автор
Размер:
308 страниц, 17 частей
Описание:
Наши герои, "Серёга" и "Артур" немного обжились в новом мире, написали мировой хит и получили приличные деньги за него. Теперь пришла пора научиться петь и танцевать. А для этого надо отучиться в школе искусств "Кирин".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
97 Нравится 110 Отзывы 28 В сборник Скачать

Трени 16

Настройки текста
"Серёга" Вот так, все три месяца пребывания в Америке, мы с "Артуром" переписывались с господином Сон Боном по поводу неожиданно свалившегося нам на голову агентства. Честно говоря, ни мне, ни "Артуру", такой "подарочек" не нужен был. Ну, что нам с ним делать то? Деньги зарабатывать? Так их у нас уже, под 8 миллиардов долларов. Бизнесом заниматься, так сказать? Договора, переговоры, сделки, все дела... так оно нам как-то не особо интересно. "Артур" говорит, ещё где-то на "Ругии"(где это, интересно) наманался с бумажками. Мне, тоже, как-то всю жизнь не мечталось "начальником" быть... А без этого, заниматься делами совсем не то. Нужна личная заинтересованность в том деле, которое делаешь. А её-то у нас не наблюдается. Мы, вообще-то, "айдолами" стать хотели. А "личное агентство" нас к этому не приближает. Разные приложения сил, так сказать. К "айдольству" мы... да, вроде, приближаемся, только как-то медленно, да. А вот возня с агентством - это вообще из другой оперы. Но вот, пришлось, вникать, разбираться, давать ценные указания и поручения... принимая дела проебавшегося Сан Хёна и его компаньонов. С них, кстати, суд "в возмещение" слупил по-полной. До трусов раздел, можно сказать. Особняки, квартиры, машины, счета в банках, акции фирм... всё было учтено, описано и передано нам в компенсацию. Один хуй, там даже до миллиарда сумма не дошла, чтоб хотя бы половину долга закрыть. Но с этим проще. Оценить, описать, учесть, законсервировать до... Всё равно пока переселяться не сможем. Мы - в Америке, а мама с онни без меня туда не пойдут и вселяться не решатся. Так вот, с этим хоть понятно было. А вот с агентством пришлось разгребать горы завалов. Мы с Сон Боном просто охуевали. Как и толпа его подчинённых, которую он в конце концов нагнал, когда количество запущенной работы и каких-то извращений в бумагах достигло эпических масштабов. По-ходу, нормально делами там никто с самого основания FAN'а не занимался. А это, года с 1990-1991 примерно. Представляете масштабы БАРДАКА? Сон Бон только за голову хватался. Ведь оставить всё в таком виде, это гарантированно поиметь ненужных проблем. Но уже нам. Опять же, пришлось разбираться непосредственно с творческой деятельностью и политикой агентства, в которых так же, никакого порядка не было. Напротив, творилась какая-то сатания и трэш. И, ладно бы, Сан Хён и Ко имеющихся мемберов, в количестве 36 штук, не рисковали запускать в "высокое искусство", а использовали для "низкопробного попсового чёса"! Так ведь нет! Мемберы занимались какой-то откровенной хуйнёй, не принося ни прибыли, ни радости, ни агентству, ни зрителям. Мы даже с Сон Боном прикинул грубо, что было бы, раздай мы мемберов как "фирменные группы" разным корпорациям-фирмам, для рекламы и развлечения их сотрудников. Вышло, что имели бы тогда FAN'овцы на порядок больше денег, круче репутацию и слаще шоколад... После чего Сон Бон в очередной раз схватился за голову. В которой просто не укладывались такие проёбы и распиздяйство в делах ведения бизнеса. Ну, а бывшие FAN'овцы получили очередной пропиздон от озверевшего от подобного дерьма Сон Бона. Но с мемберами надо было что-то решать. Выгонять их, вроде, не за что. Не их вина в политике агентства. Им что говорили, то они и делали. И их голос там ничего не значил. На них, опять же, были завязаны различные рекламные контракты, кампании и акции. Которые разрывать и бросать нам было не выгодно никак. Нафига терять клиентов? Конечно, список этих "клиентов" мы ещё раз под лупой посмотрим, и, возможно, пересмотрим, но на первый взгляд, фирмы были вполне приличные, с хорошей репутацией, и иметь контракты с ними - это хорошо. Да и возможность есть всё это расширить, углУбить и стрясти с них больше денюжек. Заодно покрепче привязав к Sea Group corporation. Ну, где это возможно... Следующий момент, расширение поля деятельности агентства. Ни нас, ни Сон Бона, категорически не устраивало это принудительное бултыхание в корейской песочнице. Sea Group тоже начиналась с деревянного сарая в деревушке, и ничего, стала транс-национальной корпорацией. Не побоявшись трудностей, неудач и злобных конкурентов. Какого дохлого кальмара "FAN Entertainment" в Корее сидело столько лет? Давно можно было по филиалу в более менее значимых странах мира открыть и держать. Хотя бы, "про запас", блядь! ЧЕМ. ОНИ. ВСЕ. ТУТ. ЗАНИМАЛИСЬ все эти годы? Сколько мы с Сон Боном и подключившимися специалистами экономистами и аналитиками финансовыми Sea Group ни чесали в затылках, додуматься так и не смогли. По итогу грубого принятия и разгребания дел, решили так: я отдаю "FAN Entertainment" под руку Сон Бона, как моего доверенного лица и представителя моих интересов. А уж он набирает, ставит руководителей, проводит модернизации и тому подобное в моих интересах. Ну, не лично Сон Бону, конечно, а юристам Sea Group, как моим поверенным. Самим нам с "Артуром" заниматься всем этим категорически не хотелось. Только если "общее руководство" осуществлять. Но главные указания мы раздали, общий курс наметили, что и где исправлять, и как, подсказали и указали... остальное пусть Сон Бон контролирует и его подчинённые. А! Ён Э пристроили "самой главной" на FAN! Пусть будет моим представителем там. Ну, и глазами и ушами Сон Бона, которому тоже не по статусу лично всей подобной текучкой заниматься. Ей в подчинение отдали Сан Хёна и Ки Хо с прочими. Пусть дрюкает их, как ей вздумается. Ён Э от такой перемены в судьбе и карьере малость прихуела, но мы с Сон Боном уверили её, что целиком и полностью ей доверяем и уверены в ней, так как она себя уже зарекомендовала ответственной и исполнительной девушкой, и надеемся на неё. Начальство у неё теперь одно - я, а Сон Бон и Ко - как мои юристы, всегда готовы ей помочь. Как сами, так и возможностями своей корпорации. На взаимовыгодной основе, естественно. Так что, никого Ён Э не слушай, в случае чего - или ко мне, или к Сон Бону обращайся. А уж мы... Сон Бон вообще предвкушающе и совершенно по-акульи скалился при этом. Потому что предстояли разбирательства и разрывы всяких мутных контрактов и договоров, заключённых Сан Хёном с разными непонятными, или откровенно мутными фирмами и средствами масс-медиа. Во всяком случае, интересы агентства и мемберов там были сильно ущемлены. Что нас никак устроить не могло. Да и Sea Group давно на некоторые позиции облизывались, но всё подступиться не решались. А тут такой хороший повод прижать и накрутить хвосты зажравшимся фирмочкам и медийщикам! В-общем, три месяца в Америке нам скучать не приходилось. Переписка и общение по "Скайпу" шли очень активно. Единственное, что решили пока до мемберов "FAN Entertainment" и публики не доносить перемены в статусе агентства и имя настоящей владелицы. Не, так-то оно будет опубликовано в соответствующем ежегодном отчёте о деятельности, который выпускается для массового ознакомления. Но кто эти отчёты шерстит? Специалисты по финансовым рынкам и иже с ними. А остальные не обращают внимания на подобные вещи. А мемберам знать, что "Карабаса-Барабаса" у них теперь зовут "Пак Юн Ми" тоже необязательно. Указания им будет Ён Э и Ки Хо давать и доносить. И Сон Бон, если что, весомое слово говорить. Контракты у них так же действуют, работа у них будет, деньги зарабатывать тоже будут, и вполне вероятно, что гораздо-гораздо большие, чем было... А кто там владелец агентства - табохсним!.. Про прошлых акционеров они тоже не особо загонялись, и ниччё, жили ж как-то!.. А нам лишнее внимание и преклонение не нужно, когда мы пойдём айдольствовать с ними. Конечно, всё это потом выяснится, и довольно-таки быстро, но там уже у нас другая репутация будет иметься, и это станет не так важно. Не нужен нам на первых порах ненужный ажиотаж от "агентских" вокруг нашей персоны. А потом мы вернулись домой, в Корею. Провели встречу, вечером в понедельник, с Ён Э и Сон Боном, где ещё раз уточнили все эти вопросы. Время действия: вторник. Место действия: агентство «FAN Entertainment», кабинет бывшего президента Сан Хёна, ныне кабинет Ён Э. -...вот таким образом теперь обстоят дела, господин Сан Хён, - завершает речь Юн Ми. - Я занималась в Америке продюсированием, разработала новую концепцию клипа для Сы Хона… —Сы Хона?— переспрашивает бывший президент FAN'а, слегка морщась,— и что в нём — нового? — Совмещение мультипликации и видео. Я просмотрела рынок, такого ни у кого сейчас нет. —Не знаю... — говорит Сан Хён. —Я, знаю. Ваши, всё равно — испортят, — говорю я, — Всё, что сделано по моим рекомендациям — стало успешным. И Ли Хе Рин и композиция, которую исполнила группа из Вашего агентства. Помните, из той переделанной мелодии, которую в школе выстукивали палочками по полу? Где в процесс не вторгалась не моя фантазия, всё вышло хорошо. А где старались сделать лучше — ничего не вышло, господин бывший президент. Сан Хён без удовольствия смотрит на меня. А кому приятно, когда напоминают о его неудачах? Вполне его понимаю. — А для «Короны» у меня есть взрывная композиция, господин Сан Хён,— говорю я, — им сейчас нужно что-то яркое, чтобы все ахнули. — И у тебя это есть? — Да, отличная вещица. Разговор, как понятно, идёт о творческой деятельности агентства. Кроме меня присутствуют Сон Бон и Ён Э, которую нужно вводить в курс дел. Сан Хёна мы покумекав с Сон Боном, решили оставить "консультантом" по всем этим специфическим творческо-агентским делам. Пусть Ён Э помогает. Она в них вообще не разбирается пока. А у этого перца, всё же есть опыт работы и понимание движухи в шоу-бизнесе. Специфическое, конечно, но тут уж ничего не поделаешь. Единственное что можно сделать, так это держать его под жёстким контролем и не давать слишком воли в его волюнтаризме. И по всем сомнительным предложениями и действиям, предлагаемым Сан Хёном, Ён Э бежать ко мне, или к Сон Бону. Сейчас вот разбираемся, чего он там хотел намутить с камбэками и дальнейшим движем своих успешных мемберов. Оказывается, в планах у него стояла "Корона" и Сын Хон, в ближайших. Ну, что ж, значит будем работать с ними. У этого придурка, как выяснилось, не было нормального плана работ и мероприятий. Он всё в голове держал и чуть ли не на ходу менял! Эпичный отморозок! Вот и приходится его трясти на предмет, чего он там задумывал и к чему и кого готовил в своём агентстве. БАРДАК. Сон Бон уже даже не ругается, просто укоризненно головой качает. А Ён Э в шоке, от такого бардака. Потому что тоже не понимает: КАК так можно вести дела? Да любой нормальный человек не поймёт. Уж на что я ни ухом, ни рылом, и по "музыкантски" раздолбайский студент был, и то, планировал свои действия и выступления нашей группы, составляли графики выступлений, готовились... Короче, какой-никакой "план работ" и "график мероприятий" имели. И не метались туда-сюда, как скипидаром в жопу намазанные. А тут... (Разговоры в сети. Сообщество "Кирин")(*)— Почему она так выглядит?! (**)— Как?! (*)— Так! Что оппы на неё оборачиваются! (***)— А ты не преувеличиваешь? (*)— Ничего я не преувеличиваю! Я специально наблюдала! Они на неё — смотрят! (***)— А раньше, что? Не смотрели? (*)— Смотрели, но не так! (**)— Соглашусь. После Америки она как-то внезапно поменялась. (***)— Как, поменялась? (**)— Что-то в ней изменилось, но я не могу определить, что именно стало другим. (*)— Она сделала жировой контуринг!! (***)— О боже, слова-то, какие… (**)— Просто она сделала себе пластику. (*)— Точно! Причём глубокую! Невозможно достичь подобного результата, не трогая кости! (***)— Ну, это вряд ли. За три месяца такое не сделать. Скорее всего, это у неё филлеры. (**)— Филлеры? Считаешь, она просто обкололась? И двойное веко — тоже филлеры? (***)— Почему — тоже? Сделала обычную операцию. Блефаропластика — это недолго. (*)— Делать блефаропластику в Америке! Это гнусно! (***)— Почему, гнусно? (*)— Чтобы потом всем говорить, что делала пластику в Америке! У-у, ненавижу таких выскочек! (***)— Лучше ничего не говорить на эту тему. Возможно, что операцию ей оплатило агентство. (*)— Агентство? С чего вдруг? (***)— Подготовка к дебюту. (*)— Дебюту?! (**)— Дебюту? (***)— Почему бы и нет? Юн Ми стажёр. Музыку и песни она — пишет, танцевать — научилась. Последнее время, дела в «FAN Entertainment» не так уж и хороши. Возможно, президент Сан Хён решил дать дебютировать новой группе. (*)— Новой группе?! Откуда ты это слышала? (***)— Я ничего не слышала, просто логически размышляю. Вся эта странность с поездкой школьницы в Америку, должна же она что-то значить? А если «FAN Entertainment» в тайне готовит дебют, то это, хоть как-то всё объясняет. (*)— Юн Ми — скоро дебютирует?! (****)— Мне кажется, что да. (*)— Блиии-иин… (**)— Может, пока не поздно, тебе стоит стать её подругой? Будет у тебя звёздная подружка, кх-кх-кх… (*)— Чёрт! Почему одним всё и сразу, а другим — ничего? (**)— Мало трудилась. (*)— Мало?! Я, мало?! Да она, по сравнению со мной, бездельница, которую ещё поискать нужно! Она и десятой части не потратила того времени на учёбу, что потратила я! (**)— И за это короткое время она научилась танцевать не хуже тебя, кх-кх-кх… (*)— Мерзавка! Ненавижу таких! Если бы я поехала вместо неё, то я бы тоже, дебютировала! (**)— Очнись. Ты даже не стажёр, кх-кх-кх… Вторник. Агентство "FAN Entertainment" ...Для начала, ей нужна практика. Пытаться сделать из неё сразу соло-исполнителя, я считаю, будет ошибкой. Её вокальные данные требуют улучшения... —Думаете, стоит ввести её в какую-нибудь группу?— подумав, спрашивает Ён Э. Сан Хён молча кивает. — Вы имеете в виду… «Корону»? —Последнее время мне совершенно не нравилось, как у них обстоят дела у, — отвечает бывший президент, — какая-то непонятная полоса неудач, хотя, для их успеха было сделано всё. Не признак ли это того, что их звезда покатилась вниз? —Она ещё предлагала показать, как нужно танцевать под эту музыку,— напоминает она. —Не всякий айдол может написать музыку, стихи и сделать хореографию к композиции, — говорит Сан Хён, — могу назвать таких лишь нескольких. И то, некоторые из них уже завершили карьеру. Она ещё только стажёр, а показывает результат, достижимый людьми с многолетним опытом. Ради такого исполнителя в агентстве я согласен терпеть и её характер, и визг хейтеров. — Так может, сделать её композицию — её дебютом? — предлагает Ён Э. — Нет,— отрицательно качает головою Сан Хён, — пусть всё идёт как должно.Далее, из фотографий сделать портфолио. Пусть наши менеджеры предлагают рекламным агентствам. В «VELVET» послать первыми. Прошлый раз они остались довольны, может, ещё захотят использовать в качестве модели. Ён Э кивает. — Композицию для Сы Хона — записываем, посмотрим, что получится. Может, отдадим не ему, а кому-то другому. Запись продюсирует сама Юн Ми. Будет непросто объяснить людям, почему они должны слушать школьницу... — Скажем им, что если они хотят получать зарплату, они должны это делать, — сердясь, отвечает ему Ён Э, — после провала Сы Хона и успеха Хе Рин я бы, на их месте, не стала задавать ненужных вопросов, а была бы рада тому, что каждый месяц по-прежнему приношу домой деньги. Говорите всем, что это моё приказание. Сан Хён кивает. — Идею госпожи Юн Ми, сделать мультипликацию в клипе, оценить. Сколько это будет стоить и сколько потребуется времени на съёмки… — продолжает уже Ён Э. Сан Хён только кивает. — И, ещё, — говорит новый президент, композицию госпожи Юн Ми, «Sugar free» назначить первой, в списке претендентов на камбек. Сделаем запись и посмотрим, что получилось... И, господин Сан Хён, не подведите молодую госпожу, - завершает Ён Э. Сама она в полном раздрае чувств. Всё так резко изменилось в её жизни! Только она пришла стажёром в "FAN Entertainment", и вот уже её берут помощницей и порученцем господина Сон Бона в Sea Group, который, в свою очередь, является по совместительству поверенным Юн Ми и представляет её интересы, как её юрист. Но этого мало, и вот уже госпожа Юн Ми становиться единственной и полноправной владелицей "FAN Entertainment", а её назначает тут рулить всем. В голове не укладывается! Простая школьница, моложе её самой, из небогатой семьи и уже такие успехи! Её песни и композиции прочно оккупировали Hot 100 Billboard, и не сходят оттуда. Денег она тоже умудрилась заработать за столь короткий период столько, что иным крупным фирмам не зазорно столько получить. И всё это сама! Помощь господина Сон Бона в этом была чисто формальной. Ну, не так, чтобы, но Юн Ми использовала только свои возможности, не прибегая к влиянию и покровительству корпорации Sea Group. Её юристы только следили за честностью сделок и выплат, никак не оказывая давления на сам процесс. Конечно, и Ён Э это понимала, всё не так идеально было, но факт остаётся тем же: Юн Ми добилась всего сама. Никто ей не помогал, не пропихивал и не оказывал покровительства "по блату". А использование ресурсов такой крупной корпорации... Ну, подвернулось, она и использовала, раз есть возможность. Могла и не использовать. Записи школьных выступлений показали, что она и без этого могла обойтись, и получить всё то же самое. Количество просмотров, лайков и скачиваний говорит само за себя. Причём, тут она могла вообще без Sea Group обойтись. Просто с ними всё получилось глаже и красивее. И это приходится признавать самым-самым недоброжелателям госпожи Юн Ми. Ён Э хотела поближе узнать свою работодательницу. И у них был как-то разговор, уже после её откомандировывания к господину Сон Бону. Юн Ми рассказывала о себе. Далеко не всё, и о многом она явно умолчала, или пропустила как "мелкие незначительные подробности", но всё же Ён Э узнала её гораздо ближе. И зауважала непритворно. А недавно, перед принятием дел в "FAN Entertainment" к ней подошёл полковник из NIS и после лёгкого знакомства и ничего не значащих общих разговоров пояснил, что госпожа Юн Ми очень хорошая девочка, не надо её разочаровывать и вынуждать решать проблемы самостоятельно... На недоумённый взгляд Ён Э полковник, под большим секретом и подпиской о неразглашении поведал, что молодая госпожа всё лето тренировала "зелёных беретов" на военной базе союзников. А ещё она разоблачила две шпионские сети пукхан в Сеуле, задержав самолично опытного диверсанта в одном случае, и разобравшись с другими... Так "разобравшись", что у контр-разведки до сих пор работы полно... В-общем, подытожил полковник, госпожа Юн Ми умеет решать проблемы самостоятельно. Только делает это... ммм... ОЧЕНЬ радикально и кардинально. И не стоит её вынуждать к этому. Результат может не понравится очень многим, разочаровавшим молодую госпожу. Ну, а так, и он, и вся NIS, большие поклонники творчества госпожи Юн Ми. И ждут с нетерпением выхода её новых творений. Да-да. И ОЧЕНЬ надеются, что госпожа Юн Ми и дальше будет заниматься творческой деятельностью и не иметь в этом проблем и препятствий... Разговор откровенно пугал и озадачивал Ён Э. Вроде, ничего такого этот полковник не сказал, но вот общее ощущение после него оставалось весьма пугающим. Что же за работодательница у неё, если ПОЛКОВНИКИ NIS, ОЧЕНЬ надеются, что Юн Ми будет только творчеством заниматься и больше ничем "таким"? А информация о тренировках "зелёных беретов"? Ён Э подумала бы что это шутка, но вот полковник совсем не шутил в этот момент. И взгляд у него был совсем нешуточный. Мало того, при слове "тренировки", полковника отчётливо передёрнуло. Слегка, но Ён Э это заметила. И это только добавляло вопросов... ответы на которые она, наверное, не хотела бы получить. После этого странного разговора Ён Э пригляделась к Юн Ми внимательнее и постаралась припомнить все свои встречи с ней. Пришлось признать, что Юн Ми всегда вела и держала себя... "в боевой готовности", если можно это так назвать. Пластика, взгляды на окружающих, контроль обстановки вокруг... Всё это никак не походило на простую корейскую школьницу. Да и манера разговаривать... Юн Ми запросто могла "построить" практически любого, что не раз доказала на деле. И Ён Э сама видела такое, и от Сон Бона кое-какие оговорки прорывались... И это тут, в Корее! Школьница выкручивает руки более вышестоящим по статусу, по отношению к ней! Выкручивает так, что те даже пикнуть не смеют. И это не какой-то там примитивный шантаж, а вполне обоснованное неотвратимое давление накатывающегося асфальтового катка. Последняя жертва в виде господина Сан Хёна и "FAN Entertainment" очень показательна в этом смысле. А её поведение и статус в школе "Кирин"? По всем раскладам она должна была стать изгоем и занять, если уж не самый низ, то где-то около того в иерархии школы. Но нет! И школьники, и администрация пляшут под её дудочку! И совершенно не могут с этого соскочить. И всё это при том, что и в школе-то Юн Ми не на всех уроках присутствовала, и с остальными школьниками общение не особо поддерживала. Проводя большую часть свободного времени в "карцере"! Но, тем не менее, её популярность и авторитет сомнений в "Кирин" не вызывали ни у кого. Да, не все этим довольны было, но признавать приходилось. Ён Э дурочкой отнюдь не была. Да, она не самая, скажем так, "популярная девушка", есть гораздо бойчее её. И в школе, и в университете, не самом престижном, кстати, она была скорее "синим чулком" или "заучкой". Потому что, как говорит её работодательница, у неё была голова и она её пользовалась. Вот и на этот раз она воспользовалась своими способностями к наблюдению и аналитике, сопоставив всё что ей известно о Юн Ми. В том разговоре с полковником, она спросила его, можно ли "разглашать" разговор самой Юн Ми? На что получила ответ, от пожевавшего губы полковника, что госпожа Юн Ми девушка очень умная, и рассказывать ли ей, это дело самой Ён Э. Но вот КРОМЕ Юн Ми, лучше никому ничего не говорить. А госпожа Юн Ми, если такой рассказ будет, поймёт всё правильно и не будет делать ненужных действий. Так что, Ён Э подумала-подумала, и пришла к выводу, что, да, полковник прав: её хозяйка отлично разбирается в людях и умеет решать проблемы. Кардинально. И лучше её до этого не доводить. Как она сказала при первом знакомстве? "Слушайся меня, и всё будет нормально"? Ну, так и оказалось. И это при том, что сама Юн Ми занималась совсем другими делами, уделяя внимание текущей ситуации весьма поверхностно. А если бы не "поверхностно", а со всем вниманием, как она делала это из Америки? Вывод был прост: не надо разочаровывать Юн Ми. И другим не надо давать это сделать. А то, и в самом деле, результат может сильно не понравится разочаровавшим. Как господину Сан Хёну, например, и другим акционерам "FAN Entertainment". Они, судя по всему, ещё легко отделались. Хотя никак этого не поймут. У Ён Э не осталось сомнений, что Юн Ми может запросто самолично устроить "несчастные случаи" половине агентства и спать после этого спокойно. И далеко не факт, что "случаи" будут лёгкими. Скорее даже наоборот, провинившиеся перед смертью ОЧЕНЬ ПОЖАЛЕЮТ и ПОЗАВИДУЮ мёртвым. А потом у неё состоялся ещё один разговор с Юн Ми. Где Ён Э рассказала о странном полковнике и его странном разговоре. Юн Ми внимательно выслушала и посоветовала не забивать себе голову ерундой. Просто нормально работать и тогда всё будет хорошо. У всех. А плохо работать не надо. Это нехорошо. И вот теперь Ён Э пыталась достучаться до мозгов Сан Хёна и его нерадивых подчинённых, чтобы те не вздумали разочаровывать госпожу Юн Ми и творить новые "косяки". Потому что подозревала, что терпение госпожи совсем не безгранично. Если уж Сон Бон высказывал чуть ли не в открытую желание передушить пол-агентства! А Юн Ми ведь и сделать может! Ён Э была в этом уверена на 99%. Вся её интуиция и анализ информации твердили об этом. Она уже припомнила несколько моментов, когда было заметно, что Юн Ми сдерживается от того, чтоб не свернуть голову идиотам. Это было неочевидно, но припоминая выражение лица Юн Ми, её позу, перемещение поближе к будущей жертве... задним числом и зная куда смотреть, это можно было заметить. Так что Ён Э была настроена очень серьёзно и решительно организовать новую работу агентства так, чтобы молодая госпожа была довольна. Время действия: следующий день Место действия: Общежитие группы «Корона». Участница группы Сон Ён, внимательно читает с планшета чат, поклонников творчества группы. [+621, -41] Худшая из их песен. [+408, -33] Я не хейтер, но песня хуже, чем предыдущего комбэка. Вокальный талант не раскрыт, даже зацепиться не за что. Столько ждала, а в итоге… Видимо, выслушав тонну хейта за их предыдущую композицию, они решили просто сосредоточиться на визуальной составляющей. [+360, -22] Никто не хейтит группу, просто песня ужасна, кх-кх-кх… И если бы это была не «Корона», трек бы уже давно канул в небытие… [+273, -21] Песня — туфта, хорео — туфта, разделение партий — тоже туфта. [+561, -62] Удивительно, что песня вообще была в топе… [+612, -61] Песни «Короны», становятся все более детскими, которые тупо рассчитаны на то, чтобы заесть в голове… [+1,379, -103] «FAN Entertainment», вы там прикалываетесь, что ли? [+307, -19] Президент Сан Хён, какого чёрта? Я даже не понял о чем песня. Нет ни хука, ни вокала. Где ты нашёл эту дрянь? [+2,140, -115] Сан Хён просто уничтожает «Корону». [+2,007, -149] Я слышала, Сан Хён хочет заменить состав. Провал за провалом. Какой президент вынесет такое? [+1,957, -139] Заменить состав? Как это? [+2,007, -150] Они флопнулись. Нужны новые мемберы или группу нужно распускать. [+1,957, -139] Мне нравятся «Корона», но не эта песня. Я думаю, они справятся. Не будет никакого роспуска. [+2,007, -151] Увидите, что будет именно так. Они убыточны для агентства. Сан Хён будет менять участников. [+1,957, -141] Откуда ты это знаешь? [+2,007, -151] Просто логика. [+1,957, -139] Шоу на выживание? [+2,007, -153] Вряд ли «FAN Entertainment» будет играть в такую рулетку. Им нужны мемберы, приносящие успех. Кто-то уже из известных. — Сон Ён! — раздаётся громкий мужской голос, — Где ты? Сон Ён вздрагивает от неожиданности, захлопывает крышку планшета и быстро прячет его в сумку. — Я тут, менеджер Ким! — отзывается она, встав со стула и направляясь к двери из комнаты. Дверь открывается и в комнату заглядывает мужчина средних лет. — Вот ты где!— восклицает он, — А я тебя ищу! — А что случилось, господин Ким? — спрашивает Сон Ён. — Идём скорее! — отвечает тот, — Все уже собрались, нет одной тебя. Принесли новый вариант композиции для камбэка. Нужно с ней поработать. — Хорошо, — послушно кивает Сон Ён, — я иду. (гораздо позже, вечером, там же, в общежитии. Группа «Корона», склонилась головами над планшетом Сон Ён) Ин Чжон поднимает голову от планшета. — Думаешь, это правда? — спрашивает она у хозяйки планшета, — Может, это просто болтовня в чате? Сон Ён пожимает плечами. — Мне почему-то показалось, что в этом что-то есть, — говорит она, — решила показать вам. Вы же знаете, что у меня есть интуиция. — Да, — кивает ей Ин Чжон, — это правда. Она тебя не подводит. И как нам узнать об этом больше? — Может, спросить об этом президента Сан Хёна? — предлагает Джи Хён, ещё одна участница группы, — Спросить его, как он видит наше будущее? Дела у нас, и правда, не очень. — Сан Хён никогда не скажет всего, если ему это будет не выгодно, — убеждённо произносит Ин Чжон, — ему нужно, чтобы мы зарабатывали деньги. Он до последнего станет молчать, чтобы мы не опускали рук. — У нас ещё контракт на пять лет, — напоминает всем Джи Хён. — Ну и что, что контракт? — возражает Ин Чжон, — Лучшие песни — другим, лучшие шоу, тоже не нам. И станем мы группой без поддержки агентства. Будем петь только на детских утренниках, живя воспоминаниями о прошлом. После её слов наступает гнетущая тишина. — Умеешь же ты сказать, что-нибудь этакое… — наморщив нос, недовольно произносит Джи Хён. — Разве это не правда?! — восклицает Ин Чжон, — Мы столько сделали, чтобы добиться успеха! Столько трудились, столько всего вынесли. И вот так вот брать и заменять нас кем-то более перспективными! Это не справедливо! Ин Чжон обводит всех взглядом. — С нами нельзя так поступать, — убеждённо произносит она, — Мы — группа, добившаяся успеха. Не надо нас кем-то заменять! — Ну, не такого уж большого успеха мы и добились, раз мы сейчас думаем, как выжить — говорит ей на это Джи Хён, — вот завтра президент Сан Хён добавит нам нового мембера, что тогда делать? — Ну… — на мгновение задумывается Ин Чжон, — нужно будет убедить президента, что мы сами справляемся. Что мы, лучше. И нам, никого не надо. — Детский сад! — фыркнув, произносит Джи Хён. — Почему это? — обижается Ин Чжон, — Президент всё ещё верит в нас. Стал бы он готовить камбэк, если бы это было не так? Сегодняшняя композиция была гораздо лучше предыдущих! — Странная музыка, — говорит Сон Ён. — А мне — понравилась! — говорит Ин Чжон. — Тебе всегда нравится громкая музыка, — улыбнувшись, мягко произносит Сон Ён. Время действия: несколько дней спустя, субботний вечер Место действия: небольшое сеульское кафе. За столиком — Юн Ми и Хе Рин. — Юн Ми, ну ты прямо как парень, — конфузливо говорит мне ХеРин. Это она по поводу браслета, который я привёз ей из Америки в качестве сувенира. Хороший такой, браслетик, в виде золотых чешуек змеиной кожи и застёжка — змеиная голова с красными глазками из маа-алюсеньких рубинов. Красивый, мне он сразу понравился. И Хе Рин, вижу, что понравился. Но ей неудобно взять такой дорогой подарок. Похоже, она считает, что мы недостаточно близки для этого. — Привезла бы мне просто что-нибудь американское, — говорит Хе Рин, — зачем купила такую дорогую вещь? — Ты знаешь, - говорю я, проводя подушечкой указательного пальца по браслету, — удивительная штука, но в Америке, мне ничего не попалось чисто американского, что стоило бы оттуда привезти в подарок. Косметика — корейская и французская, аппаратура — опять наша и китайская. Одежда? Футболки всякие, да, они их шьют, но не везти же тебе — футболку? Ещё из местных сувениров — кленовый сироп. Я пробовала, мне не понравилось. По вкусу, похож на густо разведённый сахар с ароматическими добавками. Фигня полная. Браслет гораздо лучше. — Правда? — искренне удивляется Хе Рин, узнав, что в Америке сложно купить подлинный американский сувенир. Действительно, правда. Вот, у моих родителей знакомые ездили в Грецию, привезли оттуда греческое оливковое масло и оливки всякие, маринованные. Из Италии, знаю, везут настоящие итальянские макароны, томатную пасту и специи. Из Греции, тоже — специи. А что привезти из Америки? Настоящий американский фастфуд? Боюсь, он ничем не отличается от того, который дают в сеульских жорниках. Какое-нибудь вяленое мясо, сипа белоголового, эмблемы демократии? Нет там такого… Банки пустые, с «воздухом Америки», видел. Но на кой такая ерунда нужна? Тащить пустую банку через океан? Уж лучше тогда кленового сиропа привезти. Что я собственно и сделал, для Сун Ок. Сделал и не прогадал. По выходным, утром, она с удовольствием его ест, намазывая на жареные хлебцы. Со мною не делится, потому, что — «ты там уже ела, а тут, такого настоящего, не продают!». Делает себе «американский завтрак». Забавно то, что кленовый сироп делают в Канаде. Почему он вдруг — американский сувенир, чёрт его знает… Но я об этом онни не говорю. Не хочу огорчать. — Не отказывайся, Хе Рин, — говорю я подружке, — а то, обижусь. Знаешь, сколько я его выбирала для тебя? Вот что хорошо в Америке, так это распродажи. Участвовать в схватках с толстыми негротётками в боях за дармовщину, я не рискнул, комплекция не та, да и в обратный самолёт много не запихнёшь, а вот распродажи в ювелирках я посетил. Там атмосфера иная. Нет борьбы в нижнем партере, упаковки колец из рук никто не рвёт. Да и всё же золото, а не какое-то там, прости господи, тряпьё, растягивающиеся после первой стирки. Я и себя, не забыл. — Я следила за твоими выступлениями, онни, — говорю я, — наверное, все посмотрела, что в сеть выложили. Ли Хе Рин смущённо, но довольно улыбается. —Знаешь, — говорит она, опуская голову и смотря в стол, — я просто не ожидала, что у меня будет столько поклонников! Всё-таки это больше классическая музыка, чем эстрада. Мои родители сначала были против, чтобы я играла подобное, а теперь — очень гордятся мною! Спасибо тебе, Юн Ми! — Пожалуйста, — улыбаясь, отвечаю я и подвигаю к ней коробочку с подарком, — возьми. Я тебе привезла. — Ой, Юн Ми, а я без подарка, — говорит Хе Рин, — ты так внезапно меня позвала. — Тебя не просто «поймать», — улыбаясь, говорю я, — популярные люди всегда заняты. Хе Рин польщённо улыбается. — Я хотела быть популярной, — говорит она, — только не ожидала, что это произойдёт так… так быстро. — Думаю, онни, нужно закрепить твой успех, — предлагаю я, — как насчёт новых композиций? У собеседницы загораются глаза. — Новых композиций? — переспрашивает она подаваясь вперёд. —Ага — говорю я, — хочешь? —Хочу!— не секунды не раздумывая отвечает Ли Хе Рин. —Тогда возьми этот браслет как знак нашего долгого и плодотворного сотрудничества,— говорю я. —Хорошо, Юн Ми, спасибо,— говорит Хе Рин, принимая, наконец, подарок,— я обязательно отдарюсь. —Лучший подарок для композитора,— отвечаю я,— это исполнитель его музыки, поднявшийся на вершину популярности. Хе Рин бросает на меня быстрый взгляд, и опять опускает глаза к браслету в её руках. —Красивый,— говорит она, разглядывая украшенье,— мне нравится. Спасибо, Юн Ми. —Носи на счастье, онни,— говорю я. В этот момент недалеко от нашего столика тормозит проходящая мимо парочка. —А я тебе говорю, это — Ли Хе Рин!— долетает до меня сердитый голос девушки. Видно, парень не смог узнать знаменитость, а вот его подруга — смогла! —Простите, агасси,— решительным шагом подходит к нам незнакомка, и обращается к онни,— это ведь вы исполняете — «Шторм»? Замерев с браслетиком в руках, Хе Рин изумлённо смотрит на незнакомку, потом бросает такой же изумлённый взгляд на меня, потом снова поворачивается к девушке. — Да, это я,— говорит она —Узнала, узнала, узнала!— радостно несколько раз восклицает та, хлопая в ладоши, и начинает говорить,— Вы так замечательно играете на скрипке, уважаемая Ли Хе Рин! Вы ещё так молоды, но уже так талантливы! Боюсь представить, какой силы ваш талант будет через несколько лет! Уверенна, вы получите звание лучшей скрипачкой планеты! Оторвавшись на мгновение от льстивых речей, Хе Рин смотрит на меня круглыми глазами. Похоже, для неё это впервой, чтобы вот так, считай, на улицах, начали узнавать. —Уважаемая Ли Хе Рин,— переходит девушка к главному, ради чего, собственно, были сказаны все эти слова,— а можно с вами сфотографироваться? —Одной,— добавляет она, видимо прикинув, что за нашим небольшим столиком я неизбежно попаду в объектив фотоаппарата,— и, пожалуйста, получить ваш автограф. —Это автор музыки, которую я исполняю, говорит, несколько пришедшая в себя ХеРин, указывая на меня, — композитор Пак ЮнМи. Не хотите сфотографироваться с нами вдвоём? —Правда?— озадачивается девушка, с удивлением смотря на меня— а я думала, что вы сами написали «Шторм»… —Нет, я только исполнитель,— качает головою ХеРин,— а музыку написала Юн Ми. Девушка недоверчиво-оценивающе оглядывает меня. —Вы такая молодая…— говорит она. —Мы с Юн Ми ещё молоды,— отвечает Хе Рин, мягко накрывая мою левую кисть своей нежной и тёплой ладошкой,— и у нас ещё много времени, чтобы хорошенько потрудится и сталь самыми известными музыкантами в мире для своих поклонников! Правда, Юн Ми? —Конечно, онни,— отвечаю я, с удовольствием накрывая её руку своею правой рукой,— весь мир будет у наших ног! —Ой, как это здорово!— начитает от восторга топотить ногами девушка,— я такая везучая, что застала вас вдвоём, в самом начале вашего звёздного пути! Прошу вас, пожалуйста, разрешите мне с вами сфотографироваться! И, пожалуйста, автограф! "Артур" У "Серёги" очередное обострение заёбов. К Хе Рин подкатывать пытается. хе-хе-хе! Но так-то да, железо надо ковать пока горячее. Хорошо что я настоял, чтобы "Серёга" двумя композициями не отделывался для Хе Рин, а выдал материала на полноценных два альбома. А то этот... увлекающийся студент, вполне мог похерить это дело, типа "и так сойдёт", и забросить движуху с Хе Рин и нео-классикой. А потом начать метаться, как в жопу ужаленный. Вот как сейчас бы получилось... не имей мы УЖЕ готовый материал. А так, спихнём его "классичке" Хе Рин, и пускай его доносит в массы! И всем хорошо. "Серёга" Время действия: понедельник, ближе к полдню Место действия: здание объединённых штабов вооружённых сил Республики Кореи. Совещание, посвящённое подготовки к учениям «Щит моря — 2015». —Вот уж никак не ожидал, с недовольным видом произносит генерал Им Чхе Му, обводя присутствующих на совещании недовольным взглядом,— что возглавив подготовку к учениям, я буду нести поражение исключительно на музыкальном фронте… Генерал делает паузу, чтобы в головах подчинённых произошло осознание произнесённых им слов. —Три!— восклицает генерал,— Три конкурса, на которых никто из конкурсантов не смог предоставить произведения, достойного того, чтобы под него промаршировала наша доблестная морская пехота! На четвёртый объявленный конкурс вообще никто не подал заявки на участие! Генерал в раздражении кидает на стол ручку, которую до этого крутил в руках. В кабинете устанавливается гнетущая тишина. Подполковник Ли Джу Хи, низко наклонив голову, смотрит в стол. —Но, слава богу, тут у нас армия, а не гражданская организация,— успокоившись, продолжает дальше генерал, — а в армии, есть традиции! Когда командир видит, что его солдаты, испугавшись огня противника, залегли, он сам, впереди их, возглавляет атаку! Как говорится, хочешь сделать хорошо, сделай сам! —Вчера,— обводит взглядом подчинённых генерал,— я решил сам найти в сети что-то подходящие и дать нашим бездарным композиторам хотя бы в качестве примера, коль они сами не могут родить ничего принципиально нового. И что же вы думаете? Задав вопрос, генерал смотрит на подчинённых. Те смотрят на него, изображая на лицах заинтересованность. —Через десять, повторяю, десять минут поиска, я нашёл то, что нужно!— победно восклицает генерал,— Наша, молодая девушка, кореянка, прекрасно исполнила на синтезаторе марш, под который не то что, не стыдно мимо трибун пройти, войну выиграть не стыдно! Подчинённые одобрительно качают головами и переглядываются с выражением на лицах — «Да-а, наш генерал орёл ещё тот!» —К сожалению,— продолжает «орёл»,— найденное мною видео невысокого качества и без всяких сопроводительных пояснений, где и как оно было сделано. Просто название — «Red Alert» и всё. Что странно, такого названия я в интернете больше не нашёл, хотя и искал. Подполковник Ли Джу Хи! —Я!— вскакивает из-за стола подполковник, вытягивая руки по швам. —Слушайте моё приказание! —Так точно! —Даю вам шанс реабилитироваться после вашего провала с этими гражданскими композиторами. Найти и предоставить мне исчерпывающую информацию об авторе марша. —Приказ понятен? —Так точно! —Выполняйте! —Есть! —Скорее всего, композитор марша живёт за границей,— глубокомысленно произносит генерал,— и марш не получится использовать так, как я хотел. Но не могу отказать себе в удовольствии ткнуть им в лицо наших напыщенных кустарей от музыки. Если не умеют сами, так пусть учатся у других, как нужно! Время действия: воскресенье, вечер Место действия: дом мамы Юн Ми. Семья собралась у телевизора. Сидим, вечерние посиделки, завтра опять в школу. Мама держит на коленях каталог одежды, открытый на странице с моими фотографиями. Пока я шляндал по всяким Америкам, производители одежды занимались делом — выпустили большой и объёмный труд номенклатуры своих товаров, в котором оказались мои фото сделанные агентством «VELVET». Мне даже денег за это заплатили. Не много, по сравнению с гонорарами топ-моделей, сущие копейки, но, копеечка, как говорится, рубль бережёт. —«… трагическая весть поступила из района Гангман-гу…»— неожиданно сообщает с экрана телеведущая, появившаяся в новостной вставке,—«… вчера, две школьницы старшего класса, покончили с собой, вместе спрыгнув с высотного здания. В оставленной ими посмертной записке они сообщили, что таким образом хотели избежать наказания за низкие оценки, полученные на тестовом экзамене суннын…» Ничего они себе, выход нашли,— думаю я, насторожив уши,— неужели всё так было плохо, что пришлось шагнуть с крыши? Они же ещё только школьницы! —Что только творят эти дети!— с возмущением произносит Сун Ок, поворачиваясь к телевизору,— Почему они ведут себя так эгоистично? Почему они не думают о том, каково будет их родителям, оставшихся без своих детей? Всем бывает тяжело в жизни. Но, нужно бороться, работать. Только так можно добиться чего-то в жизни! —Дочка, не стоит осуждать этих несчастных, — говорит мама, обращаясь к Сун Ок,— лучше помолиться за то, что их мучения закончились и их души обрели покой. —Хорошо, мама, - не став спорить вежливо наклоняет голову онни,— мне действительно не стоило так говорить об умерших. Просто я разозлилась, что эти девочки оказались такими мягкотелыми, взяли, и сразу сдались. —Люди разные бывают,— глубокомысленно произносит мама,— кто-то волнуется из-за оценок, а кто-то нет. Я вот волнуюсь, что Юн Ми получит за суннын, а ей как будто всё равно. Сказала один раз, что написала тест и ни словечка больше, что переживает или волнуется. —Юн Ми, с тобой всё в порядке? — обращается ко мне онни,— Нет никаких внутренних переживаний, тревог? —Не, нету,— отвечаю я с пола и тут же, из этого же положения, пожимаю плечами,— да что там, такого, с этим экзаменом? Пошёл, написал, получил оценку и всё! —Не говори так,— отвечает Сун Ок,— суннын — определяет всю следующую жизнь. Это очень серьёзно. Поэтому, каждый год, кто-нибудь из школьников, кончает с собой, боясь низкого бала. —Правда?— неприятно удивляюсь я. Сун Ок кивает головой. — Бывают годы, когда этого случается много, бывает, мало. Но такого, чтобы без самоубийств, таких суннынов ещё не было, насколько я помню. —Это в моё время так было,— вступает в наш разговор с онни, мама,— учились, получали отметки и шли работать или учиться дальше. Это последние лет десять началось, что школьники стали убивать себя из-за оценок. Мир стал жёстче. - Мама вздыхает. Фига се!— думаю я,— О времена, о нравы! И район-то вроде, неплохой, Гангман. И вот, поди ж ты! —Так вроде бы и район, богатый,— говорю я, обращаясь к онни,— Гангман. —А при чём тут район?— удивляется Сун Ок,— Условия сдачи экзамена одинаковы для всех. Богатый или бедный район — это без разницы. Потом, они могли специально туда приехать, чтобы их смерть стала более значимой. Самоубийцы, они же немного сумасшедшие. Сложно сказать, что им придёт в голову. Мама наклоняется вперёд и легонько шлёпает старшую дочь по коленке ладонью. —Прекрати говорить такие вещи на ночь,— требует она,— хватит! Давайте говорить о более хорошем. Давайте лучше помечтаем о том, чтобы Юн Ми завтра получила высокий бал! Я так этого хочу! —Постойте! - говорю я,— Раз правила для всех одинаковы, то результаты по предварительному экзамену объявят только завтра! Откуда они могли его узнать? Ну, те, которые спрыгнули? —Иногда ты такая умная, а иногда не понимаешь элементарных вещей,— с сочувствием смотря на меня, говорит Сун Ок,— они знали свой уровень и догадывались, сколько получат. —А-а,— говорю я. —Ну, всё, хватит!— говорит мама,— Поговорили! Давайте смотреть дораму! Начинается. Время действия: четыре дня спустя Место действия: где-то в Сеуле. Телефонный звонок (Чжу Вон)— Привет. (Юн Ми, озадаченно)— Привет… (Чжу Вон)— Узнала? (Юн Ми)— На экране пишется, кто звонит… (Чжу Вон)— Ну, да… (пауза).. Как у тебя дела? (Юн Ми)— Идут. (Чжу Вон)— Я слышал, ты поступила в "Кирин"? (Юн Ми)— Поступила. (Чжу Вон)— Понятно. Похоже, ты занята для разговора по телефону. Я звоню, потому что хочу забрать свой подарок. (Юн Ми, удивлённо)— Подарок? Какой подарок? (Чж уВон)— Музыку, которую ты мне посвятила. Помнишь, тогда, на проводах? (Юн Ми)— А-а, я поняла, о чём ты. И как ты себе это представляешь? (Чжу Вон)— Что я должен себе представить? (Юн Ми)— Как ты собираешься забрать подарок? Это же музыка? (Чжу Вон)— Если немного подумать, то в этом нет ничего невероятного. Мне нужны ноты и запись. Ещё, мне нужна от тебя бумага, в которой написано, что это подарок от тебя, ко мне. И что ты передаёшь мне все права на распоряжение композицией. (Юн Ми)— О! Даже так? "Артур" Чего это его в жопу клюнуло, что этот мажор так засуетился? Явно тут что-то не то... "Серёга" (Чжу Вон)— А как ты хотела? Я не хочу иметь в будущем проблем. (Юн Ми)— О'кей, я сделаю тебе ноты и трек. Когда ты хочешь его забрать? (Чжу Вон)— Завтра. (Юн Ми, удивлённо)— Завтра?! (Чжу Вон)— Завтра. (Юн Ми)— Завтра?! (Чжу Вон)— Завтра. Почему ты так удивлена? (Юн Ми)— А раньше ты не мог почесаться? (Чжу Вон)— Что я должен был сделать? (Юн Ми)— Подумать заранее, что тебе потребуется! И, вообще, ты отказался от подарка. Так чего сейчас о нём вспомнил? (Чжу Вон)— Пф! (Юн Ми)— Это не ответ, Чжу Вон-оппа! Почему ты не планируешь своё будущее? Почему не думаешь о том, что тебе потребуется в ближайшем будущем?! (Чжу Вон)— Холь! Наглая какая! (Юн Ми)— Ну, кто тут наглый... Звонить через год после отказа от подарка и требовать его обратно... А если он вообще уничтожен?Так что, ещё неизвестно, кто из нас наглее. Тот, кто хочет спать, или кто требует мгновенного исполнения своих капризов! (Чжу Вон)— Капризов?! Девчонка! Я служу в армии, в элитном подразделении морской пехоты! (Юн Ми, ехидно)— Поздравляю! И что с того? Так с чего это ты про подарок вспомнил? (Чжу Вон, пауза, на втягивание воздуха и обещание с угрозой в голосе)— Я с тобою как-нибудь увижусь. (Юн Ми)— Пф! Да на здоровье! (Чжу Вон, недовольно)— Во всём случившемся исключительно твоя вина. (Юн Ми)— М-да? (пауза) (Чжу Вон, помолчав, хмуро)— И что? Откажешься теперь от своих слов? (Юн Ми)— Ну почему же? Подарки назад не забирают. Тебе повезло. Но будешь должен. Завтра всё будет готово. Файлы могу отправить по электронной почте. (Чжу Вон)— Нужен будет оригинал ещё. Я пришлю человека. Он позвонит, скажет, куда тебе нужно будет прийти. (Юн Ми)— Нет уж! У меня нет времени бегать по городу. Пусть приезжает, куда я скажу. Я его встречу и отдам документы. (Чжу Вон, поморщившись)— Ладно, сделаем так. Тебе перезвонят. А ноты и звуковой файл вышли мне сразу, как будут готовы. (Юн Ми)— Хорошо. Договорились. (Чжу Вон)— Тогда, до свидания Юн Ми. Спасибо. (Юн Ми, несколько удивлённо)— До свидания. Чжу Вон-оппа. Всего хорошего. И чё это было? С какого хуя этот говнюк нарисовался? "Артур" Да, чего непонятного-то... Помнишь, вояки нам о намечающихся учениях "Щит моря" говорили? Вот, кому-то приспичило обзавестись хорошим маршем для торжественного прохождения. "Серёга": А Чжу Вон тут при чём оказался? "Артур": Ну-у... Или на него кто-то из начальства военного надавил, или, сам Чжу Вон чего-то выкроить из этого хочет. Я бы на второе поставил. "Серёга": А чего там выкроить-то можно? Я не понимаю что-то... "Артур": Я бы предположил, что Чжу Вон хочет за наш марш влезть в эти учения и поучаствовать. Для других вариантов такие мухлежи совсем не нужны. Он бы просто доложил по команде о нас, с нами бы связались, мы бы сказали, что марш был написан в подарок... Ну, а там бы всё тихо-культурно решилось по передаче марша военным. Или же, начальство вояк нашло бы нас, мы бы сказали что подарили его Чжу Вону, показали документы, и оно бы с ними пошло к нему... Но мажора надо как-то наказать, наверное. При случае. "Серёга": Да, ладно тебе... Не будем специально себе голову этим забивать. Подвернётся случай, отомстим. А так... Хрен с ним! "Артур": Ммм... Согласен. "Серёга" Время действия: следующий день Место действия: агентство «FAN Entertainment», кабинет президента Ён Э. -...есть возможность подняться на сцену от «FAN Entertainment». … В группе подтанцовки. Сказала, и выжидающе смотрит на меня. —Подтанцовки?— озадачиваюсь я услышанным,— В смысле, подтанцовки? Вопросительно смотрю на нью-президента, ожидая пояснения. —Примерно через две недели состоится «Soribada Best K-Music Awards» — музыкальная премия портала Soribada. В списке награждаемых есть boys-группа от вашего агентства. По протоколу, все награждённые исполняют свою композицию-победительницу. Так, вот, парни будут выступать в сопровождении команды танцовщиц. Можете дебютировать, став одной из них, Юн Ми-сии. —Дебютировать — в подтанцовке?— с сильным сомнением в голосе спрашиваю я. —А что?— спрашивает она,— Петь соло... вы, пока не можете, Юн Ми-сии, танцевать... тоже, виден пока только потенциал. Какой ещё дебют можно сделать? Готовить отдельную программу? Это займёт время. А так, можно сразу вас показать в дебюте, потом ввести в какую-нибудь готовую группу новым участником, ну, и... постепенно раскрутить и продвинуть как отдельного "айдола". Кроме предложенного варианта, других вариантов я для вас не вижу. Я задумываюсь. Ну, если так рассуждать, то, вообще-то, да… Я ж, как бы, "от "FAN Entertainment"" буду позиционироваться. Значит, нужна какая-то привязка к агентству. А какая? Если нас ничего не связывает, как это я так "от них" на сцену вылезу? Получится снова, я - отдельно, FAN - отдельно... И хиты им спихивать, которые мы сами исполнять не можем - малость странно будет смотреться. А так... Мы, как бы, мембер FAN'а, они нас "по правилам" местным начинают раскручивать, ну, а там... Н-да, это самый оптимальный вариант в данном случае. Во всех других случаях придётся делать лишние телодвижения и тратить усилия на то, что прямого отношения к карьере "айдола" не имеет. —Хорошо,— киваю я. Время действия: несколько дней спустя Место действия: где-то в Сеуле. Телефонный звонок (Чжу Вон)— Привет. (Юн Ми)— Добрый день, господин Чжу Вон. Я вас слушаю. (Чжу Вон)— Тсс… Как официально. В прошлый мой звонок ты такой не была. (Юн Ми)— Я решила овладеть искусством дипломатии, ЧжуВон-сии. (Чж уВон)— Кто же тебе подсказал такую умную вещь? Сама бы ты явно до такого не додумалась бы… (Юн Ми) — … (Чжу Вон)— Вижу, что ты лишь в начале этого пути. Оскорбления ставят тебя в тупик, и ты медлишь с ответом. Ладно, расслабься. Я звоню сказать, что только что сделал очень много для тебя. Ты мне должна. (Юн Ми)— Я должна?! Чжу Вон, по моему, кто-то там в армии совсем забываться начал! Но я могу напомнить... его родным, как на самом деле обстоят дела в этом мире. (Чжу Вон)— Не надо! Прости, я, и в самом деле, что-то забылся... (Юн Ми, с возмущением)— Вот это уже лучше. Так что там приключилось, что ты вспомнил через год о подарке, от которого отказался? (Чжу Вон)— Я продвинул твой марш. (Юн Ми)— Марш? «Red Alert»? Куда, продвинул? (Чжу Вон)— Вверх. Генералитет заинтересовался твоей кровожадной музыкой. Так что, жди представителей вооружённых сил, может, даже с заманчивыми предложениями. К тебе ещё никто из армейцев не приходил? (Юн Ми, уверенно)— Нет. (Чжу Вон)— Если командование утвердит твою композицию, то, обязательно — придут. Будь готова к встрече. (Юн Ми)— Куда — утвердят? (Чжу Вон)— Утвердят как марш, под который будет маршировать морская пехота на международных учениях «Щит моря». (Юн Ми)— Уу-у! … А если — не утвердят? (Чжу Вон)— Тогда — не придут. (Юн Ми, удивлённо)— Хм… А чего это ты вдруг решил это сделать? (Чжу Вон)— ... (Юн Ми)— Чжу Вон! Не беси меня! Я тебя ещё раз спрашиваю: чего ты вдруг решил продвинуть мой марш перед командованием? (Чжу Вон, мнётся)— Ну-у... Если твой марш утвердят, то меня согласны взять для участия в этих международных учениях... (Юн Ми)— Короче, ты им - марш, они тебе - участие в международных учениях, так? (Чжу Вон, снова мнётся)—В общем, да... (Юн Ми)— Понятно… Понятно теперь почему, потребовались документы от меня… (Чжу Вон)— А как ты хотела? Дело серьёзное, речь идёт о представлении нашей армии на международной арене. Ошибки и накладки в таком вопросе недопустимы. (Юн Ми, задумчиво)— Ясненько… (Чжу Вон)— Ты чем-то недовольна? (Юн Ми)— Нет, Чжу Вон-сси. Я подарила, композиция твоя, делай с ней, что хочешь. (Чжу Вон)— Рад, что ты хозяйка своего слова. Всё, мне пора. До свидания, Юн Ми. (Юн Ми, задумчиво)— До свидания, Чжу Вон-сси… Вот же, хитрожопец какой! Тьфу! Прав "Артур", надо ему чего-нибудь особо-гадостное устроить при случае. А то совсем нюх потерял там, в этой своей "армии", бля! Хотя... Зачем откладывать то, что можно сделать сейчас? ... - Добрый вечер, госпожа Хё Бин!... Да, так... вы же знаете, что я недавно стала единственной владелицей "FAN Entertainment"... Не знаете? Ну, это вы лучше господина Сон Бона о подробностях расспросите, он лучше вам все подробности поведает... Так вот, сами понимаете, надо в курс дел входить, в документы вникать, работу налаживать... Ну, знаете, как это бывает... А тут ваш бестолковый братец мне из армии звонит, и требует подарок годичной давности, от которого всеми руками и ногами отказался... Да, прям так и требует... Да, конечно бестолковый! А как ещё, если он даже не удосужился узнать, что подарок давно через господина Сон Бона передан и лежит дожидается его?... Ну, вот так... Да... Да... Конечно, госпожа Хё Бин, мы как-нибудь с вами встретимся и поговорим более подробно... Всего доброго, госпожа Хё Бин! ... Ну, вот, пусть Чжу Вон теперь от сестры и бабушки огребает! (позже, вечер) Полусидя лежу на кровати в общежитии школы, держу на коленях ноут, лазаю по сети. Так… почта моя… Кто-то, что-то мне прислал… Открываю сайт, смотрю, что. О! Письмо от Ким Чжу Вона! С вложением… Интересно, и что же это он к нему, такое, присовокупил? Скан каких-то документов? Ан, нет! Фото себя, любимого! Кто бы мог подумать… Разглядываю фото, на котором запечатлён Чжу Вон в похоже, полевой форме, в каске и с автоматом в руках. И ещё видны какие-то технологические приспособы у него на левом плече. Какая-то система связи? Ебануться! Ещё бы горящий танк в кадр затащил... "Срочники" во всех армиях мира так тупят, да? Ничего, так,— решаю я, изучив предложенное к просмотру изображение. Морда — круглая, глаза — азартные, прикид — не три копейки стоит, сразу видно. В целом, Чжувонище выглядит... выглядит... в-общем, выглядит, да. И на кой он мне это прислал? Похвастаться, что ли? Надпись ещё на фотке — «С приветом из армии!». Хм. И как я должен на это отреагировать? Точнее, не я, а девчонка, получившая подобную картинку? Написать — «оппа, я вся твоя, навеки!»? Ага, щас! Калоши только надену! У меня тоже есть чем похвастать. Мы тоже, пока кто-то морду в армии отъедает, без дела не сидим… Где-то тут у меня была папочка… с последней фотосессией от «VELVET»… Вот этот вот, снимок… Где у меня много перстней на пальцах… У тебя автомат, а у меня — штучки-дрючки! Столько тогда нацепляли для съёмок, что пришлось печатку с пальца снять, с которой я не расстаюсь. Пока меня фотографировали, Ли Ён Э держала её, зажав в кулаке. Надо будет цепочку себе купить для таких случаев. Продел в кольцо, повесил на шею и всё, не потеряется… Ага. Загрузилось! Отправляю… Получи моё кун-фу панда! Время действия: чуть позже Место действия: воинская часть, в которой проходит службу Чжу Вон. Для служащих — свободное время, которое некоторые из них проводят за компьютерами, официально подключенными к сети. За одним из длинных столов разделённых перегородками, с установленными между ними компьютерами, сидит Чжу Вон. —Холь!— неожиданно громко, с изумлением восклицает он, откидываясь на спинку вращающегося стула. —Предводитель, ты чего?— заглядывает к нему из-за соседней перегородки сослуживец. —Эта идиотка сделала себе пластику!— возмущённо объясняет, поворачиваясь к нему, Чжу Вон. —Кто?— не понимает собеседник. —Вон,— качнув головой в сторону экрана, говорит Чжу Вон. —Симпатичная девчонка,— вытянув шею выносит суждение сослуживец, смотря на открытую на экране фотографию Юн Ми и спрашивает,— А кто это? Ты её знаешь? —Знаю,— кивая, признаёт Чжу Вон,— она ещё школьница, а уже сделала пластическую операцию! Она дура, что ли? Не понимает, что в её возрасте этого делать нельзя?! —Но ведь это не та девушка, которая приезжала к тебе на Новый год, хён? —Не та,— кивает Чжу Вон,— та была моя онни, а эту зовут Юн Ми, она учится в "Кирин"! —Юн Ми из "Кирин"? Но ты же говорил, что расстался с ней? —Говорил!— с досадой отвечает Чжу Вон, искусно выдавая ложь за правду,— Но девушки, они как бумеранги! Вроде бы думаешь, что расстался с ними, а они, раз! И опять вернулись! Сам видишь — фотографию прислала! Вот зачем она это сделала? Чжу Вон вопросительно смотрит на сослуживца. —Не знаю, хён,— пожимает тот в ответ плечами,— наверное, решила показать тебе свою красоту. Либо она хочет вернуться, либо, хочет показать, что ты потерял. Девушки, они такие… —Да уж,— говорит Чжу Вон, поворачиваясь к экрану и вновь смотря на фото строго смотрящей Юн Ми. —Охренеть!— произносит он секунд шесть спустя после внимательного рассматривания,— Какая идиотка! Время действия: несколько дней спустя Место действия: здание объединённых штабов вооружённых сил Республики Кореи. Кабинет генерала Им Чхе Му. Подполковник Ли Джу Хи докладывает о выполнении приказа. —Ваше приказание выполнено!— вытянувшись во фрунт перед столом, рапортует он,— Разрешите доложить, господин генерал? —Докладывайте, подполковник,— произносит, сидя в кресле, генерал и милостиво кивает. —Ваше приказание выполнено, автор марша «Red Alert» — найден! —Доложите подробности,— приказывает генерал. —Так точно! В результате кропотливого поиска с привлечением всех доступных ресурсов, мною было установлено, что автором данного марша является корейская школьница, проживающая в данный момент в Сеуле. —Правда?!— перебивая докладчика, изумляется генерал,— Такое и вправду возможно? —Да, господин генерал, так оно и есть,— отвечает подполковник,— всё проверено, ошибки нет. —Поразительно!— говорит Чхе Му, и покачав головой, приказывает,— Продолжайте. —Школьницу зовут Пак Юн Ми. В данное время она учится в старшем классе школы "Кирин". —"Кирин"?— переспрашивает генерал и говорит,— Тогда становится понятным, как ей это удалось. Она, наверное, обучается музыке? —Да, господин генерал. Она — начинающий композитор. —Хм, но всё равно, это по-прежнему выглядит необъяснимым. Марш, это… марш! Это весьма специфическая музыка, требующая для своего создания высокого профессионализма и многолетнего опыта. И чтобы подобную работу выполнила школьница? Это выглядит очень странно? Что ей вообще вдруг пришло в голову — писать марши? Это совсем не женское дело! —Дело в том, господин генерал, что марш «Red Alert» был подарком. Пак Юн Ми подарила его своему жениху, который был призван в армию. Она его исполнила на его проводах как напутствие. —Хм,— недоверчиво хмыкает генерал,— Вот как? И кто же её жених? —Ефрейтор Ким Чжу Вон. Он проходит службу в корпусе «Голубые драконы». Собственно, сначала нашли его, а потом вышли уже на Пак Юн Ми. —А что говорит по этому поводу Ким Чжу Вон?— прищуривается на подполковника генерал. —Ефрейтор Чжу Вон подтвердил факт дарения и предоставил юридические документы, подтверждающие факт его правообладания музыкальной композицией. Вот, господин генерал, если желаете взглянуть… Подполковник достаёт из принесённой с собою папки несколько ксерокопий. Генерал кивает, показывая, что да, желает взглянуть. Подполковник подходит к столу и кладёт листки перед ним на стол. —Ефрейтор Ким Чжу Вон сообщил, что готов передать все права безвозмездно корейской армии, без всяких условий. Генерал, опустив голову и читая, то, что написано на листе бумаги в его руках, одобрительно кивает, не прерывая чтения. —Единственно,— говорит подполковник, ефрейтор Ким Чжу Вон выказал просьбу рассмотреть поданный им рапорт о переводе его в подразделение, которое будет принимать участие в учениях «Щит моря — 2015». Рапорт Ким Чжу Вона у меня с собой, господин генерал… Генерал поднимает голову от листка и смотрит на подполковника. —Без всяких условий?— насмешливо хмыкает он и вновь возвращается к чтению. В кабинете на некоторое время наступает тишина. —Хорошо,— наконец говорит генерал, отгадывая документы в сторону,— похоже, здесь чисто… Подполковник! —Да, господин генерал! —Информация о том, что эти молодые люди намерены пожениться… Она соответствует действительности? —Да, господин генерал. Вот, пожалуйста, фото с горы Намсан… Подполковник достаёт из папки фото и кладёт его перед генералом. —Слева — Пак Юн Ми,— говорит он, комментируя снимок,— справа, Ким Чжу Вон… —Угу,— понимающе мычит генерал, разглядывая замочки в руках парочки,— понятно… —Просто мне показалось странным,— спустя секунду говорит он,— что в наше время, когда все стараются оттянуть создание семьи, здесь уже всё решено. Причём, в таком юном возрасте… —Я думаю, что в этом заслуга их семей,— с ноткой глубокомыслия в голосе говорит подполковник. —Да,— кивает генерал на его слова,— а что за семья у ефрейтора? Подполковник, молча достаёт из папки ещё один листок и кладёт его перед генералом. —Ого!— изумляется генерал, пробежав глазами его содержимое,— Очень достойные люди… —Подполковник!— секунды две подумав, говорит генерал. —Да, господин генерал! —Передайте принесённые вами юридические документы в наш юридический отдел. Пусть они их посмотрят на предмет правильности оформления и соответствия законом. —Так точно! —Дайте мне рапорт ефрейтора Ким Чжу Вона. Я посмотрю и приму решение… —Вот, господин генерал! —Хорошо. И включите мне ещё раз «Red Alert», будьте добры… Время действия: десять дней спустя, воскресенье Место действия: дом мамы Юн Ми Сидим семьёй перед телевизором, смотрим в записи вчерашнее музыкальное шоу «Soribada Best K-Music Awards». Ждём, когда «меня будут показывать». Прошедшие десять дней были просто сумасшедшими. Столько нужно было всего сделать! И причём — сразу! Первое — нормально записать музыку для «Короны». Помня об имеющемся печальном опыте бесконтрольной передачи своего в чужие руки, я контролировал процесс «от и до», невзирая на искренне возмущение всех, с кем мне пришлось для этого контактировать. Как руководителя, меня не воспринимали от слова — воощщеее! Понятное дело, что такое отношение меня устроить никак не могло, и поэтому, в ходе процесса записи «Sugar free», постоянно происходили «столкновения галактик». В итоге, я вызвал Ён Э и Сон Бона. С контрактами работников. И их долгами "за всё хорошее"... «Корону» мне так ни разу за это время повидать не удалось. Группа деньги зарабатывает. Всё по каким-то выступлениям, да выступлениям. Хоть последнее их «возвращение» вышло не совсем удачным, но, несмотря на это, всё одно, плотно обеспечены работой. Когда я могу — они заняты, когда они могут — я не могу. Поэтому, хореографию танца к композиции я показал главному хореографу группы, в надежде, что — «чё-нить сделают, похожее». У меня ещё и подготовка к «Soribada»! Там тоже, свои приколы. Чтобы взять меня, из подтанцовки выкинули одну девчонку. А у них — сложившийся коллектив. Танцуют не первый год вместе и тут, вдруг, я! Не, мне никто ни слова в подтанцовке плохого не сказал. Просто демонстрировали — «прибалтийскую вежливость». Что-то вроде — «я, русски не разговаривайт, тока по эстонский». Ну, на эти корейский «дружилки» — все против одного, мне плеваЙти, я не местный, таким меня не испугаешь. Одно было хорошо, что с танцем у меня проблем не было. По поводу моего уровня ничего никто не мог сказать плохого. Да, были, конечно, моменты по ходу репетиций, в которые следовало делать не так, а иначе, но, после того, как меня «торкнуло» в самолёте, такие мелочи перестали быть проблемой. Поражаясь самому себе, я легко вносил изменения в движения, следуя пожеланиям хореографа, и главное — запоминал их с последующим постоянным воспроизведением! Причём, запоминал не головой, как я раньше это делал, а чем-то иным. Чем именно, я так до сих пор и не определился, может, всем телом, но, явно не головным мозгом. Дела у меня шли настолько хорошо, что даже хореограф, не одобрявший изменения состава подтанцовки, удивлённо спросил меня — «сколько времени ты практиковалась?» «Где-то, с полгода, сонсен-ним»,— не подумав ответил я, после чего получил вербальную волну неодобрения от всех, присутствующих в танц-классе. «Я стажировалась в Америке, сонсен-ним»,— почувствовав это неодобрение, постарался исправить я положение. После чего я был отчасти прощён. «А-а, ну если Америка, то, тогда ладно», похоже, так подумали все. Но, наверное, все тут же задались другим вопросом — «а, как она туда попала?» В общем, всё, как всегда. Хорошо, что я не бросил свои занятия «коротким сном», будучи в Америке — тренировался. Оказалось офигительнейшей штукой. Прикорнул на пятнадцать минут — и опять, как огурчик! Ну, почти, огурчик. Главное, не переспать, а то потом наоборот, «варёный» становишься. Купил себе миниатюрный электронный будильник, помещающийся в карман, и теперь ставлю на нём время пробуждения, перед тем как заснуть. Удобно. Спишь и не беспокоишься о том, что переспишь. —Сейчас будешь ты!— толкает меня локтём в бок онни,— Следующие — «CNBLUE»! «CNBLUE» — это пацанская группа «FAN Entertainment», у которой я подвизался на подтанцовке. С экрана телевизора раздаётся знакомая, поднадоевшая порядком, музыка и на сцену, вслед за нею, вываливают шесть лбов метросексуальной наружности с проникновенными выражениями на лицах. Я так до сих пор и не понял, на кой делать такие рожи, для разухабистой песни с названием «Who’s Your Mama»? Сижу, глажу сидящую на руках Мульча, смотрю. —О-о, Канг Мин Хук!— восторженно стонет Сун Ок, смотря на экран,— Ты танцуешь в паре с самим Мин Хуком! Как тебе повезло! Смотрю на этого Хука, думаю, что он мудак редкостный. Это он на сцене, проводит по моей ноге сверху вниз, держа свою ладонью на расстоянии от неё. А на репетиции он, один раз провёл рукою так, «без зазора». Я ему сказал после этого, ещё раз так сделает — «руку из плеча вырву!», вызвав у него и его согруппников, довольные ухмылки. Правда, быстро поблекшие. И больше он так не делал. Потому что мой тон был тогда весьма убедителен. —Класс-с!— восторженно восклицает Сун Ок, по завершению номера и щёлкая от избытка чувств пальцами поднятой вверх правой руки,— Отличное выступление! Глазам своим не верю — мою сестру показывают по телевизору! Мам, тебе понравилось? —Очень!— отвечает мама, и, прижимая меня к себе одной рукой, высказывает недовольство,— вот только Юн Ми почему-то мало показывали. —Ну-у, мама!— отвечает ей онни,— Юн Ми же ещё не звезда. Вот когда она станет звездой, тогда её только одну и будут показывать! Правда, Юн Ми? Молча киваю на обращённый ко мне вопрос. —Ну а теперь,— с загоревшимися глазами говорит Сун Ок, смотря на меня,— расскажи, как всё было! Ты обещала рассказать, когда будет время! Я глубоко вздыхаю, предчувствуя, как минимум, часовую говорильню. Время действия: несколько позже Место действия: воинская часть, в которой проходит службу Чжу Вон. —Эй, Предводитель, ты слышал, как пресс-секретарь "FAN Entertainment" сказал, что группу «Корона» ждут перемены? —Нет, хён, не слышал. —Ты же фанат «Короны» и не слышал? —Не успел. А что он сказал? —Он сказал, что группу и фанатов в ближайшее время ждёт нечто неожиданное. —Как-то не очень хорошо это звучит… —Ну да, на фоне последних неудач группы, это приобретает даже… зловещее звучание! —Уверен, что у девочек будет всё хорошо. —Хейтеры считают, что число участников группы, скорее всего, сократят. Они уже спорят, кто это будет. —Надеюсь, что этого не случится. —А что будешь делать, если кого-то выгонят? —Стану любить оставшихся ещё гораздо сильнее! —Хех, хён, ты настоящий фанат! А если президент Сан Хён покажет нетривиальное решение и примет в группу ещё девочку? Говорят, что может быть и такое. А? Что скажешь? —Тогда я буду любить новенькую — больше всех и стану самым счастливым фанатом Кореи! Место действия: Группа «Корона». В комнату, с планшетом в руках, влетает Ин Чжон —Смотрите, смотрите,— разворачивая планшет экранам вперёд, громким шёпотом «кричит» она,— пресс-секретарь агентства сделал заявление, что нашу группу ждут изменения! А нам они ничего не сказали! И это, перед самым нашим камбэком! Они точно хотят кого-то из нас выгнать! Участницы группы с тревогой во взглядах переглядываются друг с другом. Время действия: неделя позже, вечер Место действия: школа "Кирин", зал кафе. За одним из столиков, устало ковыряясь в несладком корейском пирожном, за чашкой чая, сидит Юн Ми. Конкретно устал. Вымотался за эту неделю, как собака. Радует, что хоть не зря «лапы топтал». Два дня назад случился камбэк у "Короны". Восторга, как говорится, полные штаны. Композиция «выстрелила» и сейчас занимает верхушки корейских чартов. В сети пишут про «непохожее ни на что звучание». Ну да, на местном рынке, сколько я не слушал, ничего похожего нет. В школе — злобствуют. Подготовка к суннын выходит на финишную прямую и преподаватели пытаются выжать из учеников последнее, что те могут дать своими измученными мозгами. Вот, закончу пить чай, пойду на дополнительные занятия по корейскому языку, у меня с ним не всё хорошо. Начало девятого, занятия будут до одиннадцати. В ночь, так сказать, ухожу. А пока у меня есть время, пытаюсь хоть чуть передохнуть, чаёвничаю и с удовольствием смотрю на большом телевизоре какую-то серию какого-то юмористического SNL-шоу, в которой, внезапно, играет Цы Юн. Ну, та, которую всем Китаем травили. Эта Цы Юн — сплошная милота. Когда злющая аджума, по ходу действия, напялила на неё парик, чтобы доказать её вину, я, как и мужик с пистолетом в кадре, размяк, глядя на эту красотку. Ну, всё ей идёт! Смотрю дальше, следя за развитием сюжета, но как всегда, на самом интересном месте, когда начали срывать маски и размахивать пистолетами, хорошее закончилось и начались «ужасы нашего городка». Диктор новостного канала, с печальным лицом сообщила о новой трагедии. О том, что —«две девочки в городе Тэджон прыгнули с моста навстречу своей смерти, оставив записку «Мы ненавидим школу». Что за бедлам тут творится?— думаю я, вставая из-за стола,— Я всего год проучился, но эффект уже почти тот же. Ну, не ненависть, но уж любови к учёбе у меня точно нет! А что говорить о тех, кто здесь отдал процессу целых десять лет? Иду на выход под бубниловку диктора, рассказывающую о том, что в подростковой среде очень развито подражание, вот, совсем недавно, две девочки, тоже… Ага,— думаю я, проходя мимо телевизора,— обезьянки. Повторяют друг за другом, не задумываясь. Даже смерть их не пугает. Вот зачем такую чушь с экрана говорить? В дверях, уже мне в спину, диктор успокаивает общественность, сообщая, что в этом году, как и в предыдущем, особые отряды, сформированные из активных граждан, будут патрулировать «места с повышенной опасностью инцидентов» и это поможет предотвратить дальнейшие неприятности. Может, лучше снизить нагрузку в школе?— думаю я на это,— А то прямо крандец какой-то творится! Время действия: несколько дней спустя Место действия: агентство «FAN Entertainment», кабинет президента Ён Э. -...А теперь — у тебя будет практика с сонбе. —С сонбе? —Тебя это удивляет? —Да нет,— говорю я, объясняя своё удивление,— просто дебют, это как-то ассоциируется с новой группой. А тут, к сонбе… Время действия: следующий день Место действия: агентство «FAN Entertainment», небольшой зал для презентаций и совещаний в расширенном составе. За длинным столом, с двух сторон, сидит в полном составе группа «Корона», в количестве шести человек. При макияже, но в своих обычных, повседневных одеждах. Общаются между собой в ожидании главы агентства. —Интересно,— говорит Ин Чжон,— зачем президент Ён Э хочет нас видеть? Может, решила нас как-то отметить? Отпуск, например, дать… У Сон Ён удивлённо приподнимаются брови. —Отпуск?— переспрашивает она,— Когда едва только завершился промоушен? —О-о, да,— стонет Ин Чжон, оседая на стуле и опуская плечи,— я знаю, что я фантазёрка, но я так устала, особенно за эти последние месяцы! Эти хейтеры, со своими гнусными комментариями! Я столько нервничала из-за них и из-за этих слухов, что президент хочет кого-то из нас заменить… Хоть бы два денёчка отдохнуть, в тишине, одной! —Да,— соглашаясь, кивает Джи Хён,— хоть бы денёк. На несколько секунд в помещении устанавливается тишина, девушки думают об отпуске. —Ну, а всё-таки,— снова подаёт голос Ин Чжон,— зачем нас тут собрали? Может, президент сообщит о зарубежном турне? В Японию, например… Джи Хён надувает щёки и звучно выдыхает: Пфффф… —А чего?— поворачивается к ней Ин Чжон,— По-моему, очень подходящий момент для этого. Промоушен был удачным, наш «сахар» в топах чартов. —«Без сахара» — мягко поправляет её Сон Ён. —Ну «без сахара»,— не спорит с ней Ин Чжон,— в сети фанаты пишут — «сахар Короны», поэтому, я так сказала. —Фанаты, что угодно напишут,— опять мягко говорит Сон Ён,— не стоит бездумно за ними повторять. —Но мы же тут все свои,— говорит Ин Чжон,— чего ты? —Забудешься и где-нибудь повторишь,— объясняет Сон Ён,— будет праздник антифанам. Напишут, что мы не знаем, о чём поём. Ин Чжон задумывается, но ничего на это не возражает. В тишине проходит несколько минут. Наконец, дверь в зал открывается и в неё входит Ён Э в сопровождении Юн Ми, в форме школы "Кирин". Следом за ними входит менеджер группы «Корона». Девушки встают из-за стола и, кланяясь, приветствуют президента и менеджера. Юн Ми кланяется, здороваясь с группой. —Садитесь,— поздоровавшись в ответ, приглашает Ён Э, и садится сама, на президентское место во главе стола. —Рада вас видеть всех здоровыми и красивыми,— говорит она, поочерёдно оглядывая участниц. Девушки улыбаются, бросая при этом недоумённые взгляды на Юн Ми, усаженную президентом рядом с собою, но никак им не представленную. Юн Ми отвечает им такими же удивлёнными взглядами. —Итак,— говорит Ён Э, закончив с приветствиями,— времени мало, сразу перейдём к делу. Хочу поблагодарить группу за отличную работу. То, что работа сделана на отлично, за это говорят высокие места во всех чартах… Девушки за столом радостно улыбаются, менеджер кивает. —Но, расслабляться не стоит,— говорит президент… «Корона» грустнеет, вспомнив свою недавнюю «чёрную полосу» в карьере. —Я тщательно всё обдумала и решила добавить в вашу группу ещё одну участницу. Президент указывает рукой на Юн Ми. —Вот, говорит он,— знакомитесь! Новая участница группы «Корона» — Пак Юн Ми! Шесть пар распахнутых в удивлении глаз, три отвисших челюсти и … тишина! —Итак,— выдержав паузу, произносит Ён Э, кладя руки с переплетёнными пальцами перед собою на стол,— я вас познакомила… Дверь за президентом захлопывается, в комнате наступает тишина. Шесть пар глаз, посмотрев на закрывшуюся дверь, начинают перемещаться в пространстве и, совершив короткое путешествие, разом упираются в Юн Ми. Время действия: этот день, несколько часов позже Место действия: гримёрная. В гримёрную входят участницы группы «Корона», намереваясь начать подготовку к вечернему выступлению. —Только подумать — школьница!— восклицает Ин Чжон, ставя сумку на столик перед зеркалом и видимо, продолжая начатый ранее разговор,— Мы что, так низко пали? —Из "Кирин",— уточняет Сон Ён. —Ну и что, что из "Кирин"!— возражает Ин Чжон,— Что мы с ней будем делать? Зачем она нам? Это же всю хореографию придётся переделывать! Всю! И ради чего? Сон Ён пожимает плечами. —Думаю, если бы президент Ён Э хотела это объяснить, то объяснила бы. Но, она почему-то не стала этого делать. Ин Чжон кивает. —Наверное,— говорит она, и опять недоумевает,— но, школьница? Она сказала, что трейни всего меньше полгода! У неё наверняка слабая практика! Как она будет с ней танцевать? —Вот ты ей и научишь,— говорит Джи Хён проходя к своему месту,— ты ведь главный танцор? —Я?— изумляется Ин Чжон. —Ну а кто?— отвечает Джи Хён, садясь в кресло и смотрясь в зеркало,— Не я же. —Не буду я её учить!— возмущённо восклицает Ин Чжон. —Почему?— интересуется Джи Хён, разглядывая своё отражение. —Она мне не нравится!— отвечает ей Ин Чжон. —Мало ли кому что не нравится,— философски произносит Джи Хён, не отрываясь от зеркала,— президент Ён Э назначилА дату официального представления нового участника группы. Так что… Джи Хён делает паузу и пожимает плечами. —Учить тебе её, не переучить,— заканчивает она свою мысль. —А мне показалось, что она не очень рада, что будет работать с нами,— говорит Сон Ён, расчёсывая волосы и тоже, смотрясь в зеркало. —Да, мне тоже так показалось,— кивнув, соглашается Кю Ри, ещё одна участница группы,— радости я у неё не заметила. —Борам, а ты чего молчишь?— спрашивает Ин Чжон молчавшую до этого девушку,— Как тебе показалась новенькая? —Она толстая,— подумав, отвечает Борам,— ей нужно будет похудеть, чтобы соответствовать стандартам. —Вот!— восклицает Ин Чжон,— Она ещё и жирная! —Она ещё подросток,— возражает Сон Ён,— это возрастное. Это проходит. —Какой ещё подросток?— не соглашается с ней Ин Чжон,— Ей уже восемнадцать! —Жаль, конечно, - говорит Сон Ён,— что первое знакомство вышло таким скомканным. Юн Ми много о себе не рассказала, а президент Ён Э не стала. Нужно будет посмотреть досье на неё, которое соберут наши фанаты. Думаю, трёх дней после дебюта им на это хватит. А пока, можно расспросить менеджера Кима. Наверняка он знает то, что фанаты никогда не узнают. —Так ты что?— не понимает Ин Чжон,— Ты не против неё? —Как я понимаю, вопрос президентом решён,— отвечает ей Сон Ён,— будешь с ней спорить? Ин Чжон задумывается над вопросом. —Ну, раз президент Ён Э хочет,— задумчиво говорит она,— Но это совсем не значит, что она должна прийти на всё готовенькое. Мы, можно сказать, зубами, выгрызали своё место под солнцем, а она даже полгода трейни не была! Нужно относиться к ней со всей строгостью. Президент сразу увидит, что она не справляется и уберёт её из нашей группы! Как, вы согласны со мной? —Подождите,— говорит Кю Ри,— так она ещё с нами, значит, жить будет? —С тобой!— говорит Ин Чжон,— Ведь ты же живёшь в комнате одна! —Пфф, не люблю тесноту! Я согласна! Давайте будем строги с новенькой! Кто — за? —Все — за!— раздаются дружные голоса.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты