be my bff (boyfriend forever)

Слэш
PG-13
Завершён
123
автор
Размер:
20 страниц, 1 часть
Описание:
Все, кто с ними знаком, уверены — Чимин и Тэхён встречаются. Или влюблены. Или что-то в таком роде. Они никогда не относились к этому серьёзно, но наверное, столько людей не может ошибаться?

**или** девушка бросает Чимина, потому что он «влюблён в Тэхёна», и Чимин решает разобраться, откуда люди берут всю эту чушь.
Примечания автора:
идея пришла ещё полгода назад, но писалось всё спонтанно и в дикой спешке, потому что я вспомнила про неё только 14 февраля. текст явно можно было сделать лучше, но пусть уж будет как есть.

осторожно! главный герой сильно тупит. но надеюсь, что вам понравится :)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
123 Нравится 7 Отзывы 33 В сборник Скачать

my bff (boyfriend forever)

Настройки текста
Колокольчик уже давно перестал звенеть, но Чимин всё ещё сверлит дверь кофейни раздражённым взглядом. Совсем недавно за этой дверью скрылась Сольхи — девушка, с которой у него были самые долгие и гармоничные отношения. Сегодня их шестимесячная годовщина, и Чимин готовился с самого утра: выбирал цветы, упаковывал подарок, укладывал волосы и всё такое. А ещё сегодня Сольхи его бросила. По абсолютно тупой причине, кстати, если вам интересно мнение самого Чимина. По той же самой причине, которая оборвала все его предыдущие отношения и которая звучит как «Ты влюблён в Тэхёна». Бред. Ну это ведь полный бред. Конечно же, Чимин любит Тэхёна. Ким Тэхён — его соулмейт, лучший друг и самый особенный человек на планете. Тэхён понимает его с полуслова, поддерживает в любой ситуации практически с пелёнок, и Чимин безумно сильно любит его — потому что нужно быть больным на голову ублюдком, чтобы знать его и не любить… Но он никогда, никогда не был влюблён в Тэхёна. Боже, Чимин даже не по парням, откуда они вообще берут эту чушь? Чимин смотрит на дверь, чувствуя себя опустошённым, разбитым и адски обиженным. Последние полгода были замечательными — счастливое и спокойное время, напрочь лишённое скандалов и ультиматумов. Сольхи никогда не требовала уделять ей побольше времени, никогда не жаловалась, никогда не ставила перед выбором «либо я, либо твой Тэхён». Чимин почти поверил, что это то самое. Что он нашёл девушку, которая поняла и приняла их с Тэхёном особые отношения. Но он снова ошибся. Если честно, Чимин уже устал ошибаться. — Простите… — раздаётся голос поблизости. Чимин тут же переводит взгляд, и официантка рядом с ним дёргается, как от удара. Он неловко приподнимает уголки губ, пытаясь сделать выражение лица более дружелюбным. Кажется, это помогает — девушка уже не выглядит такой перепуганной. Это хорошо. Чимин ненавидит, когда люди чувствуют себя плохо из-за него. Официантка прочищает горло и уточняет: — Мне принести ваш счёт? — Да, было бы неплохо, — кивает Чимин. Его латте не выпит и на треть, а к пирожным и вовсе никто не притрагивался, но сидеть здесь и страдать больше нет никакого желания. Через пару минут он расплачивается по счёту картой, благодарит официантку и вручает ей букет лилий, которые выбирал для своей (теперь уже бывшей) подружки. Девушка смущённо улыбается, и это немного греет сердце. Пусть хоть у кого-то сегодня будет хороший вечер, раз вечер самого Чимина безнадёжно испорчен. Колокольчик бренчит, когда Чимин выходит наружу, под холодный февральский ветер. Он поплотнее кутается в пальто и, потоптавшись на месте, вскоре поворачивает в сторону дома. Вообще-то он предупредил Тэхёна, что вернётся поздно, и тот явно не ждёт его к ужину, но… Но. Чимин сейчас слишком сильно в нём нуждается. ...Ключи гремят в замке, но Тэхёни, кажется, совершенно этого не замечает. Он сидит в гостиной вполоборота к двери и рисует — в общем-то, он занимается этим практически всё свободное время, так что не то чтобы Чимин удивлён. Чимин устало прислоняется к косяку двери, наблюдая за этим зрелищем. Да, он видел это уже тысячу раз, но рисующий Тэхён — искусство в чистом виде. Он всегда работает с такой увлечённостью и самоотдачей, что не восхищаться этим просто невозможно. Рубашка, руки и даже волосы уделаны в краске, брови нахмурены, язык высунут — Тэхёни как-то сказал, что так ему легче прорисовывать мелкие детали. Чимин до сих пор не уверен, правда ли это или очередная странноватая шутка. Эта поза, наверное, должна быть смешной, но вообще-то она милая. День выдался дерьмовеньким, но сейчас, глядя на Тэхёна, сдержать улыбку не получается. Впрочем, не то чтобы Чимин хоть немного старается. — Ты рано, — наконец оборачивается Тэхён, улыбаясь ему своей квадратной улыбкой. В груди становится ещё немного теплее. Интересно, как давно он в курсе, что Чимин вернулся? — Как прошло? Ей понравился браслет? Чимин тут же мрачнеет и молча бросает на пол рюкзак. Внутри слышится бренчание — наверное, подарочная коробка раскрылась. Это самая обидная часть неудавшейся годовщины. Чимин хотел подарить Сольхи что-то особенное и идеально подходящее именно ей, поэтому решил заказать браслет ручной работы по индивидуальному эскизу. Сам Чимин, конечно, тот ещё художник, поэтому к работе над подарком был привлечён Тэхён. Вместе они убили кучу времени, продумывая все детали… А в итоге Сольхи бросила его. Из-за Тэхёна. Тупая, но горькая ирония. — Я вроде как больше не в отношениях, — тихо говорит Чимин, стягивая кроссовки и отпинывая их в угол. Брови Тэхена ползут вверх, но он ничего не говорит, и Чимин чувствует острейший приступ любви и благодарности. Он не уверен, как бы отреагировал на вопросы… Он правда не готов это обсуждать. По крайней мере, не сейчас. — Как насчёт ужина? — Тэхён опускает кисть в банку с водой и вытирает руки о штаны. Чимину надо бы отругать его, как он обычно поступает, но сейчас он совсем не хочет играть в строгую мамочку. Вместо ответа он кивает, воюя с пуговицами на пальто. Руки вроде бы и не дрожат, но Чимин слишком устал, и застёжка не поддаётся. Под тихую ругань сквозь зубы он не видит, как Тэхён подходит ближе — и замечает его только в момент, когда чужие пальцы накрывают его собственные. Тэхён помогает расстегнуть пальто, выпутывает Чимина из верхней одежды и осторожно притягивает к себе. Одна тёплая ладонь зарывается в его волосы и мягко перебирает пряди на затылке, а вторая осторожно поглаживает по спине. Чимин утыкается носом в шею Тэхёна и прикрывает глаза, чувствуя, как огромный груз напряжения и усталости становится немножко легче. — Курочка и пиво? — мягко спрашивает Тэхён, и Чимин мычит в знак согласия. Наверное, если бы он только умел влюбляться в парней, он бы точно был влюблён.

***

На следующее утро Чимин просыпается с худшим похмельем столетия, желанием умереть и мыслями. Нет, не так: Мыслями. И это не сулит ничего хорошего, потому что когда появляются Мысли, Чимин всегда приходит к самым дебильным выводам из всех возможных. Вчерашние курочка и пиво плавно перетекли в пиццу и соджу, а болтовня про работу, проекты и дорамы затянулась до пяти утра. И это нормально для их посиделок с Тэхёном, вот только на протяжении всей ночи Чимин практически не вспоминал про Сольхи. Словно они и не расстались несколько часов назад. Единственный раз, когда о ней зашла речь, настал после вопроса Тэхёна, что же случилось. Чимин ответил: «Как всегда», и тема тут же была закрыта. Сегодня Чимину вновь обидно и грустно, но по ощущениям это больше напоминает разочарование, чем тоску о потерянной любви. И наверное, это не совсем то, что человек должен чувствовать после расставания. Именно поэтому с самого утра Чимин начинает Думать. И это паршивая идея, если честно — ему противопоказано думать. Это медицинское. У него нейроны работают как-то неправильно, потому что он придурок. Он придурок, он вечно себя накручивает и совсем не умеет рефлексировать, поэтому всегда приходит к самым дебильным выводам. Чимину нельзя Думать — но похоже, в этот раз не думать уже не получится. Весь этот цирк порядком его достал. Пожалуй, пора бы уже разобраться, что происходит. Сольхи. Ынби. Черён. Куча девушек до них. Его родители, родители Тэхёна, все их общие друзья, коллеги на работе, бабушка из квартиры напротив… Все люди, кто с ними знаком, уверены — Чимин и Тэхён встречаются. Или влюблены. Или что-то в таком роде. Чимин всегда крутит пальцем у виска, потому что он натурал. Тэхён начинает хмуриться и либо называет людей придурками, либо неловко отшучивается. Они никогда не относились к этому серьёзно, но наверное, столько людей не может ошибаться? Нет, конечно, это не значит, что они с Тэхёном на самом деле друг от друга без ума. Это полный бред. Но всё же, для всей этой чуши про их бессмертную любовь наверняка должны быть какие-то основания. Какие-то причины. И Чимину просто нужно их понять. Разобраться, что они делают не так. Да, это вряд ли поможет вернуть Сольхи… И честно, он не уверен, что вообще хочет этого. Но может быть, если они разберутся в ситуации и поработают над ошибками, хотя бы следующие отношения Чимина не закончатся тем, что девушка приревнует его к лучшему другу. Чимин поворачивается на бок, полный решимости встать и начать реализовывать свой великий план… И почти врезается носом в Тэхёна. Остатки сонливости выветриваются мгновенно. Даже после грандиозной попойки спящий Тэхён похож на ангела и топ-модель одновременно. Чимина всегда это поражало: как даже в старой футболке с пятном от сырного соуса, с пробивающейся щетиной и гнездом на голове можно выглядеть, как само совершенство? Он бы тоже не отказался от такой суперспособности. Солнечные лучи высвечивают идеальную линию челюсти, острый нос и выразительные скулы, делая лицо почти пугающе красивым. Чимин тянется к смартфону и на пробу щёлкает его, а после разочарованно кряхтит — конечно же, дрянная камера и вполовину не передала всей картины. У него вся галерея забита фотками Тэхёна, и ещё ни одна не получилась настолько же удачной, как оригинал, спящий напротив. Во сне Тэхён слегка хмурится и дует губы, и это одновременно и смешно, и миленько до невозможности. А очаровательную родинку на кончике его носа сегодня почему-то ужасно сильно хочется потрогать. Чимин уже тянется к ней, а после будто выходит из транса и застывает с пальцем в воздухе, чувствуя себя полным идиотом. Сердце бьётся так громко, что кажется, будто сейчас оно пробьёт грудную клетку и выбросится в окно. Чимин тяжело сглатывает и прикрывает глаза. Кажется, его слегка тошнит от волнения — или, возможно, от соджу. «Сегодня мы разберёмся с этим дерьмом», — думает он. И пишет Чонгуку.

***

Чонгук встречает его через полтора часа в студенческом кафетерии. Когда Чимин заходит внутрь, то понимает, как сильно успел соскучиться по этому месту, хотя они с Тэхёном выпустились только в прошлом году. Гук даже на расстоянии кажется уставшим и сонным, но всё же он машет Чимину рукой и ярко улыбается. Мило. — Хён, ты хотел о чём-то поговорить? — в лоб спрашивает Чонгук, когда Чимин с подносом опускается напротив. Вблизи он выглядит ещё более измученным, и это неудивительно — у ребёнка предпоследний курс, ему наверняка нелегко. И он всё равно умудрился найти свободное время. Чимин чувствует огромную благодарность пополам с сильнейшим уколом вины. У Чонгука сейчас и без его тараканов наверняка навалом проблем. И вместо того, чтобы помочь и поддержать человека, как это сделал бы любой ответственный хён, он пришел грузить ребёнка собственными заморочками. Чимин, наверное, отвратительный человек. — Хён, — Чонгук смотрит на него взволнованно, и Чимин вздыхает. Теперь отшутиться и свалить точно не выйдет — этот ребёнок всегда был слишком чутким. Придётся идти до конца. Да, Чимин ненавидит обсуждать свои проблемы с кем-то, кроме Тэхёна — ему всегда кажется, что он навязывается окружающим, но… Чонгук точно не будет смеяться. Он добрый и отзывчивый, и может, он хоть немного поможет Чимину разобраться. Так что попробовать стоит. — Это по поводу нас с Тэхёни, — говорит он, и Чонгук тут же поникает. — Хён, прости, — бубнит он. — Мы сильно перегнули палку с открыткой? Честно, это была идея Джин-хёна. Я говорил, что это слишком. Чимин честно не понимает, о чём речь, так что просто приподнимает бровь. — Я не об этом. То есть не совсем об этом. Чёрт, — он смущённо потирает шею, не зная, как продолжить. — Почему вы думаете, что мы влюблены? Слова вырываются прежде, чем он успевает как подумать, и Чимин поражается собственной смелости. Впрочем, Чонгук явно удивлён сильнее: его глаза и рот так комично округляются, что лицо начинает походить на смайлик. Это было бы смешно, если бы Чимин не пытался провалиться под пол прямо сейчас. Терять уже нечего, так что он продолжает: — Моя девушка вчера меня бросила, потому что я «влюблён в Тэхёна». Я просто пытаюсь разобраться в ситуации. Все вокруг говорят это, должны же быть какие-то причины? — Эм, — глубокомысленно сообщает Чонгук. — Думаю, причина в том, что вы влюблены? Ну да. Конечно. Как он мог не догадаться. Чимин смотрит на Чонгука очень тяжёлым взглядом, и тот не был бы Чонгуком, если бы не ответил тем же. Какое-то время они играют в гляделки в полной тишине, пока это не становится совсем неловким. Чимин сдаётся первым и отводит взгляд, чувствуя, как по лицу расползаются красные пятна. — Окей, причины, — наконец говорит Гук, откашливаясь. В голосе явно сквозят нервозность и неуверенность. — Мне сложно выбрать одно, но… То, какими взглядами вы друг на друга смотрите? Чимин с трудом удерживается от раздражённого вздоха. — Взгляды? Ты несколько лет подряд ноешь, что мы с Тэхёни должны пожениться, из-за взглядов? Мы что, живём в чёртовой дораме? — Это не просто взгляды! — тут же вскидывается Чонгук, явно возмущённый его пренебрежительным тоном. — Это особые взгляды. Ты постоянно смотришь на Тэ-хёна с таким восторгом, словно он все звёзды на небе позажигал или лекарство от рака придумал, не знаю. Когда он ржёт над тупыми мемами, болтает с набитым ртом, пускает слюни во сне или несёт откровенный бред — ты вечно пялишься на него таким нежным взглядом, будто он самая огромная драгоценность во вселенной. Постоянно. — Тэхёни никогда не несёт откровенный бред, — автоматически парирует Чимин, на что Чонгук лишь корчит гримасу. Кхм. Ладно, ему нужно перестать делать ситуацию ещё более неловкой. — В любом случае, мы друзья, так что это нормально, нет? Ну, смотреть на человека с нежностью, когда ты к нему неравнодушен. Я и на тебя наверняка так смотрел. Чонгук лишь улыбается в ответ, что совсем не прибавляет уверенности. — Вообще ни разу. Ты смотришь на других людей с умилением, заботой, жалостью и хрен знает чем ещё, но таких нежных взглядов я у тебя ни разу больше не видел. Ты никогда не смотрел с таким щенячьим восторгом ни на меня, ни на хёнов, ни на своих девушек. Никогда. Чимин озадаченно почёсывает затылок. Он действительно не понимает. Да, возможно, он часто восхищённо наблюдает за Тэхёном — но он не считает, что это признак каких-то особых чувств. Просто Тэхён сам по себе удивительный, и не восхищаться им не получается. — Не понимаю, — наконец признаётся он. — Ты вёл себя так же, как только появился Юнги. У тебя разве что сердечки из глаз от восторга не сыпались. — И? Чимин моргает. — И вы были друзьями. Просто ты думал, что он крутой, поэтому так смотрел. Чонгук смотрит на него, приподняв бровь. Чимин неуверенно добавляет: — Тебе было четырнадцать. — И это значит, что я не мог влюбиться? Да блин, я в нём по уши с первых секунд. Но я не понимаю, почему мы говорим про мои чувства, когда пришли обсуждать твои. Чимин поднимает вверх ладони в знак примирения. — Окей, прости. И спасибо. Я учту твой комментарий. Какое-то время они сидят в тишине: Чонгук с ужасающей скоростью поглощает свой обед, а Чимин помешивает остывший латте и обдумывает всё сказанное. Он никогда не думал про свои взгляды на Тэхёна — и пожалуй, в словах ребёнка что-то есть. Наверное, щенячьего восторга действительно многовато. Хотя это всё равно звучит как ужасное дорамное клише. — Почему ты вдруг заинтересовался? — спрашивает наконец Чонгук с набитым ртом. И да, на него в этот момент совсем не хочется смотреть нежными взглядами. Люди, болтающие с непрожёванной едой, ни разу не милые, если это не Тэхёни. — Вы же чуть ли не пеной исходите, когда слышите все эти подколы в свой адрес. Чимин пожимает плечами. — Мне надоело, что мои отношения рушатся по одной и той же причине. И думаю, я просто хочу понять, что вы все имеете в виду. Чимин совсем некстати вспоминает, как пару часов назад лежал напротив спящего Тэхёна, а его сердце очень хотело выйти погулять. Нет, вот такие подробности Чонгуку знать совсем необязательно. — Удачи, хён, — говорит Гук с улыбкой, и Чимин неловко улыбается в ответ. Да, удача бы ему определённо не помешала.

***

Следующим он выцепляет Юнги. Это легче лёгкого: достаточно лишь пройти пару сотен метров от кафетерия, и вот он уже в кабинете хёна. Здесь всё так же уютно и тихо, а сам владелец помещения дрыхнет на диванчике, прикрыв лицо книгой. Чимин тихонько смеётся — похоже, некоторые вещи не меняются. До начала пары ещё час, и Юнги явно будет возмущён, что его разбудили… Но Чимину очень нужно поговорить. И у него есть американо со льдом. — Хён, — он осторожно касается плеча Юнги, и тот нечленораздельно мычит что-то в ответ. — Хён, проснись. После пары тычков Юнги приоткрывает глаза и корчит гримасу. — Пак Чимин, — мрачно сообщает он. — Я тебя убью. Чимин улыбается ему самой ангельской улыбкой, выставляя вперёд стаканчики. — Обязательно. Но сначала выпей кофе. ...Спустя десять минут, когда Юнги прекращает сверлить его Очень Злобным Взглядом и даже начинает походить на человека, Чимин наконец решается начать разговор. — Хён, мне нужно кое-что с тобой обсудить. — Да я догадался, что ты не кофе попить зашёл, — усмехается Юнги, потягивая через трубочку свой ужасный холодный американо. Брр, как это вообще можно пить? Тем более в феврале. — Это связано с Тэхёном, да? Чимин делает очень круглые глаза, и Юнги поясняет: — Ты бы пошёл к нему, если бы дело было в чём-то другом. У Чимина чертовски проницательные друзья. Если честно, он не уверен, хорошо это или всё же плохо. — Хочу понять, почему вы решили, что мы друг от друга без ума. Юнги давится своим американо и нервно закашливается. О, это определённо не то, на что он рассчитывал. Чимин изо всех сил пытается не покраснеть, но определённо терпит поражение. Боже, почему это должно быть таким неловким? Он бы с большим удовольствием сожрал ежа. Хотя нет, враньё — ежа было бы жалко. Хён не отвечает мучительно долго, и ситуация с каждой секундой становится всё более смущающей. Чимин знает это свойство Юнги — тот никогда не начинает говорить, не обдумав свои слова до конца, поэтому порой может молчать минутами и даже часами. Просто… Сидеть в тишине после такого вопроса как-то неуютно. Он нервно ёрзает на стуле и пытается думать о чём-то отвлечённом, но мысли снова и снова возвращаются к Тэхёну. Проснулся ли он уже? Как его самочувствие? Чимин ужасно спешил и даже не оставил записку… Наверное, Тэхёни его потеряет. А ещё он оставил таблетку от похмелья на столике, но кажется, забыл принести воду. Теперь Тэ придётся ползти на кухню с больной головой. Чимин ужасно безответственный друг. Тэхён, Тэхёни, Тэхён-а. Чёрт. — Вы готовы на всё друг для друга, поэтому, — наконец говорит Юнги, и Чимин осознаёт окончательно: у их друзей явно какие-то странные критерии для определения любви. — Я в целом самоотверженный парень, ты не знал? — Ты на многое готов ради друзей, это правда, — улыбается Юнги. — Но с Тэхёном это совсем другой уровень. Ты готов сделать всё, о чём бы он ни попросил, даже если сам совсем этого не хочешь. Чимин скрещивает руки на груди. — Например? — Хм… Ну, если Тэхёну нужно на водонапорную башню в два часа ночи, ты попрёшься, даже если утром у тебя пара. Если Тэхён хочет на американские горки, ты сядешь и прокатишься, держась с ним за ручки и пытаясь не проблеваться. О чём мы вообще говорим? Ты пересматривал с ним все сезоны Наруто, хотя ты ненавидишь Наруто! — Наруто вполне ничего, — неуверенно бубнит Чимин. Да, поначалу ему действительно не особо нравилось, но там были интересные арки и парочка классных персонажей. И тот ночной поход на водонапорную башню был прикольным, даже если они не выспались. — Бро, ты ненавидишь Наруто. И ты посмотрел даже филлеры. Уверен, позови он тебя закапывать вместе труп, ты бы согласился с большим удовольствием. Чимин не отвечает — тут ему крыть уже нечем. Пожалуй, он бы и в самом деле с куда большей охотой пошёл зарывать покойника и уничтожать улики. Правда, слышать подобное от Юнги немного смешно. — Ты ведь делал то же самое для Чонгука. Ты ненавидишь фильмы ужасов, но всё равно пошёл с ним в кино, а потом неделю шарахался от каждой тени. И это правда. Несовершеннолетних не пускали на сеанс без присмотра, поэтому Юнги тогда вызвался добровольцем. Из кинотеатра он вышел белым и трясущимся, и все потешались над этим ещё несколько месяцев. Все, кроме Чонгука, конечно же. Юнги розовеет, и Чимина посещает страшная догадка. — Только не говори, что ты уже тогда был в него влюблён. — Не говорю, — пожимает плечами Юнги. И это был бы очень крутой небрежный жест, если бы на его красной физиономии не было бы впору жарить яишенку. О боже. Они точно живут в чёртовой дораме. — То есть, вы на полном серьёзе запали друг на друга с первой встречи? Поверить не могу. Вы, ребята, такие слащавые. Юнги смотрит на него вопросительным взглядом. — Чонгук полчаса назад поведал мне, что он, цитирую, «по уши с первых секунд» в тебе. Поверить не могу, это такое ужасное клише. Почему вы не начали встречаться раньше? Хён краснеет ещё сильнее, хотя минуту назад казалось, что это просто физически невозможно. И у него так сияют глаза, что возникает ощущение, будто Чимин подглядывает за чем-то очень личным. Он прокашливается и переводит тему. — Тэхён мой лучший друг. Это нормально, что я готов его поддержать, так что не понимаю, причём тут вообще любовь. Юнги смотрит на него очень снисходительным взглядом, и это вообще-то обидно. — Мы тоже твои лучшие друзья. Ты сделаешь то же самое для нас? Вот если бы я позвал тебя на американские горки, ты бы пошёл? — Ты ненавидишь американские горки, — пожимает плечами Чимин, и Юнги раздражённо цокает. — Допустим, я обожаю американские горки. Жить без них не могу. Готов описаться от восторга, только их завидев. Ты бы пошёл? Чимин ненадолго задумывается. — Я бы отправил тебя с Чонгуком. Он такое тоже любит, и вы бы восхитительно провели время, держась за ручки. — Давай предположим, — цедит Юнги, и кажется, что у него кончается терпение, — что я хочу лезть на это адское нечто только с тобой и ни с кем, кроме тебя. Ну вот приспичило мне. И кстати, можешь не отвечать — я знаю, что откажешься. А вот Тэхёну не отказал и с Чонгуком его не отправил. Чимин хочет возразить, но в конечном счёте, Юнги прав. Он бы не полез на эту жуткую штуковину с кем-то ещё, кроме Тэхёна. И Чонгук кучу лет подряд уговаривал его посмотреть Наруто, но он никогда не соглашался. До тех пор, пока об этом не попросил Тэхён. Конечно, Тэхёни всегда был ему ближе, чем другие друзья. Они самые близкие люди, соулмейты и всё такое. Но всё же… Может быть, Юнги в чём-то прав. Возможно, со стороны это действительно походит на любовь. Юнги допивает свой чудовищный американо и кидает стаканчик в мусорку на другом конце кабинета. Чимин должен признать — это действительно впечатляюще. — А теперь, если мы закончили, я планирую пойти и поцеловать своего парня, — сообщает он с широкой улыбкой, поднимаясь на ноги. — У Куки лекция по макроэкономике. — У Куки нет лекции, — возражает Юнги. — Куки срочно понадобился преподавателю цифрового микса. Я его отпрошу. Чимин выходит из кабинета следом за хёном, исполненный ужаса. Кажется, сегодня он совершил нечто по-настоящему ужасное. Видимо, из-за всех его слов про любовь с первого взгляда Чонгук и Юнги станут ещё более слащавыми, чем обычно. Какой кошмар. Друзья точно его не простят.

***

Став невольным свидетелем страстной и не особо приличной сцены в университетском парке, Чимин убирается оттуда от греха подальше. По пути он заворачивает к Хосоку. Похоже, хён как раз недавно закончил занятие — на плечах полотенце, волосы мокрые. Точно только что из душа. — Перекусим? — спрашивает он, и Чимин соглашается. Вообще-то он не голоден, но им с хёном всё равно нужно поболтать — а под еду разговор идёт как-то легче. Они не встречались наедине уже несколько недель, и Чимин правда успел соскучиться. Тем для разговора накопилось множество: диета, ученики Хосока, новости с работы Чимина, обсуждение предстоящих праздников. И, конечно же, Юнги с Чонгуком. — Ты в курсе, что они влюблены с первой же встречи? — спрашивает Чимин чуть громче нужного, бурно жестикулируя. Кажется, он немножко перегибает палку, но этот факт просто его убивает. Подумать только — любовь, блин, с первого взгляда. Это просто нечто. Хосок заливисто смеётся. — В курсе, конечно. Это было дико смешно — особенно когда Юнги пытался не палиться. И шарахался от меня, думая, что я откручу ему яйца. — Мы точно живём в дораме, — стонет Чимин. — И я тот самый тупой герой, который вечно не в курсе происходящего. Хён ободряюще хлопает его по плечу. — Да ладно тебе, — улыбается он. — По крайней мере, Юнги хватило ума дотерпеть до совершеннолетия Чонгука. Если бы не это, я бы и в самом деле ему что-нибудь открутил. А теперь, может, поговорим о том, что тебя действительно волнует? Ты сегодня ужасно нервный, и полагаю, что Юнги и Чонгук не имеют к этому никакого отношения. Чимин вздыхает. У них с Тэхёном и правда чертовски проницательные друзья. — Сольхи бросила меня вчера. Он и сам не понимает, почему говорит именно это. Пора признаться хотя бы себе — он ужасно нервный и взволнованный совсем не из-за расставания. — Сочувствую, — говорит Хосок, и в его взгляде действительно куча сожаления. Чимин лишь пожимает плечами. — Если честно, я даже не уверен, что расстроен. Она снова сказала, что я люблю Тэхёна, и я так разозлился сначала, но потом… Мы с ним пили всю ночь, и я о ней почти не думал. И я не понимаю, почему мне не грустно, мне ведь должно быть грустно? Я весь день думаю об этом и чувствую себя странно, и… Голос немного срывается, но Хосок не перебивает, продолжая чутко молчать. Через пару минут он собирается с духом и продолжает: — Ты тоже думаешь, что я в него влюблён. Почему? — Это ведь очевидно, — мягко отвечает Хосок. — Потому что между Тэхёном и кем угодно ты всегда выбираешь Тэхёна. Чимин ждёт продолжения, и Хосок тут же начинает пояснять. — Вспомни, сколько раз ты отказывал другим людям из-за Тэхёна? Ты не можешь пойти на свидание, потому что у вас с ним планы на вечер. Ты не будешь справлять годовщину со своей девушкой, потому что Тэхён простыл и за ним нужно приглядывать. Ты не придёшь на день рождения, потому что завтра экзамен и Тэхён волнуется, а ты нужен ему как моральная поддержка. — Но ведь правда… — начинает Чимин, но Хосок поднимает вверх ладонь, и он умолкает на полуслове. — Я понимаю, Чимин. Правда понимаю. Когда он болеет, ему нужна забота, и ваш вечер дорам по пятницам — очень важная традиция. Просто между своими подружками и Тэхёном ты всегда выберешь Тэхёна. Чимин молчит. Он не знает, что должен на это ответить. К горлу снова подкатывает тошнота, и теперь она точно никак не связана с похмельем. Да, он всегда выбирает Тэхёна, но… Но что? Это не говорит от том, что он влюблён? Если честно, Чимин не уверен. — Я не утверждаю, что это признак великой любви. Возможно, вы и правда просто соулмейты? Просто на месте твоей девушки мне было бы обидно, если бы я никогда не был для любимого на первом месте, — говорит Хосок, и кажется, Чимин правда понимает. — Твоё первое место занято Тэхёном, а его первое место занято тобой. Поэтому вас вечно не так понимают. — Спасибо, хён, — сдавленно благодарит Чимин. — Прости, мне пора. Он поднимается на ноги и почти выбегает из кафе. Да, это не совсем вежливо, но… Наверное, ещё секунда этих разговоров — и он либо проблюется, либо заплачет. И он совсем не хочет, чтобы Хосок за всем этим наблюдал.

***

Чимин немного приходит в себя только на лавочке в парке. Количество мыслей в его голове растёт, и с каждой новой он чувствует себя всё более и более разбитым. Он думает о прошлом — вспоминает моменты, проведённые с Тэхёном, и пытается их анализировать. Он смотрел как-то странно? Он делал вещи, которые ему не хотелось делать? Он пренебрегал всем миром ради Тэхёна? Да, да и ещё раз да. Боже. Чимин выслушал всего три точки зрения, но совсем не уверен, что хочет продолжать. Это явно была паршивая идея… Впрочем, он не из тех, кто бросает дело на полпути. Нужно довести всё до конца. Чимин глубоко вздыхает, бьёт себя по щекам и открывает каток.

Хён, я провожу опрос Ты думаешь, что мы с Тэхёном друг друга любим? Почему?

По идее, это не телефонный разговор, но Чимин не уверен, что вынесет ещё одну личную беседу на тему их с Тэхёном гипотетических чувств. К тому же, это Намджун — человек, который одинаково удачно доносит свои мысли и устно, и письменно. Так что всё должно пройти хорошо. Наверное. Намджун отвечает уже через несколько минут — Чимин даже не успевает досмотреть короткий ролик на Ютубе. Если честно, я не уверен, что вы влюблены. Я просто считаю, что вы значите друг для друга немного больше, чем другие люди. Прости, если наши подшучивания доставляют тебе дискомфорт. Я постараюсь это контролировать. Чимин вздыхает. Нет, ему очень приятно, что хён такой тактичный и заботливый, просто… Сейчас ему нужно не это. Сейчас ему нужны ответы.

И всё же? Хотя бы одна вещь?

Намджун начинает набирать текст, и кажется, берётся за дело серьёзно. Ответ не приходит ни через две минуты, ни через пять — Чимин лишь видит в приложении, как тот скрупулёзно «печатает». Он запускает уровень «3-в-ряд», чтобы скрасить ожидание, но в результате лишь позорно сливает жизни, потому что слишком нервничает и не замечает ходы. Спустя ещё несколько минут наконец вылезает уведомление о новом сообщении. Открывая мессенджер, Чимин чувствует, как его руки трясутся. Боже, какой позор. Когда ты сильно любишь человека, тебя восхищают в нём даже самые незначительные вещи. Порой даже недостатки. Например, мне очень нравилось, как Сора пела в душе, хотя я знал, что она ужасно фальшивит. А её умиляло, как я постоянно роняю всё на свете, когда нервничаю. У тебя с Тэхёном то же самое — ты превозносишь даже то, что другим людям может в нём не нравиться. А те вещи в нём, которые окружающим кажутся обычными, ты считаешь драгоценными. Помнишь, как ты взахлёб нам рассказывал, как он приготовил яичницу и не сжёг кухню? Или как тебя восхищало, как он был хорош в той онлайн-игре? Или как ты всегда хвалишь его лицо или чувство стиля? Моё мнение складывается из таких мелочей. Это очень походит на то, о чём говорил Чонгук, но в то же время заметно отличается. Чимин понимает, что Намджун имел в виду — он и в самом деле считает прекрасными вещи, на которые другие люди и вовсе бы не обратили внимание. То, как Тэхён рисует с высунутым языком. То, как он поджимает ноги под себя, когда смотрит дорамы. То, как он ненавидит тапки, потому что те «тесные, неудобные и в них ноги потеют, фу». Тысяча маленьких драгоценных вещей. Довольно размыто, да?

Нет, хён, я понял. Спасибо большое.

О боже. Он, кажется, и правда влюблён.

***

По пути домой Чимин заходит в пекарню к Сокджину. Он бы предпочёл вернуться к себе, упасть в кровать и провести под одеялом ближайшую сотню лет, но хён сам позвонил и попросил забежать. «У меня для вас кое-что особенное», — сказал он, и зная Сокджина, это не сулит ничего хорошего. Но у Сокджина лучшие чизкейки в городе, а ещё он может сделать хорошую скидку, если Чимин сделает достаточно жалобные глаза. Так что… Плевать. Даже если тот задумал какую-то пакость, этот день всё равно не станет хуже. Сразу на пороге Сокджин вручает ему какую-то картонку. Чимин смотрит на него с недоумением. — Это приглашение, приглашение, — поясняет Сокджин. — На завтрашнюю вечеринку. Ты ведь про неё не забыл? И точно, завтра ведь Валентинов день. Этого ещё не хватало. Чимин опускает взгляд на картонку… И кажется, теперь он понимает, почему Сокджин казался таким довольным по телефону. И о какой открытке, которая «чересчур», говорил днём Чонгук. Это и правда немного слишком. На приглашении их с Тэхёном фотография, где они спят в обнимку, в окружении тонны ужасающих сердечек разных цветов и размеров. И с подписью: «Самой влюблённой парочке Сеула». Сокджин стоит перед ним с широченной улыбкой, явно очень довольный собой и своим чувством юмора. Чимин кисло улыбается в ответ. — Сольхи тоже можете захватить. Я подписал на обороте, она ваша «+1». — Не получится. Мы с ней вчера расстались. Выражение лица хёна мрачнеет на глазах. — Оу. Я немного некстати, да? — неуверенно говорит он, почёсывая затылок. — Всё нормально, — отмахивается Чимин, пряча приглашение в карман. — Я просто хочу самый огромный шоколадный чизкейк, который у тебя найдётся. Сокджин лишь кивает в ответ, а после утягивает его за собой на кухню. Здесь, как всегда, тот ещё бардак — повсюду тесто, крем, цветное драже и какая-то странная блестящая посыпка. Но запах стоит замечательный, а на стеллаже в углу комнаты выстроилась куча всяких сладостей. Чимин выбирает самый большой и самый аппетитный чизкейк, и Сокджин осторожно перекладывает его в коробку. — Как понять, что ты кого-то любишь? — спрашивает Чимин, пока хён перевязывает лентой его гастрономический шедевр. Сокджин смеётся своим неповторимым смехом. — Чимин-а, думаю, ты спросил не того человека. — И всё же? — настаивает Чимин. — Представь: тебе кажется, что ты очень любишь человека, но в то же время ты не уверен до конца. Как бы ты убедился в том, что чувствуешь? Наверное, ему не стоит так давить — но Сокджин единственный из друзей, кого он ещё не допросил. Чимин хотел бы собрать все мнения перед тем, как делать окончательные выводы. Наверное, это глупо, но ему такой подход кажется правильным. — Я бы подумал о том, хочу ли я его поцеловать. Чимин позорно краснеет. Боже, такими темпами к концу этого дня его щёки окончательно сгорят. — Поцеловать? — уточняет он, едва ли не заикаясь. — Ага, — невозмутимо соглашается Сокджин. — По мне, так дружескую любовь от романтической отличает только желание близости. Если я хочу поцеловаться с кем-то, то я определённо в нём заинтересован как в партнёре, а не только как в приятеле. Не согласен? — Согласен, — заторможено кивает Чимин, забирая коробку из рук Сокджина. Он протягивает деньги, но хён лишь машет ему руками и подталкивает к выходу. Кажется, он сумел сделать самые жалобные в своей жизни глаза, раз получил чизкейк совершенно бесплатно. — До встречи на вечеринке! — Сокджин машет ему вслед, улыбаясь какой-то подозрительно ехидной улыбкой, пока Чимин выходит наружу. Лишь на подходе к дому он понимает: он ничего не упоминал о том, как отличить дружескую любовь от романтической. Он лишь спросил, как понять, что ты любишь человека. Похоже, хён сам догадался, о ком шла речь. Вот же чёрт. У них чудовищно проницательные друзья... И кажется, теперь Чимин станет жертвой подколов Сокджина на ближайшее тысячелетие.

***

Тэхён встречает его у самого порога. — О боже, ты принёс чизкейк хёна, — восторженно пищит он, завидев в руках Чимина коробку со знакомым логотипом. Про чизкейк на ней, правда, ничего не говорится — но это ведь Тэхён. Он знает Чимина иногда даже лучше, чем сам Чимин... Конечно же, он в курсе, зачем тот пошёл в пекарню. Чимин всегда покупает чизкейки, когда выбит из колеи. Тэхён забирает у него коробку и уносится на кухню. Чимин не спеша переодевается в домашнее, прислушиваясь к тому, как закипает чайник и бренчит посуда. В груди теплеет на несколько градусов, и кажется, впервые за весь день он чувствует себя по-настоящему хорошо. — Я хотел на тебя обидеться, — кричит Тэхён, пытаясь заглушить шум, — потому что ты свалил без предупреждения и даже не написал. Но теперь я тебя прощаю. Только ради чизкейка. Чимин улыбается ему, стоя на пороге. Кухня сверкает — Тэхён убрал следы вчерашней попойки и даже перемыл всю посуду, несмотря на похмелье. И это при том, что сегодня даже не его очередь. Чимин правда ужасно благодарен. — У меня ещё презент от Сокджина, — говорит он, протягивая Тэхёну приглашение. Тот вглядывается в фотографию, а потом совершенно очаровательно краснеет. Чимина всегда забавляло, как тот выглядит, когда смущается. Обычно у людей краснеют только щёки, но у Тэхёна краска заливает всё лицо, шею и даже грудь. Ужас как мило. — Я его пришибу, — рычит Тэхён, отбрасывая приглашение в сторону, и Чимин тут же прячет его назад в карман. О нет, он определённо не позволит его выкинуть. Он намерен это сохранить. — Забей, — отмахивается он. — Он отдал мне чизкейк бесплатно, думаю, нам придётся его простить. Тэхён мгновенно сдувается. — Только ради чизкейка, — бормочет он. — Конечно, — улыбается Чимин, ероша мягкие пряди. — Только ради него. ...Вечер проходит расслабленно и спокойно. Они с Тэхёном съедают практически половину пирога, смотрят несколько серий аниме и почти отключаются на диванчике. Ближе к середине сезона Тэхён наконец спрашивает, где Чимин пропадал весь день — но тут же прекращает расспросы, когда тот ограничивается уклончивыми фразами. Это одна из причин, почему он так любит Тэхёна. Он один из самых чутких людей среди всех, кого Чимин когда-либо знал. Ближе к полуночи экран телефона Тэхёна загорается. Тот вчитывается в сообщение, хмурится и откидывает гаджет в сторону. — Сокджин-хён написал, — поясняет он в ответ на недоумённый взгляд. — Просит номер той женщины. Чимин смеётся. — Ты можешь звать её по имени. — Не хочу, — ворчит Тэхён, и это должно быть глупым, но вообще-то оно мило. Чимин с трудом сдерживается от того, чтобы запищать. Тэхён вновь поворачивается к экрану, отдавая всё своё внимание серии. Свет, падающий от телевизора, высвечивает его идеальные черты лица: прямой нос, острую линию челюсти, губы. Мысли невольно возвращаются к Сокджину — точнее, к его «совету». Хотел бы Чимин его поцеловать? Ну, у Тэхёна красивая форма губ. И всё же он никогда не задумывался о подобном. Тэхён парень — а Чимина, вроде как, не привлекают парни. По крайней мере, он всегда так думал. Он прикрывает глаза, на пробу представляя себе, как целует лучшего друга. Вот он подаётся вперёд, касается плеча Тэхёна, тот поворачивается к нему лицом… Чимин придвигается ближе… И накрывает его губы своими — скорее лёгкий чмок, чем поцелуй. Картина определённо не отталкивающая — очень даже наоборот. Боже. Кажется, его сердце точно хочет выпрыгнуть в окошко. — Всё хорошо? — реальный Тэхён трясёт его за плечо и смотрит взволнованным взглядом. Чимин пытается не провалиться сквозь пол куда-нибудь очень далеко, и кажется, даже преуспевает. — Всё в порядке, — нервно смеётся он, пытаясь не смотреть в лицо Тэхёну, чтобы случайно себя не сдать. Боже, они точно живут в дораме, а Чимин — тот самый тупой герой, который ничегошеньки не понимает до самого конца. Он влюблён. Чимин умеет влюбляться в парней, и он по уши влюблён в Тэхёна. Наверное, влюблён всю свою жизнь. ...Ночью, когда Тэхён уходит к себе в спальню, он пишет Сольхи.

Прости, что я был таким придурком Кажется, я и правда влюблён в Тэхёна Мне жаль, я правда не понимал этого Я понимаю, что причинил тебе много боли, и очень раскаиваюсь И надеюсь, что ты будешь счастлива

Он и сам не знает наверняка, зачем это делает. Просто Чимин не любит, когда люди из-за него чувствуют себя плохо, и надеется, что эти сообщения хоть немного помогут. Хотя вряд ли ими можно хоть как-то поправить ущерб. Сольхи не виновата в том, что случилось. Никто из его девушек не виноват. Это всё вина Чимина — он незрелый идиот, который не видел ничего дальше собственного носа и причинял другим страдания. Он вспоминает слова Хосока — «мне было бы обидно, если бы я никогда не был для любимого на первом месте». Наверное, это было ужасно. Ему правда, правда очень жаль. Привет, Чимин. Я хотела бы сказать, что ничего страшного, но ты прав — ты действительно причинил мне много боли. Я понимаю, что это было не со зла, и всё же не могу так легко тебя простить. Думаю, со временем мне станет легче, и надеюсь, тогда мы сможем стать хорошими друзьями. Ты правда важный для меня человек, даже сейчас. Я рада, что ты наконец во всём разобрался. Верю, у вас всё получится. Чимин улыбается, глядя в телефон. Ему чертовски повезло — он совсем не заслужил, чтобы с ним встречался кто-то настолько замечательный.

Спасибо тебе Ты тоже очень важна для меня, и надеюсь, мы сможем остаться друзьями Кстати, о друзьях. Сокджин-хён спрашивал твой номер Это тот высокий парень из пекарни

Не думаю, что я сейчас готова к отношениям… Но номер можешь дать :)

***

Чимин практически не спит всю ночь, а утром вскакивает по первому же будильнику, полный решительности и волнения. Сердце выписывает в его груди кульбиты, пока он чистит зубы, а ещё его слегка трясёт и подташнивает от переживаний. Сегодня 14 февраля. День всех влюблённых и всё такое. А ещё сегодня он намерен признаться в любви своему лучшему другу. Чимин готовится к этому дню с самого утра — укладывает волосы, выбирает одежду (будто Тэхён не видел весь его гардероб), бегает по городу в поисках букета и готовит подарок. Домой он возвращается только к обеду — ужасно уставший, с гудящими ногами и улыбкой до ушей. Господи, ему кажется, что сейчас он может запрыгнуть на Башню Намсан. — Ты опять свалил без предупреждения, — ворчит Тэхён, стоя возле порога со скрещенными руками. — Нам тащиться на эту вечеринку, ты не забыл? Чимин нервно сглатывает. Сердце снова бьётся как сумасшедшее, а ещё у него ужасно сильно потеют ладони. Кошмар, он и не вспомнит, когда в последний раз так сильно волновался. — У меня тут… Эээ... Для тебя, — бормочет он, протягивая Тэхёну букет. Чимин убил всё утро на поиски именно этих цветов. Жёлтые нарциссы — «ты единственный». Незабудки — «истинная любовь». Белые фиалки — «давай рискнём». Ирисы — жёлтые говорят о восхищении, а белые о серьёзности намерений. Тэхён в университете увлекался языком цветов… Он точно должен понять, что всё это значит. Но Тэхён, кажется, не понимает — на его лице ни капли радости. А может, это Чимин всё понял неправильно? Да, их друзья считают, что они взаимно влюблены, но они могли оказаться правы лишь наполовину. О боже. Возможно, он только что разрушил их многолетнюю дружбу. — Хочешь помириться с Сольхи? — наконец спрашивает Тэхён, скривившись, и Чимин не может сдержать улыбки. Вот в чём дело. — Ты дурак, — отвечает он таким довольным голосом, что аж самому становится противно. — Я же сказал, это для тебя. И вот это тоже, — пихает он сверху подарочный свёрток. Конечно, на браслеты ручной работы не было времени — зато Чимин сделал классный фотобук. Он собрал все лучшие совместные фотки, обработал их, добавил милые цитаты из общего плейлиста и распечатал. Естественно, копицентр содрал с него кучу денег за срочность — но плевать. Главное, чтобы Тэхёну понравилось. Тэхёну, кажется, нравится. Он уже разобрался с упаковкой и листает свой подарок с такими сияющими глазами, что это даже немножко неловко. А ещё он адски красный. Господи, какая милота. — Ким Тэхён, — говорит он и морщится тому, как хрипло звучит его голос. — Кхм. Тэхён. Я знаю тебя тысячу лет, и ты всегда был для меня самым близким человеком. Мы были друзьями, одноклассниками, соулмейтами и даже соседями по квартире. Но мне этого мало. Можем ли мы стать ещё немножечко ближе? Я… — Чимин прерывается, собираясь с духом. Сердце трепещет в груди, и кажется, сейчас оно просто откажет окончательно. — Я люблю тебя. И хочу быть твоим парнем. Тэхён тупо молчит, глядя на него, и Чимин окончательно теряет остатки уверенности. Мягко говоря, это не та реакция, на которую он рассчитывал. Он надеялся, что Тэхён напрыгнет на него с объятиями и всякое такое, а не… — Если ты не хочешь, я… — Заткнись, — угрожающе говорит Тэхён, надвигаясь на него. Его брови нахмурены так сильно, что практически сходятся в одну линию. Чимин прикрывает глаза, уже почти готовый получить в лицо, и тут… Его губ касается что-то мягкое. Чимин на пробу приоткрывает глаза и видит перед собой лицо Тэхёна — расфокусированное, конечно, но всё равно самое любимое. Он углубляет поцелуй и кладёт руку Тэхёну на шею, притягивая того ближе. Боже, как хорошо. Намного лучше, чем в фантазии. — Знаешь, почему я никогда ни с кем не встречался? — говорит Тэхён, когда они наконец прерываются. Чимин пытается сосредоточиться на его словах, но он настолько в эйфории, что всё немножечко плывёт. — Потому что я влюблён в тебя с того момента, как ты прогнал тех хулиганов и починил мой песочный замок. Я люблю тебя всю свою жизнь, Пак Чимин, и да, я буду твоим парнем. Чимин утыкается носом в его шею, радостно хихикая. — О боже, мы такие придурки. — Нет, это ты придурок, — возражает Тэхён. — Я-то про себя давно всё знал. И тут не поспоришь. Впрочем, Чимину и не хочется спорить — ему хочется целоваться, что он с огромным удовольствием проделывает. ...Спустя два часа поцелуев и объятий Чимин тормозит Тэхёна. — Нам нужно собираться на вечеринку, — поясняет он, глядя в глаза, наполненные обидой и непониманием. Тэхён мгновенно перестаёт дуться. — О да, — довольно произносит он, и Чимин без труда улавливает мстительные интонации. — Знаешь, я планирую пойти туда и зажимать тебя на каждом углу, как гормональный подросток. И ещё я придумаю тысячу милых прозвищ специально для тебя. Поверь, наши друзья ещё пожалеют о годах шуточек на наш счёт... Я намерен дать фору юнгукам по части слащавости, ты в деле? — В деле, — хихикает Чимин, целуя его в нос. Он придурок, его парень придурок, а ещё они до одури влюблены. Всё замечательно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты