mallow and woodbine *

Слэш
PG-13
В процессе
5
автор
Размер:
планируется Миди, написано 30 страниц, 3 части
Описание:
счастье приходит тогда, когда ты меньше всего этого ждешь и находишься на последней стадии отчаяния...

!обязательно прочитайте примечания к работе!
Посвящение:
любителям несвязного бреда и начинающих фикрайтеров :)
Примечания автора:
*мальва и жимолость — "истерзан любовью" и "верен любимому", здесь же я применила это на героях, которые спустя безответные влюбленности, предательства и нездоровые отношения, отчаявшись и обрекая себя на вечное одиночество, наконец встречают "того самого", и вместе проходят через трудности, укрепляя и доказывая друг другу свои истинные чувства.

в песне cherry - lana del rey есть отсылка к народной балладе об истинной любви - scarborough fair - biff byford - в строчках: my cherries and wine, rosemary and thyme.
оригинал: parsley, sage, rosemary and thyme - петрушка, шалфей, розмарин и тимьян - петрушка забирает горечь, шалфей - сила и мудрость, розмарин – верность, тимьян – храбрость.

так к чему это я, вдохновившись ланой и послушав биффа, я решила сделать аналог тех замечательных "травяных" строк, немного заменив их на более подходящие к моей работе. сразу скажу, что отсылки к флориографии присутствуют только в названии самого фика и его глав - они объясняют главный эмоциональный образ и настрой героев, по отношению друг к другу, и помогают понять происходящее между этими двумя, но никаким образом не влияют на них.

задумка странная, я знаю, но мне захотелось попробовать совместить все-все-все идеи в моей голове и посмотреть на то, что из этого выйдет.

приятного прочтения и прошу, не судите слишком строго<3
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

broom and calla lilies

Настройки текста
Возвращаясь домой из университета, студент второго курса журналистского факультета Драко никак не мог предположить, что попадет под ливень, учитывая утренние прогнозы погоды, в связи с которыми решил прогуляться до ближайшей кофейни — хотелось порадовать себя приторным десертом и кружкой карамельного латте в честь успешного окончания первого семестра, тем более сегодня парню пришла стипендия, поэтому просто идти домой и потом работать до середины ночи, как и во все остальные дни — было бы самым настоящим преступлением. Сокурсники устраивали сегодня вечеринку в кампусе, но блондин вежливо отказал, ссылаясь на неотложные дела по дому; все-таки жил он не один, но по поводу беспорядка возмущался в основном только он. Идея проживания со школьными друзьями пришла Драко в голову лет в шестнадцать, в период сдачи экзаменов. Тогда, после очередной ссоры с его отцом из-за дальнейшего обучения и работы подростка, он в подавленном состоянии пришел в школу, где, встретившись с ребятами, с надеждой в голосе предложил им всем вместе жить в одной квартире, неподалеку от универа, куда метили все четверо: Панси на хореографический факультет, Теодор — на музыкальный, а Блейз и Драко - в журналистику (тут Люциус не смог противостоять своему сыну). По окончании экзаменов и наступлении совершеннолетия, ребята занялись оформлением документов для покупки квартиры, а их родители просто слегка помогли им с финансами, даже несмотря на престижность семей и положение в обществе (ля-ля-ля-тополя все прекрасно знают эти песни о престижных, всевышних, богатых и тд и тп) — дети должны были учиться жить самостоятельно. Как и ожидалось - Люциус Малфой не одобрил такой инициативы, но Нарцисса убедила его в том, что все в порядке, и сыну совершенно необязательно нужно было идти в семейный бизнес. Так что осуществить затею с квартирой удалось без особых препятствий. Казалось бы, что плохого в сожительстве с самыми близкими друзьями, которых знаешь еще с пеленок? Драко был заядлым перфекционистом, увлекался писательством и ему выпало делить комнату с неопрятным и шумным Блейзом, который всегда мешал ему работать и, вдобавок к этому, скидывал свою домашнюю работу на соседа, в то время, как Паркинсон жила фактически одна, так как Тео часто пропадал в студии со всем необходимым ему оборудованием, и то, девушка сама часто задерживалась в университете, в зале со станками и мощными колонками для танцев. Малфой часто ругал друга за разбросанную по комнате одежду или расправленную кровать, но это никак не могло сравниться с теми днями, когда Забини включал Mother Mother или Muse и истошно, надрывая глотку подпевал, ходя из угла в угол по квартире — тогда, как это часто бывало, ему отказала очередная девчонка в быстром перепихоне во время перерыва между парами, и тот, с бутылкой алкогольного пива, а то и двумя, страдал, пока не уснет либо его не вырубит уставшая Панси. И вот сейчас, промокший до самых костей, Драко бежал до кофейни, проклиная всех существующих синоптиков и стихийных богов. Пиджак, которым парень прикрывал голову, оставшись в одной легкой рубашке белого цвета, уже можно было выжимать как после стирки, также как и всю остальную одежду, в принципе. Распахивая дверь в теплое, полупустое помещение, наполненное ароматами свежего кофе и вкусной выпечки, блондин вошел и, оставляя после себя мерзкие лужицы, направился вглубь заведения, к угловому столику, по пути кивая баристе. — Хей, Драко! — Привет, Дафна, — ответил он подходящей девушке, садясь за небольшой столик у окна. — Тебе как обычно или, может, хочется чего-нибудь новенького? — улыбнулась блондинка, опираясь рукой на спинку стула напротив парня. — Хотел сегодня получить сахарную передозировку, так что, будь добра, принеси мне самый приторный десерт и латте с двойной порцией карамельного сиропа. — Будет сделано! — Дафна еще раз широко улыбнулась однокурснику и удалилась за барную стойку выполнять заказ. Дафна Гринграсс. С этой девушкой Драко познакомился в третий день в универе, когда Блейз валялся дома с отравлением от просроченных фруктов, которыми объелся накануне вечером, и блондину пришлось сесть одному в аудитории на первой паре социологии. Тогда к нему подсела скромная блондинка, заранее спросив разрешение на вторжение в личное пространство. Ребята довольно быстро смогли найти общий язык и когда Блейз пропускал какие-то лекции, Драко был только рад провести время рядом с Дафной. Иногда она делилась сэндвичами и зеленым чаем из термоса, который приносила из дома. Оказалось, что Гринграсс увлекается рисованием и, несмотря на тягу к изобразительному искусству, выбрала журналистику, ссылаясь на то, что это более востребовано и перспективно. Поэтому, после окончания пар, девушка посещает специальный клуб, организованный каким-то парнем с художественного факультета. Она даже пару раз показывала Малфою свои работы, которые, кстати говоря, были очень завораживающими и просто превосходными. Спустя десять минут на столе, возле ноутбука, оказался стаканчик с карамельным латте и рядом — кусок какого-то слоеного шоколадного торта, с разными посыпками и зефиром, ломтиками шоколада и сладкого сиропа. Драко поблагодарил девушку и, немного отпив кофе, сморщившись, обжигая язык, вернулся к работе над новым рассказом. Парень начал эту работу около двух месяцев назад, но за все это время не сильно продвинулся в ее написании. К слову, планировался рассказ глав так на пятнадцать — не меньше, но написано было, дай бог, две с половиной. Последние две недели парень носился с докладами и дополнительными заданиями от преподавателей, под конец семестра, одновременно готовясь к зачетам по всем предметам. Ему было важно закрыть все долги, и получить как можно лучшие оценки, с чем он, к слову прекрасно справился. А месяц до этого парень находился в депрессивной фазе и выходил из комнаты только в туалет, попить воды и, может быть, взять какую-нибудь закуску с кухни. Да, как вы уже могли понять или догадаться, у Драко было биполярное расстройство первого типа. Его диагностировали ему, будучи шестнадцатилетним подростком, но потом, как выяснилось, эти «американские горки» начались у мальчика лет с тринадцати. Тогда отец позволял себе иногда поднимать руку на сына, ругать его по пустякам и наказывать за малейший проступок, а в пятнадцать парень впервые влюбился в старшеклассника — Эдриана Пьюси, который был на два года старше блондина. Он был в школьной команде по футболу и Драко часто приходилось наблюдать их тренировки на поле около школы. Блондин любил делать уроки на трибунах, где почти никогда не было других людей, и так вышло, что он часто становился свидетелем тренировочных футбольных матчей. Тогда он стал, отвлекаясь от учебы, наблюдать за игроками. Его всегда раздражал Маркус Флинт, и он даже пару раз ловил на себе его злые, полные отвращения взгляды, но вместе с этим Драко начал замечать одного брюнета, с чуть отросшей челкой, ярко-голубыми глазами и, о боже, такой красивой улыбкой, что блондин, кажется, впервые покраснел от смущения. Он смог узнать, что его имя — Эдриан; тогда-то он, видимо, и начал влюбляться в него. А старшеклассник стал все чаще подмигивать ему и широко улыбаться, а когда на одной из тренировок, после игры, он снял футболку и покосился на, тогда уже, постоянного их зрителя, тот засмущался с двойной силой и, вдоволь налюбовавшись накачанным прессом и сильными руками, сбежал из зала, держа в руках пиджак чуть ниже живота. В тот день, буквально минут через пятнадцать, в туалете его застал футболист и, усмехнувшись от вида покрасневшего блондина с трясущимися руками, прижал его к стене и, опустив руки на малфоевскую талию, поцеловал его, надавливая на него всем телом. Они начали встречаться, а совместные походы в туалет они стали устраивать почти на каждой перемене. Тогда Драко смог получить «пропуск» в мужскую раздевалку перед и после футбольных тренировок. Блондин стал чаще задерживаться после уроков, а Эдриан — опаздывать на уроки и тренировки. Но они только целовались, даже не разговаривали толком. Через где-то три месяца таких вот странных, но довольно страстных отношений они стали немного надоедать друг другу и раздражать, но по непонятной для них обоих причине продолжали встречаться. Поцелуи стали грубее, прикосновения резче, а встречи короче. Если Драко смел опаздывать даже на две минуты брюнет мог ударить того, влепить сильную пощечину. Потом со стороны Пьюси посыпались оскорбления и, спустя около месяца, еще немного помучив мальчишку, бросил его, оставляя разбираться с чувствами самому. Друзья Малфоя не были в курсе их непродолжительного романа но, видя подавленное состояние друга, они практически насильно заставили того поделиться переживаниями. Панси первая догадалась о том, что Драко в депрессии и тогда, объяснив оставшимся Блейзу и Тео о его тяжелом состоянии и прочитав несколько тематических книг, стала искать хорошего психолога. Сначала блондин противился этому и всеми силами доказывал, что с ним все в порядке. А потом, выйдя из своего рода стагнации, ей на смену пришло невероятное количество жизненной энергии, сумасшедших идей, безумного смеха и широких улыбок. Конечно, это не проявлялось чересчур сильно, но со временем это состояние ухудшалось и ухудшалось и, когда Драко не пришел в школу второй день подряд, Паркинсон решила наведаться к нему в гости — в семейное поместье Малфой, где ее тепло приняла Нарцисса. Поднявшись в комнату друга, первое, что услышала девушка было: пошла ты нахуй, Паркинсон. Ей пришлось резко увернуться от летящей в нее кружки, которая с громким треском разбилась о стену, позади девушки. Осмотревшись, она прикрыла рот рукой — вся комната находилась в таком беспорядке, на который был неспособен даже Забини. Отсутствие тогда Люциуса в мэноре было только на руку. Панси позвала Нарциссу и она, позвонив какому-то своему хорошему знакомому психиатру — мистеру Мунго Бонам, поднялась к ребятам, пытаясь успокоить трясущегося сына. Как оказалось потом, когда Драко очнулся после того, как его забрали из поместья и дали снотворное, он был под амфетаминами, и, на вопроса матери, он сказал, что достал их у одного из футболистов — Теренса Хиггса, который, если быть точнее, сам вручил их блондину, которых хватило на два дня. Тогда ему показалось это невероятно классной и увлекательной идеей. После нескольких дней, проведенных у Мунго для очищения организма и выведения веществ, парню диагностировали биполярное расстройство. Тогда ему прописали рисперидон, вальпроат, карбамазепин и отправили домой, назначив сеансы у психолога раз в неделю — по средам. Парень часто забывал пить таблетки, что влекло за собой не очень хорошие последствия, но благодаря Паркинсон, которая была рядом почти всегда после установки диагноза, все зачастую обходилось. Она тогда часто оставалась ночевать вместе с другом в мэноре, помогая справляться ему с эмоциями, за что Нарцисса была ей безумно благодарна, в то время, как Люциус думал, что сын наконец-то завел достойную девушку. После успешной сдачи экзаменов и поступления, наверное из-за заслуженного доверия, мать Драко со спокойной душой отпустила его жить с друзьями, включая Паркинсон, точнее именно из-за нее. Женщина была уверена в ней так же, как и в Блейзе с Тео, которые потом тоже стали помогать девушке и своему другу — Блейз не действовал на нервы, а Тео откладывал все свои репетиции и поддерживал Малфоя, иногда принося ему всякие сладости после пар, которым блондин радовался как ребенок и иногда даже пускал слезу от того, какие у него замечательные друзья. Вы не подумайте, что ребята недолюбливали Забини. Блейз тоже был прекрасным другом, но слегка заносчивым и ветреным, из-за чего в депрессивные эпизоды друга мог неудачно пошутить и потом нарваться на обвинения во всех бедах мира или стать первой причиной малфоевской истерики (например: однажды мулат отвесил шутку про то, что если профессор Снейп не сократит им количество домашки по социологии, то все студенты начнут вымирать как сифаки на Мадагаскаре и тогда, не успев даже подумать о том, к чему такое высказывание может привести, Малфой начал во всех красках рассказывать и объяснять ему об этих лемурах и причинах их вымирания, а к тому моменту, как Паркинсон вернулась домой из магазина с двумя огромными пакетами, наполненными едой, блондин бился в истерике на диване, говоря что-то невнятное о лемурчиках; к слову, успокоить его она тогда смогла только через полчаса, заставляя Забини искать и показывать видео, про жизнь зверюшек), а в маниакальные — всегда поддерживал безумные идеи и авантюры, какими бы ебанутыми они ни казались, за что оба потом получали по шапке от Панси. На приемах у психолога — Поппи Помфри, Драко делился историями из жизни, рассказывал о своем состоянии и отвечал на разные вопросы. Тогда женщина посоветовала ему, в периоды обильного мышления, отвлекать себя на что-то, например хобби и, узнав о тяге парня к литературе, предложила ему начать писать свои истории и рассказы. Он поделился с ней тем, что пробовал себя в писательстве еще будучи ребенком и, по ее просьбе, принес ей сохранившиеся тетрадки с какими-то набросками и недописанными историями. Поппи похвалила его детские работы и сказала, что хотела бы узнать продолжение приключений маленького мальчика Джека и что стало с выдуманной страной Милия после смены правителя (в двенадцать лет Драко придумал страну, где правил грозный и суровый Люцик, но местному народу он не нравился и поэтому они стремились свергнуть власть и сделать королем храброго и отважного Генриха), на что блондин улыбнулся и пообещал, что ради нее допишет детские зарисовки, что вскоре и сделал. Но его работы не ограничились лишь детскими историями, и парень продолжил свою писательскую деятельность. Он написал пару достаточно длинных рассказов про парня-одиночку, которые были связаны между собой и, чисто теоретически, их можно было бы соединить в одну книгу, но пока что, как говорил сам автор, в них не было логического завершения, главный герой не пришел к тому, что искал с самого начала, да и самого материала было немного. И вот сейчас он не знал, как хотя бы завершить третью главу еще одного рассказа про того же самого одинокого парня, которому не везло в любви. Блондин еще немного отпил кофе и закрыл ноутбук, убрав его в рюкзак, не намереваясь загружать и без того переполненную голову. Он откинулся на спинку стула и направил взгляд на дождливую улицу за окном. Мимо заведения проходила так много таких разных людей: одни широко улыбались, смело шагая вперед, а другие угрюмо озирались по сторонам и с презрением косились на прохожих. Казалось, что дождь наоборот только усиливается, и Драко невольно задумался о том, как будет добираться до дома, но, услышав перезвон музыки ветра над входной дверью, он дернулся от достаточно громкого звука и повернул голову в противоположную от окна сторону. В кофейню зашло несколько человек — женщина с мужчиной средних лет и два парня с девушкой. Один был достаточно высоким, крепкого телосложения с ярко-рыжими волосами, в синих потертых джинсах, серой футболке и бомбере с логотипом какой-то спортивной команды — сразу видно — спортсмен; второй оказался ростом чуть пониже первого с немного отросшими кудрявыми каштановыми волосами, в очках и черных зауженных брюках, серой толстовке с капюшоном довольно большого размера с таким же логотипом, как и бомбер рыжего и в черном пальто, а у девушки были длинные русые волосы и она, сняв в светло-бежевое пальто, осталась в белой рубашке и черных скинни-джинсах. Эта троица прошла к столику через один от того, за которым сидел блондин, и подойдя ближе Драко смог немного рассмотреть их лица. Они показались ему отчего-то знакомыми. Тут к ним подошла бариста Дафна и, обнявшись с брюнетом приняла у них заказ. Ну точно. Он видел их в университете. Во всяком случае девушку и кудрявого, который кстати оказался достаточно привлекательным. Немного задумавшись, Драко не сразу заметил, что брюнет застал того за своего рода подглядыванием за ним и его друзьями, и тогда блондин дернулся, испуганно поднимая взгляд на лицо парня. Он улыбался. Он снимал свое пальто и улыбался, пристально глядя прямо в серые глаза напротив. Улыбался чертовски мило. О боже. Драко посчитал улыбку незнакомца приятной и даже… нет. Он посчитал ее милой. Вот черт. Блондин резко отвел взгляд, утыкаясь в столешницу перед собой, бесстыдно покрываясь румянцем. Его сердце ускорило ритм, вот угораздило же. Те ребята, удобно усевшись, не переставали разговаривать и смеяться над чем-то, но взгляд брюнета все время возвращался к Драко, что последний без труда замечал, так как сам открыто пялился на него и вновь краснел, как какая-то стеснительная первокурсница. Спустя еще где-то около двадцати минут, допив свой латте и доев десерт, Малфой решил уже возвращаться домой, так как в его комнате был небольшой беспорядок, который нужно было немедленно убрать. Кто же знал, что Блейз ночью отключит его, Драко, будильник, чтобы «не нервировать его мулатское сердце», из-за чего блондин опоздает на первую пару на полчаса. Засунув ноутбук в рюкзак и надев пиджак, парень был готов уже вставать со стула, как на его стол, без зазрения совести приземлилась салфетка с какими-то неряшливо написанными строчками. Подняв глаза, Драко успел заметить проходящего мимо, улыбающегося брюнета в серой толстовке, который подмигнул ему и скрылся за дверью мужского туалета, оставив его наедине с запиской.

« +44-********** Я Гарри, а ты красавчик :)»

Примечания:
broom and calla lilies - ракитник и каллы - скромность и "вы великолепны!"

с началом этой истории!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты