Ма-ма-Моя леди?

Гет
PG-13
В процессе
71
автор
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 14 частей
Описание:
Возвращаясь с экскурсии по Нью-Йорку и со страхом ожидая тяжелого разговора с Лукой, Маринетт, не изменяя своим привычкам, всегда находит время на то, чтобы выполнять свои обязанности супергероини. История о том, как сложно иногда довериться себе и своим ощущениям, когда от любого твоего решения зависит множество жизней.
Примечания автора:
По мере написания работы в шапке будут происходить изменения. В соответствии с количеством страниц будет расти рейтинг и добавляться персонажи. Следите за шапкой, чтобы потом не удивляться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 106 Отзывы 29 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
      Вечернее солнце, скрытое за дождевыми облаками, тускло и матово наполняло пространство улиц сумеречным светом, совсем не проникающим в небольшое деревянное окошко многоквартирного дома в одном из двадцати одного района Парижа. Легкий, но холодный вечерний ветерок, что освежающим бризом пробирал и заставлял вздрагивать рыжеволосого парнишу, сидящего за письменным столом в своей комнате.       Скучающе постукивая острым концом заточенного карандаша по затертому уже от множества стертых и снова нанесенных линий листу скетчбука, Натаниэль рассеянно выдергивал правой рукой одну за одной тонкие длинные прядки волос из собранного короткого хвоста прямо внизу под затылком, отчего длинная челка, недавно стянутая общей резинкой, вновь стала понемногу закрывать левый глаз.       В комнате вновь повеяло холодом, отчего маленькие бумажные журавлики, подвешенные вокруг тусклой старой лампы, едва освещающей комнату, настороженно захлопали крыльями, шебурша и сталкиваясь друг с другом. Судя по влажности, веющей с открытого окна, будет дождь.       Устало поджав карандаш верхней губой к носу, Натаниэль раздосадовано захлопнул измученный скетчбук и, с надеждой заглянув на дно стоявшей рядом на столе кружки, недовольно поставил её на место с новым вздохом.       Полный. Штиль. Ни одной мысли, ни одного прозрения или идеи. Только желание что-то создать, как-то проявить себя. А ведь ещё только пару недель назад он занялся новым проектом, что надеялся продемонстрировать на Дне Героев, что уже через совсем скоро должен был быть организован в городе. Но теперь старая, пропитанная акрилом тряпка, накинутая небрежно на почти всю длину ростового холста, равнодушно скрывала за собой результат тяжелого труда долгих вечеров и бессонных ночей юного художника.       Оттолкнувшись ногой от старого письменного стола, парень не рассчитал силу толчка и проехал на своем компьютерном стуле слишком быстро по узенькой комнате, врезавшись спиной и затылком в большой деревянный книжный шкаф позади. Множество мелких книжонок и несколько фигурок, гордо стоящих перед ровными стопками книг, опасно покачнулись, грозясь протаранить рыжую макушку неуклюже потревожившего их парня, но Натаниэль уже заученным автоматическим движением ладоней прижался к шаткой мебели, дабы успокоить колебание содержимого и устало с тонкой ноткой раздражения вздохнул.       Недовольно цокнув, Натаниэль поднял с пола валяющийся без дела теннисный мячик, закинул ноги с белых кроссовках на застеленную кровать рядом с письменным столом и стал методично кидать мяч в стену, пытаясь таким образом хоть как-то занять свой скучный вечер. Стук. Стук.       - Натаниэль! – послышались грозные шаги из соседней комнаты.       Рыжий парень рефлекторно вжал в плечи голову, приготовившись к непременным последствиям своих необдуманных действий.       Хлипкая белая дверь с прибитым на центр крючком с расположившимся на нём пиджаком жалобно звякнула сломанным замком из-за резкого открытия. На пороге был он.       - Извини, я задумался, я сейчас уберу мяч… - начал тут же бормотать рыжий парнишка, собираясь поднять ярко-салатовый мячик, что от неожиданного крика вошедшего выскочил у него из ладони и закатился под тумбочку письменного стола.       - Задумался? Тебе что, совершенно больше заняться нечем, чем будить уставшего отца после смены? – упер большие грубые ладони в бока, едва прикрытые майкой, отец Натаниэля.       - Прости, я вовсе не собирался тревожить тебя, - подняв с пола злосчастный мяч, сын виновато опустил голову, ожидая следующую волну ненависти родителя.       - Не собирался, да? А что ты собирался? – со злобой взъерошил остатки рыжих волос на затылке отец, оглядывая крохотную комнату сына. – Только и делаешь, что зря переводишь все пособия на свою бесполезную белиберду, что я потом постоянно наблюдаю в мусорном ведре! – пнул со злостью с исписанными до самой корки скетчбуками и папками с бумагой разных фирм и плотности и фактуры.       - Аккуратнее, отец! – встрепенулся Натаниэль, ринувшись к пострадавшей от весомого удара коробке. – Здесь же все этапы работы над нашим с Марком комиксом! - «Нашим»! – возмущенно съязвил отец, кривя лицом. – И так тратишь свою жизнь на всякие каракули, так ещё и водишься с этим пид…       - Это не каракули! Наш комикс рассматривало на публикацию лучшее издательство Парижа! Если бы ты хоть немного вникнул в мою работу, ты бы знал, что благодаря Марку, мой комиксы о Леди Баг наполнились сюжетом, интригой и глубинным смыслом! – вышел из себя парнишка с блестящей от простого карандаша левой ладонью, что вечно стирает с наброска верхний слой легких штрихов – проклятье каждого левши.       - Да, с Леди Баг ты общаешься чаще других! – больно щелкнул по лбу сильными пальцами сына отец, отчего хлипкий парень сильно пошатнулся назад, и рефлекторно выставил вперед локти на уровне щек и ребер соответственно с разных сторон. – Я каждый день поднимаюсь вверх по лестнице, надеясь, что не встречу соседей. Что мне не придется стыдливо прятать свои глаза из-за того, что мой так называемый сын, видите ли, был обижен пигалицей, у которой маникюр длиннее, чем предложение, что она сможет сказать, или ещё хуже: акуманизировался из-за того, что обидели этого смазливого пе…       - Перестань постоянно оскорблять Марка! Кем бы ты его не считал, он все равно будет моим другом! – в сердцах возразил отцу Натаниэль, но холод обжигающей пощечины отрезвил пыл рыжего парнишки.       - Закрой свой поганый рот! – выхватил из ладони Натаниэля мяч отец и с силой запустил его в большой мольберт с ростовым холстом, с которого от удара немного съехала пропитанная красками ткань, открывая край изображенного в дневном свете Парижа, окутанного вихрями размытых волшебных божьих коровок. Натаниэль вновь понуро стоял посреди погрома от отца, учиненного путешествовавшим по стенам комнаты мяча в его комнате. Отскочив от стен, мяч все же вызвал в книжном шкафу цепную реакцию из множества книг и статуэток, что с разбитым звоном приземлились на вытертый деревянный пол. Свалив со стола несколько баночек с открытыми замешенными красками и разлив по скетчбуку полубутыль с водой для очистки кистей, с гулким стуком о деревянный подоконник мягкий теннисный последний солнечный зайчик покинул сумрачную комнату.       С громким хлопком и ворчанием о том, что когда-нибудь он выбьет из своего сына всю эту слащавую дурь, отец покинул комнату парня. Следующая смена у отца вечерняя, а значит ещё минимум два дня у Натаниэля теперь будут относительно спокойными, ведь отцу будет некогда приставать к сыну с нотациями о том, как неправильно он выстраивает свою жизнь и что на его бы месте, отец бы давно устроился на работу и бросил свои мечты поступить институт искусств.       Парень расстроенно вздохнул, опускаясь на жесткую скрипящую кровать, стараясь не угодить на повалившуюся на неё с полок из-за дебоширства отца художественную утварь.       - Наверное, здесь должна прозвучать какая-то приободряющая речь, но я почему-то не могу найти слов, - послышался тихий женский голос со стороны окна.       Натаниэль от неожиданности угодил рукой в опрокинувшуюся банку с кистями на постели:       - Леди Баг? Это ты?       Леди, сидящая на раме узкого окна, свесив внутрь комнаты свои стройные ноги, грустно улыбнулась своему собеседнику:       - Извини за вторжение, я могу зайти? – стыдливо поправила один из промокших от занимающегося дождя хвостиков девушка в пятнистом костюме и подкинула в воздух яркий теннисный мячик, бросая его хозяину комнаты.       Неловко поймав ладонями мяч, едва его не уронив, Натаниэль нервно затараторил извиняющимся тоном что-то про бардак и неудобную ситуацию и разговор, который ей пришлось услышать:       - Если ты беспокоишься об акуме, то не волнуйся, разговоры с отцом уже давно не могут настолько задеть меня, чтобы я поддался на уговоры Бражника, - уверил Натаниэль, суетливо собирая с пола вывалившиеся из шкафа книги и статуэтки, но был остановлен ласковой рукой в красном спандексе, что легко опустилась на узкое плечо рыжеволосого парня в заляпанной краской одежде для рисования.       - Эй, - ласково заглянула из-под маски на своего одноклассника девушка в костюме, – я пришла к тебе потому, что хотела узнать как ты. Ведь после битвы мне не удалось поговорить с тобой.       Леди так долго смотрела в тусклые зеленоватые глаза Натаниэля, что тот со вздохом и тронутой улыбкой слабо кивнул девушке. Сбросив с кровати все вещи, совсем не беспокоясь о их дальнейшей судьбе, Натаниэль пригласил свою гостью присесть и ловким движением ноги сдвинул ко входу компьютерный стул, блокируя таким образом ручку хлипкой двери.       Леди вновь мягко улыбнулась и с любопытством оглядела комнату: удивительно, но Маринетт, столько лет учась с Натаниэлем в одном классе, совершенно не представляла того, как живет её одноклассник: в гости парень никого ещё с детства не приглашал, все свободное время проводил в классе искусств, на день родителей всегда приходил один и даже на день рождения никому не сообщал о важной дате.       В крохотной узкой комнате, нагромождённой габаритной мебелью все словно кричало о неординарности и креативности её хозяина: крупный шкаф, наполненный доверху книгами, альбомами и принадлежностями для учебы, кровать, накрытая пестрым теплым покрывалом, люстра, украшенная ручной росписью и сложенными из разноцветной бумаги журавлями, письменный стол, выкрашенный и пролаченный вручную, как мог подметить наметанный на хендмейт глаз девушки – все выдавало творческую натуру хозяина.       Немного расспросив приятеля о его последних работах, посмотрев эскизы новых набросков следующей части комикса и оценив коллекцию фигурок известных во всем мире героев серии фильмов, Леди и Натаниэль в конечном итоге улеглись на тесную кровать и наблюдали за тенями журавликов на потолке, слушая на двоих в наушниках любимого исполнителя Натаниэля.       Они не знали, сколько прошло времени. Атмосфера уюта и тесноты успокаивала, заставляя парня и девушку совсем расслабиться и почувствовать, наконец-таки, покой и безопасность. Они смотрели на тени, медленно плывущие по потолку, они дирижировали в такт музыке, тихонько ворчащей из наушников, они листали комиксы и книги, разделили на двоих последний сендвич – словом, проводили время как самые настоящие подростки.       Было очень легко, радостно и беззаботно, а ещё уютно. Уютно настолько, что не хотелось своими грустными разговорами нарушать эту идиллию, а потому Леди совершенно неожиданно для себя нашла приятный перерыв в своих постоянных метаниях между парнями и обязанностями тайной жизни, просто наслаждаясь моментом. Натаниэль её совсем не знал, да и не пытался узнать, сам устанавливая границы и рамки, не переступая черту тайны, а даже не ставя себе такой цели. Они незнакомы, а значит, ничем друг другу не обязаны.       Огни ламп из соседних домов начинали уже гаснуть, когда героиня с довольным вздохом поднялась с кровати друга и собиралась начинать прощаться, как Натаниэль сам завел разговор, что Леди, видя позитивный настрой одноклассника, собиралась отложить на… совсем никогда.       - Я очень жалею о том, что произошло вчера у аэропорта, Леди Баг, - не поднимаясь с кровати, с чувством сожаления зажмурил глаза рыжий парень, накрывая лоб левой рукой, отчего выпавшая из смявшегося хвоста челка съехала вбок, открывая обзор на второй глаз.       - Эй, все обошлось, зло рано или поздно случается, для того мы с Котом и стоим на страже Парижа, - попыталась приободрить парня героиня.       - Ты не поняла, Леди Баг, это все произошло из-за меня. Я виноват во всем, - раздосадовано резко сел на кровати Натаниэль. – Мои негативные эмоции привлекли Бражника, из-за меня Марк подвергся отчаянию, и в конечном счете Кот Нуар едва не погиб от моей руки, - Нат со злостью хотел ударить по стене, но в последний момент остановился, помня совсем недавно отшумевшие разборки с переутомившимся отцом.       - Натаниэль, если уж кого и винить, так это Бражника, - склонилась над парнем героиня, положив ладони на его ссутулившиеся плечи. – Сказать по секрету, я всегда опасалась твоей повторной акуманизации, - прошептала на ухо рыжему парню Леди Баг так, чтобы никто больше не мог слышать, даже если бы слушал.       - Но почему? – удивился Натаниэль. – Что во мне такого особенного?       Леди усмехнулась и, медленно моргнув, направилась к углу комнаты мимо окна, за которым перестали стучать по отливу холодные капли дождя:       - Твой талант – это огромная сила, Натаниэль, в купе с твоей целеустремленностью они становятся смертельным оружием, но я верю, что ты справишься с своими эмоциями. Ведь я могу рассчитывать на тебя? – обернулась с милой улыбкой темноволосая девушка со смешными пухлыми короткими хвостиками.       Такая яркая и лучезарная, в неё невозможно не влюбиться. Счастливо отвечая супергероине улыбкой, Натаниэль уверенно и решительно кивнул:       - Ты всегда можешь рассчитывать на меня, Леди Баг.       Показав приятелю два больших пальца, девушка собиралась эффектно подойти к окну, но неуклюже споткнулась о ножку большого мольберта и не упала только из-за того, что в последний момент схватилась за натянутый на подрамник холст, сдергивая таким образом с него занавеску. Похоже, что ей придется подкорректировать свой образ неудержимой, всегда ловкой и уравновешенной супергероини Леди Баг.       Оглянувшись и обомлев, Леди на несколько мгновений потеряла дар речи, в неуклюжей позе уставившись на последнюю незаконченную работу художника. В несколько движений Натаниэль попытался отобрать у Леди покрытую акриловыми пятнами тряпку, что совсем недавно скрывала его неоконченный проект, но девушка лишь сильнее сжала в ладонях ткань, отдёргивая в последний момент руку в сторону, не моргая вглядываясь в каждую чудесную деталь будущего шедевра.       На фоне множества домов Парижа, окутанная вихрем чудесных сверкающих божьих коровок, летела она. Держась за тонкую, едва натянутую леску йо-йо, изящно выгнувшись в пояснице назад и непринужденно расставив в стороны руки, она словно парила над всей той магией, творящейся вокруг.       Единственное, что нарушало идиллию этого восхитительного торжества счастья и непринужденности, было отсутствующее на холсте лицо героини. На месте больших нежно-голубых глаз и пухлых розовеньких губ зияло серое пятно основы для краски. Заглядевшись на полотно, девушка забыла прикрыть от восторга рот, восхищенно бегая глазами по той или иной детали картины, проработанной до мельчайших подробностей:       - Нат… Это просто…       - Посредственно, - прервал парень с рыжим хвостом немую сцену супергероини, все же немного резко отбирая тряпку и небрежно закидывая себе на плечо. Скрестив на груди руки, Натаниэль предвзято оглядел свое творение, затем недовольно цыкнул языком, со вздохом помотав головой, слегка прищуривая левый глаз. – Весь колорит должен играть с выражением лица, но вот уже несколько недель я бьюсь над формой глаз и носа, и вообще всех черт, но не могу никак вспомнить.       Рыжий парень, все ещё не опуская одну бровь, озадаченно посмотрел на собеседницу. У неё большие, голубые глаза, уголки которых игриво смотрят слегка вверх, пухлые, но всегда немного сжатые губы, крохотный нос, кончик которого совсем чуть-чуть загнут вверх, узкие скулы и высокий лоб, но почему же, стоит отвести взгляд, так в голове словно чистый лист?       - Я не могу написать твое лицо, сколько бы не пытался, - грустно улыбнулся рыжий парень, обращаясь к своему кумиру. – Я много раз смотрел видео с тобой, изучал фотографии, но общий образ твой остается неуловимым, а потому я нахожусь в совершенной растерянности. Я словно Икар, что вот-вот приблизится к солнцу, а потому никак не могу расправить крылья.       - Ох, Нат… - вздохнула тронутая его словами Леди Баг. – Это вовсе не твоя вина, я просто…       Леди замолчала, обдумывая, можно ли постороннему раскрывать подробности. Любое приближение к героине сулит людям опасность, а самой Леди проблемы с возможным раскрытием Бражником.       Девушка вновь задумчиво провела кончиками обтянутых в спандекс пальцев по линии скул нарисованного идеального образа героини. Всегда сильная, всегда ловкая и при этом радостная и лучезарная – это символ, которым она стала для простых граждан Парижа. Символ удачи, справедливости, надежды – все это вмешалось в образе стройной девушки с детскими короткими хвостиками и яркой маской в черные симметричные пятна.       Натаниэль уже дважды поддался на речи Бражника, может ли она хоть на сколько доверить ему свою тайну? Ведь при следующей акуманизации он может использовать свои знания об особенностях её магии против неё же.       Но к черту!       - Натаниэль, я не хочу тебя расстраивать, но даже если ты прямо сейчас возьмешься за грифель, у тебя не выйдет нарисовать мой портрет, также, как и портрет Кота Нуара, - вздохнула девушка, решаясь все же на безумный, может, необдуманный и рискованный шаг.       - Наверное, ты права, я не смог бы изобразить что-то столь идеальное… - нервно поправил небрежный хвост на затылке Натаниэль, стараясь, чтобы его комплимент не выглядел столь слащавым.       - Нет, - перебила его Леди. – Ты не сможешь нарисовать нас… - провела рукой по своей щеке героиня, повторяя движение у холста. – потому что маска не позволяет людям помнить наши лица.       Леди Баг вновь направилась в сторону окна:       - Вы можете делать фото, снимать видео и смотреть нам в глаза, но как только ваш зрительный контакт с нашими образами прерывается, мы пропадаем из вашей памяти. Это позволяет нам защищать даже самых близких нам людей от бремени тайны личности героя, - присела на край подоконника девушка, перевесив одну ногу в пропасть между многоэтажными домами. – Никому… ещё не удавалось узнать нас, - проговорила, запнувшись в самом начале, Леди Баг.       Натаниэль задумался:       - Выходит, ты можешь быть и совсем рядом с нами, когда не надеваешь маску?       - Я всегда рядом, - усмехнулась Леди, выходя из своей задумчивости. – Что бы не случилось, я всегда здесь, - ткнула кончиком пальца правой руки девушка в грудь Натаниэля, вызывая у него легкий румянец и польщённую улыбку.       Парень смущенно почесал кончик носа, наблюдая за тем, как его кумир перевесилась через подоконник и, держась за край рамы узкого окна, оглядывается в поиске уступа, за который можно зацепиться для полета на леске йо-йо.       - О! Леди Баг! – спохватился в последний момент художник.       - Да? – уже завела назад руку для броска героиня в маске, но оглянулась на приятеля.       - Мы ведь… - вновь засмущался Натаниэль, потирая, словно от холода, ладонью предплечье другой руки. - увидимся снова?       Девушка мило и мягко улыбнулась. Все же вечер, проведенный в компании давнего приятеля под маской инкогнито значительно сгрузил ношу с её уже занывших от ответственности плеч. Ей не хватало такой поддержки, когда ты просто есть рядом, и этого уже достаточно. Когда не нужно ни перед кем оправдываться за свои действия или мысли, или же чувства. Когда тебя не связывает с собеседником абсолютно ничего и в то же время вы ближе к друг другу, чем родственники или друзья.       - Конечно, Натаниэль, мы увидимся снова, - подмигнула парню с рыжим хвостом Леди Баг прежде, чем подскочила на леске своего йо-йо к крыше его многоэтажки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты