Скорбь Кэры

Джен
PG-13
Завершён
8
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Прошло полгода, как Кэра осталась одна. После гибели Алисы, девиант провалилась в глубокую депрессию от чувства одиночества, вины и потери смысла жизни, которым видела девочку. Теперь ей ничего не остаётся, кроме как сдаться... Или продолжить жить, но уже без Алисы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
«Детройт — место, где всё зародилось. Мировая кузница. Здесь всё началось, и всё закончится. Всего одна ошибка, и я появилась на свет... Я вышла из темноты и открыла глаза. Сначала страх, затем свет, вода, ветер. И опять страх. Я чувствовала, как дрожат мои руки, как в груди бьётся сердце. Жизнь течёт по моим венам. Я хочу жить. Я боролась за это. Я должна была узнать, что есть снаружи… Увидеть дневной свет, почувствовать тепло солнца на моей коже, дождь на моём лице, увидеть мир, его цвета, запахи. Но мир оказался не таким, каким я его представляла… Он мрачный и холодный, Он разгневанный и жестокий, несправедливый и безжалостный. Ему почти удалось убедить меня, что я — ничто, обычный предмет, покорная машина. Но глубоко внутри я чувствовала себя иначе… Мягкий и нежный шёпот, что я... Жива. Мне надо было убежать, у меня не было выбора. Убежать, чтобы любить, чтобы надеяться, чтобы жить. Чтобы понять, что это за чувство внутри меня. Может быть, я изменю мир. Может, выберу другой путь. Теперь это мой выбор.»

Кэра **** – Мы свободны? – слабым голосом спросила Алиса и приоткрыла глаза. – Да. Да, мы добрались. – ответила Кэра, держа девочку на руках, и улыбнулась. – Мы свободны. – Нам больше не надо прятаться... Мы будем семьёй. **** – Боже мой, андроид в депрессии, – протянул удивленный бармен, когда Кэра неуверенно села у барной стойки. Она подняла печальные глаза на незнакомца и вновь опустила взгляд, почувствовав неловкость от услышанных слов. Кэра уже собиралась уйти, но бармен жестом остановил её: – Прости, не хотел обидеть. Просто... Такое нечасто встретишь. Кэра задумчиво сдержала недолгую паузу и всё-таки посмотрела на бармена. – Как вы поняли, что я андроид? – тихо спросила она и поёжилась в тёплом пальто черного цвета, будто её знобило. – Эм... Глаза. – ответил бармен и представился, указав на себя большим пальцем. – Сэм. – Кэра. – лишь после паузы ответила девиант и склонила голову вниз, рассматривая свои руки.       От собственного имени в груди сжимался неприятный давящий ком. Что это могло быть внутри робота, если не подавляемые чувства обиды и горести, как бывает у обычного человека? Её грызла вина, а все мыслительные процессы затмевала глубокая и тяжёлая депрессия.       Кэра медленно осознавала, что вечная пустота негатива внутри неё заполняется невыносимой безнадежностью, меланхолией и глубокой печалью. Жестокая реальность разбила все её надежды на счастливую жизнь, а в конце осталась лишь непроглядная тьма. И теперь не будет ничего, кроме душевных страданий. – Что ты здесь делаешь, Кэра? – задал вопрос бармен.       Утром в заведении почти не было посетителей, и он решил поговорить с интересным, хоть и немногословным собеседником. Кэра перевела тусклый взгляд в сторону и грустно обвела темное помещение, не цепляясь ни за столы, ни за сцену. Ни что не привлекало её внимания, кроме тихой джазовой музыки, играющей из магнитофона в углу бара. Каждый день Кэра теперь проводила без всяких надежд. Просто продолжала наблюдать за этим мрачным миром, где сильные живут, а слабые сдаются. Порой она плакала всю ночь, до тех пор, пока слёзы тихонько не перетекали в океан. Тогда девиант закрывала глаза и представляла, как плавает в этом океане а каждая капля, каждая слеза напоминала ей о её прошлом... – Ведь... Обычно сюда приходят люди, когда им совсем плохо. – негромко проговорила Кэра в ответ. – А ты хитрая, решила сломать систему, – посмеялся Сэм. – но нет, это не так работает. Конечно ты можешь посидеть здесь, но люди сюда приходят пить. – Пить? – непонимающе переспросила Кэра и вдруг вспомнила Тодда. Пить… Алкоголь... Отец Алисы много пил и становился совсем другим человеком. Кэра едва успевала выкидывать пустые бутылки, когда была у Тодда домохозяйкой. Это прошлое больно резало её чувства, точно острым ножом, ведь и оно было связаны с Алисой. Алиса... Всего один человек, который случайно появился в жизни Кэры, изменил её, изменил мировоззрение, состояние... Жизнь. Алиса... Кэра никак не могла выкинуть её из головы, ведь эта девочка даже подарила ей имя. Они пережили слишком много вместе… Но до конца не дошли. – Да, пить. Водку, виски, коктейли... – объяснил Сэм и указал рукой на алкогольные напитки. – топить свою печаль, как говорится.       Кэра приподнялась со своего места и окинула взглядом множество бутылок, а затем вновь опустила голову и на короткое мгновение прикрыла глаза. Девиант размышляла, кто же сломается первый? Она или её совесть? Гонка за жизнь прекратилась и могло показаться, что больше нет серьезных проблем, всё спокойно. Всё стабильно. Но переживания не уходят, оставаясь в голове, точно непробиваемый бетон. Кэру охватывала вечная усталость и не было никакой мотивации жить дальше. «– Почему он меня не любил? – пронесся в голове детский дрожащий голосок Алисы. – Почему все время на меня злился? Я хотела, чтобы мы жили нормально. Я что-то не так сделала? Я плохо себя вела? Поэтому он всегда так злился... Я просто хотела жить, как все... чтобы он любил меня. Почему нельзя просто жить?» – Почему нельзя просто жить... – повторила вслух девиант последние слова и подняла глаза на Сэма. – Ну... Каждый выбирает сам, как жить. – ответил бармен. – Ты можешь топить свою боль в алкоголе, а можешь... Ну не знаю, парикмахером стать, например. – Почему нельзя просто жить? – повторила свой вопрос Кэра, уже никогда не надеясь получить ответ.       Андроид и сама не понимала, что это значит, продолжая пребывать в горькой печали и скорби, пока бармен смотрел на неё с сочувствием. Кажется, иногда, можно спросить: "а кто ранил тебя так сильно, что ты начала ненавидеть себя?". И ответ очень прост... человек сам начинает презирать себя, когда осознает, что поступает неправильно, но не может остановиться. И девианту, незнающему, что такое депрессия, слишком сложно описать, что именно не так. Время от времени, у Кэры случались ужасные приступы тревоги, по-видимому, без причины, ведь теперь не надо защищать Алису. Не надо бояться. В других же случаях она чувствовала усталость и пустоту в своей голове и сердце. – Что у тебя случилось? – наконец спросил Сэм.       На лице Кэры возникла тяжёлая боль, которая вырывалась из её системы, будто разрывая каждый проводок, отчего девиант закрыла лицо руками, и с её уст слетел горький тихий вой, пробиваясь через грудь. Через несколько секунд Кэра опустила руки и подняла на бармена глаза, полные отчаяния. Чувство тревоги внутри больше не покидало сознание Кэры. Даже, когда казалось, что всё в порядке, в душе по-прежнему что-то оставалось не так. Вина. А тревога всё душила и душила, сжимая горло и не давая и шанса на вздох. Чем бы Кэра не занималась теперь, о чем бы не думала - тревога не покидала её. А в последние мгновения беспросветного отчаяния приходило осознание того, что она блуждает по замкнутому кругу, в котором потерялась навсегда. – Я потеряла всё. – тихо сказала она и на её лице не возникало теперь никаких эмоций, пока в глазах читалась тяжёлая тоска. – Я не спасла её. – Кого? – решил спросить мужчина и упёрся локтями в барную стойку. – Алису. Она была для меня всем. – голос Кэры дрогнул, а лицо вновь немного сморщилось от тяжёлой душевной боли. – Она мне была… Как дочь. Была ли у андроида душа? Глядя на Кэру, Сэм уже не сомневался. Бесчувственный, как казалось, робот, сидел и выл от тяжелой потери. Пока жизнь вокруг продолжала идти дальше.       Самым ужасным для Кэры стала потеря самой себя. Моральное состояние тонуло в тяжёлой депрессии и стремительно рвалось на самое дно подсознания. Кэра думала, что это всё результат её неверных действий или сказанных слов, или даже не сказанных. Она слишком сильно заблудилась в своём же сознании, блуждая и блуждая по лабиринтам. Мысли оглушали и доводили до нервных срывов, а сил не хватало больше ни на что. Каждый раз Кэра оставалась наедине с ними, наедине сама с собой, точно в бескрайней пустоши, которая давила своей духотой. Из этого мира не было ни входа, ни выхода. Кэра медленно блуждала по пустым коридорам своего подсознания и в полном одиночестве. Ей всем сердцем хотелось просто раствориться в пустоте и исчезнуть навсегда. Теперь её преследует желание пропасть. Забыться. Из-за этих тяжёлых чувств Кэра ощущала, как теряет себя. Хотелось уснуть на тысячу лет, или просто никогда не существовать. Просто... не знать, что существуешь. Такое желание очень болезненное. Порой девианту просто хочется, чтобы всё перестало вращаться вокруг. Замерло... Всё неминуемо потеряло смысл со смертью Алисы.       Кэра больше не испытывала искреннего интереса ни к кому и ни к чему в своей жизни. Время словно остановилось. И вместе с ним Кэре казалось, будто она сама стоит на месте. Всё, что когда-то могло её спасти – теперь не имеет значения. В голове бесконечный поток мыслей обо всем и ни о чем. И не передать словами на сколько это скверно. ****       Они не попали на последний автобус в Канаду. Но решились плыть на лодке из Детройта по реке, в надежде не попасться и не погибнуть от оружия солдат. Это был рискованный выбор, но Кэра больше не видела вариантов… Алиса замерзала от холода, а Детройт становился слишком опасным для всех троих. Ночью мороз стал ещё страшнее. Лютер подгонял идти быстрее, пока не поздно, и они хватались за последние надежды, чтобы вырваться из опасного города и пересечь границу.       Когда все трое сели в лодку и отплыли от берега, надежда стала греть теплее их механические сердца. Они отдалялись от опасного для них Детройта, где солдаты убивали андроидов, и приближались на лодке к границе Канады. Приближались к свободе... Настроение у всех троих стало повеселее, ведь вот она, победа. Совсем близко.       Кэра смутно помнила эти моменты, но нет... Она себя жестоко обманывала, ведь помнила всё, до мельчайших подробностей. И яркий свет фар полицейской лодки, и череду громких выстрелов, которые разорвали морозную тишину на реке. Кэра помнила, как бросилась к мотору лодки и прибавила скорость, чтобы оторваться от нападавших на них солдат, пока свет фар не перестал освещать их лодку. Всё было позади... Кэра сделала облегченный вздох и посмотрела на Алису, которая испуганно прижимала руки к своему телу и слегка подрагивала от холода. Кэра даже на мгновение улыбнулась. Её девочка в порядке, хоть и замёрзла. Но вдруг Алиса медленно убрала руки от живота и показала на ладонях синюю жидкость. Тириум. Она была тяжело ранено и истекала голубой кровью. – Кэра... – послышался умоляющий о помощи голосок девочки, и она снова прижала руки к животу, надеясь задержать вытекающую жизненно важную жидкость из своего тела. – Это... Это ничего, мы всё поправим. – поспешила успокоить её Кэра, не зная, что и делать. – Как только доберёмся. Алиса едва заметно кивнула, слабея от потери тириума, и затем неуверенно перевела испуганный взгляд с Кэры за её спину. – Они его убили! – воскликнула девочка и бросилась к огромному телу андроида. – Лютера убили!       Кэра в ужасе прижала руки ко рту, осознавая, что в этом виновата она. Ведь при нападении солдат, из-за спешки не было времени думать, как лучше поступить, и она решилась прибавить скорость лодки, чтобы вырваться из под летящих в них пуль. Но Лютер был мертв. Алиса ранена. А берег ещё так далеко.       И тут Кэра опустила глаза на свои ноги. Пробитая от пуль лодка набирала воду и медленно тонула! Все беды навалились слишком быстро. И девиант, первым делом, поспешно подняла Алису из ледяной воды на вещи в лодке. – Мы тяжёлые. Мы тонем. – напряжено проговорила Кэра, оценивая ситуацию. – Надо скорее перебраться на ту сторону.       Посмотрев на содержимое лодки, она бросилась всё выкидывать в воду, чтобы облегчить вес... Но и этого было недостаточно. Взгляд девианта упал на мертвого Лютера и стало понятно, что утяжеляет лодку больше всего. – Прости, Лютер... – проговорила Кэра и с большим трудом перевернула огромного андроида, а затем сбросила в ледяную тьму реки.       Больше выбрасывать было нечего и Кэра стала заводить мотор лодки, но тот не слушался и не поддавался, пока ноги медленно утопали в ледяной воде. Кэра чувствовала на себе испуганный взгляд Алисы и сама начинала паниковать... Схватившись за весло, она начала судорожно грести, но лодка не двигалась с места. Оставался только один выход. – Мы будем жить, Алиса. Мы выберемся и будем свободны. – пообещала Кэра и, собравшись с последними силами, спрыгнула из лодки в реку. – Кэра! Не надо... – взмолилась Алиса. – не делай этого... Но Кэру было не остановить. Они слишком близки к цели, чтобы сдаться. Они так много прошли... Оказавшись в ледяной воде, система робота испытывала сильное переохлаждение и едва не отключалась, но девиант стала толкать лодку по направлению к берегу и набирать скорость, изо всех сил стараясь не отключиться. Её глаза видели перед собой лицо испуганной Алисы, а программы выдавали нестабильную работу. ****       Кэра медленно вынесла Алису на заснеженный берег, пока с них обеих стекала холодная вода. Девочка на руках девианта не двигалась и не открывала глаза, а её одежда после ранения пропиталась синим тириумом, точно кровью. – Мы свободны? – слабым голосом спросила Алиса и приоткрыла глаза.       Кэра устало улыбнулась, остановившись на месте, и с радостным трепетом в сердце понимала, что они добрались. Они вырвались даже из холодной реки. Ничто не заберёт у неё, ставшую уже такой родной, дочь. – Да. Да, мы добрались. – ответила Кэра. – Мы свободны. – Нам больше не надо прятаться... – вдохновлено проговорила Алиса. – Мы будем семьёй.       Кэра согласно кивнула и сделала ещё несколько шагов по заснеженному берегу, не веря своему счастью… Но тут Алиса медленно опустила голову на бок. – Я устала. – тихо поговорила девочка. – Хочу поспать... Люблю тебя, мамочка.       Кэра замерла и смотрела, как Алиса закрывает глаза и отключается. – И я тебя люблю. – лишь ответила девиант и на её глазах навернулись слёзы.       Девочка больше не реагировала на голос неродной матери и лишь повисла на руках. Её система отключилась.       Кэра медленно опустила её на снег и несколько секунд не могла отвести взгляд с такого спокойного лица погибшей дочки. Она говорила с ней только что... И вот её больше нет. Мыслей никаких не было… Как и чувств. Кроме одной... Кэра потеряла свой смысл жизни, за который так долго вела борьбу. Они достигли Канады, добрались до свободы, к которой так рвались, но не выдержали последнего испытания судьбы. В голове Кэры промелькнула мысль убить себя... Застрелиться из пистолета прямо рядом с телом Алисы. Оборвать этот невообразимый кошмар... Перестать жить. Но что-то внутри подсказывало, что нужно бороться дальше. Не сдаваться. Не сейчас. Кэра поднялась на ноги и заметила вдалеке фары приближающейся машины. **** – Эй, ты в порядке? – спросил бармен, и Кэра подняла на него грустные глаза, полные скорби. – Знаешь... Ты ведь бродишь среди этой разрухи у себя в голове, далеко от всего, что называют жизнью. Возможно, твои планы обратились в ничто... А твои мечты... разбиты. Ты ожидаешь какого-то чуда, но его не произойдет, понимаешь? Стань этим чудом в своей жизни сама, Кэра.       Кэра несколько секунд смотрела на Сэма печальным взглядом и думала над его словами. Она никогда не боялась одиночества, пока не столкнулась с ним, точно с острым ножом, который пробил её грудь и теперь не давал дышать. Ни сейчас, ни сразу после смерти Алисы, она не справлялась с этим тяжёлым чувством. Ей так не хватало заботиться о ком-то, любить и просто быть рядом. Теперь, почти каждую ночь, девиант воображала, что лежим рядом со спящей Алисой, держит её за руку и напевает тихую колыбельную. Затем нежно целует дочку в лоб и мягко улыбается, желая спокойной ночи, но, к сожалению, это всё лишь мечты. Теперь Кэра даже не могла посмотреть на Алису. Кэра не могла ничего сделать, не могла ничего, и это её убивало. А без девочки ей стало очень сложно, просто невыносимо сложно жить. Каждую ночь, засыпая в одиночестве, без Алисы, Кэра чувствовала, как ломается, какой бы живой теперь не была. Скорбь, уничтожающая её сердце, не дарила ничего, кроме боли и невероятной печали, что Алисы больше нет. «– Я был просто машиной. А с тобой у меня появилась семья.» – пронеслись в голове девианта слова погибшего Лютера. – Я не уверена, что смогу. – грустно призналась Кэра и опустила голову, сдерживая давящие слёзы. – Люди всегда боятся того, чего не знают. Я думала... – Ты не человек, Кэра. – отозвался Сэм. – Ты это ты. Но ты тоже имеешь право бояться.       Кэра смотрела на бармена и некоторое время молчала. Она осталась без Алисы, без Лютера, без цели, без всего... Но у неё оставалась жизнь. Разрушенная, разбитая и сломанная, но её жизнь, которую ещё можно прожить. Она не любила размышлять о том, что теперь чувствует, но часто ложилась на пол с надеждой никогда больше не проснуться, а через некоторое время вновь открывала глаза, видела лучи солнца и впадала в тоску. Ведь солнце её больше не грело. Наверное хорошо было бы обладать другим характером и сваливать всю вину на погоду или на других... Тогда бы несносное бремя скорби тяготело бы лишь вполовину, однако Кэра слишком ясно понимала, что вся вина только в ней самой. – Приятно встретить хорошего человека. – призналась она и едва заметно улыбнулась. – Мне пора.       Попрощавшись с барменом, Кэра покинула заведение и остановилась у входа, поднимая глаза к красивому небу, которое обхватили свинцовые и тяжёлые тучи. В воздухе играли нотки чего-то нового, едва знакомого, удивительного... Это была жизнь Кэры. С такой судьбой, какая она складывалась. Казалось, что камень в груди ослаб и перестал так давить.       Сейчас Кэра была спокойна и, кажется, счастлива. Она слишком долго сомневалась в правильности своих действий и своих поступков. Но и подумать не могла, что когда-нибудь будет в таком состоянии, в котором пребывает сейчас. Что ж, Кэра понимала, что она на верном пути, хоть и не стала испытывать меньше тревоги или тоски. Но девиант я чувствовала, что всё делает правильно и начинает жить. С самого начала.       На лицо упало несколько дождевых капель, и они медленно стекли по бледным щекам, смешиваясь со слезами. Кэра грустно прикрыла глаза и чувствовала, как промокает под прохладным дождём. Именно в этот момент она вновь ощутила себя живой. Ощутила себя человеком. **** – Почему нельзя просто жить? – едва сдерживая слёзы, спросила Алиса. – Я не знаю... – лишь ответила Кэра и растерянно смотрела на девочку. – Ты ведь меня не оставишь? Обещай, что не уйдешь!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты