По ту сторону тьмы

Гет
NC-21
В процессе
80
«Горячие работы» 69
автор
Размер:
планируется Миди, написано 177 страниц, 22 части
Описание:
В планы судьбы не входит ослабить железную хватку, которой она намертво вцепилась в Драко Малфоя. Без конца сталкивая его с тем, кого он ненавидит куда более сильнее, чем кого бы то ни было за всю свою жизнь.
Но, действительно ли закон притяжения действует именно подобным образом? Не умея сильно ненавидеть, невозможно искренне полюбить?
Посвящение:
Эта работа посвящается каждому, у кого в сердце прочно поселился Драко Малфой. И тем, кто искренне верит, что даже в самой чёрной, непроглядной ночи, всегда есть надежда на едва уловимый лучик света ;)
Примечания автора:
Привет, мои дорогие=)
Выходит вторая работа, что также будет значительно отличаться от оригинала всеми любимого Гарри Поттера. Работа должна получиться достаточно мрачной, ну а там, как пойдёт=)
Искренне верю, что найдутся те, кому история придётся по вкусу, возможно оставит след. Буду рада отзывам и вашим оценкам=) Не судите строго, я лишь только учусь жить в мире стекла и погружать туда вас, мои любимые=) Эта история ещё одна дань моему безумию, с которым хочется вас познакомить=)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
80 Нравится 69 Отзывы 26 В сборник Скачать

Моя.

Настройки текста
      Малфой стоял недалеко от развернувшихся событий. На достаточном расстоянии, чтобы контролировать ситуацию и не на столько большом, чтобы не успеть включиться в бой. Так было всегда. Драко предпочитал наблюдать. Выискивая слабые стороны врага, подмечая каждую деталь, что могла сыграть на руку пожирателям, что рвались в бой на ровне с егерями. Для каждого из них это был ещё один отличный шанс доказать Волдеморту свою преданность и втайне надеяться, что тот воздаст по заслугам. Для Малфоя же подобные вылазки чаще всего являлись возможность отвлечься от всего того дерьма, что копилось вокруг парня вот уже несколько лет. Обычно он сдавался под натиском адреналина вперемешку со злостью. Той, что зародилась в нём ещё на первом курсе. Росла и развивалась вместе с ним каждый день, оттачивая, заостряя каждую грань, своим подобием напоминая алмаз. Чистый драгоценный камень с примесью яда и ненависти.       И Малфою действительно было за что ненавидеть гриффиндорских выродков. Включая ту жалкую часть, что сейчас напоминали разъярённых диких зверей, не желающих быть пойманными и разорванными на части. Они стали сильнее, злее и наконец перестали кичиться запретных заклинаний, порождённых чёрной магией. Тупым идиотам потребовалось слишком много времени, чтобы уяснить простые истины выживания, превращая их тщетные попытки сражения за спасение грёбаного магического мира от ебанувшегося напрочь волшебника, в рыб что истошно бились на суше. Сейчас у них не было даже надежды. Драко видел. Он ощутил на собственной шкуре, что значит потерять веру. Когда единственного, блять, кто мог остановить безумие, Лорд лично четвертовал пущенной вереницей Авады. Даже грязнокровке не хватило мозгов пойти на радикальные меры, наблюдая ад, в котором повяз каждый. Экселиармус против Круцио. Блять, Грейнджер, я всегда был уверен, что ты умнее. Ошибся. Бывает.       Эти мудаки на столько были озабочены истошным желанием вызволить Уилсон из плена, что напрочь лишились мозгов. Нападая в открытую, без применения тактик или продумывания планов. Вот так просто. На таран. Малфой был уверен, что новость о кончине подруги заставит их, если не включить то, что они упорно называли мозгами, то хотя бы то, что у них было вместо. Он лично позаботился о том, чтобы правдивость слухов смерти Хейли дошла до них как можно раньше. Но те лишь больше озверели, окончательно теряя рассудок. Уилсон…       Драко почувствовал, как кольцо на левой руке, что сейчас была надёжно укутана в чёрную кожаную перчатку, утяжеляло палец, напоминая о себе. Уилсон и понятия не имела, что он навещал её. Имея гораздо больше привилегий, чем кто бы то ни было другой, Малфой спокойно миновал все защитные заклятия, проникая в ту самую камеру, когда она спала. Уверяя себя, что нужна лишь дополнительная доза ярости, которая моментально распространялась убийственной дозой по венам, вытесняя густую алую жидкость. На деле же, Драко понимал, что выглядел как умалишённый. Каждый раз появляясь посреди камеры, он осматривал её на предмет повреждений. И упаси Салазара, если бы хоть раз нашёл. Смотрел часами, как ресницы девушки подрагивали во сне. А когда той снились кошмары, позволял себе приблизиться, едва касаясь пальцами нежной кожи щеки. Он чувствовал, как каждый демон внутри истошно выл, подначивая Малфоя забрать её. Спрятать. Пусть ненавидит хоть всю жизнь. Но Уилсон никогда не заслуживала быть в самой сердцевине этого безумия. Жалкое подобие покоя наступало лишь в минуты, когда девушка переставала постанывать во сне, вновь приобретая умиротворённое выражение лица. Порой Драко казалось, что он двинулся на столько, что шелест листьев за крохотным окошком с толстыми прутьями принимал за шёпот Хейли, что во сне, пусть и редко, но звала его.       Когда появилась Гринграсс-младшая у Малфоя немного отлегло. Во-первых, Уилсон больше не будет бесконечно одна, а во-вторых, Забини перестанет терзать себя, панически сжигая глазами каждый лагерь, что мы уничтожали, в поисках своего наркотика. Драко понимал его, как никто. У них был уже сформирован план. Плевать, что будет с двумя поехавшими пожирателями, но они должны были вытащить девушек.       Видимо Малфой так и не смог усвоить, что жизнь питает к нему особую форму нездоровой искалеченной маниакальной любви, в самой извращённой её форме. Ибо жёстко нагибать его раком и засаживать по самые гланды всякий раз, когда слизеринец пытался сделать хоть что-то правильно, излюбленное действие, наглядно демонстрирующее, на сколько сильно жизнь любит его трахать. Малфой не верил в столь ярое стремление Лорда к пополнению численности волшебников, как и в бред «светлого» будущего. Это было слишком нелогичным, идущим в разрез с мерзким ублюдком, что ставил себя выше всех. Выше смерти. Но когда Драко узнал кого ему уготовила судьба, у него явно произошёл очередной сдвиг, что напрочь выбил из головы все подозрения. В момент первой встречи с Уилсон он готов был заливаться истерическим смехом, добровольно сдаваясь в Мунго. Но его ждал ещё один ёбаный сюрприз. Монтегю. Руки Малфоя непроизвольно сжались в кулаки, напоминая события прошлой ночи.       Слизеринец заподозрил неладное, когда девушка пропала из вида. И именно в тот момент что-то незримое тянуло его точно к цели, заманивая, пока в ушах бился её голос, истошно зовущий его. Малфой слабо что соображал, когда обнаружил ублюдка, что пытался уцепиться за Уилсон, а та истошно брыкалась, предпочитая сотни шипов, что пробирались в глубину мышц, оставляя рваные раны, чем добровольно сдаться в руки ёбнутого Грэхэма. Особых трудов устроить паралич позвоночника, оставив смертника мучиться до конца дней в инвалидном кресле Малфою было чертовски мало. Слишком мало. Всегда. И лишь когда руки измученной Хейли обвились вокруг его шеи, а она сама уткнулась ему в шею, дикое желание найти способ оживить мудака, чтобы раз за разом сносить ему голову голыми руками, отступило.       Драко оказался с ней на руках посреди собственной комнаты. Ему было плевать, что будет утром. Будет ли она зла или станет шарахаться от него из угла в угол, умоляя сорванным голосом не приближаться. Он не позволит ей и шага от него отступить. Она его. Его, блять, и ничья больше. Ещё одна аксиома в которой Малфой тайно был уверен всегда. Топси быстро залечивала раны, не произнося ни слова. Драко видел, что домовику не удобно и, логичнее всего было положить девушку на кровать, но он не хотел отпускать, цепляясь железной хваткой, боясь, что та вновь попробует оставить его. Она ведь уже пыталась. Но то, как её кулачки сжимались на его рубашке, заставляло демонов внутри утихать.       Малфой видел, что ситуация начинала выходить из-под контроля и не в их пользу. Но что-то незримое держало его, заставляя стоять на месте и не шевелиться, пока кольцо приятно ощущалось между пальцев. Всё происходило как в замедленной съёмке. Малфой быстрым шагом сокращал расстояние между ним и теми тремя мракоборцами, что поверили в себя, осмелившись окружить Забини. Тот отбивался как мог, но было видно, силы парня на исходе. Драко успел в последний момент, перехватывая вспышку, что летела прямиком в голову мулата. Но выставляя щит, слизеринец упустил из виду одну маленькую деталь. Его спина оказалась открытой, и кто-то воспользовался моментом.       Драко не видел лица нападающего, но чётко ощущал, как что-то проникает сквозь экипировку, пробираясь под кожу, заставляя каждую клетку взрываться от яда тёмной магии, распространяя его дальше. Убедившись, что израненный Блэйз не стал свидетелем возникших новых трудностей, Малфой приказал отступать. Он прекрасно понимал, что сегодня им не одержать победу. Слишком самоуверенно было идти столь малой группой. Даже не беря в расчёт, что мракоборцев было меньше, мощь их возросла. - Малфой? – Голос мулата звучал измучено. Драко быстро прошёл по нему взглядом, оценивая степень повреждений. Друг выглядел, откровенно говоря паршиво. Рваные раны проходили широкими полосками по всему телу, а кровь быстрыми струйками стекала с рук, пропитывая землю. У виска была большая гематома, от чего у мулата явно плыло перед глазами. Сломанный нос и, судя по тому, как Блэйз переносил весь вес на одну ногу, вторая, если не была сломана, то пару внушительных вывихов к ранениям прибавилось. - Вали домой, Забини. Я разберусь. – Процедил сквозь зубы слизериннец. – И не смей подыхать, иначе я тебя сам кончу. Больше всего Драко беспокоил бок Блэйза, что окрашивал ткань с тёмно-бордовые оттенки. Чувствуя, как внутри него растёт сгусток чёрной магии, Малфою стоило неимоверных усилий удалиться с глаз друга привычной расслабленной походкой. Голова плыла, а острая боль, выпускающая шипы внутри органов, поражая каждый, заставляла часто и прерывисто дышать.       Драко знал, где и при каких обстоятельствах погибнет. У него не было надежд или тупых несбыточных мечт, что после окончания войны он сможет найти своё место в этом мире. Каким бы он ни был. Вся эта тупая связь его отца с Волдемортом, с самого детства незримо ступала за ним тенью в облике смерти с косой, что ждала лишь подходящего момента свершить то, за чем таскалась так долго. Люциус и правда преуспел в том, чтобы убивать единственного сына долго и мучительно. Но почему-то именно Драко представал перед лицом каждого в обличии истинного психа и мерзавца. Поразительная ирония, коей была преисполнена жалкая пародия его существования. Бессознательно образ Хейли встал перед глазами, заставляя Драко ускорить шаг, надеясь, что Волдеморт закончит свои неизбежные наказания за провал в сражении раньше, чем парень успеет испустить дух. Чувствуя прикосновения Уилсон на коже, он жалел лишь об одном. И сегодня Драко поступит с ней правильно. Хотя бы раз в жизни.

***

      Я сидела на кровати, так и не решаясь выйти из комнаты, что отличалась от моей. Она была примерно такого же размера, но вещей явно было меньше. Зная Малфоя столько лет, я бы скорее предположила, что каждый предмет будет усыпан золотом и драгоценными камнями. Любая вещь в его комнате должна была кричать о величии и высокомерии, что так и сочилась из слизеринца. Но вместо этого, меня встретил просторный, но в сдержанном стиле, письменный стол и стул. Пара небольших тёмно-коричневых кресел и журнальный столик. Правда кровать была гораздо больше, что наталкивало на другие мысли, которые я так старательно отгоняла от себя, не желая даже подумать о том, чтобы думать, сколько девиц побывало в ней до меня. Книжные полки были увешаны медалями и грамотами. Что явно выбивались из общей картины своим чересчур начищенным видом. Квиддич. Гордость Малфоя во всех смыслах этого слова. До сих помню его искреннюю улыбку и полные шока глаза, когда ему удалось поймать снитч, обыграв Поттера. Я невольно улыбнулась воспоминанию, чувствуя приятное покалывание в груди.       Несмело ступив босыми ногами по ковру, я непроизвольно сжалась, ожидая почувствовать под ступнями битое стекло, но никак не мягкий, подобно облаку, ворс. Кто бы мог подумать? Тот, у кого шипы наружу, любит ощущать мягкость под ногами.       Ванна оказалась просторней, до отказа заставленная баночками и склянками. Я закатила глаза, вновь улыбаясь, подобно маленькой девочке, нашедшей разгадку к сложной мудрёной загадке. Это было похоже на Драко. Вести себя так словно он чёртов китайский ребус, требующий особых тайных познаний. Стараясь не смотреть на тряпку, слабо напоминавшее платье, я наспех высвободилась из него, забираясь в душ.       Необъяснимо, но почему-то я чувствовала себя воришкой, которой удалось пробраться в запретную секцию, заполненную чем-то запрещённым. Чувствуя, как горячие капли приятно рассекали кожу, обжигая, смывая остатки ночного кошмара, я взяла одну из баночек, вдыхая такой знакомый и родной аромат мяты, что имел лёгкие нотки океана после шторма. В памяти живо всплыло как Драко прижимал меня к себе, приказывая успокоиться и именно его запах позволил истерике отступить, сменяясь притуплённым спокойствием. Странным образом, мой мозг работал именно так. Если пахнет Драко, значит он здесь. Значит безопасно. Каждому нужно место и человек, к которому захочется возвращаться. Тот, кто станет всем, затмевая собой любого вокруг. Бросив взгляд на белое кольцо, я осознала, что быть с Малфоем, для меня значило нечто большее, значит быть дома. Не задумываясь, я использовала некоторое количество геля, упиваясь наслаждением, чувствуя, как на душе становится спокойно, за исключением нарастающего ноющего чувства, что подобно опарышу копошилось в земле, в поисках пищи.       Укутавшись в одну рубашек Драко, я посмотрела в отражение в зеркале. Зелёная рубашка едва прикрывала бёдра, но запах одеколона, что бережно хранила ткань, окутывала с головы до пяток подобно пледу.       Я резко обернулась, когда за спиной что-то рухнуло с жутким грохотом. Не успев до конца осознать происходящее, я ринулась к Драко, что корчился от боли, сворачиваясь в судорогах. Упав колени перед ним, я дрожащим руками развернула его. Лицо слизеринца искажалось гримасой нестерпимой боли, а мокрые от пота волосы налипли на лоб, он глухо стонал, сжимая руками рёбра. Кожа была мертвенно бледной, и без того тяжёлое дыхание прерывалось приступами кашля. Мой мозг включился раньше, чем успела проснуться паника. - Драко, что за заклятие? – Мой голос звучал ровно, собрано. Быстро сняв с него доспехи, стараясь не причинять лишней боли, я потянула за край плотной ткани, пытаясь оголить торс и понять степень повреждений.       Ледяные руки накрыли мои, останавливая. Серые глаза, что всегда источали ледяную долину, сейчас смотрели тепло как никогда. Словно Малфой решил снять разом все маски, успешно скрывавшие его истинные эмоции столько лет, что казались приросли к острым чертам лица, что сейчас выделялись ещё чётче. Он сжал мои кисти сильнее, на сколько хватало сил и потянул на себя, заставляя наклониться. Я зачарованно повиновалась, пока красная лампочка внутри меня истошно била тревогу, заставляя кровь закипать, а сердце замерев, бесконечно падать в бездонную пропасть. Драко аккуратно вытащил серёжки из моих ушей, что сковывали магию, и отбросил их подальше. Приложив руку к шее, притянул ближе. - У-уходи. - Осипшим сбивающимся голосом простонал Малфой. – Найди лагерь. Они тебе помогут. Ты свободна, Хейли. Я смотрела на него непонимающим взглядом, чувствуя, как по щекам текут горячие слёзы, с каждой новой ускоряя темп. Всматриваясь в серые глаза, я ждала, когда он скажет, что это шутка, но Драко лишь положил руку мне на щёку, поглаживая её и вытирая влажные дрожки. Он смотрел так, словно прощался. В груди рана, что только начала заживать, стремительно расширялась, разрывая плоть медленно, от этого боль ощущалась чётче. Словно кто-то резал ржавым тупым лезвием, для густоты красок ежесекундно применяя Круциатус. - Нет. – Голос дрожал срываясь, я целовала тыльную сторону ладони, чувствуя, как ком подступал к горлу. – Я с тобой, Драко. Позволь мне остаться с тобой. Дрожащими руками я обхватила его лицо, взглядом моля позволить помочь. - Моя… - Слабый шёпот остриём ножа разрезал воздух, а уголки губ слабо потянулись вверх. Его рука соскользнула с моей щеки, безжизненно падая мне на колени.
Примечания:
Привет, Лапули.
Простите, что заставила себя долго ждать, морально главу не выводила, ну никак =))
Не знаю как вы, а я рыдаю. Что творится, Мама-Миа. За шо нам это всё?=))
Надеюсь, глава вас не разочарует=)
Всех ❤ Обняла=*
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты