Значит, и Вы здесь, Какаши-сенсей?

Слэш
R
Завершён
89
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Писк надоедливый звук,
Люди что-то кричат вокруг.
Я давно не противлюсь судьбе
И иду... иду к тебе...
>однажды их совместная миссия пошла крахом
Посвящение:
каканарцам
Примечания автора:
я не сдержалась и стала стекложуйкой...
**ВНИМАНИЕ - ЭТО СТЕКЛЯННОЕ СТЕКЛО**
Поэтому рейтинг выставлен за эмоциональную нагрузку и тяжелые моменты.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
89 Нравится 15 Отзывы 20 В сборник Скачать

Все будет хорошо

Настройки текста
Примечания:
очень вас прошу для должной атмосферы включить
**Ólafur Arnalds feat. Arnór Dan - So Far**
      — Каналы чакры повреждены почти во всем теле! Боже… Где Цунаде-сама?!       — Сакура-сан, начните Вы операцию, госпожа Пятая сейчас не в деревне.       — Черт! А где Шизуне-сан?!       — Мы уже сообщили ей о случившемся, она скоро будет.       — Хоть что-то… Держитесь, Какаши-сенсей, все будет хорошо…       Слова своей бывшей ученицы Хатаке слышал так, словно она находилась на добрую сотню метров от него. Болевой шок не давал воспринимать реальность на сто процентов. И вкупе со съедающим чувством сожаления и вины получалось лишь… на процентов тридцать.       Его пустой — почти мертвый — взгляд, направленный куда-то вперед, на потолок, пугал Сакуру до дрожи. Потрепанный — ужасный — вид, окровавленная форма джоунина, глубокие, резанные раны — они знатно пошатывали устоявшуюся за многие годы работы медиком выдержку. Знает, в такой ответственный момент впадать в панику совершенно нельзя, да и она бы не стала, будь это совершенно чужой ей шиноби. Но она первый раз видела сенсея таким измученным, побитым. Сердце не то, что обливалось кровью. Оно разрывалось на куски. Девушка почти буквально это ощущала.       Чертова миссия, чертовы шиноби! Да чтоб им всем провалиться! Как они вообще могли покушаться на жизнь героев войны? Застать их врасплох и так изувечить? Боже, за что, за что им все это…       Шаркающий звук колес медицинской каталки вбивался в разум, и поэтому только его мог различать Какаши. В глаза бил свет сменяющих друг друга ламп в больничных коридорах, где-то с краю он видел знакомую розовую шевелюру. Настолько знакомую, что Хатаке даже вспомнил единственного человека, у кого могли быть такие волосы.       — Сакура…       Та встрепенулась, поддалась ближе. Шепот сенсея был таким тихим и хриплым, что куноичи на миг удивилась, когда смогла его расслышать. И вообще, она не думала, что сенсей в состоянии говорить… в его-то положении.       — Какаши-сенсей, не тратьте силы. Сейчас мы Вас подлатаем и…       — Сакура… где Наруто?..       Это имя чуть не выбило почву из-под ее ног. И как по щелчку губы задрожали, нос и глаза защипало. Она чувствовала на себе испытующий взгляд сенсея и не в силах была на него ответить. Несколько минут она шла рядом с каталкой и молчала, переваривая в голове недавний отчет какого-то шиноби, который быстро отрапортовал о случившемся и передал прямо на пороге больницы Какаши-сенсея. Первый раз это услышать было невыносимо — она сначала не поверила — но повторить не решилась.

Потому что это была наглая ложь. Такого не может быть.

      Она не видела сокомандника, и только поэтому надежда еще не угасала. Но и врать было себе же хуже. Ведь ей же ясно сказали, что произошло.       Голос дрогнул на первом слове, но все же Сакура смогла взять себя в руки.       — Все будет хорошо, Какаши-сенсей, — женские пальчики крепче сжали ручки каталки до характерного скрипа. — Вы только держитесь, прошу…       Если бы Какаши мог, он бы усмехнулся. Это был бы истеричный, нервный смешок. Всю жизнь он держался… ради чего? Ради деревни, конечно, ради мира, ради спасения жизней товарищей.

Товарищей…

      Он спас их? Своих товарищей?       Сакура так и не ответила на его вопрос. Лишь утешила его этим извечным «все будет хорошо».       Он даже себе так никогда не говорил. Потому что готовился только к худшему.       И что забавно.       Готовился, готовился… И так и не смог приготовиться.       Он только держался. На тонкой ниточке, связывавшей его с остальным миром, цеплялся за нее, качаясь над бездонной пропастью отчаяния и боли. С самого детства. И до последних дней.       Какаши сглотнул подступившую слюну и, кажется, зря. Тугой, вязкий комок, перемешанный с кровью, царапнул поврежденные ткани горла, вызывая нещадный кашель. И еще больше крови во рту. Начиная задыхаться и выкашливать кровавую жижу, он был рад, что хоть кто-то догадался стянуть с него маску. А то помер бы, захлебнувшись слюной. Мда, не героично вышло бы.       — Третий блок интенсивной терапии готов к работе!       — Хорошо, скорее пришлите туда лучших медиков! — слышался твердый, командующий голос Сакуры. Однако стоило ей взглянуть на тяжелое состояние сенсея, как дрожь проскальзывала почти в каждом ее слове. — Здесь понадобится много чакры и хороший ее контроль!       Грохотали открывающиеся двери, уже другой, более яркий свет бил Какаши в глаза, из-за чего пришлось их прикрыть наливающимися свинцом веками. Он практически не чувствовал ни прикосновений к своему телу, ни как с него снимали исполосованный кунаями зеленый жилет, черную водолазку и остальное. Прохладная чакра, обращенная в лечащую медицинскую технику, даже не вызывала привычных мурашек и будто не старалась облегчить страдания мужчины. А так хотелось…

…облегчить не только физическую… …но и душевную боль…

      — Шизуне-сан!       — Все хорошо, Сакура. Цунаде-сама уже в пути, думаю, мы выиграем еще время.

Все хорошо.

      Боже, ну хватит…       Да сколько можно врать?..       Хорошо было бы, если они бы выжили. Если бы их не загнали в ловушку, зная в ужасающих подробностях о многих техниках Наруто и о силе Курамы, которую каким-то образом те шиноби смогли подавить. Они бились не на жизнь, а на смерть. Пока ноги не начали подкашиваться от усталости. Пока частое дыхание не стало обжигать легкие. Пока кунаи сами не выпадали из дрожащих ладоней. Пока сильная ударная волна не разбросала всех на несколько метров.       Он так и не понял, что случилось.       Он бездумно, на автомате, подходил к лежащему на земле мальчишке, еле ковыляя, терпя пронзающую все тело боль. Упал перед ним на колени, кладя руку на плечо, разворачивая. Парень без сопротивления перевернулся на спину. Упавшую на глаза золотистую, но испачканную в пыли челку Какаши зачесал назад, пытаясь заглянуть в полюбившиеся, всегда искрящиеся радостью и верой голубые глаза ученика. Но они были плотно закрыты.

— Эй, очнись. Ну давай же…

      Он трепал его за плечо, совершенно не понимая, почему Наруто прикидывается, пугает его. Да быть такого не может, чтобы… Нет. Он уже был на грани смерти. Он выкарабкается.

Ты же сильный. Не только физически, но и морально. Ты никогда не сдавался. Наруто...

      Какаши все-таки успел померить его пульс, перед тем как отключиться.       — Пульса нет!       Но он не отдавал себе отчет в том, что он понял до того, как благословенная и знакомая тьма обморока приняла его в свои объятья.       — Нужно больше чакры!       Но Какаши не хотел умирать, пока не узнает, что с ним. Он не оборвет эту нить, он будет за нее держаться, пока не услышит…

 « — Все будет хорошо, Какаши-сенсей»

      Нет.       Он точно не это хотел услышать. Не эту проклятую фразу, пропитанную, источавшую ложь и несправедливость. До ушей словно донеслись не эти слова, а то, что заставляло сердце замедлять пульс…

***

      Мягкий, сочный, немного сладкий запах травы ударил в нос. Что-то — наверно она же — щекотало лицо, нежно проходясь по коже, гладило, будто это были чьи-то ласковые пальцы. Какаши открыл глаза.       Он явно лежал на земле, потому что небо — первое, что встретило его и вынудило слегка зажмуриться. Облака лениво тянулись друг за другом, кучковались, впитывая в себя оранжево-красный закат.

Оранжевый.

      Какаши подорвался с места, как ошпаренный. До этой колючей мысли тело чувствовало такую легкость, такую долгожданную прохладу, о которой мечтаешь в знойный, летний день, такую свободу. А теперь оно вновь напряженно, пробуждено будто ненавистным будильником, будто ушат воды вылили. Неприятно, что хочется с себя скинуть эту невидимую тяжесть.       Осмотревшись и не выявив никаких признаков чужой жизни, Какаши встал и втянул воздух с возрастающим наслаждением. Чистый и свежий. Не душный, городской, не пыльный, как на миссиях. Хотелось только жадно вдыхать и вдыхать, не выдыхая.       Впервые позволив себе на миг абстрагироваться от ежеминутно душащих его эмоций, он бегал взглядом по травянистым холмам, которые словно застывшие волны то возвышались, то опускались в этой бескрайней местности. Легкий ветерок путался в серебристых волосах, качал зеленые колоски травы, что была выше колена, и закрадывался под одежду. Которая, кстати говоря, была как новенькая.       Вокруг было море. Зеленое море, еще никем не оттоптанное, вид которого лишь завораживал своей умиротворенностью и беззаботностью, выбивал ненужные мысли из головы. Какаши шел — а можно сказать и плыл — по этому морю, поднимаясь по одному из холмов, цепляя кончики травы длинными пальцами.       Во время миссий он часто наблюдал по-настоящему картинные виды природы, но никогда не видел их полностью. Только важность задания и обеспечение ее успеха затмевали все эстетическое наслаждение происходящего вокруг него. Сейчас же все наоборот.       И если так выглядел загробный мир, то как бы это эгоистично не звучало, он был рад, что попал именно в такое место. Первое свое небытие он помнил в кромешной темноте, у костра, рядом с отцом.       А это изумрудное холмистое поле и янтарный закат помогали даже забыть о смерти. И все же… прячущееся за горизонтом солнце кое-кого напоминало.       — Сенсей?       Не то испуг, не то до боли знакомый голос с хрипотцой вынудили сердце пропустить удар и резко обернуться.       Живой.       И совсем как настоящий. Стоял сейчас и недоуменно хмурил брови. Почему-то в это было сложно поверить…       — Значит, и Вы здесь, Какаши-сенсей? Но поч…       Ему не дало договорить крепкое, внезапно прилетевшее в него объятие седовласого. Жестко сжимающее мальчишеское тело, будто боялось отпустить или уронить. Мужские пальцы в кулаке сгребали на спине ткань черно-оранжевой курточки, будто в последний раз ее ощущая. Подбородок, не скрытый под маской, с силой упирался в юношеское плечо, а нос вдыхал родной, живой запах. Прямо под ухом послышался добродушный смешок, а чужие руки обняли в ответ.       — Дурак, — глухо пробормотал Какаши в куртку. — Зачем полез? Зачем меня так бездумно защитил, а? Ты выносливее меня, ты ж из клана Узумаки. Тебя точно медики спасли бы.       — Я не размениваю жизни так бездумно, сенсей, — говорил Наруто, все еще обнимая учителя. — И умереть за деревню и за Вас не так уж и плохо.       — В твоем случае как угодно умереть плохо, — продолжал ворчать Хатаке. Он наконец отстранился, держа парня за плечи и не отрывая от притягательных, смазливых голубых глаз взгляда. И вновь замечая в удивлении поднятые брови.       — А Вас с первого раза и не узнать, сенсей, — хохотнул он, пальцем указывая на место под своей губой. Какаши тут же вспомнил про маску и характерную родинку. Ох, ну да…       — Ма-а, кажется, на этом свете я раскрыл все свои карты, — как-то грустно усмехнулся он.       — Все? — скептично спросил Наруто. — А какие тогда остальные?       Темно-серые глаза на долгую минуту задержались на голубых, давно полюбившихся. Недолго думая и не растягивая этот момент — который Хатаке и так растянул на несколько лет — он поддался вперед, притягивая Наруто за подбородок и накрывая его теплые губы своими. Тот, прикрыв в блаженстве глаза, охотно ответил, иногда проходясь языком по чужим сухим губам в своем втором, но таком же неумелом поцелуе.       Не зная кого благодарить, но он был неимоверно счастлив, что здесь мог прочувствовать весь спектр позитивных эмоций, которые он получал в этот момент. И знаменитых бабочек в животе, и невероятное головокружение, и ощущение ватных ног.       Он, правда, сам собирался признаться — уж на этом свете у него смелости хватило бы — но сенсей его опередил, так что…       Они отстранились, но не слишком далеко, сбившимся дыханием опаляя влажные губы друг друга. Не сдержав улыбки, Наруто смущенно уткнулся Какаши в грудь, чувствуя, как его грудная клетка часто вздымалась. В волосы тут же залезла пятерня, аккуратно перебиравшая золотистые пряди, а другая сжимала юношеское плечо, чуть прижимая к телу.       Спокойствие и безмятежность, перемешанное с ленцой, приятно разливались по всему нутру. В кои-то веки им не надо было бояться.

Ни чувств. Ни потерь.

      — Почему Вы не остались, сенсей… — послышалось где-то в районе груди. — Вы же могли…       Какаши хмыкнул.       — А как мы бы тогда встретились?

Да. Теперь уж точно все будет хорошо.

***

      — Время смерти?       — …       — Час тридцать ночи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты