Глазами солдата

Джен
PG-13
Завершён
53
автор
Lerelinka соавтор
Размер:
28 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
53 Нравится 2 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Стараясь дышать размеренно и как можно тише, она снова невольно опустила взгляд на бушующие внизу волны. Фаре казалось, что её могут обнаружить, но такое вряд ли возможно. Она находилась слишком далеко от охраны и её проницательность не позволила вломиться в тюрьму Солярии без подготовки и прощупывания почвы. Магические силы ещё не до конца восстановились, после подлой расправы Розалинды, но Фара была уверена, что Бен её не подвёл. Его микстуру было просто некогда проверить и оставалось надеяться на неоценимый опыт старого друга.       Едва не соскользнув с уступа, Фара охнула, но шум волн тут же поглотил этот звук. Медленно пробираясь к нужной камере, она уцепилась за выступ, осторожно продвигаясь выше. Оказавшись совсем близко, она прикрыла глаза, стараясь расслышать звуки в камере, но кроме сосредоточенного дыхания, не услышала ничего. Значит опасности не было.       Фара ухватилась за решётку двумя руками, слегка подтягивая себя, ногами ища точку опоры. Наконец, прочно встав на каменные выступы, она заглянула внутрь камеры. Тёмное помещение было освещено единственным источником света — тусклой лампой на полу. В камере не было кровати, стола и каких-либо других поверхностей. В дальнем углу, почти у самого входа в камеру сидел, согнувшись пополам, мужчина, крепкого телосложения. Его голова касалась грудной клетки, которая размеренно поднималась и опускалась.       Фара приблизилась как можно плотнее к решётке и громким шёпотом позвала:       — Сол!       Мужчина мгновенно очнулся и встревоженно оглянулся. Когда его взгляд упал на ненавистные решётки, он прищурился, пытаясь не разглядеть, а скорее поверить своим глазам.       — Фара? Как ты…       Женщина, не обращая внимания на его удивлённые рассуждения, достала из кармана куртки зелье, вскрыла флакон и выплеснула всё на решётку. Прутья медленно расплавились, издавая шипящие звуки.       — Скорее! Уходим! — взволнованно сказала Фара.       — Я не могу, — выдохнул Сильва, слегка дёрнув ногой. Что-то звякнуло, и директриса едва слышно ругнулась. — Только не вздумай….       Жестом руки, не терпящим возражений, Фара попросила друга помолчать. Сжав руки в кулаки, до крови впиваясь ногтями в ладони, она прикрыла глаза, несколько раз глубоко вдохнув, экстренно корректируя план дальнейшего отступления. Женщина подошла ближе и присела на корточках рядом. Одарив Сола мягкой улыбкой, она вскинула правую ладонь вперед, ментально нащупывая червоточинку в кандалах.       — Фара, это безрассудство!       — Тш-ш, я знаю, знаю, — шепнула фея, стягивая все выбитые жестким ударом о землю ранее силы на кончики пальцев.       Мужчина почувствовал вибрацию — короткую, но достаточно сильную, для того, чтобы при неправильном воздействии раздробить кость. Но Фара всё делала правильно, и не успел Сильва опомниться, как кандалы глухо упали на сырой каменный пол. Спустя мгновение за ними последовал и первый браслет.       Даулинг слегка пошатнулась, чувствуя, как сила разрушительной волны значительно уменьшалась, но глаза напротив, неотрывно смотрящие в её собственные, придавали стимула совершить последний рывок. Как, впрочем, и шум в глубине вереницы бесчисленных коридоров солярийской тюрьмы.       Как только последний наручник соприкоснулся с полом, Сильва тут же сжал плечи полуобессиленной феи, удерживая её от соприкосновения с настилом.       — Я в порядке, — шепнула женщина, игнорируя слабое головокружение. — Уходим!       Сол тут же встал, наконец выпрямляя затекшие ноги, потянув Фару за руку за собой. В несколько шагов преодолев разделяющее их от пропасти расстояние, мужчина взглянул вниз, почти присвистнув от открывшегося вида и от того, что заметил, как женщина извлекла из кармана небольшую бутылочку, одним глотком осушая её на половину.       — Готов поспорить, план нашего ухода ты продумала не так тщательно, — Сильва усмехнулся, бросив на Фару лукавый и заметно оживший взгляд. Приняв предложенный сосуд, он допил содержимое в нем.       — В моем плане не было кандалов, а следовательно, было больше времени.       — Но до берега мы бы всё равно добирались вплавь?       Женщина слегка закатила глаза, ткнув друга в бок. Сол с усмешкой поднял руки в обезоруживающем жесте и, обозначив цель в виде узкого выступа на несколько ярусов ниже, ловко выскользнул через проём, бывший ранее решеткой. Фара ещё раз обернулась в надежде, что им хватит времени до тех пор, пока в камеру не сбежится весь тюремный гарнизон.        Она следом соскочила на нужный выступ, с которого надежда погрузиться в бушующие волны и не разбиться о скалы была вполне обоснована.       К счастью для беглецов, сигнал тревоги они услышали лишь захлебываясь ледяными волнами в сотне метров от берега. Смягчающая перепад температур настойка прекращала своё действие слишком стремительно, на что тело незамедлительно реагировало острой судорогой, но, когда цель была так близко, этот нюанс становился неважным. Как и ужасно тернистая полоса, следующая сразу за заливом.       Продираясь с мужчиной сквозь чащи, Фара подумала, что одна из этих царапающих лицо и руки ветвей вполне могла оказаться ядовитой, но мысль о том, что нужно убираться от злосчастной тюрьмы подальше и побыстрее вытеснила всё остальное в одно мгновение.       — Фара! Стой! — Мужчина схватил фею за руку, тут же второй ладонью опираясь на полусогнутые колени. — Кажется, на этом незапланированном отдыхе я чуть подрастерял сноровку.       Он лукавил. Фара прекрасно понимала, что дело было в увечьях, бороздящих тело специалиста. Она и сама начала чувствовать, как адреналин, щедро разбавивший стынущую в жилах кровь ранее, испарялся, как и предрассветный туман у корней высоких деревьев.       — Да, — хрипло отозвалась женщина, с трудом отлепив язык от высушенного несколькими часами беспрерывной ходьбы и бега нёба. — Я думаю, нас уже не нагонят.       Несколько минут они провели в молчании, почти не пересекаясь взглядами. Одновременно возникший в их головах вопрос первым озвучил Сол.       — Куда дальше? — Фара в ответ лишь нахмурилась, задумчиво взглянув на виднеющийся вдалеке шпиль на крыше Алфеи.       Проследив за её взглядом и глубоко вздохнув, Сол подошел ближе, сжав так и не выпущенную из хватки кисть.       — Пойдем, у меня есть на примете одно местечко неподалёку.       Заметив в его глазах пляшущие искорки первых лучей солнца, Фара невольно улыбнулась и хотела продолжить путь, как тут же оказалась в мужских объятиях.       — Сол, — фея заметно напряглась, сжав предплечье руки, обнявшей ее за талию, — ты чего?       — Ничего, — буркнул специалист, утыкаясь носом в макушку феи. — Просто я рад тебя видеть.       — Я тоже. Я тоже рада, что ты рядом, — шепнула Фара, приобнимая мужчину за плечи в ответ, замирая на пару мгновений. — Ну, хватит, Сол, хватит. Давай, веди уже в своё «местечко».       — Как прикажете, мэм, — кивнул специалист, становясь по стойке «смирно» и прыская со смеху, в ответ на укоризненный взгляд подруги. — Пойдем, пойдем — больше без шуток. Только не бей.       — А ты не провоцируй.

***

      Сохраняя комфортное для обоих молчание на протяжении всего пути, снова тянущегося через густые кустарники, поваленные стволы деревьев и ещё невесть через что, Фара подумала, что полосы препятствий, созданные совместными усилиями для тренировок нового поколения специалистов, всё же можно было считать увеселительной прогулкой.       От мыслей об учениках, подверженных, возможно, еще большим испытаниям, чем они сами, в груди неприятно защемило. Это не укрылось от внимания Сола, который, вероятно, подумал о том же.       — Фара, — абсолютно бессмысленные слова утешения так и не прозвучали. Вместо этого, мужчина оглянулся, заметно ускоряя шаг, завлекая фею за собой.       Спустя несколько секунд, остановившись среди поляны, мужчина удовлетворённо улыбнулся.       — Вот мы и на месте! Красота ведь!       — Серьезно? То есть из всех, эм, не самых ухоженных мест, через которые нам пришлось продираться, ты выбрал поляну, на которой нас без усилий засечет первый же истребитель?       — Да нет же, Фара, смотри туда, — Сильва указал кивком головы нужное направление, где виднелась почти незаметная проплешина в полосе деревьев.       — Все равно не пойму, чем место отличается… — начала было женщина, но запнулась, заметив, как в лучах припекающего солнца пространство слегка искажалось, и это явно не было миражом, вызванным жарой, — ах вот оно что! И что прячется под этим барьером?       — Дом, — невозмутимо пожал плечами Сильва, приглашая женщину следовать вперёд.       — И как тебе удалось построить его тут, не привлекая чужого внимания?       — Ну так, магия, Фара! Барьер пускает только меня, но… — он осторожно взял руку подруги в свою, — если я возьму за руку того, кому доверяю, он тоже сможет попасть по ту сторону.       Они шагнули через невидимый барьер вместе и остановились. Сол отпустил руку феи и направился в сторону дома, о существовании которого никто и понятия не имел. Фара, слегка опешив, сомнительным взглядом пробежалась по фасаду строения и гораздо менее бодрым шагом последовала за Солом.       Хижина была припрятана между двумя массивными деревьями, чья густая крона покрывала крышу и практически закрывала окна второго этажа. Внешне дом казался небольшим и очень компактным. По форме он напомнил Фаре вытянутый прямоугольник, какие обычно изображают маленькие дети в своих рисунках. Не хватало только трубы на крыше и клубящегося дыма.       Фара поравнялась с Солом, который уже стоял на пороге и дёргал за дверную ручку.       — Чёрт, — Сильва почти обреченно закатил глаза.       — Что такое?       — Ключ. У меня его нет.       — Где он может быть? — женщина лениво оглянулась, в поисках какого-нибудь тайника у двери.       — Сейчас остаётся только догадывается где он и у кого.       Сильва хорошо помнил, что хранил его в своём кабинете, в ящике стола с двойным дном. Его кабинет, как и всю школу, наверняка уже перерыли ни один десяток раз и теперь можно было считать, что ключ утерян безвозвратно.       — Будем выбивать окно? — поинтересовалась Фара, заговорщически взглянув на друга.       — Есть идея получше.       Сол усмехнулся. Его глаза изучающе прошлись по волосам феи, что вызвало её недоверчивый взгляд. Она склонила голову, нахмурившись. Когда до неё дошёл немой вопрос Сильвы, Фара без лишних слов завела руки за голову, пальцами ища заколку, которая нанесёт наименьший ущерб её прическе. Отдав её Солу, она убрала выбившийся локон, подцепив его оставшимися зажимами. Пока мужчина возился с замком, Фара молча продолжала осматривать внешний вид постройки. Судя по облупившейся краске, здесь давно никого не было или за домом просто никто не следил и мало обращал внимание на такие вещи. Фея подошла к окну первого этажа и попыталась рассмотреть хоть что-то, но увидела только плотно закрытые занавески.       — И давно этот дом здесь?       — Больше 20 лет.       — Чей он?       — Был моих родителей. Строили его как укрытие, но потом они просто жили в нём какое-то время.       Послышался щелчок, и Сол победоносно улыбнулся, возвращая заколку Фаре. Фея скептично посмотрела на её искривлённое жалкое состояние и сказала, что вряд ли теперь она способна хоть что-то удержать.       — Ну да, — согласно кивнул Сильва, убирая заколку в карман. — Прошу.       Фара с осторожностью переступила порог дома, замечая, что здесь приятно пахнет. Сол подошёл к занавескам и открыл их, впуская свет и предоставляя возможность гостье рассмотреть дом изнутри. Всё было так же компактно. Слева от Фары располагалась кухня, вероятно, одновременно выполняющая функцию столовой. Небольшой столик, на нескольких человек, широкая тумба рядом с окном, в окружении трёх стульев. Справа стоял, на вид, очень мягкий диван. Перед ним журнальный столик и, чуть дальше, камин. Впереди был недлинный коридор и лестница, ведущая, видимо, в спальню.       Фея чуть вздрогнула, когда её плеч коснулись руки Сола. Он помог снять ей плащ, попутно забирая рюкзак. Фара безотказно повиновалась порыву друга, ощутив лёгкую, но крайне неприятную дрожь в теле.       — Можешь принять ванну, если хочешь. Там дверь, рядом с лестницей. Я пока приготовлю нам что-нибудь.       Фара неловко улыбнулась прошедшему мимо неё Солу и, обернувшись к двери, дёрнула ручку. Она была закрыта на не слишком надёжную защёлку. Глаза феи заблестели, побуждая магию повиноваться своей хозяйке. Как только она закончила с заклинанием, тут же разболелась голова. Фара поёжилась, чувствуя, как холод начинает пробирать до костей. Вспомнив о предложении Сола, который уже был занят чем-то на кухне, она направилась в ванну.       Принимая душ, она почувствовала, как её неумолимо клонит в сон. Горячая вода расслабила разум и тело женщины, позволяя ей немного успокоиться и утихомирить бесконечный поток мыслей. Промокнув лицо и тело махровым полотенцем, Фара взяла свою, пропитанную потом, кофту и щелчком магии вернула ей свежий вид. Головная боль снова дала о себе знать, пульсацией разносясь по подкорке. Схватившись за раковину обеими руками, фея взглянула на себя в зеркало. Радужка глаз мерцала слабым голубым цветом и как только фея попыталась сосредоточить чары в одной точке, получила ещё одну дозу боли, от которой чуть не вскрикнула и только тихо застонала.       Надев кофту и брюки, Фара вышла из ванной, направляясь на кухню. Горячий душ её изрядно разморил и теперь хотелось только лежать, не вставая до самого утра. В нос ударил запах чего-то, что фея не смогла различить. Сол уже сидел за столом. Перед ним стояла тарелка с макаронами, а напротив ещё одна. В доме стало темнее, и единственными источниками света были керосиновые лампы, которые Сильва расставил по всему первому этажу. Несколько на кухне и несколько в маленькой гостиной. Фара обратила внимание на тлеющие внутри камина дрова, но, почему-то, почувствовала внутри холодок, который снова набирал обороты и распространялся по всему телу.       — Всё в порядке? — спросил Сол, наблюдая за стоящей в сомнении Фарой.       Фея молча кивнула и, остановившись у стола, присела напротив. Поймав себя на мысли, что макароны её совсем не привлекают, она посмотрела на Сильву, который почти доедал содержимое своей тарелки.       — Почему ты никогда не рассказывал об этом доме? — спросила Фара.       — Я редко сюда прихожу, — отозвался Сол, — и только для того, чтобы убедиться, что никто его ещё не обнаружил. Не знаю, почему. Я подумал, что раз за столько лет его никто не нашёл, значит укрытие надёжное и нам стоит прийти сюда.       — Здесь уютно, — болезненно улыбнулась Фара.       Проглотив последние макароны, Сильва прочистил горло и слегка отодвинул тарелку.       — Ты не голодна?       — Прости, не хочется есть. В голову лезут мысли о том, что нам делать дальше и как с этим всем справляться.       — Фара, сейчас нам надо отдохнуть. Особенно тебе.       Фея усмехнулась.       — Я в порядке, правда. Просто устала.       — Поэтому сейчас ты пойдёшь наверх и поспишь, а завтра мы всё обговорим, хорошо?       Фара не видела смысла отказывать себе в таком удовольствии, как сон. Мысль об этом придала ей сил дойти до кровати, но, прежде, подняться по лестнице на второй этаж.       Оказавшись наверху, Сол указал на дверь справа от них. Он открыл её, пропуская Фару внутрь. Всё внимание феи приковала достаточно широкая кровать, которая так и манила в свои объятия.       — Ложись, — мягко сказал Сол. — Я подержу лампу.       Фара подошла к кровати, вынула из волос все заколки и присела на край ложа. Снова ощутив, как по телу бегает холод, она скорее забралась под одеяло, надеясь, что её тело согреется. Пожелав спокойной ночи, Сильва вышел из комнаты, оставляя Фару наедине со своими мыслями и болезненными чувствами, которые только усиливались. Тело уже пробивало дрожь гораздо крупнее, заставляя фею ворочаться всю ночь в безуспешных попытках крепко заснуть.       К слову сказать, утро, плавно перетекающее в обед, наконец погрузило измождённую женщину в состояние дремоты. Когда время уже перевалило за полдень, Сильва всё же преодолел неловкость перед тем, как потревожить сон подруги и направился в спальню. Сам он, не смотря на усталость, так и не сомкнул глаз за ночь, лишь неотрывно наблюдал за тлеющими огоньками, лежа на узком диванчике в гостиной. Чувствуя себя так, будто он, как минимум, целый день гонялся за сожёнными во главе отряда, Сильва искренне надеялся, что подруге удалось отдохнуть.       Ещё только дернув за ручку незапертой двери, Сол напрягся, прислушиваясь. Женщина, свернувшаяся калачиком под одеялом, ровным счётом, никак не отреагировала на его приход. Более того, даже приблизившись к кровати и ненавязчиво встряхнув подругу за плечо, Сол в ответ получил лишь неразборчивое мычание и сиплое прерывистое дыхание.       В дальнейших попытках привести женщину в чувства, Сол обнаружил, что тело Фары буквально пылало. За ночь, её кожа приобрела далеко не здоровый румянец, а по плечам, освобождённым из-под одеяла, пробегала крупная дрожь, которая почти вибрацией отдавалась в ладонях мужчины.       — Фара! Фара, черт возьми!       Лениво разлепив веки, фея окинула Сола изучающим взглядом, будто первые несколько секунд и вовсе не могла понять, кто перед ней.       — Сол, — она облегченно выдохнула, с трудом разлепив слишком сухие губы. Осипший голос совершенно не слушался. Словами он грозил вот-вот разодрать гортань и заставить женщину зайтись кашлем, отплёвывая собственную кровь. Как и произошло несколько секунд спустя, вынуждая Сильву обхватить тело подруги руками, переворачивая в нужное положение.       Удостоверившись, что неясный приступ временно отступил, Сол уложил фею обратно и, игнорируя слабые попытки подняться самостоятельно, укутал Фару в одеяло снова.       — Фара, слушай меня! Мне сейчас очень нужна твоя помощь. Скажи, что сейчас может тебе помочь?       Женщина промолчала, хмурясь, в попытке вырвать нужную мысль из цепкой и густой пелены головной боли.       — Ты же всегда занималась лечением Ская, когда я не мог уследить за ним. Приходил к тебе с самым дурацким вопросом, как идиот. Так вот, я идиот — не уследил за тобой. Что делать?       Тёплое воспоминание вынудило женщину улыбнуться и всё же выдавить из затуманенного разума, в весьма скомканных и перевёрнутых формулировках, нужный список.       Спешно направляясь к шкафчикам, которые очень удобно были вмонтированы в стены напротив окна, Сильва уже прикидывал, что полезного может найти в, погребенном слоями вековой пыли, хламе. Стоит ли говорить, что всё найденное мужчиной как можно более точно подходило под описание «хлам», в данной ситуации. Если те же макароны ещё можно, с натяжкой, но отнести к продуктам «вечным», то все найденные медикаменты смело и без зазрения совести отправлялись в мусорное ведро.       Уже особо не заботясь о тишине, Сол вернулся в комнату, в которой лежала Фара, по прежнему содрогаясь в ознобе и безучастно оглядывая пространство блестящим от лихорадки взглядом. Вооружившись единственными полезными находками, а именно: небольшим тазиком, который Сильва тут же наполнил студеной водой, маленьким мягким полотенцем и чашкой воды, спешно подогретой, специалист занял место на стуле, подвинув его вплотную к кровати подруги.       Женщина снова содрогнулась с неясным хрипом и Сол спешно, придерживая её голову, напоил женщину.       Игнорируя слабые протесты, он разложил, предварительно разорванное, смоченное холодной водой полотенце на лбу и шее феи. Руки Фары тоже горели, будто в огне, но глядя на то, как кисти дрожат в ознобе, мужчина просто плотнее укутал фею в одеяло.        Не рискуя оставлять её одну, он с облегчением обнаружил, что приступ не думает повторяться и теперь, на одну проблему, в виде кровоточащих лёгких, стало меньше. Это немного подкрепляло надежды специалиста на улучшение состояния подруги.       Спустя пару часов, за которые, сидя на неудобном стуле, Сильва сполна вспомнил все прелести затекания конечностей, Фаре действительно стало лучше. Она даже смогла выбраться из постели, чтобы снова принять душ и сменить насквозь промокшую одежду на длинную легкую футболку, героически добытую Сильвой в недрах шкафа.        Но облегчение продлилось недолго. После, симптомы нагнали женщину с новой силой, намертво пригвоздив к постели. В очередной порывистой попытке помочь облегчить стремительно ухудшающееся состояние, Сол заявился в комнату с пахнущим жухлой травой чаем, от которого, по словам мужчины, хуже уж точно не будет.       — Это всё твои «Я в порядке! Я в порядке!», — усмехнулся Сильва в попытке разрядить обстановку, чем вызвал слабую улыбку на лице женщины, которая даже не заявила о паршивом вкусе напитка, просто влив его в себя.       Сильва прекрасно понимал, что признание Фары о своем состоянии накануне не изменило бы ровным счётом ничего. Как и каждая минута бездействия сейчас. Всё только больше усугубляет состояние, бьющейся в лихорадке женщины.       Когда с губ Фары сорвался первый неконтролируемый стон, Сильва вскочил, будто его прошибло током. Он мог сидеть и смотреть, как подруга медленно угасает от того, что рискнула собой ради его освобождения, или решиться на самую безрассудную, каким ироничным это бы не казалось в современных реалиях, вылазку.       Сменив компресс на лбу подруги еще раз, он быстро и почти бесшумно, покинул их временное укрытие.

***

      Рискованно было приходить туда, откуда тебя увозили в наручниках, но другого выхода у Сильвы не было. Он мог бы ещё поразмышлять, где достать все эти снадобья, но так быстрее и эффективней, чем отправляться на поиски хрен знает куда. И этот и другой вариант были совершенно небезопасны. Сейчас Сол думал только о том, как бы ему незаметно обойти охранников Розалинды, которые теперь крутились по всему периметру школы и выглядели так, будто готовы были дать по голове хоть сейчас.       Сильва понимал, что слишком наивно и непредусмотрительно лезть, теперь уже, на неизведанную территорию, не прощупав почву. Розалинда могла понаставить тут ловушек, камер и прочего добра. Одного барьера новоиспечённой директрисе было недостаточно. Сол и не был этому слишком удивлён. Всё в стиле Розалинды.       Процент глупости этого поступка зашкаливал, потому что Сильва даже не стал брать меч, которого и не было. С другой стороны он понимал, что оружие ему вряд ли поможет против целой армии взбешённых солдат с бывшей наставницей во главе. Сол просчитал приблизительное расстояние до оранжереи Бена и тут же подумал, что его друга может там не оказаться и придётся собирать набор, продиктованный Фарой, самому.       Идти было не так уж и далеко. Но в полусогнутом положении передвигаться было гораздо затруднительней. Сол сначала медленным, не спешным шагом пробрался мимо тренировочной площадки, прячась за высокими деревьями, мельком замечая порядком измученных фей и специалистов. Спиной к нему стояли две, до отвращения знакомые, фигуры, контролирующие малейшие ошибки своих студентов.       Сильва двинулся дальше, стремительно сокращая расстояние, заранее убедившись, что никто за ним не следит. Проникнув внутрь оранжереи, Сол внимательно огляделся в надежде отыскать друга и не наткнуться на кого-нибудь из студентов.       — Сол?       Сильва почти ругнулся вслух, заметно вздрогнув от неожиданности. Его рука уже потянулась за мечом, которого не было.       — Бен, — с облегчением выдохнул мужчина, — рад, что это ты.       — Что ты тут делаешь? — полушёпотом продолжал друг, хватая его под руку и быстрым шагом уводя в подсобное помещение.       Не успевая ничего сообразить на ходу, Сильва даже не смог толком рассказать, как так вышло, что он здесь.       — Постой, постой, — остановил его словесный поток Бен, — ты хочешь сказать, что вы с Фарой укрываетесь в хижине в лесу в паре километров от школы, в которой Розалинда спит и видит, как шкуры с вас сдирает?       — Она так сказала? — заинтересованно вскинул брови Сол.       — Нет, в её взгляде читается, как только кто-то заикается о вас двоих.       Сильва понимал, что сейчас подвергает своего друга огромному риску и потому решил сразу же перейти к делу.       — Фаре нужна помощь. Она заболела и мне нужны вот эти снадобья.       Сол вынул из кармана брюк сложенный пополам листок, начирканный впопыхах по дороге, и протянул его Бену. Тот быстро пробежался глазами по небольшому, но довольно затратному списку и вернул бумажку Сильве.       — Всё это есть, — рассуждающим тоном начал Бен, — но пропажу таких вещей заметят сразу же. Контроль ведётся строгий.       Бен взглянул на друга, замечая как меняется выражение его лица с уверенного и обнадёженного на полнейшее разочарование и уныние.       — Ладно, — сдался профессор. — Вас я в беде просто не могу бросить. Скажу, что разбил случайно или использовал для чего-нибудь.       — Спасибо, Бен.       Быстро собрав в небольшую сумку всё необходимое, Харви вернулся обратно к Сильве.       — Только постарайся аккуратней. Если разобьёшь — будет мало приятного.       Сол быстро кивнул, благодарно приобнимая друга за плечи.       — Я выведу тебя через другой вход, — сказал Бен, открывая дверь подсобки.       Сильва ткнулся лбом прямо в спину впереди стоящего друга, мгновенно вскидывая голову и выглядывая из-за его плеча. Бен медленно отошёл в сторону, позволяя улыбающейся Розалинде созерцать бывшего соучастника с ног до головы. Рядом стоял Андреас, чья самодовольная усмешка кричала Солу, чтобы он её немедленно стёр крепким ударом в челюсть.       — Здравствуй, Сол, — нежно поприветствовала Розалинда, протягивая руку вперёд. — Позволь мне взглянуть что у тебя там.       Сильва стоял на месте, буравя взглядом нынешнюю директрису и Андреаса, поочерёдно. Сумку со снадобьями он крепко держал в руке, слегка заводя её за спину. В этот момент Розалинда едва заметно кивнула одному из охранников, который молниеносно среагировал на этот жест. Резко поддавшись вперёд, он схватил совершенно не сопротивлявшегося Сильву за руки, заламывая их за спину. Сол ещё раз подумал о глупости своего поступка.       Сумка упала на пол, глухо задребезжав, что не ускользнуло от внимания Розалинды, а всё содержимое в ней грозилось вылиться через ткань на пол. Один из мужчин подобрал сумку и вручил её директрисе. Она с лукавой улыбкой стала не спеша открывать её, сказав:       — Видишь ли, некоторые студенты повадились совершать попытки сбежать и мне пришлось основательно заняться обеспечением безопасности школы. Как видишь, не зря.       Раскрыв сумку и увидев её содержимое, она одним взмахом руки попросила всех удалиться из помещения. В том числе и охранника, который держал Сола в крайне неудобном положении. Бен тоже ушёл. Розалинда подошла к разминающему руки Сильве и пробежавшись по его лицу взглядом, задумчиво сказала:       — Больным ты не выглядишь. Разве что на голову, раз вломился сюда с такой юношеской уверенностью. Но, надо полагать, что делаешь ты это всё не ради себя…       Почему-то Сол подумал, что сейчас не было никакого смысла врать. Розалинда итак всё прекрасно понимает, но хочет услышать всё от него.       — Это для Фары.       — Фара? Она больна? — умению Розалинды столь искренне изображать удивление можно было позавидовать. — Так чего же ты маешься здесь ерундой, Сол? Это, — она кивком указала на выставленные в ряд снадобья, — ей совершенно никак не поможет. Пойдем со мной.       Уже в кабинете директора, не проронив и единого лишнего слова, она вручила мужчине новый набор втирок и снадобий.       — И как я должен проверить, не сделает ли ей это хуже?       — Никак, — невинно пожала плечами бывшая наставница, — но микстурки Бена ты бы не проверял. А у тебя спрашиваю, Сильва, какой прок теперь не верить тому, кто предлагает помощь?       Мужчина промолчал, стремительно направляясь к выходу из кабинета.       — Но! Это еще не всё. Я полагаю, ты не откажешь мне в маленькой услуге. Послушаешь сам и передашь Фаре мои слова?       Мужчина остановился, не оборачиваясь, но, видимо, Розалинда сочла это признаком достаточной заинтересованности.       — Даже не смотря на все последние события, я вовсе не собираюсь при первой возможности сносить вам головы, как вам обоим могло показаться. Это был небольшой воспитательный момент, чтобы вы оба вспомнили, кто есть кто и какое место должен занимать в этой истории. Я снова на своём, Сол, и я совершенно не против, чтобы теперь, осознав, как в юности, свои ошибки, вы снова заняли ваши.       Ответом на тираду прослужил хлопок двери, грозившей слететь с петель в руках Сильвы, на что Розалинда лишь моргнула в такт резкому стуку.       — Нет, так нет. У меня есть ещё способы, чтобы помочь вам переосмыслить обстоятельства.

***

      Пересекая расстояние, разделяющее Алфею и их с Фарой временное убежище, Сол в скорости мог посоревноваться с королевской транспортировочной техникой, но назойливый голос в голове твердил, что и этого может быть не достаточно.       Драгоценные минуты, потерянные из-за встречи с бывшей наставницей, могли сыграть злую шутку.       Когда, переступая порог выделенных Фаре апартаментов он услышал несвязное бормотание — мужчина взмолился высшим силам, чтобы ему послышалось. Но Фара действительно шевелила губами и звала кого-то протягивая руки перед собой. На приход друга она не обратила совершенно никакого внимания, теряясь между бредом и реальностью.       Снова усаживаясь на стул напротив, мужчина тут же принялся смешивать принесённые микстуры в нужных, по его скромному мнению, пропорциях, которые, к слову, характеризовалось, как «принять всё содержимое всех флаконов прямо сейчас».       Окликнув женщину несколько раз и не получив ответной реакции, Сол не нашёл способа лучше, чем подсесть к изголовью кровати, слегка запрокинуть женщине голову и попросту влить настойки ей в рот. Сильве хотелось верить, что в эти мгновения в её глазах всё же отражалось узнавание и осмысление.       Так или иначе, женщина послушно глотнула лекарства. Нащупав руку Сола рядом с собой, она крепко сжала её, прикрывая глаза. Спустя несколько минут, сиплое дыхание феи стало более размеренным, а веки стали дрожать чуть меньше. Фара заснула, а Сильва в полной мере ощутил, как тревога начала отбивать причудливый ритм тысячами молоточков в его голове. Сцепив зубы, чтобы не зашипеть от накатившего ощущения, мужчина ещё раз окинул спящую фею взглядом.       Мысль о том, что помочь ей он больше ничем не может, сгущалась осадком, который комом встал где-то в горле. Оставалось только ждать и это ожидание вгоняло в агонию уже самого Сильву. Он физически ощущал, как неприятный жар разливается по телу и почувствовал острую необходимость заглушить это чувство под прохладными струями в душевой комнате.

***

      Сол сам почти заснул прямо сидя на кухне, за столиком, у окна, через не зашторенные стекла которого лился мягкий лунный свет. За последние четыре часа, которые женщина провела, буквально, в отключке, он заходил к ней, как минимум, восемь раз. Покидая комнату в последний, он ненароком сшиб один из пустых флакончиков, неловко прикусив язык от созданного шума, на который Фара, привычно, никак не отреагировала. После этого очень хотелось верить, что слова Розалинды не были пустым звуком или, того хуже, умелой манипуляцией. От мысли, что он собственноручно вполне мог дать Фаре яд, его отвлек глухой стук стекла, которое соприкоснулось с потертой деревянной поверхностью по левую руку от него.       Взгляд Фары, метающий молнии, он поймал моментально.       — Откуда это взялось?       Не смотря на то, что женщина была раздражена и встревожена, Сильва не мог взглянуть на неё без улыбки.       — Принёс из Алфеи, — спокойно протянул специалист, понимая, что особого смысла врать сейчас нет.       Фара сразу не нашла, что ответить. И так бледная кожа на её лице в одночасье стала ещё бледнее. Открыв рот, она тут же прикрыла его рукой, обреченно закатывая глаза.       — Ты хоть понимаешь, как ты рисковал? Ты мог напороться на неприятности сам и подставить Бена!       — Розалинда видела меня. Это она передала нужные лекарства.       Женщина не смогла сдержать истеричного смешка. Она скинула с плеч на пол плед, который Сол принес её во время третьего или четвертого проведывания и в который всё ещё была завернута. Ударом опустив ладони на стол, фея провела левой рукой по взлохмаченным во время лихорадочного метания волосам.       — Что же ты натворил, Сол, — шепнула она, едва слышно.       — То, что должен был, — последние слова мужчина буквально процедил сквозь зубы, понимая всю патовость ситуации.       — То, что должен был? Что должен был? — женщина оттолкнулась от столешницы, отступая к середине комнаты. Не смотря на захлёстывающие эмоции, Сильва отметил, что на ногах Фара стояла вполне устойчиво. Да и одежду она снова сменила на свою прежнюю. Это уже было неоспоримым положительным результатом. — Ты должен был держатся от Розалинды подальше, а не самолично нарываться на встречу с ней!       — Я шел к Бену. Так получилось. — Сильва так же встал, подступая к мечущейся к окну и обратно женщине. — Всё в порядке, Фара.       — Сол, ничего не в порядке! По первому слову Розалинды, с минуты на минуту, сюда набежит, как минимум, целый отряд королевской гвардии!       — Неужели ты считаешь меня настолько не осмотрительным? — так же напористо перешел в наступление мужчина. — Я всё проверил — за мной не было слежки.       — А может ты просто не заметил этого? Ты прекрасно знаешь, на какие фокусы способна Розалинда, Сол! Если она не убила нас с тобой по одиночке, то это только вопрос времени! — сорвалась на крик Фара.       — Но тебе же стало лучше? — воскликнул мужчина так резко и в то же время — неожиданно, что женщина вздрогнула.       В ответ Фара лишь кивнула, гневно взглянув на мужчину.       — Что? Скажи, что я должен был делать, пока тебе становилось только хуже? — он встряхнул фею за плечи.       — Ничего! — воскликнула она, добавив уже тише. — Ничего. Я не знаю.       — А я знаю! На моем месте ты поступила бы так же, — добавил мужчина, не понижая тон. — Всё будет хорошо, Фара.       Женщина усмехнулась, освобождаясь от цепкой хватки на своих плечах, отворачиваясь к окну.       — Будет, как же иначе? — иронично протянула она, вглядываясь в ночное небо над домом. — И что мы теперь будем делать? Настороженно существовать в этом самом хорошо?       Мужчина резко выдохнул, отворачиваясь.       — Лично я планирую выпить чай. Можно? — заметил он, всё ещё слегка раздраженно, но, в тоже время, почти обыденно.       — Да делай уже, что хочешь.       Фея так и не обернулась, но даже спиной могла почувствовать брошенный на неё взгляд. Она полностью игнорировала нарочито тяжёлые шаги, хмыкания и прочий шум, вызванный манипуляциями приготовления того самого чая.       Кажется, Сол задал ей какой-то вопрос, резковато отстукивая пальцами сбивающийся ритм на тумбе. Она лишь автоматом пожала плечами, не желая как либо продолжать перепалку, которая теперь казалась глупой и бессмысленной. От накатившего гнева не осталось ничего, кроме горечного привкуса от сказанных и сдержанных на языке слов. Она подумала, что Сильва, наверняка, чувствовал нечто похожее и хотела первой начать разговор, но Сол опередил её.       — Но я знаю, скоро я вернусь домой, — потянул мужчина на распев, пересекая разделяющее их с Фарой расстояние и акцентируя последнее слово стуком наполненной чашки о подоконник — и да, — он шепнул слова женщине, замершей, в изумлении и с приоткрытым ртом, эти слова на ухо, ненавязчиво разворачивая её к себе, — я знаю, что скоро вернусь домой*.       — Сильва, ты хорошо себя чувствуешь или как? — буркнула фея, приподнимая бровь.       Мужчина в ответ лишь отвел задорный взгляд, усмехаясь. Несколько раз хлопнув ладонью по своему бедру, он щелчками пальцев и притопыванием правой ноги начал отстукивать незатейливый ритм. На тихом выдохе, напевая начальный мотив песни.       — Ты сейчас серьёзно? — усмехнулась Фара, слегка запрокидывая голову наверх и отворачиваясь.       — Недавно я задумался, что происходит, — начал напевать мужчина, неотрывно наблюдая за подругой, — Я был здесь прежде, но когда — не помню*.       — Сол, высших сил ради, пощади мой слух, — Фара усмехнулась, поворачиваясь и несильно пихая друга в бок. На этот жест мужчина лишь пожал плечами и, истрактовав его по своему, начал пританцовывать, слегка двигая корпусом в такт щелчкам и попеременно пришагивая, продолжая напевать.       Фара лишь хмыкнула, отворачиваясь, в попытке скрыть рвущийся наружу смех. Но мужчина не дал ей такой возможности, снова сократив небольшое расстояние между мини, ладонями обнимая за плечи. Продолжая двигаться в своем незамысловатом танце, Сильва попытался расшевелить и Фару, но она тут же скинула его руки.       — Отстань, — выдавила она, сквозь смех, развернувшись к мужчине лицом.       Специалист лишь отрицательно качнул головой, притягивая Фару за руку ближе к себе. Крепко сжав её ладони в своих, он вновь попытался вовлечь её в простой ритм незамысловатых движений. Женщине ничего не оставалось, как поддаться, непременно закатив при этом глаза, отчего улыбка на лице мужчины стала еще шире. Заряжаясь лукавыми искорками в его взгляде, она тоже не стала противиться желанию широко улыбнуться в ответ.       — Мне кажется, раньше ты пел лучше, — качнула в такт головой женщина, на что мужчина приподнял брови, взяв ноту выше необходимого, от чего фея поморщилась так, будто над её ухом провели ногтями по стеклу. — Сильва!       Отстранившись, фея оглянулась в поисках предмета, который она видела буквально вчера. С полной уверенностью, что ей не показалось, она зацепилась взглядом за старый проигрыватель, пылившийся на антресоли. Повинуясь мягкому сиянию её глаз, совместимый с волшебством аппарат жалобно заскрипел, разливая по комнате мелодию, которую так старательно напевал специалист.       — Ты оскорбила меня в лучших умениях, — обезоруживающее усмехнулся мужчина, закинув одну руку Фары себе на плечо и притягивая её за талию ближе. Женщина в ответ уткнулась в плечо другу.       — Ну уж извини, иного объяснения тому, почему весь наш лагерь тогда сбежался на твои песнопения у меня просто нет!       — Потому, что Сол — молодец! Или как там сказала Розалинда, после того, как засекла нас?       Фара энергично закивала, хохотнув.       — Да, Сол — молодец, потому этой ночью он дежурит самостоятельно, а утром он ещё и любезно соберёт наш лагерь.       Мужчину позабавила точность, с которой Фара спародировала бывшую наставницу.       — Это было не честно! Пел я прекрасно, все подпевали, а выгреб, по итогу, только я! — Сильва слегка отстранился, заговорщически глядя на фею перед собой. — Ты, кстати, тоже подпевала.       — Неет, Сол, даже не думай, — женщина напряглась и попыталась отстраниться, но продолжила движение, наткнувшись на умоляющий взгляд мужчины, который вновь подцепил мелодию, прерванную на время их диалога.       Фея старательно отводила взгляд, усмехаясь, пока мужчина кружил её в небольшом пространстве в центре комнаты, но когда на очередном повороте, он специально наклонил её назад, привлекая внимания к себе, она всё же перевела взгляд на специалиста.       — Ведь я знаю, что скоро вернусь домой, — протянул он шепотом, приглашающим жестом взглянув на фею. — И да*.       Отведя взгляд и закатив глаза, она одними губами все же проговорила вторую строчку вместе с мужчиной:        — Я знаю, что скоро вернусь домой с глазами солдата.        — С глазами солдата*.       Воскликнув что-то вроде «вау», мужчина отпустил Фару, отступая вместе с ней к подоконнику, продолжая напевать начальный напев. Подхватив свою чашку остывшего чая и вручив такую же в руки женщины, он слегка соприкоснул края посудин, отпивая сразу большой глоток и удовлетворенно выдыхая.       Попивая чай в тишине, он проследил за взглядом Фары, изучающим теперь не звёздное небо, а виднеющиеся вдалеке шпили Алфеи. Тишина вновь становилась напряжённой и в попытке её разрядить, он подхватил опустевшие чашки, предложив Фаре ещё чаю. Она в ответ отрицательно качнула головой, усаживаясь на подоконник.       — Мы в двух шагах от Алфеи и ничего не можем сделать.       — Ну, мы можем пойти туда, уже с серьёзными «вражескими» намерениями, но совершенно обессиленные, без должной подготовки. Меня снова упекут в тюрьму, а тебя похоронят заживо.       — Сказал тот, кто успел, между прочим, заглянуть туда утром и вернуться.       — Знаешь, — начал он, смывая чайную пыль со дна посудины, — Розалинда нам предложила что-то, вроде перемирия.       Фара закатила глаза.       — Ты хотел сказать — нового рабства под её началом?       — Я думаю, она понимает, что раз ты выжила, это судьба. И терять такую ценную боевую единицу она не намерена.       — Очень смешно, — бросила женщина, но глубоко задумалась, будто впав в некое подобие оцепенения, — знаешь что, Сол, — она медленно перевела взгляд на мужчину, — сделай мне, пожалуй, ещё чаю.       — Теперь не могу, — бросил мужчина приблизившись, и потянув к женщине руки, — сейчас у меня появилась идея получше, — подмигнул специалист, усаживая фею за столик и спешно покидая кухню, дав ей тем самым возможность немного привести сознание в порядок.

***

      Мысли Фары прервал стук стеклянной бутылки о деревянную поверхность стола. Женщина взглянула перед собой, заметив уже готовую стопку алкоголя.       — Это то, о чём я думаю?       — Не знаю о чём ты думаешь, но надеюсь, что да.       Сол усмехнулся, поднимая рюмку в приглашающем жесте. Фара улыбнулась уголком губ и, ответив на призыв друга, залпом выпила. Слегка поморщившись, она уже хотела спросить, что же всё-таки они пьют, но Фаре вдруг стало на это плевать.       — Не хватало ещё напиться.       — Брось, Фара. — он подвинул свою стопку к её, вновь наполняя до краёв. — Ты слишком погружена в негативные мысли. Тебе надо расслабиться.       — Как мило, что ты решил великодушно разделить со мной эту ношу.       Сильва засмеялся, глядя на улыбающуюся женщину. Помощь сейчас требовалась им обоим. Они находились здесь и сходили с ума от всевозможных мыслей, которые причиняли только боль и грозились ещё долго погружать их на самое дно, что могло плохо отразиться на самочувствии обоих. Они хорошо понимали, что слова не помогут им спокойно заснуть.       — Я не хочу, чтобы твою магию подпитывали только негативные мысли…       — О, Сол. Хватит! — Фара снова осушила рюмку, в этот раз, даже не морщась. — Ты слишком далеко зашёл.       — Я столько времени нахожусь рядом с одной из сильнейших фей и кое-что почерпнул.       — Розалинда бы похвалила твои порывы, но от меня ты не дождёшься.       Сильва снова наполнил рюмки и прежде чем пригубить, взглянул на подругу, которая будто только и ждала, чтобы ей поскорее дали выпить. Она осушила рюмку так же как и две предыдущих. Спустя какое-то время, когда бутылка с алкоголем практически опустела, а Фара уже расстегнула пару пуговиц своей блузки, разговоры потекли не совсем в то русло, на которое рассчитывал Сол.       — Я пошутил, Фара.       — Нет-нет, — полушёпотом отрицала женщина, грозя указательным пальцем прямо перед носом Сильвы. — Ты снова берёшь меня на слабо и надеешься, что я сдамся.       Фара встала со стула, слегка покачиваясь и, перевалившись через стол поближе к Солу, подпёрла подбородок и с пьяной усмешкой взглянула в глаза друга.       — Что? — Сильве тоже неожиданно стало смешно.       — Вот ты мне объясни, как так получилось, что ты почти трезвый?       Сол тоже чуть приподнялся, сложив руки на столе, и приблизившись достаточно близко к лицу собеседницы, поманил её к себе, заговорщически прошептав на ухо:       — Просто я пил медленнее и со вкусом, в отличие от некоторых.       — Ах, нахал, — так же тихо произнесла Фара, прищурившись и снова встречаясь с Сильвой взглядом.       В этот момент, не выдержав проникновенных переглядок, они оба громко прыснули и Фара чуть было не потеряла равновесие.       — И всё же ты взял меня на слабо.       — Лучше бы я попросил тебя выпить бутылку на спор.       — И я бы выпила!       — Не сомневаюсь, — Сол выставил руку в защитном жесте.       Фара продолжала сверлить его взглядом, вынуждая что-то сказать, но мужчина понятия не имел что.       — Ты же сейчас не пытаешься читать мои мысли?       — Конечно нет! Но спать мне ещё не пора.       Сильва добродушно улыбнулся. Он был искренне рад, что его подруга смогла расслабиться и хоть немного отвлечься от гнетущего состояния.       — Я же сделаю это.       — Фара…       Женщина коснулась губ друга дразнящим поцелуем, пытаясь вовлечь его в этот сиюминутный порыв. Он ответил, тут же ненавязчиво отстраняясь.       — О, теперь я понимаю, почему первокурсницы глаз от тебя оторвать не могут, — торжественно заявила Фара, возвращаясь на свой стул.       После поцелуя Сильва долго рассматривал подругу, пытаясь уловить какой-то подвох в этом невинном жесте, хотя точно знал, что его нет.

***

      Когда Фара лениво разлепила глаза, она с удивлением заметила, что находится в кровати. Хотя она хорошо помнила, что она и Сол были внизу, за столом и пили какую-то бурду. Первая попытка подняться успехом не увенчалась. Голова затрещала и казалось, что сейчас лопнет.       — Стакан воды?       От неожиданности Фара подскочила с кровати и удивлённо распахнув глаза, обнаружила на другой половине кровати Сола, чей сонный взгляд выглядел настолько безобидно, что Фара не сразу подобрала слова. Женщина только сейчас обнаружила, что её блузка почти полностью расстёгнута. Поспешно приводя себя в порядок и с недоверием поглядывая на Сильву, она всё же решила задать вопрос, но тот опередил её.       — Да, — после этого короткого слова, Фара чуть не упала в обморок, — ничего не было. Успокойся, Фара. Я не воспользовался твоим беспомощным положением.       Сол засмеялся, наблюдая за меняющимся выражением лица подруги.       — Господи, — выдохнула Фара. — Я уже подумала, что мы…       — Ты была не в том состоянии, чтобы принимать такие ответственные решения. Ты, конечно, пыталась меня целовать и потом затащить в кровать, но я благородно отказался.       Фара поджала губы, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех.       — Ты серьёзно?       — Только поцелуй. Один. Больше ничего. Ты просто попросила остаться и обнять тебя.       Внутри себя женщина выдохнула ещё раз, мысленно подмечая, что вся вспотела от того, что могло бы случиться.       — Вижу, что голова у тебя уже не болит.       Сильва поднялся с кровати, поправил кофту, взял с тумбы заранее подготовленный стакан с водой и подошёл к уже пришедшей в себя Фаре. Женщина с улыбкой приняла предложение, делая несколько глотков.       — Рад, что ты наконец хорошенько выспалась и улыбаешься.       Фара сделала последний глоток, благодарно посмотрела на Сола и крепко прижалась к нему, обнимая за плечи, держа пустой стакан в руке.       — У тебя щетина колется.       — Ну извините! Мне некогда было наводить марафет.       Они оба усмехнулись, продолжая обнимать друг друга.       — Спасибо, Сол.       В ответ он лишь легонько погладил её по спине, чувствуя, как она утыкается ему в шею. Фея отстранилась первой, заглядывая Сильве в глаза. Всё что они сейчас выражали — спокойствие и умиротворение. Фара ощутила это, как только коснулась Сола и ей стало намного легче. Собственные мысли пришли в порядок и не мешались в одном общем котле сплошного негатива. Видимо, пора принять тот факт, что сейчас они бессильны против Розалинды, но Фара была уверенна, что вместе, они сумеют придумать, как подмять ситуацию под себя.       — Я пока спущусь вниз и попробую поискать что-то более съедобное, чем макароны.       — Сейчас я готова съесть всё, что угодно.       Почувствовав лёгкое головокружение, Фара болезненно поморщилась, издав неуловимый стон.       — Ты как? — обеспокоенно спросил Сол.       — Видимо не стоило мне вчера столько пить.       Фея поставила стакан на тумбу рядом с кроватью и опустилась на её край. Ощутив сильную потребность ещё немного поваляться в постели и перетерпеть головную боль, она сдалась и повиновалась желанию своего организма.       — Поспи. Я разбужу тебя.       Фара кивнула, прикладывая ладонь ко лбу и прикрывая глаза. Услышав, как Сол вышел из комнаты, медленно закрывая за собой дверь, фея снова осталась наедине со своими мыслями, но теперь уже не такими страшными, какими они ей казались ещё вчера.

***

      В дверь постучали и Сильву словно прошибло разрядом тока. Никто не мог проникнуть сюда без его и Фары ведома. Но кто-то настойчиво продолжал стучать в дверь. Сол осторожно открыл, готовясь нанести удар, но тут же расслабился, заметив знакомые очки и добродушную улыбку друга.       — Бен?       — Привет, Сол. Фара здесь?       — Она наверху. Спит. А что?       Удар был сильный, точный и хорошо спланированный. Сильва упал на пол, корчась от боли, пытаясь выровнять дыхание и встать на ноги. Бен, не теряя времени, быстро поднялся по ступеням наверх. Обнаружив нужную комнату, он тихо открыл дверь, стараясь не разбудить спящую на кровати женщину.       — Фара?       Та не отзывалась, продолжая мирно посапывать. Тогда Бен положил руку на её плечо и хотел было развернуть к себе, но спустя секунду ощутил на своих руках искры магии. Кровать опустела. Усмехнувшись, Бен оглядел комнату.       — Отличный ход, Фара. Я купился. Выходи. Я знаю, что ты всё ещё где-то здесь.       Прищурившись, он обвёл взглядом всю комнату. Пусто, но он был уверен, что бывшая директриса прячется в этой комнате.       — Ладно, ты же знаешь, что я не Бен, правда, Фара? — с усмешкой спрашивал мужчина. — Хватит играть в прятки. Ты точно здесь! Тебе бы эгоизма не хватило оставить Сола здесь, ведь так?       Получив мощный удар по голове чем-то прочным и очень твёрдым, мужчина упал на колени, ощущая, как к горлу подкатывает тошнота.       — Всё верно, Андреас.       Голос женщины разозлил и вызвал дикое бурление королевской крови. Фара, не теряя времени, бросила меч, спрятанный в потёртые ножны и мигом выскочила за дверь. Спустившись вниз, она обнаружила Сола, который всё ещё предпринимал безуспешные попытки встать на ноги.       — Вставай! Скорее! Уходим! Сол!       Прикоснувшись пальцами к предполагаемому месту удара, она заставила друга посмотреть в свои глаза, перенимая часть его боли. В этот момент ментального контакта, резкий и грубый голос над ухом прозвучал слишком близко и слишком громко:       — Ах ты сука!       Андреас схватил Фару за руку, разворачивая к себе. Женщина ахнула и рухнула на пол, оглушённая звуком пощёчины и на мгновение ослеплённая болью на пылающей щеке. Она запоздало почувствовала, как сильные руки мужчины прижимают её к полу. Запястья резко заныли от боли, приводя Фару в чувства.       — Теперь ты пойдёшь со мной!       — Пошёл ты нахрен, Андреас!       Женщина косо взглянула на все ещё дезориентированного друга в метре от себя и снова устремила свой взгляд на «короля». Мужчина хмыкнул, не ожидая ярого сопротивления со стороны распластанной под ним женщины и тут же поплатился за свою неосмотрительность. Бедром надавив на стопу Андреаса, Фара изловчилась перевернуться, прикладывая бывшего соратника затылком об пол. Не давая тому времени опомниться, фея тут же выпрямилась на ногах, нанося всей поверхностью подошвы один точный удар, лишая специалиста возможности выдохнуть.       Подхватив под руку едва поднявшегося на ноги Сильву, фея рванула к двери, попутно обрушив вешалку, с которой стянула пальто и покидая, казавшееся таким надёжным, укрытие.

***

      — Стой, — на выдохе произнесла Фара. — Оторвались кажется.       — В этом грёбаном лесу мы от них никогда не оторвёмся, — Сол остановился, поглядывая на подругу, в попытках отдышаться.       — Нам не стоит уходить слишком далеко. Пускай думают, что мы напуганы и пытаемся залезть в крысиную нору, чем глубже, тем лучше.       — А мы?       Фара, не разрывая зрительного контакта с Солом, сделала пару шагов ему на встречу. Она остановилась, поворачиваясь к другу спиной. Взглянув на свои израненные запястья, женщина коротко выдохнула, стараясь отвлечься от боли, которая, напоминая о себе, постепенно нарастала.       — Андреас, конечно, сильный, — с усмешкой сделала вывод Фара, хватаясь за браслет на правой руке, — но ловкости ему ещё стоит поучиться.       Стиснув зубы, заранее успокаивая себя тем, что надо немного потерпеть, фея медленно потянула не до конца сцепленный браслет.       — Фара? — Сильва с недоверием наблюдал за действиями женщины со спины, но точно не мог понять, что она собирается сделать.       Когда Фара едва слышно застонала, Сол всё же рискнул подойти ближе.       — Стой, стой! — он перехватил левую руку подруги и быстрым, оценивающим взглядом, прошёлся по правой. — Давай лучше я.       Фея не стала сопротивляться, но всё же сложила губы в тонкую линию, давая понять, что она бы и сама неплохо справилась. Сол не обратил на это никакого внимания, прекрасно понимая, что длиться это мероприятие может долго и мучительно.       — Готова?       Фара молча кивнула, отводя взгляд в сторону, концертируя внимание на расплывчатых верхушках деревьев. Сол потянул за кончик браслета, старательно игнорируя шипение феи и капающую с её запястья кровь.       — Он, — выдохнула Фара, — как змея. Если ты остановишься, браслет вернётся обратно и теперь уже точно сможет окончательно лишить меня магии.       — Звучит так, словно ты заранее обвиняешь меня в том, что я ещё не сделал.       — Ты уже успел наломать дров.       — Не вынуждай меня снова петь.       Женщина хотела было улыбнуться, но мозг запротивился, пуская новый болевой импульс по телу. Когда браслет был почти снят, Сол резко дёрнул его, от чего Фара застыла в немом крике, чувствуя как глаза защипало от слёз.       Сол отшвырнул браслет в сторону, на что Фара молниеносно среагировала, испепелив его магической волной.       — Спасибо, — поблагодарила фея, взглянув на свою руку. — Вот чёрт! Надеюсь, что заражение обойдёт меня стороной…       — И к нам не сбегутся волки, почуяв запах крови.       — Скорее Розалинда к нам прибежит.       Фара подняла освобождённую руку, выпуская поток магии. Очертив полукруг над собой, она вытянула руку вперёд, проверяя надёжность и, по мере возможностей, усиливая защиту барьера.       — Не знаю насколько он прочный, — со вздохом заключила Фара, — но от Андреаса точно защитит.       — Он ведь уже раз прошёл через барьер, — с сомненьем отозвался Сол.       — Да, но ему наверняка помогли Розалинда с Беном. Он просто выследил нас и использовал зелье, чтобы разрушить защиту. Пока они не знают где мы, но нам стоит быть начеку.       Сол подошёл ближе.       — Считаешь, что Бен им помогает?       Фара лишь пожала плечами в ответ.       — Я его не виню. Если бы у меня были дети, я бы сделала всё ради их безопасности. Думаю, что и ты тоже.       Сильва с пониманием закивал. Их друг наверняка чувствовал себя ужасно виноватым, но он был всего лишь жертвой обстоятельств и ничего не мог с этим поделать. Тот редкий случай, когда выбора не было. Конечно, он мог бы рискнуть, но не своими детьми, и Сол с Фарой это прекрасно понимали.

***

      Когда Сильва потушил огонь, Фара вдруг вспомнила о Блум, чьё пламя было бы не так просто погасить. Сумерки уже плавно перетекли в кромешную темноту, поглотив последний источник света.       — Как удачно, что нас изгнали из школы в такое время года.       Фара лишь грустно усмехнулась на слова друга, глубже кутаясь в плащ. Женщина уже едва могла сохранять тепло внутри барьера, не позволяя холоду проникать внутрь. Всё это было не обдуманно и могло подвергнуть их опасности, потому как на слабую магию может тоже сбежаться всякая нечисть, учуяв лёгкую добычу.       Сол, наконец, оставил в покое тлеющие ветки и присел рядом с Фарой. Они соорудили невысокий навес, который мог защитить их от небольшого дождя и немного укрыть от холода. Хорошенько утрамбовав еловые ветки, они сделали лежанку, на которой было тепло сидеть. И спать, как они надеялись, тоже.       — Давай ложиться. Завтра нам стоит поискать еду.       Фара согласна кивнула, бросая на Сола обеспокоенный взгляд, когда тот в одной кофте улёгся на простыню из ветвей. Женщина, сконцентрировав магию в своей ладони, создала небольшой сгусток энергии, мерцающий неярким светом. Указывая пальцами направление, она приказала сгустку зависнуть в воздухе над шалашом.       — Это что? — заинтересованно спросил Сильва.       — То, что поможет тебе спокойно спать и не замерзать.       Фара встала, потихоньку снимая с себя плащ, ловя недоумённый и вопросительный взгляд друга. Опустившись рядом, она легла и укрыла их обоих своим плащом.       — Так тепло мне ещё никогда не было, — с закрытыми глазами, улыбнулся измотанный Сол.       Женщина, мягко расправив ткань плаща на плече друга, сама прикрыла глаза и не заметила, как погрузилась в крепкий сон.       Сладкие сновидения прервали лёгкие касания плеча и шёпот практически в самое ухо. Фара, еле разлепив глаза и сонно взглянув на Сола, молча спросив, на кой чёрт он её разбудил, внезапно заметила, что его лицо стало видно гораздо чётче. На него падали неяркие полосы света, словно где-то совсем рядом кто-то зажёг огонь.       Резко повернув голову в другую сторону и приподнимаясь на локтях, она увидела женскую фигуру, которая сидела на коленях непозволительно близко и без малейшего стеснения, а с любопытством и недоверием разглядывала незнакомцев.       — Я видела ваши лица, — замогильным голосом произнесла женщина. — Когда они погибли.       Только сейчас Фара заметила в руках незнакомки красную свечу, которая горела уже довольно продолжительное время, судя по количеству воска, скопившегося в маленькой стеклянной подставке. Женщина держала её обеими руками. Она подсела чуть ближе, приблизив свечу к лицу Фары, внимательно изучая, а после медленно переводя взгляд на Сола.       — Кто ты? — решилась задать вопрос Фара, не двигаясь с места. Лежавший рядом Сильва принял тоже самое решение, сжав руку подруги под плащом.       Вместо ответа незнакомка встала, выпрямилась, ещё раз обвела лежащих взглядом и произнесла:       — Здесь небезопасно. Вас ищут. Твоя магия слаба. Идёмте.       Ни Фаре, ни Солу не хотелось этого признавать, но они оба были крайне слабы и истощены. Идти за крайне подозрительной женщиной или оставаться здесь, в лесу? И это был лишь вопрос времени, когда их найдут в таком беззащитном положении. Вопрос стоял острый, но решать его следовало быстро, потому что женщина стремительно скрывалась из их поле зрения.       Помогая друг другу поспешно подняться, они осторожно последовали за незнакомкой. На половине пути, Фара обернулась к их временному жилищу и, взмахнув повреждённой рукой, заставила всё исчезнуть.       Тем временем, женщина уходила глубже в лес, вызывая учащённое сердцебиение и запуск адреналина по кровотоку у двух друзей. Уже сложно было посчитать сколько раз они переглянулись, молча интересуясь у друг друга, какого хрена они творят?       Когда незнакомка остановилась, вокруг всё затихло. Не было слышно ни шелеста листьев, ни завывания ветра, ни щебета птиц. Давящая тишина.       Взмахом руки, женщина заставила несколько деревьев расступиться перед ней, а листья, покрывающие землю, разметаться в разные стороны. На голой земле Фара и Сильва заметили квадратную, железную дверь. Щелчок пальцев мигом распахнул её, впуская хозяйку этих подземных владений.       Фара уже сделала пару шагов.       — Стой, — Сол схватил подругу за запястье, заставив ту болезненно поморщиться. — Мы серьёзно пойдём туда?       Сильва тут же ослабил хватку.       — Ты лучше меня знаешь, что лучше погибнуть от рук какой-нибудь незнакомки, чем от той нечисти, которая тут водится.       — Давай держаться рядом.       Сол уверенно поравнялся с феей, и они вместе преодолели расстояние до входа. Заглянув внутрь, они увидели, как оттуда исходит неяркий ламповый, приятный свет.       — Я уже помолился всевозможным богам, чтобы нас не съели заживо. А ты?       — И я.       Ступеньки, ведущие вниз, не казались слишком прочными. Спустившись аккуратным, опасливым шагом, они оказались внизу. Железная дверь за ними закрылась и лесная местность, судя по звуку, вернулась в свой первоначальный вид. Незнакомка сидела за столом в нескольких метрах от Сола и Фары, поставив свечу перед собой, и наблюдая за извивающимся языком пламени.       — Насильственная магия, — тихо сказала женщина, не поднимая глаз. — Сядь.       Фара почему-то сразу поняла, что обращаются к ней. Фея продолжила стоять на месте, боковым зрением замечая взгляд Сола на себе. Казалось, что их шумное дыхание в унисон слишком громкое для этого помещения. Фея вздрогнула, когда стул рядом с незнакомкой скрипнул ножками об каменный пол, приглашая гостью присесть.       Фара шла максимально медленным шагом, попутно разглядывая комнату, подсознательно пытаясь отыскать возможные пути отхода. Достигнув цели, она опустилась на стул, рядом с женщиной. Фея чувствовала её магию, но не всецело. Оставшийся браслет всё ещё блокировал большую часть волшебства.       — Положи руки, — приказала незнакомка, — и не бойся, иначе они откажутся помогать тебе.       Сильва, стараясь делать это как можно незаметней, подбирался к столу.       — Стой на месте. Спугнёшь их — она будет поглощена насильственной магией.       Сол не совсем понимал смысл её слов, но всё же остановился, переглянувшись с Фарой, чьё лицо выражало спокойствие и абсолютную уверенность. Фея положила руку на стол, полностью отдаваясь ситуации.       — Обе руки.       Хорошенько подранная рука с запёкшейся кровью легла рядом с первой. Взяв свечу, женщина наклонила её над запястьями обеих рук Фары, наблюдая за капающим воском.       — Если ты не виновата — они помогут.       Фара опустила взгляд на свои запястья, ожидая получить помимо ран ещё и ожоги. Но вместо этого, браслет расплавился, не оставляя следов. Воск, обволакивая правую руку, незаметно стёр следы и возможные шрамы от сожжённого браслета. Когда всё закончилось, незнакомка вернула свечу на место, продолжая наблюдать за язычком пламени.       Сильва приблизился к столу и сел рядом с Фарой, не отводя взгляд от женщины, не обратившей внимание на подсевшего к ним мужчину.       — Кто ты такая? — спросил Сол.       Словно выйдя из гипноза, незнакомка резко выдохнула. Её длинные светлые волосы скрывали лицо, пока она не взглянула на задавшего ей вопрос Сильву. Тёмные, проникновенные глаза изучающе прошлись по его лицу. Женщина резко дёрнулась, хватая мужчину за запястье и не дав времени опомниться, капнула пару капель воска на голую кожу. Сол, как и Фара, опешили от такого внезапного действия, но тут же успокоились, когда воск просто испарился, не оставив следов.       — Ты тоже невиноват, — с надеждой в голосе произнесла незнакомка. — Тогда кто?       Вопрос был риторическим. Женщина снова обратилась к свече.       — Послушай, — спокойно и осторожно начала Фара, — мы понятия не имеем, кого ты ищешь, но, возможно, если бы ты рассказала кто ты, мы бы смогли тебе помочь.       Незнакомка снова отвлеклась, шумно вдыхая воздух в лёгкие.       — Кэя, — отозвалась она. — Моё имя. Я последняя из своего клана.       В этот миг кровь застыла в жилах у обоих.       — Кровавые ведьмы, — продолжала Кэя, — они все погибли. Злая женщина убила их. Они помнят вас, но знают, что вы были невиноваты. Они помнят, что ты плакала, когда увидела мою мать. И ты плакал.       Сол и Фара переглянулись, прекрасно понимая, о ком идёт речь. Они молча задавали друг другу вопросы, стоит ли им раскрывать все карты перед Кэей. Учитывая её происхождения, ждать можно было чего угодно. С другой стороны, это сильный, но при этом опасный союзник.       — Мы знаем о ком ты, — аккуратно начала Фара, не разрывая зрительного контакта с другом. — И мы очень хотели бы тебе помочь, но она изгнала нас и пока мы не можем ничего предпринять.       Ведьма удостоила фею мрачным взглядом исподлобья, который тут же сменился принятием ситуации.       — Мы поможем вам, — отстранённым голосом отозвалась Кэя. — Поставить зло на место. Нам нужен баланс. Без него тяжело. Она заставляет нас скрываться.       — Прости за прямолинейный вопрос, — неожиданно встрял в монолог Сильва, — но кто «мы»?       Кэя, продолжая смотреть на Фару, поставила свечу перед ней, попросив приглядеться повнимательней.       — Ты — сильная фея. Умеешь читать эмоции.       Фара пригляделась, полностью сосредотачиваясь на полыхающем языке пламени. Прошло всего несколько секунд, прежде чем она почувствовала, как её грудная клетка будто сдавливается прессом. Во рту пересыхает, к горлу подкатывает ком, становится слишком трудно сдерживать слёзы. В голове звучит множество голосов: кричащих, плачущих и умоляющих. Их слишком много и Фара не может разобрать о чём они так жалобно просят. Дыхание становится прерывистым, но фея продолжала смотреть, охваченная странным ощущение опустошения и безнадёжности.       — Ты слышишь их, — где-то вдалеке прозвучал голос ведьмы. — А они чувствуют тебя. Они приносят мне боль, но и отдают своё тепло. Они помогают. Им тяжело и мне. Мы проходим этот путь вместе.       Когда дыхание стало более сбивчивым, а из глаз без остановки потекли слёзы, Фара ощутила прикосновение чьих-то пальцев на своём запястье. Тогда она смогла переключится. Шумно вбирая воздух в лёгкие, фея взглянула на ведьму.       — Эти свечи…они…       — Из костей моего погибшего клана.       Фея словно вернулась на шестнадцать лет назад, когда всё, что так хотелось забыть, обрушилось на неё с новой, гораздо более мощной силой. Эмоции завладели над разумом, погружая женщину в тот злосчастный день, где они умертвили множество людей. И сейчас было не так важно, кем они были. Факт всегда оставался фактом.       — Мы хотим помочь, — уверенней произнесла Кэя. — Но одни мы не сможем. Ты и он. Ваша связь очень сильная. Он мог бы умереть, чтобы спасти тебя. И ты тоже. Мы и вы. Вместе сможем победить злую женщину.       Чуть позже Кэя предложила гостям немного еды и ночлег. Спальное место здесь было похоже на то, которое фея и специалист соорудили из подручных материалов в лесу. Только здесь было гораздо теплее, благодаря местонахождению жилища и бесконечно горящим свечам. У Фары уже начиналось лёгкое головокружения от дурманящего запаха дыма. Она устало присела на свою кровать, заметив как Сильва садится напротив, практически в ту же позу, что и подруга. Он откидывается назад, соприкасаясь со стеной, утомлённо прикрывая глаза. Фара сняла обувь, закинула ноги на кровать и положив голову на подушку почувствовала, как задурманенное сознание уже плохо ей подчиняется, погрузив в сон.       Ощутив резкий запах воска прямо перед носом, Сильва резко распахнул глаза, в панике предположив, что что-то горит. Коротко и облегченно выдохнув, заметив присевшую рядом ведьму, Сол привстал с кровати.       — Её эмоции. Нет контроля. Это может нас убить.       Не сразу вникнув в слова Кэи, мужчина нахмурился, но затем тут же глянул на мирно сопящую подругу.       — Спокойствие только снаружи. Она боится.       Сильва подошёл к кровати, присел рядом с подругой и аккуратным ласковым жестом коснулся её волос. Фара шумно вздохнула и приоткрыв глаза, вопросительно подняла брови.       — Тебе снился кошмар? — спокойно спросил Сол.       — Ты решил разбудить меня, — фея села на кровати, — чтобы спросить о моих сновидениях?       — Кэя говорит, что ты теряешь контроль над своими эмоциями.       Фара громко выдохнула, проводя ладонью по лицу.       — Последние события слишком сильно влияют на мою магию, — проговорила фея. — Она не стабильна. Нас могут обнаружить, потому что сейчас магия льётся из меня, как из первокурсницы.       — Всё нормально, — попытался успокоить Сильва. — На нас давно не сваливалось столько дерьма.       Фара усмехнулась, молча соглашаясь со словами друга.       — В сознании магия не очень стабильна, а когда я сплю — тем более.       — Нас могут убить, — тихо проговорила Кэя, встречаясь взглядом с Фарой. — Они начинают бояться.       — Не стоит, — уверенно отрезала фея, — всё в порядке. Этим можно воспользоваться.       — О чём ты?       Фара встала и, сложив руки на груди, глубоко задумалась, уставившись в одну точку. Пришедший в голову план показался сплошным безумием. Да и такое поведение было скорее свойственно людям, гораздо более младшего возраста. Полностью погружённая в свои размышления, фея не заметила, как две пары глаз изучающе разглядывают её, терпеливо выжидая ответов.       — Мы можем рискнуть, если, конечно, Розалинда ещё не подчинила себе всю школу.       — Фара?       — Можно попытаться позвать Музу. С помощью магии.       — Так чего мы ждём? — мужчина тут же вскочил с места.       — Мы слишком далеко от школы. Поэтому я и говорю о риске. Если мой нестабильный поток перехватит кто-то другой — у нас будут куда большие проблемы, чем нестабильная магия.       Сильва задумчиво почесал подбородок.       — А ты сможешь понять, что кто-то посторонний залез к тебе в голову?       — Сам знаешь ответ на этот вопрос.       — Тогда нет смысла бояться. Ты ведь сможешь прервать контакт в любой момент, и мы успеем скрыться.       — Я не знаю, что случится, если при неконтролируемой магии, меня резко вырвать из чьего-то сознания.       — Я буду рядом.       Фея улыбнулась воодушевлённому порыву друга и видела, как загорелись его глаза, когда появился шанс вернуть всё на свои места.       — Они могут дать силу, — отстранённо ворвалась в диалог Кэя. — Временно.       — Хорошо, — согласно кивнула Фара. — Можем попробовать сейчас?       Кэя встала, разглядываю Фару так, будто первый раз её видит. Она склонила голову набок, сосредоточившись исключительно на глазах феи. Как только ведьма установила этот зрительный контакт, Фара почувствовала напряжение, какое приходило, когда кто-то пытался вторгнуться в её сознание. Фея тут же слегка тряхнула головой, неосознанным жестом пытаясь выбросить из головы чужие мысли.       — Им сложно. Нет контроля.       Фара понимающе качнула головой.       — Сможешь установить ментальный барьер между мной и внешним миром, пока я буду спать?       — Да, мы сможем.       Убедившись в том, что магия Кэи действительно сработала, Фара снова прилегла, погружаясь в тревожную дремоту. В безуспешных попытках вспомнить свой последний крепкий сон, Сол решил последовать примеру подруги. Краем глаза он видел, как ведьма вернулась обратно — к столу. Она села напротив свечи, полностью погружаясь мыслями в горящее пламя.       Громкий хлопок заставил Фару и Сола подскочить со своих кроватей почти одновременно. Инстинктивно приняв боевую стойку, Сильва огляделся вокруг. Сон у обоих улетучился мгновенно.       — Где Кэя? — нарушила тишину Фара.       Ведьмы здесь не было. Как и свечки на столе.       — Вот дерьмо, — выругался Сол, предполагая, что могло послужить источником шума.       Он поднялся по ступенькам наверх и приподнял крышку убежища. В лицо ему тут же ударил сильный поток ветра. Запах прохлады и свежести так и манил выйти из душной, задымлённой землянки.       — Согласна, — кивнула Фара. — Ментальный барьер исчез. Надо убираться отсюда. Срочно.       Быстро собрав всё, что у них было, они направились к выходу, попутно размышляя, куда им снова придётся бежать.       — Не стоило ей верить, — заключил Сильва. — Не удивлюсь, если она работает на Розалинду.       — Не разводи панику, Сол, — остановила его Фара. — Возможно она в такой же опасности, как и мы сейчас. Пойдём. Я попробую найти её.       Продвигаясь вглубь леса, они надеялись найти ведьму по неутихающему пламени свечи, которую та наверняка взяла с собой. Вокруг была сплошная темнота и грубый, раздирающий до костей холод. Поначалу ветерок показался им совсем невинным, но теперь резко хотелось вернуться в пропахшую воском землянку.       — Стой, — настороженно произнесла Фара.       — Что такое?       — Я чувствую, что-то кто-то пытается влезть мне в голову.       Неприятный холодок пробежался вдоль позвоночника.       — Готов бежать?       — Конечно.       Медленно, стараясь не создавать лишнего шума, друзья стали отступать. Фара ощущала всем своим нутром чьё-то приближение. Уже развернувшись и приготовившись бежать, оба вдруг застыли от встревоженного голоса, звавшего их по именам. Выглянув из-за спин, они заметили неяркий свет, исходивший, по всей видимости, от пламени.       — Кэя?       — Нет, это не только Кэя.       Когда до огня оставалось меньше метра, Фара и Сильва удивлённо распахнули глаза, не в силах скрывать своей радости. Перед ними стояли их ученицы: Блум, Стелла, Муза, Терра и Аиша. А немного позади Кэя.       — Кажется, вам нужна наша помощь.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.