tango por favor

Слэш
PG-13
Завершён
92
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
– Подожди, – говорит парень настолько тихо, чтобы слышал только Ким. – Это же главное выступление года, ты не можешь просто так отказаться от него.

Тэхён чувствует лёгкое раздражение. Но в нём сейчас больше опустошения, чем агрессии, потому он просто тяжело вздыхает.

– У меня нет пары. Я не могу танцевать танго один.
Посвящение:
Пусть это будет подарок на День всех влюблённых.
Примечания автора:
Некоторое время назад ко мне пришла эта идея, когда в плэйлисте в очередной раз заиграла Assasin's tango by John Powell, и вот я её реализовала.

Вдохновлялась образами парней из Black Swan.

обложка-эстетика от BellsM: https://vk.com/doc75521898_597483648

плэйлист https://vk.com/music/playlist/-202027039_2
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
92 Нравится 4 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Танго — это бесконечная возможность. © Леопольдо Маречаль

По небольшому залу танцевальной студии разносится энергичная мелодия сальсы. Тэхён, разогреваясь в стороне, наблюдает за парой в центре. Смотрятся вместе они эффектно, техника у каждого прекрасная, но что-то создаёт дисбаланс, что-то, что не бросается в глаза, но явно присутствует между ними. — И раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре. Чонин, ты не следишь за ней! — Сондык устало опускает плечи, на миг прикрывая глаза. — Ты сам нас поставил в пару! — огрызается Ким, но от того, чтобы быть испепелённым взглядом своей партнёрши, его спасает буквально ворвавшаяся в студию Мунбель. — Народ, это катастрофа! — На её лице абсолютная паника, и это заставляет всех присутствующих с беспокойством обратить на неё взор. Девушка же переводит взгляд, в котором кроме паники сквозит ещё и доля какого-то сочувствия, на Тэхёна и тот напрягается. — Хеджин сломала руку, она не сможет выступать. По залу проходится волна вздохов и ахов. — Что? Как это произошло? Что случилось? Она в порядке? Все окружают блондинку, задавая вопросы наперебой. — Её какой-то придурок на мопеде сбил, хотя она шла по тротуару! Я отвезла её домой, она очень подавлена. Ребята в унисон возмущаются, не замечая, что Тэхён так и не сдвинулся с места. Он просто осел на пол под подоконником, пытаясь уложить в голове мысль, что все недели их тренировок перед предстоящим выступлением буквально перечёркнуты одним мгновением. Все девушки студии заняты в парных танцах или общих номерах, да и за оставшийся промежуток времени практически нереально разучить новый танец. — Но что же теперь будет с их номером? — общий гомон вдруг перекрывает громкий голос, и Тэ поднимает на него голову, с удивлением видя, как задавший этот вопрос Чонгук, смотрит на их хореографа. — Ты снимешь его с программы? В наступившей тишине, Сондык оглядывается, ища взглядом Тэхёна, и, встретившись с ним глазами, Ким уже по выражению его лица готовится услышать подтверждение этих слов. — У нас нет замены, Тэ. Извини, мне очень жаль и также обидно, как и тебе. Юноша просто кивает, тёмные кудри вздрагивают от этого движения, он отбрасывает их с лица, поднимаясь, и просто начиная собирать свои вещи — всё равно теперь тренироваться бессмысленно. Он чувствует на себе сочувствующие взгляды ребят, и поводит плечами, словно хочет стряхнуть их. Он понимает, что они искренни, но также понимает, что все они в глубине души рады, что это случилось не с ними. Когда он уже забрасывает лямку сумки себе на плечо и направляется к двери, подошедший Чон перехватывает его за руку чуть выше локтя. Тэхён встречается удивлённым взглядом с тёмными глазами напротив. — Подожди, — говорит парень настолько тихо, чтобы слышал только Ким. — Это же главное выступление года, ты не можешь просто так отказаться от него. Тэхён чувствует лёгкое раздражение. Но в нём сейчас больше опустошения, чем агрессии, потому он просто тяжело вздыхает. — У меня нет пары. Я не могу танцевать танго один. Чонгук, однако, не отпускает его руку и несколько мгновений смотрит в его глаза. Тэхён недоумённо приподнимает брови: не то, чтобы они совсем уж не общались, но и друзьями их точно нельзя было назвать, потому, видеть в выражении лица Чона явное желание как-то помочь для Тэхёна достаточно неожиданно. Чонгук моргает, и вдруг его глаза чуть округляются в каком-то подобии удивления, словно его посетила какая-то мысль или идея. Тот оборачивается. — Сондык, можно тебя на пару слов? Тэхён не хочет слушать утешающих речей, но Чонгук его не отпускает. Хореограф, услышав просьбу, сразу отвлекается от разговора с Чонином, и, напоследок посылая тому многозначительный взгляд, подходит ближе. — Я представляю, как ты расстроен, Тэ, и я сам сейчас чувствую себя просто ужасно — ваш номер был невероятно зрелищным, но это та ситуация, когда ничего нельзя… — Можно, — Чонгук перебивает старшего. — Я могу выступить вместо Хеджин. Тэхён даже раскрывает рот от удивления, а Сондык приподнимает брови, но сразу же щурится, будто обдумывая это предложение. — А вообще-то, неплохая мысль…– в конце концов, медленно проговаривает хореограф. В его глазах зажигается огонёк азарта. — Ведь танго изначально был танцем двух мужчин, да и сейчас это направление снова активно входит в моду, мы можем сыграть на этом. До Тэхёна доходит, что его участие в выступлении ещё не окончательно отменено, и он отмирает, обращаясь к Чонгуку. — Но танго идёт сразу после твоего танца, ты не успеешь переодеться. Тот равнодушно-небрежно пожимает плечами. — Я не так уж был заинтересован в сольном номере, меня устроит, если мы выиграем как пара. Тем более, фламенко и танго имеют похожий характер, я легко перестроюсь. Сондык хлопает в ладоши. Он явно загорелся этой идеей. — Что ж, тогда идеально. В таком случае, вам надо заменить музыку на что-то более ммм — он оглядывает их двоих сосредоточенным взглядом, словно уже прикидывая у себя в голове варианты. — На что-то более темпераментное, да. Развернувшись, Сон отходит, а Тэхён чувствует, наконец, что Чонгук отпускает его руку. Он смотрит на парня напротив, но тот выглядит абсолютно спокойным. — Зачем ты это делаешь? Зачем спасаешь мой номер? Тэхён действительно не может понять, как можно отказаться от сольного выступления, только чтобы помочь почти незнакомому человеку. Ведь пусть они и ходили в эту студию уже почти полгода, едва ли за это время перемолвились хотя бы парой фраз. Чон же снова просто пожимает плечами. — В предыдущей студии я был в похожей ситуации, когда моя партнёрша потянула связки на ноге незадолго до выступления, — Тэ удивлённо моргает, а Чонгук ухмыляется. — Да, я был па́рником, так что тем более легко смогу подстроиться под тебя. *** Сондык предлагает им на выбор несколько мелодий. Прослушивая их вместе с рядом стоящим Чонгуком, Тэхён задумывается. С Хеджин их танец был под Либертанго Астора Пьяццолла: беспроигрышный вариант, классический, достаточно динамичный, но не агрессивный, однако, кинув взгляд на Чона, Ким понимает, что для их пары такой концепт не подойдёт. Поймав взгляд парня, Тэ понимает, что они думают об одном и том же. — Если бы мы хотели оставить что-то более классическое, как и было, то нужно выбрать Encanto Rojo, — говоря это, Чонгук не спускает с него взгляд, и Тэ уже знает, что тот предложит что-то другое. — Но мы возьмём эту. Когда из динамика начинает литься хорошо знакомая, пока что обманчиво медленная, мелодия, Тэхён не может удержаться от того, чтобы не ухмыльнуться: классический танец под не совсем классическую музыку и без классического разделения партнёров. Он и не предполагал, что они с Чонгуком так быстро найдут общий язык. Оставалось надеяться, что в языке танца они также обнаружат синергию. Сондык, судя по всему, тоже остаётся довольным выбором трека. — Ооо, да, это будет эффектно. Но так как времени в обрез — вам нужно начать репетировать прямо сейчас. Я пойду попрошу ключ от соседнего помещения, оно поменьше, но всё же отдельное, вы там сможете нормально поработать. Тэхён чувствует, что в полной мере успел наполниться энтузиазмом, и воспрянуть духом. И пусть у них осталось всего-то пара дней — они смогут придумать концепт и отработать его. — Нам придётся буквально поселиться в студии, чтобы переработать хореографию. Чонгук пожимает плечами — видимо, это его любимое движение. — Не вижу проблем. Душевая есть, доставка еды круглосуточная, дополнительный комплект одежды у меня всегда в сумке. — У меня тоже, — кивает Ким. Возвращается Сондык, отдавая им связку ключей. — Поступим так: вы пока начинайте, а мне нужно закончить с Чонином и Марой, через пару часов я к вам загляну. Парни кивают, Чон забирает ключ. *** Они просматривают запись танца Тэхёна и Хеджин, после переходя на ютуб и изучая несколько видео, где танго танцуют мужчины. Некоторые движения нравятся им обоим, и они сразу соглашаются позаимствовать их себе. Так проходит почти час, когда они, наконец, решают попробовать пройтись вместе под музыку. Заминка происходит сразу, как только они становятся друг напротив друга. Тэхён никогда не танцевал в паре, где вели бы его. Теоретически, он мог бы перестроиться, но всё же решает задать насущный вопрос. — Кто из нас будет ведомым? — Давай я, — не задумываясь, предлагает Чон. Тэ пару раз моргает. — Тебя когда-нибудь вели в танце? Чонгук кивает. — Я учил своего друга танцевать вальс перед его свадьбой. Ким хмыкает, поднимая руку, приглашающе разворачивая ладонью вверх. Спустя лишь секунду промедления, Чонгук вкладывает свою руку и чуть сжимает пальцы. Вторую он поднимает к плечу Тэхёна, а тот чуть приобнимает Чона за талию. — Три-четыре, — почти шепотом отсчитывает старший и делает шаг в сторону. Чонгук сразу же повторяет за ним, после поворачивая корпус на девяносто градусов, и уходя в сторону. Тэхён делает поворот, разворачивая их и сразу делая несколько шагов вперёд. Он уже начинает надеяться, что они вполне могут даже наполовину сымпровизировать, если не успеют достаточно хорошо подготовиться, как при следующем же движении они оступаются и сбиваются с ритма. — Чёрт, — выругивается младший, но рук не расцепляет. — Давай заново. Они повторяют снова и снова, но каждый раз что-то идёт не так. В конце концов, когда они находят баланс и двигаются вполне синхронно, в комнату заглядывает Сондык. — Ну, как у вас тут? У них обоих уже слегка сбито дыхание, а сцепленные ладони стали влажными от пота. Остановившись, Тэхён отпускает талию Чонгука и разъединяет их ладони, машинально отирая о брюки. — С переменным успехом. Хореограф кивает. — Я договорился с охранником, можете оставаться здесь, сколько сочтёте нужным, просто потом закроете всё и отдадите ему ключ. Парни соглашаются, и Сондык уходит. Ким подхватывает из сумки бутылку воды и делает несколько глотков. — Ладно, — он закрывает крышку и откидывает бутылку в сторону, мимолётно смотрит на часы на своей руке. Сам он никуда не спешит, но, возможно, у Чонгука были планы или дома его кто-то может ждать. Поэтому спрашивает. — Во сколько мы планируем закончить сегодня? — Выступление послезавтра, — Чон сидит, облокотившись на зеркальную стену позади себя. — Трек длится четыре с половиной минуты, где-то на полторы мы уже более или менее поработали. Но осталась самая сложная часть, так что… Он неопределённо ведёт рукой, словно говоря, что исходя из сказанного, он может пробыть в студии столько, сколько нужно. Он поднимается, машинально чуть отряхивая тренировочные спортивки. — Мне не привыкать оставаться в студии до рассвета, так что если ты захочешь — вся ночь наша. Он вдруг запинается, словно сказанная им же фраза кажется ему неловкой. Тэхён же решает не акцентировать на ней внимания. — Окей, тогда занимаемся до упора. *** Где-то в полночь, когда они решают, наконец, взять небольшой перерыв, завязывается разговор. — … так что если я не танцую, то играю в видеоигры. А ты? Чонгук подцепляет палочками свою гречневую лапшу, отправляя в рот. Тэхён отвечает, не до конца прожевав курицу. — Я люблю фотографировать. На старые плёночные камеры, знаешь. А ещё у меня есть собака. Чон издаёт заинтересованный звук, не имея возможности спросить из-за набитого едой рта. Тэ улыбается. — Да, померанский шпиц Ёнтан. — Но как же ты оставляешь его одного так надолго? –О, Чимин за ним приглядит. Мой двоюродный брат. Тэхён и сам не понял, зачем уточнил последнее, но это показалось ему важным. Чонгук кивает. — У меня тоже есть собака, но он остался у родителей в Пусане. — О? И давно ты в Сеуле? Чон задумывается на секунду. — Месяцев семь? Ну да, и почти сразу нашёл вашу студию. Тэхён откладывает палочки, беря стакан со своим мятным чаем. — Почему переехал, если не секрет? — Расстался с парнем, решил начать всё заново. Ким закашливается от этих слов. Окей, он сам гей, но чтобы кто-то вот так сходу вываливал информацию о своей ориентации — для него было неожиданно. Откашлявшись, он может выдать только многозначительное: — А. Чон хмыкает, откладывая пустую коробочку из-под лапши и отпивая свой кофе. — Ну, ты спросил — я ответил. Просто надеюсь, что ты не гомофоб или что-то типа. — Ох, нет-нет, я … — они сталкиваются взглядами, и Тэхён неожиданно чувствует, что его щёки становятся теплее от прилившей к ним крови. — Всё нормально. Он замечает, что младший явно расслабляется, и решает предложить ещё разок глянуть видео и обсудить дальнейшие шаги. *** В студии они проводят ещё часа три, пробуя некоторые связки, но решают, что всё же необходимо немного поспать. Договорившись вернуться и продолжить часов в десять утра, они расходятся. Ёнтан недовольно ворчит, и даже пытается куснуть, когда Тэ укладывается на кровать, стараясь не придавить маленькую царскую собачью морду. Он устал, потому быстро проваливается в сон. Утром он благополучно не слышит будильник и просыпает, прибегая в студию с опозданием почти в полчаса. Чонгук, видя его растрёпанные кудри, чуть улыбается, и протягивает стаканчик с чаем. — Я заметил, что ты не пьёшь кофе, но это самый крепкий чай в этом мире. Тэхён благодарно выдыхает. — Спасибо, — сделав несколько глотков, горячей волной спустившихся в пустой желудок, он пытается извиниться. — Чёрт, извини, что проспал. Сегодня последний день, мы должны выложиться, а я опоздал… Но Чон просто отмахивается. — Всё нормально, я тоже опоздал, всего минут на пять раньше тебя пришёл. Но ты прав, не будем больше терять времени. *** Они разогреваются, болтая о всякой ерунде, и Тэхён с удивлением отмечает, что с Чонгуком невероятно легко, будто они знакомы очень давно, хотя первый их нормальный разговор был всего-то вчера. Они прогоняют разученное ранее, но прежде, чем приступить к более сложной и быстрой части танца, Чонгук останавливается. — Парный танец — это же всегда больше про доверие, правда? Он смотрит внимательно, глаза в глаза, и Тэхён замечает, какие же они у него тёмные, почти чёрные. Ким кивает, почему-то не в силах сказать вслух. — Я просто хочу сказать, что доверяю тебе. У Тэхёна от этих слов перехватывает дыхание на секунду. Он сглатывает, и сжимает чужую ладонь в своей чуть крепче, не замечая этого. — Хорошо. *** Они репетируют целый день с небольшими перерывами, пока не валятся без сил. Сондык пару раз заглядывает к ним, но в целом, остаётся довольным: у них получилось поставить танец, хоть и изрядная его доля шла экспромтом. Они расходятся где-то около полуночи, потому что перед выступлением важно хорошо выспаться. Но, придя домой, приняв душ и забравшись в постель, Тэхён, поворочавшись, понимает, что не уснёт. Странное чувство поселяется у него в солнечном сплетении. Это странно, но Чонгук невероятным образом притягивает его. Настолько сильно, что Тэхён не понимает, как мог не замечать его целых полгода. Потому что он приковывает взгляд, что бы ни делал. У него красивое тело, он прекрасно танцует, он милый и симпатичный, у него смешная, но искренняя улыбка. У него завораживающие чёрные глаза и шрамик на скуле. Он весёлый, но может быть серьёзным. С ним комфортно молчать и болтать о чём угодно. И всё это Тэхён узнал меньше, чем за сорок восемь часов. А ещё Тэхён узнал, что влюбиться в Чон Чонгука можно меньше, чем за сорок восемь часов. *** Утром Тэхён просыпается рано. Возможно, он поспал мало, но зато он успевает погулять с Ёнтаном, приготовить завтрак и тщательно собраться. Это далеко не первое его выступление, но всё равно он чувствует волнение. Чимин, провожая его, желает удачи и заверяет, что они с Юнджи придут поддержать его. *** Ким успевает переодеться в костюм и уложить свои кудри, когда Чонгук находит его в гримёрке. У Тэхёна при виде него перехватывает дыхание на секунду. Они оба полностью в чёрном, но у Чонгука рубашка вышита пайетками, а у Тэхёна из блестящей ткани, так что под светом софитов они будут искриться, словно два чёрных алмаза. Чонгук окидывает его долгим взглядом, от которого Кима кидает в жар, но внешне он старается этого не показать. — Сондык поменял нас местами с Мунбель, поэтому мы третьи. Чон кивает и подходит ближе. Внезапно, он поднимает руки и расстёгивает на рубашке старшего ещё одну пуговицу, так же, как и у себя. — Так интереснее. От его голоса у Тэхёна неожиданно идут мурашки по спине. *** Наконец, их объявляют. Когда они выходят на сцену, по залу проходится волна заинтригованных шепотков, но Тэхён слышит их только отчасти — он уже сосредоточен на танце, как и Чонгук. Они становятся друг напротив друга, Тэхён протягивает ладонь и Чонгук вкладывает в неё свою. Начинает играть мелодия и всё как будто растворяется. Такого не было, когда они репетировали. Но сейчас, они смотрят друг другу в глаза, не отрывая взгляда, и весь мир отходит куда-то на второй план. Они повторяют шаги, которые оттачивали столько раз подряд, но сейчас это ощущается по-другому: естественнее. Тэхён не знает, что могло поменяться за несколько часов, кроме его осознания, что он влюблён в юношу, что находится в его руках сейчас, но он чувствует теперь Чонгука острее, реагируя на малейшее движение, сразу подхватывая и направляя. Они движутся как единое целое, словно читая мысли друг друга и предугадывая каждый следующий шаг партнёра. Синергия. В мелодии появляется резкий бит, и они следуют за ним, делая движения более резкими, отрывистыми. Волосы Чонгука чуть растрепались, делая его образ чуть более раскованным, небрежным и волнующим, а Тэхёнова челка теперь спадает на глаза, но он не обращает на это внимания. Тэхён чувствует взгляды, которые направлены на них. После череды неспешных шагов идёт быстрый гитарный перебор, и они кружатся по периметру сцены, сильнее сжимая ладони друг друга. С замедлением гитары, Тэхёну приходит в голову идея отклонить Чонгука на своей руке, что он и делает, и тот беспрекословно следует его задумке, доверяя. После секундной остановки, вступает самая резкая часть композиции и взрывает между ними атомную бомбу: Чонгук стремительно выпрямляется, едва не сталкиваясь лицом к лицу, и резко выдыхая на чужие губы горячий воздух. Страсть, азарт и огонь в глазах — на Тэхёна это накатывает одномоментно, и он готов поспорить на что угодно, что Чонгук ощущает то же самое, потому что эту часть они репетировали до скончания сил, и не могли добиться того, что происходит в этот миг между ними. Словно натягиваемая тетива рвётся, и невидимое глазу напряжение достигает своего пика, выливаясь той самой жгучей экспрессией, за что и ценят этот аргентинский танец. Они кружатся по сцене, не отрывая глаз друг от друга, и когда мелодия резко обрывается, сталкиваются друг с другом, замирая в таком положении вместе с замершей музыкой. Секунду стоит гробовая тишина, в которой слышно только их тяжёлое учащённое дыхание, а после зрители взрываются аплодисментами и овациями, но Тэ их слышит словно сквозь слой ваты. В его голове сейчас набатом грохочет даже не своё — чужое сердцебиение, которое он ощущает напротив своей груди. Чонгук, наконец, мягко отстраняется из его объятий, поворачиваясь к зрителям и кланяясь. Тэхён повторяет за ним на автомате. Выждав положенные на поклоны несколько мгновений, Чон тянет его за кулисы. Быстрым шагом преодолев расстояние до гримёрок, они врываются в одну, и едва оказавшись за закрытой дверью, Тэхён толкает на неё Чонгука, прижимая собой, впивается поцелуем в чужие губы и Чон отвечает со всем пылом. Они целуются как сумасшедшие, зарываясь пальцами в чужие волосы, кусаясь и жадничая, пока в лёгких совсем не остаётся воздуха. Оторвавшись друг от друга, они встречаются взглядом, и чёрные глаза Чонгука космической дырой засасывают в себя, а Ким уверен, что его собственные шоколадные глаза сейчас затопила тьма зрачка. Тэхён часто дышит, по венам льётся лава, а пространство между ними искрит электрическим током в миллиарды вольт. — А всё же, зачем ты захотел спасти мой номер? Чонгук, дыхание которого такое же учащённое, усмехается. — Я люблю танго и влюблён в тебя. — Не думал, что мы так похожи, — шепчет Ким, снова прижимаясь к чужим губам, и думая о том, что Хеджин надо будет обязательно послать цветы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты