Нимфа ночных грёз

Гет
NC-17
Завершён
91
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
― ...твоя белая кожа, что пахнет свежим мёдом, каждый твой плавный изгиб ― всё необычно, всё хочется опробовать. Нимфа ночных грёз.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 3 Отзывы 21 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
― Что, решила искупаться, золотко? Стоило только Лив по пояс погрузиться в бурлящую воду горячего источника, как сзади раздался бархатный голос Локи, мужчины, из-за которого по её телу тут же рассыпались крупные мурашки, от которых становилось не по себе в том самом приятном будоражащем смысле. И впрямь каждая клеточка тела девушки отозвалась на ласковое прозвище, которое слетело с его уст и теперь вынуждало её обернуться к нему лицом, с нескрываемым желанием заглянуть в хитрые очи. ― Решила. В одиночку. ― решительно отрезала девушка, глубоко вдохнув и нырнув в толщу лазурной воды, что скрыла её нежное тело в своём прихотливом царстве. Каждый миллиметр её тела чувствовал приятное жжение и покалывание, от которого разливалось долгожданное блаженство, о котором так долго мечтала темноволосая. Вода успокаивала. Словно рассекая бурлящие потоки, Лив чувствовала, как нежные обнажённые бёдра поддавались этому течению, что словно ласкали её. Скрытая водною гладью, девушка ощутила давление и непривычную нехватку кислорода, а когда прикрытые веки стало неприятно пощипывать, то её голова тут же оказалась во власти одного лишь свежего воздуха, ничего не мешало ей теперь вздохнуть полной грудью. Из кристально-чистого водоёма, казалось, вынырнула самая настоящая нимфа: сказочно махнув головой и растрепав тем самым некогда пышную шевелюру, которая тяжелым грузом приземлилась на хрупкие плечи и каскадом рассыпалась по спине, девушка обернулась к глазеющему на неё мужчине, лукаво усмехнувшись. Длинные пряди спадали на грудь, едва прикрывая соски и давая разгуляться фантазии Локи, который неотрывно рассматривал плавные изгибы брюнетки. Каждый излом, каждое её очертание завораживало, манило и приковывало взор, что бесстыже гулял по девичьей фигуре и останавливался на самых аппетитных, казалось, местах. ― Ты словно нимфа. Ещё и глядишь так… Необыкновенно. ― совершенно случайно из его уст вырвалось сие оценивающее предложение, которое хитрец и не думал оспаривать или оправдывать. Ему нравилось то, как Лив, до пояса погружённая в горячий родник, смотрит на него и откидывает назад прилипшие волосы, обнажая аккуратную грудь и поддавая шикарную фигуру свету луны, который пробивался сквозь пелену мрака и взаимно рассеивал его. Что-то неведомое управляло ею: неистовое желание ощутить этого мужчину рядом, ближе, чем когда-либо, овладевало ей с каждой секундой всё сильнее. ― Что же во мне необыкновенного? ― вопрос Лив пришёлся прямо, без каких-либо осторожных подходов к интересующей теме, что ни капли не смутило Локи, напротив, заставило хитро обнажить ровный ряд белых зубов и опустить затуманенный взор под ноги, в холодные камни, что вытягивали горячий настрой. Вновь глаза его оказались устремлены в сторону обнажённой мидгардки, чьё тело блистало от стекающих одиноких каплей кристальной воды и лунного света, который будто вырывал её из плена полюбившегося мрака, царившего в такой поздний час. ― Твой голос ― услада, ― говорил медленно и стараясь не прерываться на сбитое дыхание, которое выпрашивало больше спасительного кислорода, ― твои глаза ― дурман для каждого, кто посмеет в них взглянуть. Твоя белая кожа, что пахнет свежим мёдом, каждый твой плавный изгиб ― всё необычно, всё хочется опробовать. Нимфа ночных грёз. Его слова казались Лив наиболее подходящими в данный момент, такими завораживающими и зачаровывающими, что девушка, будто находясь во власти хитрецкой магии, изящно потянулась, очертив кончиками длинных пальцев выделяющуюся в ночной беспощадной мгле фигуру, показывая каждое своё достоинство и не стесняясь этого делать, словно это было чем-то таким привычным. Казалось, от неё исходил жар, а в подтверждение тому ― испаряющиеся капли, что облюбовали всё её тело, а теперь терпят болезненное поражение. Локи точно не мог сказать, от чего Лив казалась столь притягательной, почему именно её улыбка вскружила ему голову, почему в запретных сладких фантазиях он ласкает именно её? Точного ответа не было и вряд ли он появится. Просто желание исследовать её тело своими руками, оставить поцелуй на каждом миллиметре белой кожи становится невыносимым, оно течёт по жилам и будоражит хитрый разум, вырисовывает пылающие картины их безудержной страсти, что ясна лишь им двоим. ― Я хочу касаться тебя, золотко. А я всегда получаю то, чего жажду. ― молвив, будто рыком, Локи вальяжно приближается к водоёму, чувствуя исходящее тепло от родника, от его неспокойных краёв и бурлящих вод, что пытаются поглотить всё здесь, подчинить себе, непослушно вплеснувшись дальше нужного. Зачарованный взор девушки всё также был прикован к фигуре этого хитреца, что неспешно избавлялся от своего одеяния, шаг за шагом, каждое действие его ловких рук плавно перетекало в другое, делая все его движения ещё более волшебным и изводящими. Терпение Лив было на исходе: она точно знала, что за игру он затеял, знала, чего он хочет и что сделает с ней. Но отказываться от этого не хотелось. Хотелось лишь анакондой извиваться в его руках, не стесняясь громких стонов, что вырываются из самой груди, хотелось по кошачьи изгибаться, ощущая его внутри себя. Хочется всего и сразу. ― Для чего ты раздеваешься? ― Хочу получить наслаждение в этом роднике, расслабившись. ― всё также медлительно, Локи сделал первый шаг на каменную ступеньку, что погружена в лазурные воды, затем ещё и ещё, ровно до тех пор, пока полностью не оказался в воде, чувствуя её тепло всем своим не менее горячим телом. Оно пылало. Оно пылало от одного взгляда мидгардки, которая так внимательно всматривалась в рельефы божественного тела, неприкрыто наслаждаясь его чудесной наготой. Не боялась она заострять своё внимание на торсе, мышцы которого перекатывались от любого чрезмерно сексуального движения, не стеснялась опускать взгляд ниже, исследуя очами рыжеватую дорожку из волос от пупка и ниже, и длилось это ровно до тех пор, пока Локи не погрузился под воду, скрываясь от настойчивого взора. Лив не видела его даже сквозь чистую кристальную воду, будто мужчина растворился и не захотел показываться, и вглядываться теперь казалось бессмысленным занятием, пустой тратой времени. Но нарастающее возбуждение, необходимость в слиянии двух тел и простое человеческое любопытство смешались в единый коктейль, и теперь девушка беспокойно высматривала сильное мужское тело рядом с собой, но вовсе не удавалось это, ведь рядом его не было. ― Глупые шуточки, Локи! ― возмущенно отозвалась Лив, сложив руки на груди и поёжившись от обдавшего её холодка: мокрые пряди волос уже совсем не такие горячие как при первом погружении, они теперь больше схожи на ледяные касания самой смерти, вкус которой вертелся на языке при каждом приключении. Погружённая в воду лишь до талии, Лив усмехнулась и недовольно цокнула языком, ведь желание заплыть дальше и согреться было таким сильным, что едва как оно боролось с желанием остаться здесь и покорно ждать продолжения. ― А мне нравится. ― шёпот, что раздался у левого ушка валькирии, казалось, испугал её до полусмерти, но стоило лишь молниеносно мозгу обработать этот хриплый баритон, то сердцебиение участилось уже не из-за налипшего страха, а из-за тянущего внизу живота, возбуждения. Руки его, словно шустрые змеи, тут же обвили женскую талию, наслаждаясь сочным изгибом, что оказался в его владении. Невольно Лив прижалась только сильнее, чувствуя мужское тело за своей охладевшей спиной, которая теперь загоралась от прикосновения кожи, подобно фениксу, что возрождается из пепла. Учащённое дыхание у её ухо вызвало чёртов рой озорных мурашек, что приято покалывали всё тело и не давали о себе забыть, ведь исчезать они не собирались, совсем не собирались. На каждое действие Локи женское тело реагировало слишком бурно, но это не могло не нравиться: стоило длинным мужским пальцам скользнуть вверх, к упругой груди, как девушка выгнулась дугой, едва сдержав гортанный стон. Она уже была на пределе, но ведь ещё ничего не началось. Всё тело уже жаждало прикосновений, ласк, поцелуев и дразнящих укусов, поэтому всё, что происходило ― испепеляло её, делало такой уязвимой и слабой, но это ей тоже нравилось. В руках этого мужчины она может позволить себе быть слабой, не противясь его воле и искренне наслаждаясь им. Ненавязчиво, он положил руки на её грудь, аккуратно массируя, будто издеваясь своим горячим медлительным темпом. Плавно передвигаясь, он скользил вверх и вниз, несильно сжимал свои ладони, будто невзначай цепляя твёрдые соски, что от такого приятного трения посылали жгучие импульсы стремительного тока, который растекался по всему телу тонкими струйками. Удивительно, что девушка ещё ни разу жалобно не заскулила, умоляя о чём-то большем.

Покорно ждёт этой необходимости, не тратит попросту мелодичные мольбы.

Первый поцелуй пришёлся в шею, что не была скрыта копной тёмных волос: багровое пятно акварели плавно растекалось на её пахнущей мёдом коже, поражая соседние капилляры и ещё сильнее затягивая тугой комок внизу девичьего живота. Казалось, что сейчас этих вещей и не хватало: настойчивых ласк, пьянящих поцелуев и глотка спасительного кислорода. Катастрофически не хватало этого мужчины, невероятно хотелось продолжать это вечность, до тех пор, пока она не перенасытится этим всем. Но каждый раз, когда она была на исходе, когда так хотелось раствориться в собственных смешанных чувствах, то тело лишь болезненно изнывало, требуя большего. Мягкие губы так настойчиво ласкали девичью шею, что Лив не сдерживала тихих постанываний, что вырывались с напряженного горла практически без остановки, балуя самовлюблённое сознание рыжеволосого божества. Но стоило лишь девушке прижаться скользкими от воды ягодицами к твёрдому, как камень, члену, как мужчина также тихо застонал и сам, не нарочно прикусив кожу над пульсирующей жилкой обезумевшей от желания, Лив. Это было сладострастной пыткой, что пришлась ей по вкусу, сладкое томление разрасталось по всему телу, подобно ядовитому плющу, оно порождало в ней желание взорваться от жжения внутри. Непрошенного жжения внутри, что напоминает о себе каждый раз, как кожа их соприкасается на жалкие мгновенья. Сильные руки опускались вниз, к промежности, которая точно бы была испачкана толстым слоем смазки, если бы не вода, что скрыла такие непристойные доказательства её возбуждения. Оно и впрямь граничит с безумием и болезненным дискомфортом, она в таком шатком положении, что одного резкого движения Локи хватит, чтобы кончить и сорваться на болезненный стон. Его пальцы аккуратно скользнули вдоль, якобы невзначай задевая набухший клитор, от чего Лив снова выгнулась, нежно простонав имя мужчины, будучи совсем не в своём разуме и сознании. Валькирия не чувствует какого-либо стыда, напротив, лишь безудержное наслаждение от своей раскрепощённости и податливости в руках Локи. Совершая круговые движения, массируя пылающую точку, Локи лукаво усмехается, наблюдая за подрагивающим телом молодой девицы, что покорилась его взгляду и также подчинила его. От каждого её тяжелого вздоха, и без того напряженный член подрагивал, ведь затуманившее разум желание оказаться внутри отдавалась болезненной пульсацией по всему телу. Жажда наслаждения затмила молодые умы, и теперь её нужно либо рассеять и забыть, либо утолить, вдоволь насытившись друг другом. ― Так жалобно стонешь, золотко. Вмиг очутившись у горячего каменного края, о который теперь можно было опереться, а в случае Лив, прижаться грудью и упереться ладошками, девушка жалобно заскулила от желания: мужчина находился сзади и чертовски плавно проводил членом по её промежности, раздвигая половые губы и скользя по горячей точке, точно зная, что надолго мидгардки не хватит. Она выгибается и подаётся бёдрами навстречу, желая поскорее ощутить его внутри, но нужно подождать и довести её до крайней точки, когда ей самой уже захочется взять всё в свои руки. Когда он сделал это вновь, обнадёжив возбуждённую до душащего безумия Лив, то по телу его разлилось приятное покалывающее тепло, подначивающее и дразнящее. Не прекращая скользить членом по её влажному от горячей воды и густого масла, лону, в один миг их стоны начали сплетаться в единое целое, в соблазнительную мелодию, что глухо ударялась об ушную раковину и больно била по вискам. Девушка нетерпеливо потирается о колом стоящий член Локи, надеясь на его снисходительность и такое же желание погрузиться в пучину разврата и омута безумия. Он вошёл в неё резко, до упора, что Лив подалась вперед от напора мужского тела, хрипло застонав от пронзившего наслаждения. Сладкая нега тут же окутала с головы до ног, поглощая их тела в трясину этого безумства, которое они сами устроили, ещё когда пересеклись взглядами при первой их встрече. Первое плавное движение бёдер вызвало очередную россыпь мелких мурашек, а узел внутри затянулся так сильно, что пришлось сжать каменный выступ своими руками, чтобы просто не сойти с ума от долгого томления. Громкий вздох Локи отдался приятным теплом в груди Лив, которой пришлась по вкусу такая его реакция на её аппетитное тело, которое он так долго желал получить. Грубо схватив валькирию за талию, двигаться Локи стал грубее, чем прежде, даже не взирая на простейшие законы физики, которые действовали в воде и не позволяли совершать такие резкие поступательные движения, из-за которых умение дышать казалось чем-то волшебным. Двигаясь вдоль узких рельефных стенок, что так тесно сжимали его член, по телу пробегала приятная дрожь, от которой становилось физически невыносимо выдержать это испытание. Чем дольше он в ней, тем сильнее рыжеволосого захлёстывает блаженство, рвущееся наружу из глубин мрачной души. ― Веди себя тише. ― шёпотом молвил мужчина, перебивая протяжные и нетерпеливые стоны, которые рваными частицами вылетали из женской груди. Не прекращая вколачиваться в молодое тело, Локи удавалось лишь бегло ощущать то, как активно Лив подмахивает широкими аппетитными бёдрами, буквально насаживаясь на подрагивающий орган, в погоне за желанием прочувствовать каждую выступающую и пульсирующую венку, насладившись этим вдоволь. ― Чёрт, Локи… ― и вновь эта непреодолимая черта: удовольствие граничит с сумасшествием, от смеси которых эмоции молодой девушки накалялись, становились острее, а каждый сантиметр кожи горел от долгожданных прикосновений, будто заходясь языками адского пламени и сливаясь с ним в безрассудном танце. Нарастало навязчивое чувство, что она вот-вот обмякнет в его жилистых руках, и как только он совершил ещё несколько резких толчков, все мышцы внутри сжались, тело напряглось, как натянутая струна Божественной Арфы, перед глазами тут же взорвались сотни тысяч цветных точек, что рассыпались в её сознании, а в ушах повис долгий звон, который всегда означал лишь то, что она кончила. ― Ты же не думаешь, что я так быстро отпущу тебя, Лив? Локи поспешно вышел из обмякшего тела мидгардки, которое билось в сладкой конвульсии и посылало неоднозначные сигналы ватным ногам; мужчина мягко развернул её к себе лицом, вглядываясь в усталые очи, в которых всё ещё сиял огонёк желания, огонёк разросшейся неги, которая текла по её жилам вместо горячей крови. Закинув девушку себе на торс и прижав к злосчастному каменному выступу, который не успел охладеть после воцарившегося помешательства и опьянения друг другом, рыжеволосый также резко вошёл в неё, резко раздвигая липкие стенки девичьего лона и вслушиваясь в сиплый стон, в котором так и плещутся остатки чёртового удовольствия. Чтобы не потерять равновесие и не упасть безвольной куклой в воду, в которой они до сих пор находились по пояс, Лив пришлось обвить его шею руками и всё также покачивать бёдрами, помогая мужчине достигнуть пика того самого чувства всепоглощающей эйфории. Властные движения вперемешку с нежностями, что он нашёптывал ей на ухо в порыве страсти, вызывали какой-то дивный эффект, такой, что вновь возродившееся удовольствие сконцентрировалось в одной точке, в одном месте, которое так колко тянуло. Усыпая рваными поцелуями кожу любимой, мужчина не мог до конца осознать, что сейчас она в его руках, прижата к твёрдой поверхности и негромко постанывает в такт его движениям, стараясь сохранять тишину и не привлекать лишнего внимания. ― Хочешь кончить, золотко? ― лукаво спросил Локи у тлеющей от экстаза Лив, которой удается лишь кивнуть головой и оттянуть нижнюю губу зубами, тщетно пытаясь заглушить саму себя и не выдавать тайну этого безумия. Все эти попытки заканчиваются ровно тогда, когда Локи накрывает её губы своими, настойчиво сминая их и проскальзывая горячим языком в женский приоткрытый ротик и наслаждаясь тем, как умело она подталкивает свой и сплетает их, делясь своей истомой с ним. Мужчина нагло прикусил её губу, оттягивая и скользя по ней языком, с нескрываемым победным видом делая всё то, о чём так давно мечтал. Внимание правой руки рыжеволосого хитреца заострилось на чувствительных сосках Лив, от прикосновения к которым барышня выгибалась дугой и едва ли не шипела от острых ощущений. Прокручивает, потирает между пальцами и играет с ними: для него это способ ускорить наступление оргазма, а для неё ― острое пресыщение похотью и усладой. Каждый толчок приятными импульсами разливался по организму, достигая даже конечностей, а все эти беспрерывные ласки, что он так умело совмещал между собой, напоминали о себе в виде предвкушения ещё одного оргазма, что накроет её с новой силой, новой сокрушительной волной лазурного самозабвения. Стоило Локи совершить ещё несколько резких движений, как всё его тело напряглось и скопившееся удовольствие взорвалось грандиозным фейерверком, ослепляя и делая таким уязвимым, ровно как и Лив, что судорожно шепчет его имя, сжимаясь тугим кольцом вокруг разгорячённой плоти мужчины. Приятное разливающееся тепло и знакомые подрагивания члена внутри не могли не удовлетворить уставшую Лив, «голод» которой утолил этот безумец. Их в любой момент могли поймать с поличным, пристыдить или высмеять, но этого не случилось лишь благодаря счастливому стечению обстоятельств. Стараясь отдышаться и успокоить сердце, что в бешеном ритме едва не ломало рёбра, они с интересом вглядывались в глаза друг друга, что теперь напоминали одни лишь омуты, в которых прятались те самые чёртики, подначившие к действиям. ― Поверить не могу. Меня очаровала мидгардка. Кому скажи ― засмеют же! ― Я валькирия. ― Ты нимфа ночных грёз.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб романтики: Путь Валькирии"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты