Дьявол

Гет
R
Завершён
27
автор
Сильвен бета
Размер:
37 страниц, 5 частей
Описание:
Поступай правильно, как велит тебе долг, честь и совесть. И никогда не будешь жалеть о своих поступках.

Возможно.
Посвящение:
Такемуре, который съел мой мозг.

Сильвен, без которой я бы даже не стала начинать писать эту работу. Спасибо тебе за все :)
Примечания автора:
Моя интерпретация арасаковской концовки и отношений Такемуры и Ви, плюс несколько сцен, которые были несправедливо опущены в каноне.

Есть один арт, в котором емко умещается то, что я пыталась излить здесь текстом в пяти частях — https://dewakinnara15.artstation.com/projects/lxao2G (незнакома с автором, но восхищаюсь ее чувством и мастерством, плюс в качестве предупреждения — там присутствует аж одна голая грудь Ви!)

События рассказаны с точки зрения Такемуры.
Ви — корпоратка до мозга костей, которая "случайно" сошла с пути.
Джонни здесь — антагонист, у него нет и не может быть никакой дружбы с Ви. Для самой Ви он всего лишь убивающий ее паразит.

Поскольку я играла в полностью английскую версию игры, могут встречаться разночтения в транскрипции имен собственных по сравнению с русской локализацией, так и задумывалось, я так вижу :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Эпилог

Настройки текста
Найт-сити — не город. Отвратительный паразит, питающийся судьбами своих жителей, перемалывающий их, с хрустом поглощающий души. Такемура провел здесь всего месяц. Но у него было чувство, что он постарел на целую жизнь. Успел увязнуть в городе, почувствовать темную пустоту его сердца. Ничего не изменится, когда он вернется домой. Пустота последует за ним. В Джапан-тауне, как всегда, было шумно, людно и грязно. Горо убеждал себя, что он был здесь лишь для того, чтобы отдать долг Окада-сан. Мудрая, проницательная женщина просто взяла его деньги и не задала никаких вопросов. Он шел по улицам, не скрываясь. Никто больше не искал его, напротив, вся служба безопасности Арасаки в городе сейчас фактически подчинялась ему. Подняться со дна и вернуть себе имя оказалось несложно. Восстановить справедливость, как оказалось, тоже. Ёринобу понес наказание — и Такемура не праве судить о его соразмерности. Он старался об этом не думать, оставив все на совести Ханако. Сабуро… его Горо не видел со дня «переворота». В тот же день он последний раз видел Ви живой. Такемура по-прежнему занимался тем, что получалось у него лучше всего — защищать, охранять, искать угрозы и устранять их. В целом, для всей Арасаки. Бессмертному императору больше не нужен личный телохранитель. Он просто найдет себе новое тело. Вдоль хромированного позвоночника пробежал холод. Но Горо еще раз напомнил себе — не в его праве судить. И даже думать об этом. Живые, наводненные толпой улицы рынка причиняли почти физическую боль. Он поймал себя на мысли, что пытается высмотреть в толпе знакомый силуэт. Такемура спрашивал себя — справился ли бы он без Ви? Если бы не она, он погиб бы сразу после парада. Или позже — во время противостояния людям Ёринобу. Ви все это время была с ним, и он привык полагаться на нее. Сложись все иначе, без него — нашла бы она помощь где-то еще? Возможно — осталась бы жива? Ви сказала, что у нее не было выбора. Но это была неправда. Она выбрала его. Помогла ему, спасла его. И умерла сама. Так ли все должно было закончиться? Пребывая в своих мыслях, Горо не заметил, как оказался в нетипично уединенном и тихом для города глухом закутке улицы. Здесь рос небольшой японский клен, перед которым стоял маленький каменный фонарь. Вся небольшая площадка вокруг них была тщательно выметена. За местом явно ухаживали. Какое-то время Такемура рассматривал дерево: оно было настоящим — не пластик и не голограмма. Ярко-красная листва чуть колыхалась от легких порывов ветра, заставляя испытывать нечто большее, чем просто тоску по родине. Удивительно, что оно вообще смогло прижиться на этой отравленной почве. — Ты выглядишь потерянным. Сломленным. Слова были произнесены на японском. Горо обернулся и увидел буддийского монаха в круглых очках, сидевшего на скамейке неподалеку. Его присутствие многое объясняло. Он и раньше видел монахов в городе, но разговаривать с ними здесь не доводилось. — Приношу извинения, — Такемура ответил почтительно, также на родном языке. — За беспокойство. Я ошибся дорогой и оказался здесь случайно. — Ты не из тех людей, которые действуют случайно. Твои действия привели тебя. Горо еще раз взглянул на дерево. Подумав, произнес: — Можно и так сказать. В каком-то смысле. В последовавшей за его словами тишине он уже хотел развернуться и уйти, но монах внезапно произнес: — Ты сожалеешь. О сделанном. Такемура задумался — неужели он настолько забылся, что все его эмоции достаточно было прочитать по его лицу? Как будто поняв и этот немой вопрос, монах ответил: — Твой взгляд красноречивее всяких слов. Я видел людей с таким взглядом. Горо понимал, что должен был извиниться и уйти. Но слова монаха что-то задели в нем. Темной пустоты внутри было слишком, через край. Даже для него. Поэтому он произнес: — Я совершил… то, о чем, вероятно, буду жалеть всю жизнь. Обрек другого человека на… нечто худшее, чем просто смерть. Несколько ничего не значащих фраз незнакомцу, которого видит первый и последний раз в жизни. Их он мог себе позволить. — И этот кто-то был близок тебе? Яркий блик солнца на круглых очках, скрывавших проницательные карие глаза. Их взгляд был спокоен, как тихая гладь озера лунной ночью. — Да, — Горо опустил голову. — Настолько, что теперь ее призрак будет преследовать меня до конца моих дней. Фигура речи. Всего лишь фигура речи. Монах медленно кивнул. Сложил руки в замок и чуть подался вперед. — Перерождение может быть непростым процессом. Уверен, не мне тебя учить, что смерть — всего лишь переход из одного состояния в другое. Горо знал об этом слишком хорошо. Неизбежность, данность, переход. То, чего он никогда не боялся. Но по отношению к Ви эта простая философия переставала работать. — Возможно, что в лабиринте своих мыслей ты не видишь всей правды. Но даже если и так. Любая пустота может стать новым началом. И даже обреченный исход можно изменить. У Такемуры возникло неприятное чувство, что его собеседник либо слишком много знает, либо водит его за нос. Он нахмурился. — Изменить? — Ты знаешь, как. Такемура покачал головой, понимая, что монах в самом деле ничего не знает, но умеет вести психологическую беседу. Которая, тем не менее, не смогла оставить его равнодушным. Мог ли он что-то изменить? После всего? Спасти Ви из Микоши. Простая мысль. Простая в своей невозможности. Ярко-красная листва клена приковывала взгляд. Это был не мягкий красный свет закатного солнца, коснувшегося знакомых до боли черт лица. Алый — переливающийся, перетекающий, струящийся вниз потоком. Без крови и очередных смертей не получится. Иначе он не умеет. И неизвестно, есть ли способ, особенно кроме того… благодаря которому Сабуро удалось вернуться к жизни. Но Такемура был уверен, что у Хеллмана и его бездушных копий были идеи на этот счет. Возможно, не только у них, не только у Арасаки. — А, теперь я вижу решительность. Горо обернулся на монаха, как будто впервые его увидел. — Я должен сказать спасибо, — он чуть склонил голову. — За нужные слова в нужное время. Я не побеспокою тебя больше. Уголки губ монаха тронула едва заметная улыбка. Решительно развернувшись, Такемура вышел обратно на шумные улицы города. Он найдет способ вернуть Ви. С помощью Арасаки или без нее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты