Жизнь по Джейн Остин (ГиП-AU) +24

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Остин Джейн «Гордость и предубеждение» (кроссовер)

Основные персонажи:
Оленна Тирелл (Королева Шипов), Станнис Баратеон
Пэйринг:
Оленна Тирелл, Мейс Тирелл,Станнис Баратеон, Маргери Тирелл
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Пародия, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Просто хотелось немного побаловаться, поиграть, начиналось как пародия на Гордость и Предубеждение, но потом я поняла, что из Ренли Дарси - как из известно чего пуля, и переиграла, потому видно, как концовка отличается от начала :) Небольшой ООС, сюжетные натяжки и вообще, не так все было!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
AU, жизнь в эпоху Регентсва, эксперимент, шутка.
30 июля 2013, 20:41
Одной из общепризнанных истин является мнение, что каждому королю, который управляет Семью Королевствами, совершенно необходима жена. Как бы мало ни были известны характер и наклонности такого человека после того, как он заселялся в Красном Замке, на него тут же начинают смотреть как на законную добычу той или иной лордской дочки.
– Дорогая леди Оленна, – сказал как-то Мейс Тирелл своей матушке, – слышали ли вы, что король Роберт крайне недоволен своей королевой Серсеей и не против бы ее отставить?
Леди Оленна ответила, что не слышала.
– Тем не менее, это так, – продолжил он. – Только что заходил наш милый Лорас и сообщил мне эту новость!
Леди Оленна промолчала.
– Не правда ли, удачный случай для вашей внучки?
– Как так? Разве это имеет к ней отношение?
– Дорогая леди— ответил ее сын, — сегодня вы просто невыносимы. Разумеется, вы понимаете, что я имею в виду его женитьбу на ней.
– Гм, таковы его планы?
– Планы! Боги, скажете же вы иной раз! Но ведь может вполне случиться, что он в нее влюбится. Поэтому нам немедленно следует ехать в Королевскую Гавань.
– Я, признаюсь, не вижу к тому достаточных оснований. Поезжайте-ка вы сами с Маргери. Или пошлите ее одну, а то, не приведи Семеро, король увидит вас и решит, что ему не хочется такого тестя.
– Ах, вы все шутите, леди Оленна. Но увы, ехать нам необходимо, кроме того, чтобы представить Маргери королю, нам ведь надо придумать, как отставить ее величество королеву Серсею.
– Едва ли я за это возьмусь.
– Но подумайте о нашей девочке. Вы только представьте себе, как хорошо она будет устроена. Вот увидите, Мартеллы сразу поспешат в Королевскую Гавань. А ради чего, как вы думаете? Уж конечно, ради своей Арианны — вы же знаете, они не очень-то любят навещать незнакомых людей. А если мы не отставим королеву, да не сделаем королевой Маргери, как же она тогда проживет, бедная крошка?
– Как я и ваша леди жена, полагаю.

Леди Оленна все же тут же начала подготовку к поездке в Королевскую Гавань. По правде говоря, она с самого начала имела в виду поехать туда, хотя все время уверяла сына, будто бы ни за что никуда не поедет. И он оставался в полном неведении относительно его намерений до кануна того дня, когда поездка должна была состояться. Истинное положение вещей раскрылось следующим образом: наблюдая за тем, как ее внучка вышивает розочки на своем свадебном плаще, леди Оленна неожиданно заметила:
– Надеюсь, Маргери, его величеству это понравится.
– Мы никогда не узнаем, понравится или не понравится его величеству, — с раздражением проговорил ее сын, — раз нам не придется выдавать Маргери за него замуж.
– Но вы забываете, папенька, — сказала Маргери, — что его величество обязательно будет на свадьбе, если я выйду, например, за Роба Старка.
– Старка! Ради богов, Маргери, ты все говоришь, чтобы подействовать на мои истерзанные нервы. Эти Старки столь грубы и невежественны, я не перестаю изумляться, откуда вообще взялось поверье, что они джентльмены.
– И я, – сообщила леди Оленна. – Приятно осознавать, что нам не придется выдавать Маргери в их дом.
– Но бабушка, – всполошилась Маргери. – Где же мне тогда взять жениха?
– В Королевской Гавани, конечно же, – спокойно сказала леди Оленна.
– Королевская Гавань! Не могу больше слышать о Королевской Гавани, – заявил Мейс Тирелл.
– Жаль, что вы не сказали мне об этом раньше. Знай я это две недели назад, я бы ни в коем случае к нему не велела готовиться к поездке. Экая досада! Но раз уж все уже подготовлено назавтра, то боюсь, избежать поездки не удастся.

Лорд Тирелл в очередной раз допытывался у матери, зачем они вообще приехали в Королевскую Гавань, раз не взяли с собой Маргери, и почему уже столько дней они бездействуют, безвылазно сидя в их доме, когда сквайр доложил леди Оленне, что прибыл ее гость.
– А теперь, мой дорогой сын, – велела она, – прошу вас удалиться в ваши покои и не выходить до самого ухода моего гостя. Боюсь, при виде вас он может впасть в ажитацию, а он нужен мне в добром расположении духа.
Леди Оленна лукавила, ее гость никогда не бывал в добром расположении духа. Скрипя зубами и хмурясь, в гостиную вошел брат короля, Станнис Баратеон.
– Лорд Станнис! Какое счастье, что вы одарили наш дом своим визитом. Признаюсь, я и не надеялась, что вы примете мое скромное приглашение.
– Трудно было отказать столь любезному приглашению от столь благородной дамы, – мрачно ответил лорд Станнис, – особенно когда его передают шесть вооруженных гвардейцев.
– О, лорд Станнис, – устало вздохнула леди Оленна. – В наше время так трудно положиться на слуг или сквайров. Шесть раз я отправляла вам с ними приглашения, и каждый раз они теряли их и возвращались, выдумывая чудовищную ложь о том, что вы отказались. Во имя Семерых, сказала я. Что за несусветная чепуха! Чтобы столь обходительный и утонченный джентльмен, как лорд Станнис, отказывался бы от моих приглашений на чай.
Лорд Станнис старательно жег взглядом шелковые обои над ее головой.
– Но приступим к чаю, милорд. Не желаете ли к чаю лимонный пирог?
– Благодарю, миледи. Я бы попросил что-нибудь из того, чем Тиреллы потчевали меня в прошлый раз. Дохлую кошку, к примеру.
– У вас всегда были изысканные вкусы, лорд Станнис. Я обязательно велю своему повару приготовить вам фрикасе из кошатины на завтрашний ужин, на который вас, разумеется, приглашу.
– Благодарю, – сквозь зубы выдавил лорд Станнис. – Но вынужден вас разочаровать. Завтра утром... Нет, сегодня вечером я отбываю на Драконий Камень. По делам Адмиралтейства.
– Какая жалость, – огорчилась леди Оленна. – А пока же, будьте добры, отведайте персиковый джем.
Следующие полчаса леди Оленна беседовала с лордом Станнисом об урожае персиков в Хайгардене, о погоде, о состоянии дорог, о здоровье лорда Уолдера Фрея. Лорд Станнис соглашался или не соглашался с леди Оленной короткими односложными ответами и скрипом зубов.
— Теперь, лорд Станнис, ваша очередь поддержать разговор. Я отозвалась о погоде — вы могли бы сделать какое-нибудь замечание о состоянии королевства либо о вашей семье.
– Готов сказать вам все, что угодно, лишь бы только найти предлог удалиться.
– Воистину, милорд, ваша любезность не знает границ. Что ж, так о вашей семье. Недавно мы имели честь принимать в Хайгардене вашего младшего брата Ренли.
– Какая неожиданность, – отрывисто бросил лорд Станнис. – Ренли в Хайгардене, кто бы мог подумать.
– О да, милорд, это был весьма приятный сюрприз. Он привозил с собой вашего чудесного племянника, Эдрика Шторма.
Чашка хрустнула в руках лорда Станниса.
– О, прошу прощения, пожалуйста, возьмите другую чашку. Эти волантисские чашки столь непрочны. Итак, юный Эдрик, весьма приятный юноша. И красавец: черные волосы, синие глаза. Совсем как у лорда Ренли. И у вас. И у его величества. Скажите, лорд Станнис, а какого цвета глаза у вашей дочери? Тоже синие?
– Да.
– И волосы черные?
– Да.
– О да, да, волосы и глаза Баратеонов. Помню вашего отца лорда Стеффона, он тоже был черноволос и синеглаз. Помню вашего деда и его брата Харберта. Помню...
– Воистину, леди Оленна, – взорвался Станнис. – Я охотно верю, что вы лично помните всех моих предков вплоть до самого Ориса, вы можете поберечь дыхание.
– Во имя богов, лорд Станнис, – не смешалась леди Оленна, – я лишь вспоминала, сколько же на своем веку повидала лордов. Сколь много их сменилось, скольких я пережила. И какими они все были разными, даже Ланнистеры и Талли не всегда выглядели как Ланнистеры и Талли. И только Баратеоны всегда были черноволосы и синеглазы... – старушка мечтательно задумалась.
– Но... – начал было лорд Станнис и вдруг резко захлопнул рот. Он снова уставился на обои над головой леди Оленны. Леди Оленна проворно убрала подальше от его рук волантисскую чашку. Лорд Станнис вдруг вскочил на ноги и направился к двери.
– Благодарю за гостеприимство, леди Оленна. Но вынужден удалиться – дела Адмиралтейства.
– Конечно, конечно, – захлопотала леди Оленна. – Не смею задерживать столь занятого как вы человека.
– Матушка, – заглянул в дверь спустя некоторое время лорд Тирелл. – Это не лорд ли Станнис пинает ногами под нашей дверью цветочную оградку и выкрикивает богохульные проклятья и непристойные оскорбления в адрес нашей дорогой королевы?
– Это действительно он, сын мой. Лорд Станнис всегда был несколько... Эксцентричен. В его роду, как известно, были умалишенные, но об этом не принято упоминать в приличном обществе.
– Желтоволосая шлюха! – донеслось с улицы. – Ланниспортская потаскуха!
– Воистину, Королевская Гавань с каждым годом становится все вульгарнее, – вздохнула леди Оленна Тирелл. – Даже высокородные лорды ругаются, как матросы. Сколь грубое и непристойное место. Я немедленно возвращаюсь в Хайгарден.
– Но, – запротестовал лорд Тирелл. – Но матушка, мы же еще ничего не сделали. А королева? А Маргери? А свадьба?
– Мы все сделали, милорд, прекратите суетиться. Слуги принялись собираться к отъезду в ту же секунду, как нога Станниса Баратеона переступила порог этого дома. Вам следует проследить за вашими вещами. Но прежде напишите милому Лорасу, чтобы снова привез Ренли Баратеона в Простор. И велите купить новый волантисский чайный сервиз.