Iceberg

Гет
NC-17
В процессе
6
автор
Размер:
планируется Макси, написано 24 страницы, 3 части
Описание:
Она любила лёд.

Он был её пламенем, даже будучи остро холодной глыбой под ногами. Если её сердце и мог растопить не привычный жар, то это был айсберг.
Посвящение:
Посвящаю своим извилинам мозга, которые оказали и продолжают оказывать мне помощь в написании.)
Примечания автора:
Ключевым моментом является то, что Гермиона у нас фигуристка. Дальнейшее развитие событий непосредственно с этим связано.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
Гадкий. Мерзкий. Нелепый. Ужасный. Страшный. Убийственный. Гермиона могла бы придумать ещё множество прилагательных к описанию этого дня. Вторые сутки подряд ей хотели сообщить что-то, что требовало личной встречи. Кингсли Шеклболт являлся выдающимся министром. И она терпеливо относилась к его нравоучениям, поправкам и замечаниям. Высокие каблуки весенних сапожек буквально парили над мраморным полом, пока Гермиона спешила в кабинет министра. Тонкое кашемировое пальто разлеталось за её спиной, будучи копией обычной мантии. Девушка в спешке надела первое, что попалось под руку. Этим первым оказалось незамысловатое изумрудное платье свободного кроя, доходящее до колен. В последнюю очередь Гермиона хотела думать о том бардаке, что сейчас из себя представляли её волосы. Она уже подняла руку, чтобы постучать в дверь, но дернулась и с помощью палочки немного привела причёску в порядок. Наконец она занесла руку и стукнула по двери костяшками пальцев. По ту сторону послышался положительный ответ. Гермиона осторожно открыла дверь и вошла. Шеклболт восседал в кресле за своим рабочим столом. Перед ним сидел некто, кого не было видно за высокой спинкой стула. Стоило девушке принять этот факт, сиденье крутанулось и её глазам предстал таинственный незнакомец. — Грейнджер. — Малфой. Она приоткрыла рот, силясь сказать что-то ещё, но не смогла. Голосовые связки в ту же секунду сжало, а язык прилип к небу. Она почувствовала как жар проникает в лёгкие. Дышать стало тяжелее. Очередная чушь. Девушка мотнула головой в сторону Кингсли, приветствуя его в немом жесте. — Здравствуй, Гермиона. Присаживайся. — Он указал на соседний стул рядом с Драко. Она не спешила сдвинуться с места. Ноги будто приросли к полу и отказывались шевелиться. Две пары глаз внимательно наблюдали за её действиями, пока Гермиона нерешительно медленно подошла и села. Небольшая коричневая сумка оказалась зажата в тисках маленьких пальчиков. — Итак. — Министр встал из-за стола и сдвинулся чуть в бок. — Я вызвал вас, чтобы кое-что сообщить. Гермиона уловила фырканье со стороны Малфоя. Министр посмотрел на неё. — Гермиона. — Начал он. — Я слышал о твоей замене в катании. Она напряглась и неосознанно сжала ноги, словно бы это могло сделать её менее уязвимой. Взглотнув, она выдохнула и проследила за эмоциями на лице мужчины. Тот не выражал практически ничего. Строгий взгляд, прямые губы: его черты показывали, кем он являлся. Кингсли окинул её проницательным взглядом и, будто что-то для себя поняв, уже не останавливаясь заговорил. — Гермиона, мы вынуждены приостановить твою стажировку на некоторое время. Твой тренер вчера вечером прислал мне сову и попросил освободить тебя от работы. Маггловский Лондон нуждается в победе. Но… — Он поднял указательный палец вверх и посмотрел на Малфоя. — Драко Малфой как раз искал должность в министерстве и согласился взять ответственность за твой отчёт на себя. Я принял его стажироваться. Гермиона мельком взглянула на парня, затем на министра. Её правая бровь взлетела вверх. Абсурд. Она так готовилась к этому отчёту. Она написала практически половину, обдумывая содержательный вывод. Доверить его Малфою было совершенной ошибкой. Гермиона не могла поверить, что Кингсли пошёл на такое. Тишина, накрывшая кабинет тугим куполом, была разорвана голосом парня. — Прошу прощения, министр. Я могу вносить правки в… — Нет! Ей придётся смириться с нововведениями в своей работе, но она не позволит Малфою вносить собственные изменения в её отчёт. — Нет? — Драко удивлённо вскинул брови и посмотрел на неё. — Нет. — Уже спокойнее ответила Гермиона. Она повернулась обратно к Кингсли. Тот не обратил внимания на её выпад. — Я не позволю менять концепцию моей на половину выполненной работы. Она почти злостно стрельнула глазами в сторону бывшего однокурсника. Министр задумчиво рассматривал поверхность рабочего стола, прежде чем заговорить. — Что ж… Мистер Малфой, полагаю, вам придётся сработаться с мисс Грейнджер. Как видите, она не желает вносить правки. — Гермиону немного расслабил наигранно официальный тон министра магии. Он ещё с десяток секунд поколебался и продолжил. — А вообще, — мужчина облокотился ладонями о край столешницы и слегка наклонился вперёд. — Всё это лишь по документам. Гермиона, ты будешь давать наводки Драко. А ты. — Он указал пальцем на Малфоя. — Будешь ей подчиняться и делать всё, что она говорит. Это в твоих интересах. Драко коротко кивнул. Повисло молчание. Каждый обдумывал сложившуюся ситуацию. Гермиона ощущала себя глупо. Писать отчёт через другого человека. В голове возникла новая догадка касаемо происходящего. Он будет выполнять её работу за неё. Значит ли это, что… — Это никак не подорвет твой шанс на должность в министерстве, Гермиона. — Проницательно заговорил Кингсли, будто читая её мысли. — Стажировка это формальности. Ты будешь работать в отделе магических популяций, даже не сомневайся. — Он дружелюбно улыбнулся и подмигнул девушке. Частичка камня, повисшего на душе, отвалилась. Значит, соперничество с Малфоем за место в отделе отпадало. Драко всё это время сидел, словно призрак. Как тогда на арене, а потом и в парке, встреча с одним из слизеринцев показалась ненастоящей. Малфой походил на нечто не физическое. Или нечто, лишенное разума и души. Казалось, он был просто телом, что занимало кусочек пространства в этом кабинете. Стало душно. Гермиона не заметила, как содрала ногтем тонкий кусочек искусственной кожи на своей сумке. Увидев небольшую царапину, она вспомнила Джинни. Именно Уизли подарила ей эту сумку полгода назад на день рождения. Девушка закусила губу и подумала о том, что почти месяц не видела подругу. Сначала соревнования, потом долгожданный отдых, в котором она отодвинула на второй план любые контакты, желая побыть одна. А потом лишь письма и маленькие посылки. Гермиона мысленно поставила галочку о встрече с друзьями. Она не видела никого из них всё это время. — Я могу идти? — поток мыслей оборвал хрипловатый голос Малфоя. Он покрепче ухватил папку, которую Гермиона заметила только сейчас. — Конечно. — Шеклболт приподнял уголки губ в лёгкой улыбке и посмотрел на девушку. Он еле заметно кивнул, намекая ей задержаться. Они оба проводили Драко взглядами. Как только дверь за ним закрылась, Гермиона повернулась к Кингсли. Она молча смотрела на него, выжидая следующей реакции. Глаза прошлись по документам на столе. — Дай ему шанс. — Прошептал он. И эта фраза ударила Гермиону по голове, словно отбойный молоток. Она чувствовала ответственность. Вчера она начала работу над спасением команды и чемпионства города в фигурном катании. А сегодня… Сегодня она должна дать шанс бывшему Пожирателю смерти, сокурснику и просто слизеринцу. Шанс на что-то… Новое. Шанс найти себя и не потеряться в негативе. Шанс на будущее. У всех людей должен быть шанс. Был ли шанс у Гермионы? Она не знала. Но она знала, как помочь другим. Как спасти и провести человека к свету, закрывая его собственным телом от тьмы и раздора. В газетах много писали о том, что это она победила Волдеморта. Что она главный герой войны. Гарри Поттер лишь рычаг для выполнения поставленных задач. Лишь сила, с которой Гермиона не смогла самостоятельно справиться. Но она никогда не считала себя первостепенным персонажем войны. Правда лишь в том, что без неё Гарри в действительности мог проиграть, жертвуя собой по глупости. Но зрелый не по годам ум девушки с гриффиндорскими амбициями помог Поттеру извилисто обойти сложные препятствия и прийти к финишу первым. Единственная неисправимая оплошность состояла в том, что смерть в этой холодной гонке всегда шла с ними на ровне. Она забрала с собой множество близких, оставляя взамен светлый мир без устрашающей власти врага. Прошло время, а Гермиона не утеряла талант к спасению и искренней доброте. Она каждый день кого-то спасала. В любой период сложившейся жизни она подмечала свои маленькие подвиги по спасению человечества. Когда-нибудь она спасёт и себя. *** Прозрачное стекло, захваченное острым рисунком дождевых капель стало мутным. Гермиона сидела в кресле у окна, наблюдая как капля за каплей скатывались по нему, исчезая за нижней рамой. Остатки ромашкового чая уже остыли. Она периодически бултыхала напиток, рассматривая тёмные чаинки на дне чашки, словно бы это что-то могло значить. Гермиона не знала, сколько сидит в таком положении. Час. Двадцать минут. Или полдня. Ступив на порог квартиры после похода в министерство, она поспешила отправить Джинни сову с приглашением в гости. Ответ пришёл незамедлительно. Уизли написала, что ждёт её к себе на этой неделе. У них с Гарри как раз была какая-то важная новость. А дальше она взялась за уборку. Именно маггловский способ всегда её успокаивал. Орудуя влажной тряпкой, моющим средством и пылесосом, Гермиона задумывалась лишь о том, сколько пыли скопилось под шкафом и на верхних полках. Наверно, она просидела в кресле больше часа. Плед надёжно отогревал конечности, а камин слева от неё дарил ощущение уюта. Ощущение, что она дома. Гулкий шум от дождя проникал в голову, даруя тихое умиротворение. К моменту, когда остыл чай, на улице было слышно лишь то, как остатки дождевой воды ударялись об асфальт, падая с крыш домов и веток деревьев. Где-то поодаль крупные капли стучали по жестяным трубам. Гермиона дернулась, когда поток воды пролился на асфальт с особой мощью. Она моргнула и расширила глаза, ещё раз посмотрев в чашку. Вздохнув от некого разочарования, девушка скинула с себя плед и медленно поднялась. Когда она зашла на кухню, правую щеку лизнул тёплый солнечный луч. Было почти шесть вечера. Вечернее солнце с натиском пробиралось сквозь остатки дождливых туч. Отлеветировав чистую посудину в верхний шкаф, Гермиона посмотрела в окно. За последний час она много думала. Думала о том, о чём не должна была. За каких-то два дня произошло слишком много. Она снова и снова прокручивала в голове мысль о том, что её ждёт в ближайшее время. Она почти смирилась с предстоящим соревнованием, но спокойно думать о положении в министерстве у Гермионы не получалось. Она даже не знала, с чего начать и как действовать дальше. Хотелось сократить вынужденные встречи с Малфоем до минимума. Поэтому через пять минут девушка уже сидела за научной книгой, отмечая важные моменты, которые обязательно пригодятся ей в написании отчёта. Ещё через пару часов Гермиона поймала себя на том, что расположилась на диване и постепенно проваливается в сон. Рядом на столике лежала кипа свитков, а сбоку стояла пустая чернильница с воткнутым пером. Она подняла глаза и обнаружила в ногах тёплый мохнатый комок. — Глотик. — Ласково проговорила Гермиона, приподнялась на локтях и полностью села, потянувшись к коту. Он благодарно потянулся и замурчал, когда она потрепала его за ухом. Девушка улыбнулась и осторожно, чтобы не задеть животное, перекинула через него ногу. Желудок болезненно заурчал, когда Гермиона встала с дивана. Поленья в камине почти догорели и превратились в крупные угли, тлеющие красными полосами. Внезапный стук в окно оторвал её от созерцания домашней обстановки. Серый филин сидел на оконной раме, раздражённо постукивая клювиком. Гермиона поспешно открыла окно и приняла из его лапок свиток, после чего птица взмахнула крыльями и улетела в облака. Гермиона подошла к диванному столику и скинула на него грубую нить, которой был перевязан пергамент. Ровный почерк заставил её фыркнуть. Она въелась глазами в письмо и принялась читать. " Грейнджер. Если хочешь, чтобы я играл по твоим правилам, у меня есть одно маленькое условие. Как видишь, я знаю, где ты живёшь. Поэтому завтра я приду к тебе за планом работы. Будь добра, примени свое хваленое трудолюбие и приготовь к трём часам дня две главы. Жди. ДМ.» Гермиона в неверии расширила глаза. Пробежавшись взглядом по написанному ещё раз, она бросила письмо в камин. Угольки тут же вспыхнули, забирая в свои объятия пергамент, но также быстро затлели, когда пепел от бумаги тонкой плёнкой опустился на остатки поленьев. В груди разрасталась злость. Драко Малфой и тут делал так, как удобнее ему. Странно, что он вообще выбрал вариант самостоятельно наведаться к ней и забрать задание. Гребаный эгоист без моральных принципов. Она закатила глаза. Комната оказалась укутана в вечернюю тьму. Гермиона схватила палочку и бросила в камин Инсендио. Языки пламени осветили помещение тёплым свечением. Девушка подошла к огню и взяла с полки над камином маленький пузырёк с аромамаслом. Запах ели и мандаринов. И хоть Рождество было далеко позади, Гермиона никогда не отказывала себе в наслаждении окунуться в чарующий аромат праздника зимы. Она откупорила колбу и с помощью палочки отправила пару капель масла в огонь. Пламя чуть вспыхнуло, обводя хороводом ярких оранжевых лент холмик из дров. А уже через мгновение Гермиона ощутила аромат цитруса. Она повернулась и бросила быстрый взгляд на Живоглота, который свернутым клубком ютился в углу дивана. Вздохнув, Гермиона вернулась к работе с отчётом. Через час к свиткам на столе добавилось пару кружек из-под кофе и остатки овсяного печенья. Гермиона потерла глаза и зевнула. На часах была четверть десятого. Времени до желательного сна оставалось предостаточно. Поэтому она легонько похлопала себя по щекам и принялась за чтение. Когда прошло ещё полтора часа, Гермиона сидела над столом, положив подбородок на ладонь. Она дернулась, когда голова начала падать. Почти одиннадцать. Быстро заморгав, она подняла голову и потянулась. Огонь в камине утратил яркость и горел в разы слабее. Гермиона обратила взор на свои записи и поняла, что написала ровно столько, сколько требовалось Малфою. От воспоминания о нём она громко выдохнула. На пергаменте перед ней значились наброски на будущий вывод к отчёту. Видимо, перед тем, как задремать, Гермиона подмечала важные детали, формируя их в конспект. Контрастный душ помог ей отодвинуть переживания в дальние отсеки разума. Что будет завтра, то будет завтра. Ей ничего не оставалось кроме сна в уютной постели. *** — Так что за важная новость? Гермиона сидела в гостиной Джинни и Гарри, внимательно разглядывая друзей. Они жили вместе около года, но по прежнему не дошли до статуса супругов. Друзья устроили небольшие посиделки со вкусными закусками и цветочным чаем. Она начинала сбиваться со счету, сколько маленьких кексиков за этот вечер поглотил её желудок. Видимо, талант к тыквенной выпечке передавался в семействе Уизли через гены. Пара переглянулась, и Гермиона заметила, как они оба напряглись. Повременив, Джинни кивнула Гарри и повернулась к подруге. — Я… Я выхожу замуж… Все трое перестали дышать. Уизли, которая, как оказалось, скоро должна стать Поттер, нервно перебирала края своей блузки, скручивая из маленьких верёвочке по краям незамысловатые завитки. Гарри снял очки и потёр переносицу. Безумный визг разрезал тишину. Гермиона подскочила с кресла и подлетела к друзьям, заключая тех в объятия. — Мерлин, я вас поздравляю! Хоть одна чудесная новость за эти дни… — Она осеклась и попыталась отвлечь друзей, чуть плотнее прижавшись к ним. Она уже успела рассказать ребятам о внезапной замене на соревнованиях немагического Лондона. Но ни слова не сказала о переменах в министерстве. И только сейчас до неё дошло, что Гарри рано или поздно обо всем узнает от Кингсли. Скрывать подобное было бы глупо и нечестно. — Спасибо. — Промямлил Гарри куда-то ей в плечо. Она спешно отодвинулась от пары и подметила, как те выдохнули, стоило ей вернуться в кресло. — Что ж, я… — Плохие новости? — Перебила её Джинни, отпивая немного чая. Лицо подруги в миг помрачнело, стоило Гермионе коротко кивнуть. Она закусила губу и посмотрела куда-то в сторону, обдумывая дальнейшие действия. От друзей не укрылось, как моментально потух взгляд подруги, превращая ярко карие радужки в тёмные бляшки. Гермиона не понимала, чего боится. Она никого не предала, ведь так? Это всего лишь Малфой. Эгоистичный, грубый, высокомерный аристократ с мешком денег за пазухой и Пожирателем смерти в родословной. Ничего особенного. У неё ведь даже не было выбора. — Ничего особенного. — Вырвалось у неё, от чего она тут же помотала головой, отгоняя заторможенность и нервно оглядела присутствующих. — То есть, я хотела сказать… Что… Я хотела… — Что бы не случилось, Гермиона, мы в любом случае тебя поддержим. — Мягко подбодрил Гарри. Джинни согласно закивала. Гермиона вздохнула и прикрыла глаза. А потом подняла взгляд на друзей и быстро заговорила. — Меня отстранили в министерстве, а мой отчёт будет писать Малфой. Гробовая тишина настигла их мгновенно. Никто из её друзей не решался словесно реагировать на такое известие. Она прочистила горло и продолжила. — Но я не теряю должность, а он… Я буду давать ему наводки. Кингсли сказал, что это всё формальности. — На последнем слове её голос стих. — Вот черт. — Тихо выругалась Джинни. Гарри смотрел куда-то перед собой, прежде чем посмотреть на подругу и заговорить. — Если он как-то навредит тебе… — Парень взглянул на возлюбленную, словно ища поддержки в её взгляде, а затем снова на Гермиону, — Ты только скажи, и я… — Гарри, всё в порядке. — Поспешила прервать его Гермиона. — И будет в порядке… Он сам напросился на работу в министерство. Он… Я не знаю, изменился ли он, но Кингсли сказал дать ему шанс. Джинни прыснула. — Рон знает? — Спросила она. Гермиона молчала. Рон сегодня был на задании, поэтому не смог присутствовать на их дружеской встрече. Она почувствовала некое облегчение, когда поняла, что её рыжеволосый друг не услышал о внезапных известиях. Но Джинни оборвала её спокойствие. Подрезала его на корню, заставляя тяжёлый камень зацепиться за душу и огромным грузом повиснуть где-то под рёбрами. Рон вот уже год являлся её бывшим парнем и хорошим другом. Но по прежнему негативно реагировал на новые знакомства бывшей девушки. Она боялась представить его реакцию на новость о Малфое. Драко ещё в школе дразнил того, называя нищим и глупым. Гермиона отсекала любые мысли о том, что что-то могло измениться. Она знала характер Уизли. Знала, какой он бывает взрывной и агрессивный. Он вечность ревновал её к Фрэнку после того, как узнал о подкатываниях тренера к Гермионе двумя годами ранее. — Нет. Не говорите ему. Я скажу сама. — Конечно, она не скажет… Она поджала губы и бросила короткий взгляд на настенные часы. Но этого хватило для понимания, что до трех оставалось чуть больше десяти минут. Гермиона внутренне съежилась. От чего-то нервозность возрастала, наполняя каждую ниточку нервов до предела. Она снова ощутила себя не в своей тарелке. Всё это снова казалось неправильным. Она снова занималась самообманом. Гермиона начала вставать. Она посмотрела на друзей и мягко улыбнулась. Её родные и любимые ребята смогли скрасить полдень. Заряд бодрости и счастья почти перекрывал любые переживания. Но мысль о предстоящей встрече заслоняла собой любые поводы для позитива, создавая серые глыбы глубоко в разуме. Гермионе вдруг подумалось, что она могла бы стать неплохим окклюментом. — Мне пора. Я должна передать записи по своей работе… Она вздернула подбородок и ещё раз посмотрела на часы. Оставалось ровно десять минут. Хотя с чего она взяла, что он придёт вовремя? Может он придёт в начале четвёртого или… Непредсказуемый Малфой раздражал. — Конечно, я провожу. — Гарри нахмурился и подошёл к подруге. Джинни последовала за ним. Уизли крепко обняла Гермиону, и девушка услышала девичий шёпот у себя над ухом. — Будь осторожна. Тон Джинни вышел больше игривым и шутливым, нежели серьёзным и обеспокоенным. Но это позабавило Гермиону и немного успокоило. Она вспомнила о том, что как ни крути, Малфой был обыкновенным парнем, имеющим за плечами багаж сложного опыта и страха. Они все это имели. Когда Джинни ушла на кухню, Гарри и Гермиона направились к шкафу, где висело её пальто. Одевшись, она посмотрела на друга. Его взгляд показался ей тяжёлым и сосредоточенным. — Ты знаешь, что делать, если… — Гарри. — Она положила ладонь на его плечо. Он вздохнул и скользнул глазами по полу. — Нет, Гермиона. Как бы там не было, у Малфоя дурное прошлое. Никто не знает, что у него в голове. — Он переминался с ноги на ногу, всматриваясь в лицо подруги. Безусловно в его памяти сохранился факт о существовании Малфоев, но он точно не ожидал новости о появлении слизеринца в жизни одного из близких. Они подошли к камину. Гермиона поправила маленькую сумку на длинном ремешке. Она приблизилась к Гарри и обняла его за плечи, мягко погладив по спине. — Хорошо, Гарри. Родной запах Поттера обволакивал её, пока она стояла рядом. От него пахло тыквенным пирогом и пряностями. Языки зелёного пламени унесли Гермиону прочь, стоило ей кинуть немного пороха под ноги, когда она зашла в камин. Она обнаружила грязную кружку из-под кофе на стеклянной столешнице у дивана. Ей было плевать, что подумает Малфой. Вероятнее всего он сам не захочет проходить вглубь квартиры. Тем не менее Гермиона спешно прибрала всё лишнее и только потом направилась к вешалке для пальто. Она наклонилась, чтобы разуться, когда в помещении раздался звонок в дверь. Гермиона покачнулась, стоя на одной ноге и расстегивая сапог. Её понесло в сторону, и девушка облокотилась о стену. На лицо упала тонкая прядка волос, которую она тут же сдунула. Последовал непонятный грохот, а затем кто-то со всей силы стукнул по двери. Гермиона бросила попытки разуться и повернула замок. Сначала по оголенным щиколоткам прошёлся холод, а затем кто-то буквально ввалился в прихожую, по пути задевая плечом косяк. Малфой явился вовремя. Но его вид был не однозначным. Волосы были разбросаны в разные стороны так, словно кто-то растрепал их вручную, чёрный пиджак свободно висел на плечах, открывая вид на изрядно помятую рубашку такого же цвета. Гермиона не стала заострять внимание на подобном и придумывать варианты, от которых мог получиться такой исход. В нос ударил едкий запах алкоголя и сигарет. Гермиона попыталась обойти Драко и закрыть дверь, что удалось ей с трудом. Она обернулась и заметила, что он еле стоит на ногах, смотря прямо на неё. Его затуманенный взгляд цеплялся за мебель вокруг и иногда задерживался на каких-то вещах. — Малфой… Он рассматривал полку с книгами, но тут же повернулся к Гермионе и, оголив часть зубов, ухмыльнулся. — Мы и дальше будем здороваться вот так? — Драко нахмурил брови и пошатнулся, пытаясь за что-то ухватиться. Ему удалось лишь полоснуть воздух. Гермиона пропустила его выпад мимо ушей и поспешила к комоду, на котором лежали пергаменты. Всё это время Малфой неотрывно наблюдал за ней, пока не увлёкся разглядыванием своих запачканных ботинок. Как раз в этот момент Грейнджер подошла к нему и протянула стопку бумаг. — Здесь две главы. Гермиона старалась делать вид, что её ничуть не смущает положение Малфоя и его пьяный запах, от которого ей очевидно нужно будет проветрить квартиру. Драко продолжал слепо вглядываться в обувь, пока не поднял глаза на протянутые листы. Затем он подошёл к ней чуть ближе и выхватил пергаменты из чужой руки. Кончики его пальцев дрогнули, пропуская маленькие заряды электричества, когда он случайно коснулся её ладони. — Это всё? — выдохнул Малфой, от чего Гермиона почувствовала ещё более концентрированный запах перегара. — Всё, что ты просил. Она вздернула подбородок и посмотрела куда-то поверх его головы. — Трудолюбие… — Раздраженно выплюнул он. — Так по гриффиндорски. — Он сделал непонятный жест ладонью в воздухе, а затем развернулся на носках к выходу. Гермиона наблюдала, как он перешагивал порог, споткнувшись о приступок. Она услышала, как он выругался, а затем последовал мощный хлопок аппарации. Она даже не хотела думать о том, как могло его вывернуть после аппарирования в таком состоянии. Оставалось надеяться, что он не испортит в этот момент её трехчасовые труды.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты