Три фамилии. Не по плану

Гет
R
Завершён
140
автор
Размер:
196 страниц, 22 части
Описание:
В третьей части истории "Три фамилии" тучи сгущаются. Пророчество произнесено, Песнь Афродиты звучит, но Гарри и Гермионе не до этого. Они пытаются справиться с болью утраты, но справляется только один, а второму нужна помощь.
Помимо этого помощь нужна и Драко Малфою, который совсем запутался в себе и в жизни. В этой части герои постоянно строят планы. В тайне друг от друга или в открытую, объединяясь то предсказуемым, то самым неожиданным образом. Что в итоге пойдёт не по плану?
Посвящение:
Каждому читателю, которого я знаю "и в ник и в аватарку". Здорово, конечно, рассказывать историю, которая увлекает тебя самого, но написать её без аудитории невозможно. Что толку? Я-то знаю чем закончится, зачем тратить время? Так что огромная вам благодарность за то, что остаётесь со мной и позволяете получать удовольствие от написания.
Примечания автора:
https://ficbook.net/readfic/10391629 первая часть "Три фамилии"
https://ficbook.net/readfic/10460043 вторая часть "Три фамилии. Песнь Афродиты"
https://ficbook.net/readfic/10950745 четвёртая заключительная "Три фамилии. Фантомы"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
140 Нравится 367 Отзывы 49 В сборник Скачать

Глава двадцать первая. Не по плану

Настройки текста
Рон и Джинни что-то говорили, Гермиона их не слышала. Только что её почти железная уверенность в том, что она поступает правильно, покачнулась. Она не думала, что отпустить Гарри будет настолько сложно. Сейчас он ушёл не навсегда, просто отлучился с Дамблдором, а Гермиону парализовала паника. Как она сможет без него много-много дней, месяцев, а может быть и лет? Не представляя где он, чем занимается и насколько тяжкие испытания переживает? - … спрашивает постоянно. Ты ей что-то пообещала? Гермиона? - Что? - нахмурилась Гермиона, переводя затуманенный взгляд на Джинни. В руках она держала письмо, на подушке Гарри сидела Стрелка. - Я говорю Флёр постоянно мне пишет и спрашивает, почему ты ей не отвечаешь, - терпеливо повторила Джинни. - Что она хочет? - Флёр? Джинни, причём тут Флёр? Мне не до нее, извини. - А чем ты хочешь заняться? - спросил Рон осторожно. - Сидеть тут и пялиться в стену? Дверь в комнату отворилась, вошли Дин с Симусом. Симус замер в проходе, переводя взгляд с Джинни на Гермиону и обратно. - Привет, Рон, привет, Джинни, - сухо поздоровался он, намеренно пропуская Гермиону. Он всё ещё злился, они повздорили на прошлой неделе. Симус всегда был обидчивым и вспыльчивым, вот и сейчас всем своим видом показывал, что Гермиона отныне для него пустое место. - У нас вечеринка в пижамах? - хохотнул Дин. - А где Гарри? - Мы просто болтали, - почесал затылок Рон. - Симус, что с лицом? - А что с моим лицом? - недовольно буркнул он. - Ну ты как-будто лимон съел. - Было бы здорово, если бы она отсюда вышла, это вроде мужская спальня и она общая. Вы имеете право приводить гостей, а я попросить их уйти. - Ты чего? - нахмурился Рон. - Ничего. Гермиона в последнее время ведёт себя… странно. - Тебе какое дело? - ощетинилась Гермиона. - Я тебе что-то должна? - Мне-то? Нет. Я за друга переживаю. Может газеты не так уж и не правы были, называя тебя змеёй, пригретой на груди? - Эй, - Рон встал, щёки его тут же привычно заалели. - Ты говори, но не заговаривайся. Гермиона — мой друг. - А Малфой? - усмехнулся Симус. - Тоже твой друг теперь? - Слушайте, что за вечер такой? Причем тут Малфой? - Ну он сейчас ждёт Гермиону у портрета, - беспощадно продолжал Симус. - Весь извёлся, в гостиную рвётся, просит её позвать. Тот случай, когда думаешь, что падать ниже некуда, но тут со дна постучали, да, Гермиона? Гермиона тут же встала. Что могло случиться за эти полчаса, что Малфой наплевал на конспирацию и пришёл к гриффиндорской гостиной? Она быстрым шагом направилась к двери, но вернулась, отыскала, наконец, в сумке Гарри Карту Мародёров, и только потом вышла, не сказав молчаливым парням ни слова. Джинни побежала за ней. - Что Драко здесь делает? - Я не знаю. Сейчас спросим. Они проскочили через полупустую гостиную и вышли в коридор, освещённый факелами. Малфой, цепляясь ладонями за рукава мантии, прохаживался от стены к стене, услышав скрип портрета, тут же бросился к девочкам. - Наконец-то, я ждал на восьмом этаже тебя, но Крэбб с Гойлом вернулись и… - речь его была сбивчива и нервно-тороплива, однако, договорить он не успел, из гостиной вышел Рон. Увидел Малфоя рядом с Гермионой и Джинни и, сжав зубы, ринулся к нему. Как баран рогами, он упёрся лбом в его лоб. - Ты что тут делаешь, слизняк? - Исчезни, - брезгливо скривился Малфой, отступая и пытаясь обойти старого врага. Но Рон шагнул за ним влево, вытащил палочку и без предупреждения выкрикнул. - Инкарцеро! - плотные верёвки тут же обвили тело Драко и он рухнул на землю, ещё один взмах палочки и во рту его появился грязный кляп. - Ты что творишь? - ужаснулась Джинни, бросаясь к Малфою, но Рон грубо её оттолкнул. - Какого чёрта здесь происходит?! Вы спелись с Малфоем? - вскричал он, сжимая кулаки и грозно глядя на подругу и сестру. - Зачем ты напал на него? - злилась Джинни. - Гарри тоже ему верит! - Гарри ему не верит, - спокойно поправила Гермиона. - Он верит мне, а я Малфою. Этого достаточно. Отойди, Рон, и дай нам поговорить, иначе я тебя заколдую. - Гермиона, - упавшим голосом позвал Рон. Сделал шаг к ней, бережно взял её лицо в ладони, приглядываясь к ней, как к чему-то новому, как к диковинной зверушке. - Что с тобой? Это же Малфой… Она опустила его руки и обошла, как неодушевлённую преграду. Взмахом палочки вспорола верёвки, опутавшие тело Малфоя, вытащила кляп изо рта и помогла ему сесть. - Дебил, - злостно выплюнул Малфой, глядя снизу вверх на Рона. - Драко, зачем ты пришёл? - поспешила вернуть его внимание Гермиона. - Я ждал тебя на восьмом этаже, когда вернулись Крэбб с Гойлом. Они вошли в комнату и я успел увидеть, что это за помещение — склад спрятанных вещей! Понимаешь? Сломанный шкаф — там! - Но ведь он сломан? - Ты уверена? Дай карту! К ним подскочила Джинни, несмотря на протестующий возглас Рона, все втроём они склонились над Картой и пока многочисленные коридоры вырисовывались тонкими линиями на пергаменте, искали восьмой этаж. - Ребята… - первой обнаружила кое-что Джинни и голос её был тих и напуган. Она указала пальцем на несколько точек, спешащих вниз по лестнице от Выручай-комнаты. Помимо фамилий Крэбба и Гойла, Гермиона прочла ещё несколько: А.Кэрроу, А.Кэрроу, Ф. Сивый, С. Гиббон, Т. Роули и… - Бэлла… - выдохнул Малфой. - Они здесь. Некоторое время все молчали и наблюдали, как точки медленно спускаются с этажа на этаж. Первым очнулся Рон. - Чего мы сидим?! Гермиона вздрогнула и расползающиеся в страхе мысли собрались в кучу. - Нам надо к Дамблдору, да? - предложил ни кто-нибудь, а именно Малфой. - Его нет в школе, - Гермиона поднялась на ноги и собрала растрепавшиеся волосы в хвост, затем вынула из кармана Феликс. - Сначала это, сделайте все по глотку, сейчас же. Она откупорила крышку и передала зелье Джинни, та — Малфою, а он обратно Гермионе, чтобы не взаимодействовать с Роном. Гермиона сама вручила другу Феликс, но обратно не приняла. На дне оставался всего глоток. - Возьми с собой, Рон. Иди в гостиную, предупреди всех, чтобы не высовывали нос из башни этой ночью. Если кто-то захочет пойти с тобой — дай ему зелье. - А ты? - Обойдусь, - она повернулась к Джинни. - Найди профессора МакГонагалл, расскажи, что случилось. Джинни кивнула и побежала к лестнице без лишних слов. - Я пойду на поиски кого-то из Ордена, - Гермиона раскрыла карту и стала водить пальцем у потайных выходов из замка. Вскоре на улице она заметила три точки — Люпин, Тонкс и Билл шагали к замку от Гремучей ивы. Она вручила карту Рону. - Найди нас, когда предупредишь ребят. Он тоже кивнул и скрылся за портретом. - А я? - голос Малфоя дрожал. - Ты должен найти их и присоединиться. - Гермиона, они пришли не просто так… Они пришли проконтролировать, как я выполню задание! - Ты его выполнишь так, как мы договорились. - Но где Поттер? - Я не знаю, Драко, мы должны действовать по обстоятельствам! - разозлилась Гермиона и прибавила жёсткости голосу. - Сейчас его нет в школе, но это не значит, что мы должны опустить руки и спрятаться по углам! Иди к Пожирателям, встреть их, как полагается, с облегчением и… Будь осторожен. Гермиона развернулась и со всех ног помчалась вниз по лестницам, срезая путь через потайные пути. Она добралась до дубовых парадных дверей даже не запыхавшись. В темноте разглядела три силуэта, которые, заметив её, тут же поспешили навстречу. - В чём дело, Гермиона? - спросил Люпин, когда свет из фойе выхватил его лицо из темноты. - Почему ты не в спальне? - В школе Пожиратели смерти, - выпалила она без предисловий. - Что? - опешил Билл. - Но этого не может быть, мы только что обошли все дополнительные выходы из замка, - запричитала Тонкс. - Они вошли по другому! Нам нужна помощь, ну же! Члены Ордена ей не верили. Как бы печально это не звучало, но к счастью в небе над Астрономической башней, с громким, отдалённым эхом выстрела, появилась зеленовато-бледная Чёрная Метка. Только это привело в чувство Тонкс, Билла и Люпина. - Не может… - прошептал Люпин и тут же его лицо стало собранным и решительным. - Скорее, в замок! На ходу вытаскивая палочки из карманов, все четверо ринулись в фойе. Гермиона судорожно соображала, почему над замком плавает Метка. Никто бы не успел погибнуть, Джинни наверное ещё не добежала до МакГонагалл, а Рон не успел вернуться из гостиной. Больше в замке быть никого не должно, Гермиона только что бежала вниз по пустым коридорам. Случайная жертва? Припозднившийся студент? Или… Это только способ привлечь внимание? Гермиона и Билл бежали позади Тонкс и Люпина. - Ты в порядке? Флёр за тебя переживает, - говорил Билл, поглядывая на Гермиону искоса. - Почему? - Не знаю. Она говорит, что раскладывала как-то карты и кое-что её смутило… Что за дела? - Я не помню, Билл, прости. Можешь передать ей, что со мной всё хорошо. - Как Пожиратели попали в замок? - крикнула на ходу Тонкс, оборачиваясь, но Люпин призвал её к тишине жестом. И не зря. В коридоре третьего этажа все услышали отдалённые голоса и замерли, выставив вперёд палочки. Вскоре из-за угла появились четыре фигуры — две в школьных мантиях, две в черных, с капюшонами. Крэбб и Гойл затормозили, увидев соперников и тут же дали дёру — развернулись и помчались прочь. Зато Пожиратели сразу вышли вперёд, стягивая капюшоны с головы. Гермиона их не знала — мужчина и женщина, чем-то похожие между собой, приземистые, с одинаково алчными улыбками. Битва началась внезапно и одновременно с обеих сторон. Разноцветные лучи вылетели из всех палочек, столкнулись на полпути и рассыпались градом по стенам. Больше на Гермиону никто внимания не обращал, Люпин и Тонкс сцепились с мужчиной, Билл — с женщиной. Гермиона отбивала щитом летящие во все стороны шальные заклятия и пыталась прорваться наверх. Она хотела убедиться, что с Роном, Джинни и Малфоем всё в порядке, Чёрная Метка не давала ей покоя. Пожиратели видели, что она прорывается сквозь поле боя и пропускали, не отвлекаясь от соперников. Гермиона вырвалась в пустующий коридор и помчалась по лестнице, перескакивая через три ступеньки одним шагом. На шестом этаже у профессорского крыла она услышала торопливые шаги и вскоре увидела спешащих к ней МакГонагалл, Флитвика и Джинни. - Мисс Грейнджер! Это правда, мисс Уизли сказала… - Третий этаж, профессор, - перебила Гермиона. - Орден там, Пожирателей двое. - Филиус, предупредите своих студентов сейчас же, чтобы не выходили из гостиной! Найдите Помону и Северуса и скорее спешите к нам! - велела Макгонагалл и, с несвойственной даме её возраста резвостью, побежала по коридору. - Над замком Метка, - сказала Гермиона Джинни на ходу. - Нужно найти Рона, Билл тоже здесь. - Билл здесь? - ужаснулась Джинни и притормозила. - Я к нему. Не слушая возражений, Джинни развернулась и поспешила за профессором МакГонагалл. Гермиона застыла на мгновение, выбирая, ринуться в бой или удостовериться, что Метка выпущена не в честь смерти Рона или Драко. Выбор за неё сделала судьба. Как только Джинни исчезла на тёмной лестнице, с противоположной стороны коридора выскочили двое Пожирателей. Гермиона сразу узнала Сивого, скорее по запаху, нежели по внешнему виду. А за спиной его, гордо держа голову, стояла Беллатриса. - Ух, какой лакомый кусочек, - проскрипел Сивый и, растопырив пальцы с длинными, желтыми когтями, резко дёрнулся Гермионе навстречу. Остановила его не она, сама не успела даже палочку поднять, а звучный удар, как хлыст, огрел оборотня по затылку. Беллатриса отшвырнула его к стене. - Ты на кого позарился! - крикнула она злому и одновременно ошеломлённому Сивому. - Хочешь осквернить кровь Блэков и Лестрейнджей своей заразой? - Откуда мне знать было… Палочка в руках Гермионы вдруг завибрировала, нагрелась. Она будто вспомнила своего последнего соперника и стремилась закончить начатое. Повинуясь секундному воодушевлению, Гермиона напала на Беллатрису первая, рукав её мантии загорелся. Беллатриса ахнула, потушила огонь водой и, позабыв про Сивого, сцепилась в схватке с дочерью. Сивый юркнул в коридор и исчез. Гермиона держала удар хорошо, палочка Сириуса словно прибавляла ей дополнительных сил. Беллатриса пыталась достать её Режущими и Оглушающими заклинаниями, но, как обычно это бывало, не вступала в беседу, не насмехалась и не подзадоривала. Гермионе неистово хотелось достать её, за всё, что она сделала, но её заклинания блокировались и отлетали в стены, кроша многовековой камень. Молчаливая, жесткая дуэль была прервана, когда в коридор на шум явился Люпин, голову его украшала шапка из пыли, под глазом, до подбородка, блестел свежий порез. - Уходи, Гермиона! - крикнул ей Люпин, занимая её место. Гермиона не хотела уходить, хотела закончить, но тут где-то над головой раздался грохот, как от взрыва, и с потолка посыпалась каменная крошка. Вспомнив о Драко и Роне, она уступила место Люпину и помчалась наверх. На седьмом этаже кто-то взорвал каменный свод, под завалами кто-то стонал, но сражавшихся видно не было. Гермиона глотнула пыли, закашлялась и, переступая через разрушенные плиты, пыталась отыскать кого-то из раненных. Она успела поднять в воздух пару увесистых камней, когда её окликнул знакомый голос. - Гермиона! - шёпот Драко едва различался среди звуков битвы, но она ждала вестей и услышала его. Малфой добрался до неё, цепляясь мантией за выпирающую из камней арматуру, и схватил за плечи. - Родольфус… - Что? Тоже здесь? - Нет! Он… Кэрроу сказала… Она сказала, что он пошёл за твоими родителями. - За… моими? - прошептала Гермиона. - Да, это его задание на сегодня. Тебе нужно спешить! - Но… Последняя мысль пискнула в голове и лопнула, вонзившись в мозг острыми осколками. Как в тумане, она развернулась и, царапая руки и ноги об острые камни, выбралась на лестницу. Возгласы боли, разъярённые выкрики доносились из тёмных коридоров, но Гермиона не останавливалась. В голове молотом стучал страх. Родители… Они беззащитны абсолютно. Появление в их доме Родольфуса — это приговор. Но он не посмеет. Он не сможет, у него рука не поднимется. Гермиона думала так на полном серьёзе, как будто такая установка могла помочь. Ей не хватало скорости, каждая потерянная секунда больно ударяла по сердцу. У дубовых дверей она плюнула на осторожность, даже не оглянувшись по сторонам обернулась волчицей, подхватила в зубы палочку и побежала к воротам с вепрями. Четыре лапы вспахивали рыхлую землю, заставляя спотыкаться, свежий воздух резал лёгкие, но она не остановилась, пока не оказалась на тропе, бегущей вниз, к деревне Хогсмид. Гермиона снова стала человеком и трансгрессировала. Оказавшись на лужайке перед домом, первое, что отметила Гермиона, это то, что над крышей не парит Чёрная Метка. Ну конечно. Он бы ни за что не посмел тронуть родителей, они здесь совершенно ни при чём. Обсуждая следующий шаг Родольфуса или Беллатрисы, они с Гарри никогда даже не предполагали, что те захотят навредить родителям. Может, Малфой обманул? Он предал их и заставил Гермиону уйти с поля битвы? Но зачем? Свет в окнах не горел, дверь оказалась заперта. Гермиона вскрыла её Алохоморой и вошла в тёмную прихожую - Мам! Пап! - голос её, оказывается, не выдержал, звучал истерично, хотя Гермионе казалось, что внутренне она абсолютно спокойна и собрана. Однако ноги тоже подрагивали, пока она бежала по лестнице, продолжая звать родителей. Спальня оказалась пуста, как и гостевая, кухня и гостиная. Их не было дома. Гермиона не представляла, что это значит, но тишина не казалась зловещей. Ничего не говорило о том, что здесь кто-то побывал, сражался, сопротивлялся. Вышагивая по кухне в попытке решить, что делать дальше, Гермиона вспомнила, что не увидела на подъездной дорожке машину. Взгляд её сам метнулся к холодильнику, где всегда висел календарь, утыканный разноцветными кнопками со стикерами. Она посветила палочкой и увидела, что сегодняшняя дата помечена жёлтым стикером. Маминым почерком было написано: «День Рождения Джоанны». Даже не потушив огонь на конце палочки, Гермиона трансгрессировала по знакомому адресу. Снова потеряно время… Переместившись, она сразу попала под зеленоватый свет Чёрной Метки. Череп раскрывал рот, высовывая язык в виде змеи; Гермионе показалось, что она смотрела на него целую вечность, хотя на самом деле — всего секунду. Взбегая по ступеням к дому, она всё ещё была уверена, что это какая-то ошибка, чья-то злая шутка или случайность. Пробегая мимо сжавшихся в углу за диваном Джоанны и её детей, рыдающих, прикрывающих уши в страхе, она до сих пор думала, что не встретит никого наверху. И она почти успела. Какое коварное слово — почти. Вбегая в коридор второго этажа, она слышала голос мамы — молящий, дрожащий от страха, а в следующую секунду услышала предсмертный влажный хрип. Родольфус стоял к Гермионе спиной, когда резко, как ножом, взмахнул в воздухе палочкой и перерезал горло Розе Грейнджер. Но ведь такого не может быть. Чья-то злая шутка, видение, Малфой обманул. Тогда почему по полу разливается кровь? Гермиона застыла, грудь всё ещё тяжело вздымалась после забега с препятствиями, но руки и ноги, казалось, отяжелели, стали каменными и потеряли способность к движению. Спасло то, что Родольфус никак не ожидал увидеть её здесь. Он сунул палочку в карман, спокойно обернулся, чтобы уйти и столкнулся взглядом с Гермионой. Отшатнулся назад, наступив подошвой тяжёлого ботинка в лужу крови и открыл в изумлении рот. А вот Гермиона времени терять не стала. В голове почему-то зазвучал голос Гарри: «Сектумсемпра… Кто-нибудь слышал о таком заклинании? Написано от врагов». Самый злейший враг в мире сейчас стоял перед ней. И хотя Гермиона всё ещё глупо отмахивалась от скользкой, ужасно тёмной, ранящей мысли, что случилось непоправимое, руки действовали сами по себе. Удар был резкий, заклинание произнесено невербально, серый луч полоснул Родольфуса по плечу и на пол тут же упал ровный обрубок его правой руки, словно какой-то хирург-ювелир часами работал над срезом. Вопль Родольфуса отскочил от стен и едва не оглушил Гермиону. Она снова замахнулась, ей показалось, что это смешное ранение нанёс неумелый ребёнок, губы зашептали «Авада...», но Родольфус, сжимая оставшейся рукой рану, из которой потоком хлестала кровь, трансгрессировал. Воцарилась тишина, но и она не казалась Гермионе зловещей. - Мам? - позвала она тихо. Переступила через обрубок руки и села в лужу, в которой смешалась кровь Родольфуса и Розы Грейнджер. Как хорошо, что Гермиона научилась этим колдомедицинским штучкам. Она однажды едва не потеряла Сириуса, потому что не умела пользоваться кровоостанавливающим и крововосполняющим заклинаниями, потом Гарри. Набив шишку, она хорошенько изучила этот раздел магии и спасла Малфоя и Виктора. И маму спасёт. И хотя тело уже не дёргалось в конвульсиях, а застывший взгляд устремился в потолок, Гермиона как заведённая повторяла заклинания и злилась, что рана не затягивается. - Какое-то невезение… - она схватилась рукой за щёку, оставляя влажный отпечаток на коже. Что-то внутри щёлкнуло и Гермиона вскочила на ноги. - Пап? Папа! Пробежала по всем комнатам, но так и не нашла его. Вспомнила, что видела внизу Джоанну, и поспешила на первый этаж. Увидев Гермиону все почему-то закричали — и дети, и сама Джоанна. А, ну да… кровь. - Где папа? - она села рядом с вздрагивающей от рыданий Джоанной. Та выдала что-то нечленораздельное, Гермиона попыталась разобрать, но ни слова не поняла. - Возьми себя в руки! - крикнула она, встряхнув женщину за плечи. - Где мой отец? - Он-на забрала его… - выдавила Джоанна, сквозь влажные всхлипы. - Кто? - Она успела забрать его, когд-да пришёл этот человек… Они испарились, и она вернулась одна… - О ком ты говоришь, Джоанна? - Она хотела помочь… но он что-то сказал, что-то на непонятном языке, всё вокруг озарилось з-зелёным светом и он-на упала. - Чёрт возьми, кто такая «она»?! Джоанна снова зарыдала, но указала-таки пальцем туда, куда неотрывно смотрели дети. Прямо возле книжного шкафа, в паре шагов от Гермионы, распласталось тело. Это была Эммелина. - Ох, нет… - прошептала Гермиона и переползла к ней. - Нет, Эммелина… И тут её накрыло. Наверху лежит мама и она мертва. И сколько бы Гермиона не уговаривала себя не верить в это — тело уже холодеет. Эммелина тоже мертва, Авада Кедавра. Она успела трансгрессировать куда-то отца и вернулась за остальными, но Родольфус сразил её. И всё, что Гермиона смогла, это оттяпать ему конечность… Никчемная… - Они мертвы, - сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно. Однажды её сердце уже разбилось, когда она потеряла Сириуса, может поэтому сейчас не слышно звона? Просто у неё теперь нет сердца. Но где же тогда так болит? Словно во всём теле и нигде одновременно. Гермиона потерялась во времени. Она не могла сказать, сколько просидела там на полу, оглушённая, но вспомнила, что не умерла сама только тогда, когда услышала знакомые хлопки трансгрессии. Реакция была мгновенной, она вскочила на ноги и оказалась в окружении толпы волшебников. - Остолбеней! - взревело пять или шесть голосов одновременно. Палочка Гермионы действовала без её ведома. Она никогда не практиковала круговой щит, но Сириус держал её сегодня за руку и голубая, плотная стена отразила все заклинания. Некоторые срикошетили обратно в своих отправителей, некоторые ударились о стены. - Стойте! - вскрикнул кто-то и вышел вперёд. Свет уличных фонарей осветил бледное лицо Перси. - Гермиона, это ты? Что ты тут делаешь, над домом Чёрная Метка! И… о, боже, - его взгляд упал на тело Эммелины. - Что ты наделала? - Хватайте её! - крикнул сильный мужской голос. Гермиона снова отбила несколько Оглушающих и, не медля, трансгрессировала. Всё происходило слишком быстро. Она не успевала оправиться от потрясений, собраться с мыслями, беды рушились на голову одна за другой. Всё пошло не по плану. Ей срочно нужен был Гарри, нужен, как никогда раньше. Он обязательно поможет ей разобраться, скажет, где искать отца и что делать с телом мамы, объяснит, что такое смерть, ведь Гермиона не знает. Это не может быть навсегда, не должно! Но вынырнув из одной битвы, она тут же окунулась в другую. Трансгрессировала к воротам замка и едва успела отскочить в сторону — чьё-то шальное заклинание летело прямо в неё. МакГонагалл, Люпин, Стебль, Рон, Невилл и ещё кто-то кого, Гермиона в мельтешении тел не могла узнать, сражались с Беллатрисой, Снейпом, Сивым и ещё с тремя незнакомыми Пожирателями, которых она видела сегодня в замке. Не понимая, что происходит, с чего начать и кто она вообще такая, Гермиона заметила ещё двух человек, они сражались подальше от всех. Гарри и Драко сцепились в дуэли. Гермиона так обрадовалась, что Гарри здесь, что едва не потеряла сознание. Он ей нужен, он сейчас всё объяснит… Но только сделала она к нему шаг, как Малфой знакомым движением взмахнул палочкой. Движением, которому учила его Гермиона. Пламя охватило тело Гарри за считанные секунды. Гермиона вскрикнула и отступила. Не сразу до неё дошло, что это их план. Она зажмурилась, закрыла голову руками и упала. Смотреть на это сил не было никаких. - Нет! НЕТ!!! - закричал Рон. - Агуаменти! НЕТ! Агуаменти! - Мистер Малфой, что вы творите?! Остолбеней! - Гарри! О, Господи! Гермиона не могла заставить себя открыть глаза. Сомкнутые веки подсвечивались изнутри красноватым светом, она чувствовала жар огня. Не успела… Она не успела с ним поговорить. Что же ей теперь делать? Куда идти? К кому? Его пытались потушить, Гермиону обдавало брызгами воды, а она всё сидела на земле, абсолютно раздавленная, и не могла заставить себя сделать хоть что-то. Битва продолжалась, кто-то встал на защиту Малфоя, Рон кричал, разрывая глотку, и в этом крике было столько боли, что Гермиона поняла — они верят в то, что Гарри погибает. В унисон его рыданиям раздавался и весёлый голос Беллатрисы, она праздновала падение Гарри Поттера. Наконец, огонь погас. Гермиона открыла глаза. Малфой сжался в комок за спинами Беллатрисы и огромного светловолосого амбала-пожирателя. Рон опустил палочку и упал на колени перед подпалиной на траве, уверенный, что это всё, что осталось от его лучшего друга. Какой жестокий план… Кто его придумал? «Ты», - раздался насмешливый голос в голове. Правильно, она. Потому что мир жесток. Потому что люди гибнут и всё это из-за Волан-де-Морта. По его приказу убили маму, от руки его прихвостня погибла Эммелина, защищая папу. Он сеет мрак и смерть, он не должен жить. Гермиона встала. Голова раскалывалась на части от тяжести, мысли всё ещё были вялыми, крики и рыдания разрывали барабанные перепонки. Всё пошло не по плану, но надежда ещё есть. Встать рядом с теми, кто очень её ждёт. Узнать всё, что можно о крестражах изнутри. Втереться в доверие, достать Родольфуса, отомстить. Методы Ордена всегда были настолько миролюбивыми, что почти бесполезными. Эти люди не смогут ей помочь, суровые времена требуют суровых мер. Таких же, какими пользуются Пожиратели. Гермиона уговаривала себя сделать то, на что вроде бы решилась, но как же это было тяжело. Её появление поставило схватку на паузу. Все опустили палочки, сами того не заметив, и ждали её реакции. Каждый из присутствующих понимал, что смерть Гарри для неё это крах всему, настороженно её провожали глазами и Орден, и студенты, и Пожиратели. Малфой вышел из-за спины Беллатрисы, тяжело дыша. - Гермиона! - Рон вскочил на ноги и побрёл к ней, пошатываясь. Лицо его блестело от слёз, руки были измазаны сажей. - Я пытался, правда, я пытался! Он это сделал, это Малфой, я ничего не мог… Гермиона его не дослушала, погладила по плечу и пошла дальше. Снейп не сводил с неё встревоженного взгляда, когда она проходила мимо, но никто её не остановил и не окликнул. Казалось, все ждут сигнала. Битва начнётся тогда, когда Гермиона поднимет палочку. Но она не начнётся. Малфой вышел ей навстречу. - Всё нормально? - Нет. Их слова раздавались чётко и громко в гробовой возникшей тишине, каждый мог услышать сказанное, даже не прислушиваясь. Хотя слушать тут больше было и нечего, достаточно было смотреть. Гермиона встала рядом с Малфоем и взяла его за руку. - М-мисс Грейнджер…? - потерянно прошептала профессор МакГонагалл. Гермиона и Драко трансгрессировали.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты