Недостаток сахара +81

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Fairy Tail

Пэйринг или персонажи:
Локки/Люси
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Повседневность, AU, Эксперимент, Занавесочная история
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ей всегда не хватало сахара, но теперь у неё его будет предостаточно.
По заявке: "Люси/Локки. AU. Встреча в кондитерской. Связать с праздником"

Посвящение:
Милка, милка. Тебе, деточка моя.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Не умею я писать романтику.

...

25 декабря 2011, 13:04
Она всегда любила сладости. Тягучая карамель, мягчайший зефир, молочный шоколад – и множество других лакомств были отрадой в жизни. Её мать погибла в автокатастрофе более одиннадцати лет назад. С того времени отец стал сам не свой. Контролировал каждый её шаг. Поэтому, переступая порог своего восемнадцатилетия, девушка решила покинуть отчий дом тайно. Получилось весьма успешно, к сожалению. Пришлось взять девичью фамилию покойной матери, но это не огорчало её. И вот, за четыре года одинокой жизни в съемной двухкомнатной квартирке, единственной радостью были сладости из кондитерской на первом этаже её дома.
Почему она впервые посетила столь неприметную кондитерскую? Может, потому что на чистом окне было приклеено объявление о поиске работников. С хозяином «Sugar Queen», мужчиной в солидном возрасте, но с очень добрым лицом и мыслями, девушка быстро нашла общий язык. По началу она снимала комнату в квартире на другом конце города, но когда дети старика продавали квартиру в доме с кондитерской, он замолвил за блондинку словечко. Всего месяц назад она полностью выплатила сумму, договорившись об этом с бывшими хозяевами заранее.
По началу она работала кассиршей. Мило улыбалась покупателям и отсчитывала сдачу. Было трудно. То ненароком обсчитает посетителя, то отсчитает кому-то больше положенного. Сильные душевные переживания за свою непригодность превращались в мокрую от слёз подушку. Но с поддержкой и помощью хозяина она быстро исправила свои промахи. Стала более внимательной. Со временем даже могла помочь выбрать сладость по вкусу, поскольку сама перепробовала почти весь магазин. Особенно хорошо шли сладости, сделанные руками старика – кондитера. Пирожные с нежнейшим масляным кремом, штрудель, торт «Наполеон», чизкейк – всё это, сделанное его руками было просто восхитительно на вкус. Он часто творил на заказ, чем неплохо зарабатывал. А через полтора года усердной работы юной помощницы, он стал обучать её своему мастерству. Ей всегда казалось, что её хозяин волшебник, способный заставить расцвести улыбку на лице любого. Спустя два года она могла тоже делать неплохие сладости, однако, часто оставалась недовольна количеством сахара. Увы, она испытала много горечи за восемь лет жизни с отцом. Но судьба предоставила ей шанс стать счастливой, одним тихим декабрьским вечером.

Четвёртый год самостоятельной жизни Люси Хартфилии, дочери известного политика и бизнесмена, подходил к концу. Ей двадцать один, у неё стабильная и интересная работа в тихом городке под названием Магнолия. Жизнь девушки протекает в двухкомнатной квартирке на втором этаже дома, в котором находиться место её работы – кондитерская «Сахарная Королева», а хозяин там просто чудесен.
Её основная работа состоит в том, чтобы открыть кондитерскую, помочь старику с приготовлением некоторых сладостей, соорудить свой фирменный шоколадно – клубничный торт, за которым почти каждый день прибегает подруга Люси. Затем она встаёт у кассы, ожидая посетителей. Изредка она выходит из-за стола, чтобы помочь с выбором сладостей. Сегодня, двадцатого декабря, на неё просто сыпались заказы на изготовление того или иного пирога по рецепту, написанному нечитаемым почерком.
Очень много детей посещало кондитерскую вместе с родителями. Ради Рождества мастер и сама Хартфилия украсили магазин под стилистику праздника, а про обилие тематических сладостей и говорить нечего. Люси улыбается каждому и старается сдержать напор заказчиков, оговариваясь, что к двадцать пятому числу они просто физически не смогут столько приготовить. Изредка из кухни в дальнем помещении слышались смешки управляющего, занятого приготовление очередной порции лимонного пирога.
- Добро пожаловать, - весело приветствует вошедших под звон колокольчика Люси, искренне улыбаясь.
В дверном проёме показываются парень и девушка. Девица буквально виснет на своём спутнике, сжимая его руку. Волнистые чёрные волосы до плеч, коротенькая шубка нараспашку, шерстяное платье до колен с глубоким вырезом плотно обтягивает немаленькую грудь посетительницы. Высокие сапожки на шпильке. «И как она ещё не навернулась при таком морозе и обилие снега», - недоумённо рассматривает женщину блондинка. А девушка выпячивает свои достоинства и складывает губки бантиком.
- Давай купим что-нибудь сладкое на Рождественскую ночь? – сладким голосом тянет она, пытаясь вызвать в спутнике интерес.
Юноша поправляет очки улыбаясь. Но Хартфилия с лёгкостью замечает в его глазах накапливающееся равнодушие. Его волосы цвета апельсинового мармелада торчали словно львиная грива, на плечи наброшен шерстяной пиджак, а сама особь мужского пола щеголяет в костюме. Заметив на кармане - для платка - пиджака лейбл французской марки, продавщица смеётся в кулачок. Даже Джудо считал «Звёздную пыль» чрезмерно вычурными тряпками, что уж говорит про его дочь.
Почувствовав на себе посторонний взгляд, юноша поворачивается в сторону кассы и хлопает ярко-зелёными глазами. Он заметил очаровательную блондинку с собранными в две миленькие косички на плечах волосы. Её глаза искрились тем самым праздничным огоньком, в отличие от его спутницы. Стоящая рядом уже порядком надоела, похотливый взгляд, буквально пожирающий его, подталкивал к побегу. Ну, раз уж тут встречаются такие обворожительные «сладости», он будет рад потерпеть спутницу.
- Давай, - кивает юноша, чуть оттягивая узел красного галстука. – Девушка.
Хартфилия отвлеклась от анализа посетителей, стараясь замять своё недостойное поведение наивным выражением лица. Ловким движением она выскользнула из-за стойки, стараясь не зацепиться длинным фартуком за какую-нибудь хвойную веточку, коих в кондитерской сейчас было предостаточно.
- Чем могу помочь, - звонкий голосок блондинки, заставил спутницу обворожительного кавалера хмыкнуть. Она не видела в этой кассирше ничего примечательного, даже её белозубая улыбка казалась тусклой. Отцепившись от руки спутника, женщина упёрла кулачки в боки, с надменностью венценосной особы поглядывая на низенькую работницу.
- Что ваша кондитерская может предложить нам? Я хочу эксклюзивный десерт!
Девушка прикрывает карие глаза, стараясь держать себя в руках, ибо эта особа того мира, который сама Люси с такой радостью покинула, просто доставала. И как этот рыжеволосый красавиц её терпит. Но по напряжённому лицу и сдвинутым к переносице бровям она с лёгкостью определила верх негодования.
- Для влюблённой парочки. Такой необычный, - всё не унималась клиентка.
Вдох и выдох. Блондинка уверенно улыбается и просит подождать секундочку.
- Господин Шарц, - сбивчиво окликает хозяина девушка.
Она не любила отвлекать его во время работы, но та девка просто не уйдёт отсюда без своего десерта, а добровольно уничтожать свои нервные клетки, пытаясь объяснить этой крольчихе, что пусть приносит рецепт, себе дороже.
- Да, Люси? - ласково отзывается старик, опуская рукава формы магазинчика.
Работница с облегчением вздыхает. Она как раз вовремя. Волшебник закончил своё чарующее представление.
- Там очень стервозная клиентка требует эксклюзивного рождественского пирога для влюблённых.
- Рецепт?
- Не имеется.
- Так гони взашей, - с улыбкой на лице начальник моет руки и стряхивает покрытый сахарной пудрой фартук.
Блондинка покидает кухню с горящими недобрым огнём глазами. «Гнать, значит», - она пытается попробовать всё гамму чувств, вызванных вышеуказанными словами. С одной стороны ей стыдно выгонять клиента, а с другой такую оторву можно и проучить. Точно, она её проучит!
- Простите, но без рецепта мы не готовим особые сладости, - почти поёт уже подготовленную реплику Хартфилия, готовая начать свой маленький спектакль. Она с раннего детства любила разыгрывать с покойной матерью сказки, надевая на себя маску злых мачех, прекрасных принцесс, храбрых рыцарей и ужасных драконов. Лейла всегда говорила, что у маленькой наследница их имени прекрасно выражает мысли и чувства героев. Вот и сейчас она с мольбой в глазах смотрит на посетителя мужского пола, пока его спутница громко возмущается. Но потом женщина затихает и направляет все свои силы на выбор чего-нибудь «будничного». Рыжеволосый с непониманием буравит взглядом работницу, пытаясь разгадать, кто же перед ним. Скромная девушка или одержимая бесом. Эта совершенно незнакомая ему личность, сейчас во всю хлопает длинными ресницами, обрамляющими глубокие карие глаза. «Шоколад…. Нет, кофе. Сладкий кофе, который будет тебя по утрам и заставляет посмотреть на мир с улыбкой», - невольно улыбнулся начинающий менеджер в солидной фирме. Он видит её впервые, но простота слившаяся воедино с королевским достоинством в её походке, манере улыбаться и чуть – чуть щурить глаза при разговоре, взгляд, затуманенный дымкой раздумий. Просто смотря на неё, он был очарован, а сейчас она казалась ему совершенно неземным созданием. Её статная фигура на фоне окна, за которым лениво расползается зимний вечер. Мерный танец ледяных снежинок, превращающихся в тяжёлые массы снега на улицах Магнолии.
- А как ваше имя? - неожиданно предмет его раздумий заговорил, как и в первый раз, слегка наклонив голову набок. Он сам не понял, когда стал замечать каждую деталь новой знакомой. Всё в ней было выше его понимания, выходя за рамки обычных границ его мира. Эта девушка была чем-то совершенно не свойственным тому миру, которому он стал принадлежать и который уже опостылел ему.
- Локки, - тихо отвечает он, стараясь не привлекать внимания снующей рядом спутницей.
- Люси. Приятно познакомиться, - она протягивает новому знакомому свою изящную ладошку, и рыжеволосый невольно восхищается её бледной кожей, длинными пальцами и тонким запястьем.
Хартфилия чувствует себя принцессой на балу. Сначала она хотела сделать вид, что пытается флиртовать с посетителем, но сейчас. Сейчас, рассмотрев его поближе, ей захотелось узнать незнакомца получше. Под его красивыми глазами залегли тени, а сам взгляд был уставшим. Он был похож на самого обычного офисного служащего, но в его напряжённой позе и сверкающий изумрудами глазах было что-то дикое. Эта дикость пленила её мысли, заставив сердце стучать быстрее. Никогда она не видела таких необычных созданий. Манера лениво выговаривать слова и жалкие попытки радостно улыбнуться спутнице делали его похожим на сонного кота, уютно свернувшегося на коленях хозяйки. В какой-то степени Люси стало жаль беднягу.
Они говорили, пока брюнетка не соизволила громко кашлянуть, стараясь убить миловидную продавщицу взглядом и с хорошо читаемым по её лицу намереньем что-то купить. Люси кивнула и вернулась за стойку с кассой. Быстро посчитав общую стоимость покупки, работница аккуратно убрала перечисленное в фирменную картонную коробку «Сахарной королевы».
- Счастливого вам пути и удачных праздников, - девица что-то пробурчала в ответ. – Надеюсь с вами, господин Локки, мы ещё увидимся.
Юноша качнул рыжей головой и скрылся за дверью. Скрипу двери вторил звон колокольчиков. Тут же выпорхнув из-за стойки, девушка принялась поправлять украшения, сбитые надменной девицей во время её рейда между стеллажами. Тут бантик подвязать, там веточку поправить, где леденец сломанный доесть. В общем, засунув в рот очередной надломанный красно – белый крючок, она чуть им не поперхнулась.
За окном происходило интересное зрелище. Новый знакомый Хартфили стоял со своей спутницей под светом фонаря. Её лицо исказила гримаса гнева, а Локки держался за алую щеку.
- Это я тебя бросаю, неудачник. Слышишь! – срывая на крик, ворчала женщина. Она ударила бывшего возлюбленного ещё раз и ринулась прочь. Но, не сделав и десяти широких шагов, поскользнулась и рухнула прямо в сугроб. Парень только пожал плечами и направился обратно к дверям ранее покинутого здания.
Блондинка сделала вид огромной занятости, когда снова раздался шелест колокольчиков, а в дверях мелькнула рыжая шевелюра.
- Простите, но не могли бы вы помочь мне с одним делом? - с нотками радости поинтересовался Локки.
- Не волнуйтесь. От таких только бежать и надо, - смеётся она, скрываясь на кухне в поисках льда.
- Мда уж, - улыбается юноша, провожая её хрупкую фигурку взглядом, ощущая, что жизнь, в общем-то, налаживается.


В канун его любимого праздника настроение было просто отличное. С самого детства Рождество было самым светлым днём в его жизни. Подарки, любящая семья под боком и, конечно же, это волшебное ощущение праздника. Ему всегда казалось, что этот день нужно праздновать только с теми, с кем ты связан больше духовно, нежели физически. Его родители развелись за неделю до Рождества лет двенадцать назад. Он жил с матерью, помогал ей во всём. Но любовь к празднику это не могло стереть, а посему он не мог жить без волшебного духа праздника. Он всегда считал, что двадцать пятое декабря конец чего-то старого и ненужного, а первый рассвет после праздника началом очередного листка книги под названием «жизнь». Его работа была слегка нудной, но весьма неплохо оплачиваемой, поэтому посылать деньги старой матери и самому жить припеваючи хватало. Но иногда хотелось всё бросить и вернуться туда, где прошло его детство. Чтобы утолить ноющую тоску в своей груди, юноша встречался со многими, но та, кого он ждёт, переминаясь с ноги на ногу, совершенно отличается от них всех. Ласковая подобно весеннему солнцу и такая яркая, точно звезда на небосклоне.
И вот лучик света в его повседневной рутине, найденный всего пару дней назад, торопиться, сбивая всех на своём пути, к нему. Они договорились о встрече в центральном парке у самой большой ёлки города. Множество разноцветных гирлянд придавали этому месту особый шарм, тем более, здесь было самое удобное место, чтобы официально предложить его маленькому солнцу быть рядом с ним.
Люси была обворожительна, впрочем, как и всегда. Раскрасневшееся от бега лицо, лихорадочно горящие глаза, облачка пара, вырывающиеся из её ротика, и распущенные волосы, спадающие на плечи золотыми волнами. Белая шапка с пушистым помпоном, тёплое пальто с подкладкой. Вокруг шеи обвязан шерстяной шарф, который он ей подарил, варежки со снежинками греют руки. На ногах высокие сапоги с мехом, а из-под краёв верхней одежды выглядывает край красного платья.
- Я опоздала, - Хартфилия тяжело дышит, рассматривая своего спутника на сегодняшний праздник. Всё те же очки, костюм её любимой марки, «Львиная гордость», тёплая куртка и вязанный шарф, который она готовила как подарок двоюродному брату, но потом решила подарить человеку, который стал ей так близок за эти несколько дней. Он был самым настоящий котом. Слегка ленивый, способный заснуть даже стоя и с открытыми глазами, вечно улыбающийся при разговоре с ней, нежный и заботливый. Ей стыдно признать, но она влюбилась в совершенно незнакомого человека.
- Нет, ты вовремя, - он сгребает её в охапку, отчего блондинка невольно охает.
- Пол часа назад же должна была быть…
Он молчит, вдыхая аромат карамели. Она вся пахнет точно кондитерский магазин. Шоколад, карамель, какао и мармелад щекочут ноздри своим дивным запахом, заставив, Локки блаженно закрыть глаза. Сейчас он был рад тому, что может вот так просто обнять дорогого ему человека.
- Локки, а знаешь, я нашла, как исправить проблему с сахаром в моих сладостях.
- И как же?
- Поцелуй меня, глупый.