frankenstein?

Слэш
G
Завершён
5
автор
не соус бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Пейн проводил много тестов и экспериментов, чтобы изучить свое творение, но оно каждый раз показывало прекрасный результат. Как парень и задумывал, Зейн полагался только на свой мозг, выбирал из всех возможных вариантов только самые важные для исполнения, рассчитывал процент плохого исхода и обращал внимание на все мелкие детали, которые обычный человек мог бы пропустить.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

-________-

Настройки текста
По правде говоря, Лиам даже не думал, что из его мимолётной идеи однажды выйдет что-то стоящее. Просто в один момент Пейн подумал о том, что мог бы создать идеального человека, а в другой — на его лабораторном столе уже находилось полуготовое тело. По замыслу парня, его творение должно было стать прекрасным примером идеального индивида: не испытывающего ни боли, ни злости, ни стыда — ничего. На место чувств должен был прийти разум. Он должен был совершать поступки не по воле сердца, а только после тщательной проверки всех будущих исходов, сводивших шанс достижения нужного результата к максимуму. Только вот Лиам совсем не понимал, каким должно быть его создание. Он не продумывал, как оно должно выглядеть. Поэтому на этапе формирования лица Пейн просто отключил разум и позволил рукам выполнять все необходимое. В итоге получилось даже ещё лучше, чем шатен ожидал. Черные, как смоль, волосы, находящиеся в небольшом беспорядке, острые скулы, немного пухлые губы… Но все это меркло на фоне глаз. Вообще-то, Лиам собирался сделать их зелёными, но нужного цвета не оказалось, поэтому пришлось использовать коричневый. Но, смотря на результат, Пейн понимал, что именно карие глаза подходили этому существу больше всего. Теперь любой прохожий не смог бы точно сказать, перед ним находился человек или робот. Потому что взгляд творения Лиама был настолько глубоким и изучающим, что заставляло сердце биться быстрее, а пульс ускорятся. Когда Пейн закончил свою работу, а на его рабочем столе уже сидел и оценивал обстановку вокруг Зейн, названный в честь первой любви Лиама (возможно, это было странно — называть свой эксперимент в честь парня, с которым однажды встречался шатен, но это имя пришло на ум первым, а назвать это существо как-то надо было). Правда парню пришлось несколько раз перенастраивать его связки, потому что оно не могло говорить, но в итоге все получилось просто прекрасно. Лиам был горд за себя. *** Пейн проводил много тестов и экспериментов, чтобы изучить свое творение, но оно каждый раз показывало прекрасный результат. Как парень и задумывал, Зейн полагался только на свой мозг, выбирал из всех возможных вариантов только самые важные для исполнения, рассчитывал процент плохого исхода и обращал внимание на все мелкие детали, которые обычный человек мог бы пропустить. Лиам не должен был привязываться к своему созданию, но проводил с ним все свое время, поэтому скоро единственное, о чем он думал — Зейн. Даже во сне парень видел только карие глаза, которые немного темнели при расчетах, а в остальное время были такими яркими, что Пейн не мог нормально дышать. Лиам твердил самому себе, что это лишь чувства создателя к своему творению, что это нормально и скоро пройдет, но только вот время шло, а ничего не менялось. Все мысли Пейна были забиты Зейном, а сам эксперимент постоянно был рядом, будто специально попадаясь парню на глаза, смотря на него своим выразительным взглядом, не моргая и не дыша. Осознание того, что Лиам был влюблен, пришло однажды ночью, когда парень как всегда заснул на рабочем месте, склонившись над столом, и почувствовал что-то теплое на своих плечах. Открыв глаза, он увидел Зейна, укрывающего парня его курткой. — Температура твоего организма понизилась на два градуса, высокий риск простуды, — объяснило создание. Пейн ничего не ответил тогда, потому что ясно почувствовал, как сильно забилось его сердце, а мозг громко твердил о том, как он хочет поцеловать Зейна прямо сейчас. Но разум утверждал, что парень не может этого сделать, потому что, технически, это его творение. Лиам сам создал его таким. Зейн буквально олицетворял парня его мечты, так что неудивительно, что Пейн поддался чувствам, хотя не должен был. Если бы существовали законы учёных, то пункт «не влюбляться в свои создания» был бы на первом месте. Лиам старательно игнорировал свои чувства, не позволяя им взять верх над сознанием. Он мог бы продать Зейна. Получить за него кучу денег и никогда больше не видеть, но не мог с ним расстаться. Парень понимал, что в нем говорит привязанность и любовь, но упрямо утверждал, что не может избавиться от творения только потому, что это существо — самое лучшее, что он когда-либо создавал. Было бы глупо избавиться от него. Поэтому Лиам погряз головой в различных тестах и экспериментах, на время забывая о своем сердце. Зейн не проявлял ни малейшего намека на чувства. Он не любовался природой, лишь изучал ее на предмет неожиданных угроз, не радовался первому снегу, лишь предупредил Лиама, чтобы тот надел что-нибудь потеплее. Он не чувствовал холода, счастья, радости, восторга, злости… Пейн немного жалел, что сделал его таким. Но вскрывать его не собирался. Любая малейшая ошибка в его перепрограммировании могла понести за собой огромное количество нежелательных последствий. Парень не собирался так рисковать. Но только теперь Лиам дошел до той стадии, когда у него болело сердце при каждом взгляде на Зейна. Парень ловил себя на мысли, что часто разглядывает свое творение. Хоть он и объяснял это тем, что ищет повреждения и проверяет работу, Пейн понимал, что однажды это выльется во что-то более серьезное. Это даже смешно, насколько человек, который смог создать существо, похожее на человека, вообще не умеет справляться с чувствами. Единственное, что придумал Лиам — уменьшить время, проводимое с Зейном. Теперь парень часто оставлял творение наедине, скрываясь в мастерской и погружаясь в работу. И он действительно думал, что это работает. Лиам дышал спокойнее, когда творение не находилось в комнате. Хоть и сильно скучал в первое время, потому что никогда не проводил в одиночестве столько времени с самого создания Зейна. Но парень упорно твердил себе, что это вынужденная мера. Чувства рано или поздно пройдут, и тогда Лиам сможет снова посвящать все свободное время творению. Зейн, кажется, и не заметил внезапной перемены в их повседневной рутине. Он спокойно оставался один, делая различные чертежи и проводя различные эксперименты. Пейн почти снова мог дышать. Почти. Пока однажды создание не зашло к нему в кабинет, пока Лиам пытался убрать последствия неудачной попытки создания органов из титана. — Расскажи мне о чувствах, — голос Зейна прорезал тишину, заставляя шатена подпрыгнуть на месте. — Что ты хочешь узнать? — Всё. Почему все так помешаны на них? Я изучил около сотни книг, но так и не понял, почему люди радуются первому снегу, почему одни любят дождь, а другие его ненавидят, почему щенки вызывают умиление, почему люди готовы рисковать всем ради любви? — Потому что люди так устроены. Мы начинаем чувствовать с самого рождения, и эти чувства остаются с нами до самой смерти. Мы улыбаемся, когда нам весело, плачем, когда грустно. Но только часто люди проявляют свои чувства по-разному: кто-то заботится о близких, чтобы показать им свою любовь, потому что считает, что слова не могут сказать всего; кто-то не стесняется своих эмоций и переживаний и делится этим с другими, а кто-то держит все в себе, боясь отказа или насмешек. — Но зачем вам это? Разве не проще бы было скрывать свои чувства и полностью отдаться разуму? Ведь сколько убийств произошло из-за безответной любви, сколько людей покончили с собой, потому что не смогли пережить расставание. А если бы чувств не было, то всего этого не произошло бы. — Ты рассматриваешь только негативные последствия, забывая о всем прекрасном, что было создано во имя любви. Сколько людей совершали подвиги на войнах, посвящая их своей половинке, сколько людей отрекались от престола, чтобы быть со своей любовью, сколько великолепных произведений искусства было создано во имя этого чувства. — Разве любовь не переоценена? Я, правда, не понимаю, что это такое, но ты можешь объяснить мне, что чувствует человек, когда влюблен? Что такое любовь? Лиам глубоко вдохнул. — Для всех по-разному. Кто-то ощущает вдохновение, эмоциональный подъем. Что-то, что заставляет человека каждый день просыпаться с улыбкой на лице. Это смотреть на человека и чувствовать тепло внутри. Это желание провести со своей половиной всю оставшуюся жизнь, принося ей завтрак в постель, даря ей цветы и находясь с ней не только в хорошие дни, но и в плохие. Это… — Но что любовь для тебя? — глаза Зейна блеснули в свете ламп. — Словно падение. Как будто ты падаешь в пустоту и не можешь выбраться. Ты знаешь, что никто тебя не спасет, ты предоставлен самому себе. Это постоянная боль в груди, напоминающее о своем чувстве, будто приговор перед смертной казнью. Но даже если бы можно было вернуть время назад и избежать того самого момента, когда все пошло по кривой, я бы не сделал этого. — И ты не жалел? — Ни капли. — Ты влюблен сейчас? — Зейн находился так близко к Лиаму, что создатель мог бы провести рукой по щеке брюнета. — Да, — шепотом ответил Пейн. Творение наклонило голову, изучая лицо Лиама. — В кого? — В тебя.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты