и тоже совсем не неприятный. Да, он очень чутко спит. Ветерок смотрит сверху вниз, как часто хлопают ресницы, а картинка продолжает расплываться. Невольно хочется заорать: «Помоги пожалуйста! Я так не могу! Пожалуйста!». Парень вспоминает, как скулил: «Мамочка! Мамочка!» после прошлого кошмара. Сейчас чувство не лучше. Ветерок хочет сделать ещё один вздох и с усмешкой отмахнуться, мол, жарко, однако прямо из глубин души вырывается тихий сиплый вой. Тело рядом мгновенно приподнимается и заглядывает ему прямо в лицо, но просто формально, ведь всё равно ничего не увидит. — Ты чего? — Воробей говорит тихо и осторожно. Совсем не знает, как себя вести в таких случаях. — Ничего. Сон не очень приснился — шмыгает Ветерок, вытирая холодной рукой такую же холодную одиноко катящуюся по щеке слезу. — Заметно. — хмуро отвечает Воробей. Он был явно недоволен, что его не посвящают в детали этого сна. — Не поделишься? — Ветерок не может понять, какой же тон у его голоса, отстранённый или взволнованный, а может, и всё сразу, и оглядывается во внимательное лицо с прищуренными голубыми глазами. Невольно вспоминается всё. — Мне снилось, что ты умер. — Воробей чуть хмурится, а у Ветерка перед глазами снова встаёт пелена. — Сначала утонул. Потом упал с многоэтажки. Потом сгорел. — голос парня срывается. А ведь был ещё ураган! Воробей садится на своём матрасе и чуть прислоняется к стене, а Ветерок чувствует неприятный холод на боку там, где раньше с ним соприкасалось тело парня. Тот заправляет за уши лезущие в глаза пряди и отбрасывает длинную копну серебристых волос назад. Так, отвернувшись, он начинает неуверенно говорить: — Сон, конечно, идиотский, но… Я же не умер, так зачем над этим реветь? Не надо всё принимать за чистую монету… А, к чёрту! — восклицает Воробей, бросая свои попытки успокоить словами и просто ложится на Ветерка пластом. — Чтобы было нагляднее. — буркнул парень. Ветерок утыкается носом в его шею и вдыхает успокаивающий запах геля с ароматом красного грейпфрута и какого-то приятно пахнущего шампуня и невольно всхлипывает ещё раз. Он кладёт руки Воробью на спину. Ему кажется, что его сейчас раздавят и растопят в тепле, но это безумно приятное и успокаивающее ощущение. Всё-таки тихо поплакать Воробью в майку помогло и Ветерок как-то незаметно для всех заснул, наконец расслабленно, но придушенно втянув воздух. Воробей поднимается, убедившись, что оказывается восприимчивый к кошмарам и снам в целом парень заснул, и подставил лицо лёгкому ветерку, дувшему из  приоткрытого окна, вздыхает, чуть копошится и возвращается в своё положение, кладя голову на чужую мерно вздымающуюся грудь. Остаётся только надеяться, что никаких кошмаров больше не будет, и заснуть самому.
Примечания:
Как я уже сказала, с прошедшим 14 февраля вас! Пока пишу работу покрупнее этой, а это просто зарисовочка, которая пришла в голову. Люблю вас! Увидимся позже!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты