Ты, трус!

Слэш
NC-17
В процессе
304
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 130 страниц, 13 частей
Описание:
Что Гарри знал о Снейпе? Как оказалось, совершенно ничего до того момента, пока профессор не рухнул без сил в доме на Гриммо, 12.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
304 Нравится 104 Отзывы 117 В сборник Скачать

Глава 4. День третий.

Настройки текста
Сегодня Гарри не услышал будильник. Он завел его вчера, даже несмотря на то, что после душетерзающих размышлений по поводу того, что он подглядывал за Снейпом, решил не выходить из комнаты до конца жизни. Он завел его, но проспал. Глаза Поттера открылись только к десяти, а когда он, наконец, протер их так, чтобы можно было найти очки, и надел пижамные штаны и футболку, было уже одиннадцать. Что ему делать? Тереться, как щенок, под чужой дверью? Снейп теперь-то уж точно окончательно убедился в позорном проступке Гарри – если бы не случилось то, что случилось, надоедливый Поттер пришел бы вечером, наплевав на обиду. Гриффиндорское благородство сильнее всяческих глупостей вроде задетых чувств, так ведь о нем думает декан слизеринского факультета. Гарри прошмыгнул в коридор и бросился к лестнице. Перевел дыхание только на первом этаже, в столовой. Кофе – вот что ему сейчас нужно. У Дурслей он всегда готовил его сам. Этот бодрящий крепкий напиток ни разу не подводил его, так что неплохо было бы начать с него и это тяжелое утро. Поттер сам не заметил, как вместо одной взял две кружки. Одна – своя, с трещинкой внутри, а вторая – побольше, серого цвета. Глупо полагать, что из-за кофе Снейп забудет обо всем, но Гарри ведь и в самом деле должен… – Профессор Снейп, я могу войти? Гарри стоял перед дверью, держа в руках две кружки. – Профессор, мне нужно посмотреть вашу рану, – взывал он, как надеялся, к разуму зельевара. – Да ну? – дверь открылась, и над Гарриным ухом раздался недовольный голос. – Так уж ли на рану? Поттер поднял голову, но тут же опустил, потому что встретился с прищуренным взглядом черных глаз. Он знал, что покраснел как девчонка, но ничего не мог с собой поделать. – Я просто шел мимо, ясно? – О да. Шли мимо ванны, что в самом конце коридора. – Я хотел убедиться, что с вами все в порядке! – Теперь вы путаетесь в показаниях, Поттер. Гриффинорец чувствовал, что начинает выходить из себя. – Что бы я делал, если бы вы пробили головой раковину!? – Не надейтесь, я не собираюсь умирать в ближайшую неделю. Снейп, показательно заканчивая разговор, взялся за дверной косяк правой ладонью. Тут только Гарри заметил его пальцы. Они были в бинтах. В пропитавшихся кровью марлевых повязках, кое-как пристроенных на красноватого цвета пальцах. Такие повязки Гарри иногда видел у домовых эльфов и сейчас подумал о том, что Снейпу помогал Кричер. – Что у вас с рукой? – равнодушно спросил Поттер, медленно продвигая к двери носок ботинка на случай, если Снейп решит захлопнуть дверь перед его носом. – Не вашего ума дело, – в тон отозвался зельевар и действительно попытался избавиться от Гарри. – Вы что же, мазали спину сами? – в темноволосой голове вспыхнула догадка. – Это с вашими-то ожогами? – Идите к себе, Поттер. Займитесь мечтами о вашей подружке под надкроватным пологом. – Ну уж нет, профессор. Думаете, я настолько туп, что буду вечно вестись на ваши провокации? Дайте пройти. Гарри положил ладонь на чужое предплечье, вынуждая Снейпа снова открыть дверь. Профессор грозно взглянул на руку Поттера, но ничего не сказал. Он отошел вглубь комнаты и остановился, скрестив руки на груди. – Дайте сюда, – вздохнул гриффиндорец, подходя ближе. – Перестаньте играть в героя. – Почему вы не попросили меня? – Вы вообще себя слышите? – Снейп фыркнул. В самом деле, разве стал бы Снейп просить кого-то хоть о какой-нибудь услуге? «Здравствуйте, Поттер, вы случайно не намажете мне спину? Постарайтесь не спустить в штаны от увиденного», – прозвучало в голове Гарри строгим снейповским тоном, и он снова отчего-то покраснел. Чтобы не стоять перед профессором как хаффлпаффка на выданье, Гарри ринулся к шкафам за профессорской спиной. Экстракт бадьян, зелье от кашля, зелье для проявки фотографий… Противоожоговая мазь! – Сядьте, – сказал Гарри, не оборачиваясь. Он не думал, что Снейп сделает то, что он попросил, но если ничего не говорить, то звуки, с которыми его дрожащие от волнения пальцы хватаются за склянки, будут слишком громкими. Когда Поттер, наконец, отвернулся от шкафа и посмотрел на зельевара, тот сидел на своей постели, привалившись к подушкам. – Можно вашу руку? – попросил Гарри, стараясь не смотреть профессору в лицо. Снейп едва слышно хмыкнул, но все же протянул правую ладонь. – Это мазь от ожогов, – зачем-то сказал Поттер, когда принялся наносить оранжевую субстанцию на чужую кожу. – Мне и без вас известно, что это, – отозвался Снейп. В голосе его на этот раз не было этих вечно злобных нот, или Гарри просто показалось? Всего раз он поднял глаза на лицо профессора. Тот с толикой интереса наблюдал за действиями Поттера. Следил за тем, как ловкие, молодые пальцы покрывают его воспаленные ожоги толстым слоем лечебной мази. Красная, вздувшаяся пузырями кожа выглядела отвратительно. На контрасте с загорелыми руками Гарри руки зельевара казались бесконечно уродливыми. Как Поттеру, должно быть, противно касаться их, подумал профессор, и в этот момент Гарри снова поднял взгляд. От него не укрылось отвращение на лице Снейпа, и плечи его немного поникли. «А ты думал, все должны таять от касаний Избранного?» - раздался издевательский голос в голове. – Дайте другую руку, сэр. – Не стоит. Я не касался ею яда. – Нет, стоит. Не понимаю, почему Грюм не сказал мне, что и ожоги нужно залечить, – Гарри ждал, что профессор скажет, что он мог догадаться и сам, но Снейп сказал другое. – Он надеялся, что мои раны еще долго не заживут. Это дало бы Волан-де-Морту еще одно подтверждение моей верности. Поттер хотел было что-то сказать, но рот его так и остался слегка приоткрытым. Снейп протянул левую руку. Из-под закатанного рукава белой рубашки выглядывала черная метка. Всего на секунду, даже долю секунды, Гарри отпрянул назад, задевая лопатками спинку стула, на котором сидел. – Что, инстинкты героя берут верх над гриффиндорским благородством? Губы Снейпа стянулись в узкую линию. Черные глаза на мертвенно бледном лице смотрели прямо на Гарри, и в них ясно читалась угроза. Еще одно неловкое движение, глупое слово или не тот взгляд, и Снейп взорвется. Испепелит его на месте, без палочки, хоть та и спрятана где-то на его теле под немногочисленной одеждой. Гарри, однако, было наплевать на все инстинкты, и инстинкт самосохранения в том числе. – А Малфой тоже Пожиратель, сэр? – вырвалось вдруг из его полураскрытого рта. – Что за вопрос, Поттер? Вы, с позволения сказать, дрались с Люциусом в Министерстве, и еще сомневаетесь в этом? – Я говорю не о Люциусе. Драко. Он тоже Пожиратель? Гарри сжался и на несколько мгновений даже закрыл глаза, борясь с желанием крепко зажмуриться, но Снейп только тяжело выдохнул и ближе протянул руку. Поттер схватился за неё как за соломинку и принялся поспешно разворачивать бинты, уложив её тыльной стороной ладони прямо на своё колено. – Вам стоит перестать совать свой нос куда не следует. Пожиратель Драко или нет – что это, в сущности, меняет? Вы должны понимать, что среди членов древнего знатного рода не может быть плюрализма. За некоторым исключением, конечно. Гарри молчал, думая, верна ли его догадка. Что задумал Драко? Что за дела у него в «Горбин и Берке»? Что за Непреложный обет? Ничего больше он спросить не решался и сидел, тихо втирая в холодные, покрытые волдырями пальцы, оранжевую мазь. Колено его ощущало тяжесть чужой руки, причем, руки мужской, но это чувство не было неприятным. Когда Гарри слегка двинул ногой в сторону, рука Снейпа безвольно поехала чуть выше по поттеровскому бедру, и это тоже не вызвало ничего такого, что можно было бы назвать противным. Рон сказал бы, что это омерзительно. Рон бесится даже тогда, когда его нечаянно заденет голой мокрой рукой в общем душе какой-нибудь Оливер Вуд. Хотя Вуд и не похож на стареющего темного мага, и рука его не покрыта пугающими ожогами. Ощущения чужого тепла даже через ткань брюк было таким острым, что скоро Гарри перестал классифицировать это ощущение как «не неприятное» или «нейтральное». Он тяжело сглотнул и медленно перевел взгляд на профессора. Тот так и сидел, устало прислонившись к подушкам и смотря прямо перед собой. Гарри не был до конца уверен, что Снейп не заметил, не почувствовал, как вспотели его собственные руки и как изменилось дыхание, но то, что профессор оставил это все без внимания уже приносило что-то вроде облегчения. – Нужно, чтобы впиталось, профессор, – сказал Гарри каким-то чужим голосом. – Забинтую минут через двадцать, хорошо? – Как вам будет угодно, – прозвучал негромкий ответ. Гарри отодвинул свой стул подальше от постели, а Снейп встал, собираясь, видимо, отойти к окну. Рукава рубашки тут же скользнули вниз, касаясь только что намазанных ладоней и прилипая к ним. – Профессор! – вырвалось у Поттера, наблюдавшего за этой картиной. – Да, Поттер, – сказал Снейп и навис над сидящем на стуле Гарри с вытянутыми вперед руками. – Никому не хочется повторять эти утомительные процедуры еще раз. Гарри подумал, что он бы их повторил, но вслух ничего не сказал. Аккуратно, будто боясь запачкать и помять белую ткань рубашки, он стал закатывать рукава. Когда он дошел до сгиба локтя, его пальцы случайно коснулись болезненно бледной кожи Снейпа, и в этот момент профессор посмотрел ему в глаза. Сверху вниз. Так же, как и всегда на уроках ЗОТИ, как и на бесконечно тянущихся занятиях по зельеварению, так же, как и во время их случайных встреч в коридорах… Или почти так же. Что-то еще было в этих черных глазах, что-то такое, отчего кожа на плечах и груди у Гарри покрылась мурашками, отчего захотелось подняться с места и бежать. Бежать к себе в комнату или вниз, по ступеням, в тот самый душ, где… – Спасибо, – раздалось сверху, и Гарри оторвался от чужих рукавов. Благодарность от Снейпа? Этого уж Поттер точно не ждал. Однако он, пытаясь собраться с мыслями, почти не обратил внимания на произнесенные слова. Снейп возвышался над ним, как айсберг над крошечной лодкой. Крючковатый нос смотрел прямо на Поттера, но глаза Гарри скользили несколько ниже. Бледная шея, расстегнутый на несколько пуговиц ворот рубахи, пряжка ремня и… – Гарри! – прозвучал снизу девичий голос. – Гарри, ты у себя? Слишком быстро двигаются ноги гостьи по лестнице. Слишком быстро хлопает дверь в комнату Поттера, и слишком быстро распахивается дверь в комнату Снейпа. Слишком медленно Гарри поворачивает голову назад, неловко откидываясь на спинку стула, а Снейп отпрыгивает в сторону на пару шагов. – Гермиона, – Поттер, чувствуя себя преступником, застигнутым на месте преступления (пялился в область паха профессора Снейпа: виновен!), поднимается на ноги. – Что, снова собрание? Мисс Грейнджер застыла на пороге, разглядывая Снейпа из-под опущенных ресниц. Щеки её раскраснелись то ли от быстрого бега, то ли от смущения. – Здравствуйте, профессор Снейп. Простите, – наконец, проговорила она. Девушка явно забыла о том, что слизеренский декан вынужден жить в этом доме, иначе она не позволила бы себе такого. И потом, кто мог знать, что профессор наполовину раздет? Хотя, конечно же, он не был раздет совсем, он был в брюках и рубашке, но по сравнению с его обычным видом он казался едва ли не голым. Странно, что Гарри позволено видеть его таким. И еще более странным Гермионе показалось то, что она увидела, когда залетела в эту спальню. Почему они были так близко? – Не собрание, Гарри. Рождество! Мы же договаривались встретиться в Норе в двенадцать. Мы думали, ты проспал или что-то случилось, и я пришла посмотреть. – О, – выдавил Гарри. Он совершенно забыл об этом. Рождество – сегодня, ну надо же! Он обещал семейству Уизли и Гермионе, что отпразднует его вместе с ними. Подарки давно подготовил. Только вот из головы совсем вылетело. – Ну же, мистер Поттер, – заговорил Снейп. Он скрестил руки на груди, все-таки пачкая рубаху оранжевой мазью. – Не заставляйте мисс Грейнджер ждать. Мистер Поттер? Ну надо же, как будто снова в школе. – Я сейчас приду, сэр. Пойдем в мою комнату, – это уже Гермионе. Та растерянно оглядела комнату, зачем-то кивнула Снейпу и вышла вслед за пронесшимся через дверной проем Поттером. – Гарри, что вы там делали? – зашептала она, едва они оказались в спальне. – Ты выглядел так, будто только что вышел из транса. Он что, снова пытался заниматься с тобой? Или вы… Щеки Гермионы залились краской. Она крутила пальцами локон и тупо пялилась на Буклю, беспечно чистящую белые перья. – Слушай, я не уверен, что должен оставлять его здесь одного, – поспешно заговорил Гарри, пока Гермиона не сказала что-нибудь такое, из-за чего он сорвется на нее. Неважно, что она подумала. Он знает, что он просто задумался. А Снейп… Снейп, он утомлен. Он болен, он едва стоит на ногах, и к тому же он терпеть его не может. – Гарри, но ты обещал! Ты не можешь оставить меня там одну. Рон ведет себя как самый настоящий придурок, – из уст Гермионы это было самым настоящим ругательств. – Мы с ним почти не разговариваем, если ты не пойдешь, я буду там сидеть как на иголках! Хорошо хоть не сказала, что праздник будет испорчен, подумал Поттер. Вечно он что-то кому-то должен. Должен праздновать с друзьями, ухаживать за Снейпом, слушаться Дамблдора и бороться с Волан-де-Мортом. Гнев медленно заполнял его голову густой горячей лавой, и он впился ногтями себе в ладони, чтобы не ответить Гермионе так, как хотелось на самом деле. – У него все руки в ожогах. Он не сможет даже поесть, наверное. – Профессор Снейп может прибегнуть к помощи Кричера, – она поджала губы и теперь смотрела на него с подозрением. – Или ты просто сам не хочешь идти? – Если честно, мне не так уж этого хочется. Молли опять станет причитать о том, как я похудел и все такое. – Гарри, но там же Джинни! Да. Да, там Джинни. Ей он тоже приготовил подарок. Маленький кулон в форме розы. – Хорошо. Хорошо, Гермиона, я пойду. Но ненадолго. Мне нужно…– он хотел сказать, что ему нужно обрабатывать Снейпу рану хотя бы два раза в день, но вместо этого сказал – нужно быть дома хотя бы в шесть. Подожди меня здесь, я только скажу ему. И забинтую руки. Гермиона скептически приподняла бровь, но кивнула. – Профессор Снейп! – Гарри без стука ворвался в чужую комнату. Снейп стоял спиной к нему. Он был без рубашки. Когда Гарри смущенно опустил глаза, он увидел скомканный комок бело-оранжевой ткани у ног профессора. – Вы безнадежны, Поттер, – спокойно сказал зельевар. Снейп обернулся, и Гарри увидел, что тот сам пытается приладить бинты к пальцам. – Я же сказал, что забинтую сам, – гриффиндорец подошел ближе и принялся поочередно обматывать каждый палец Снейпа свежей марлей. Хорошо, что они стоят, подумал он. Иначе он бы снова положил чужую руку на колено. Просто так, из интереса. – Ну, вы ведь ушли с мисс Грейнджер, – поддел его Снейп. – Я не знал, сколько вас ждать. – Я совсем забыл, что обещал Уизли отмечать с ними, – сказал Гарри, не обращая внимания на едкий голос профессора. – Этого вполне можно было от вас ожидать. – Как вы думаете, ничего, если я посижу с ними пару часов? – Вы что, отпрашиваетесь у меня? Не слишком ли вы преувеличиваете свою роль в моей жизни? – Нет, я… – чертов Снейп. Почему нельзя просто ответить на вопрос. – Я просто хотел сказать, что буду вечером. – Я вас понял, Поттер. Можете идти. Гарри зашагал к двери. Ему совсем не хотелось выходить из снейповской комнаты, совсем не хотелось покидать свой дом и уж тем более не хотелось слушать все эти бессмысленные бесполезные разговоры за праздничным столом. На полпути он остановился и повернулся к Снейпу. Он знал, что это плохая идея, но ведь попробовать можно. – Профессор Снейп, а может, пойдем к Уизли вместе? Там будет еще Тонкс и Люпин. И Грозный Глаз, может быть. Они будут…– Гарри хотел сказать – рады, но передумал и сказал: - Они будут не против. Снейп взглянул на него удивленно. – Вам настолько скучно с вашими друзьями, что вы готовы испортить им праздник, приведя к ним меня? – а потом Снейп прищурился. – Или вы просто учитесь вежливости и этикету? Гарри хмыкнул, рассматривая расслабленные белые плечи. Снейп ничуть не смущался, это было видно. Он не гордился своим телом, но и не стеснялся его. Он демонстрировал его будто бы с вызовом, и Поттер думал, что никогда бы так не смог. Сколько лет Снейп получал все эти шрамы? Сколько раз накладывал швы? – Скорее первое, сэр. Правда, я бы выразился менее категорично. Просто мне не хочется вас оставлять. Гарри сказал это с такой простотой и беспечностью, что лишь спустя несколько секунд понял, что именно вылетело из его рта. Он быстро глянул на Снейпа, стараясь понять, о чем именно думает профессор. Тот даже без одежды выглядел теперь собранным и серьезным. Он подошел к шкафу, поддел дверку забинтованным мизинцем и, едва не уронив пару раз, достал с полки длинный черный халат. Снейп развернул его и пару раз встряхнул. Гарри дернулся вперед, чтобы помочь профессору одеться, но твердое «нет» остановило его. – Отправляйтесь на праздник, мистер Поттер. Не заставляйте всех вас ждать. Он накинул халат себе на плечи и отошел к окну. Гарри тихо выскользнул из комнаты. – Ну, наконец-то, – зашипела на него Гермиона, едва он показался в дверях. – Пошли быстрее. Гарри взял подарки, и они спустились в гостиную. Через камин скоро оба оказались в Норе. Стол ломился от блюд, что наготовила миссис Уизли, но Гарри есть не хотелось. Он сидел между Роном и Гермионой. Они упорно не замечали друг друга, зато то и дело совали Гарри под нос мисочки с тушеными овощами, фруктами или рыбой. Когда все собравшиеся немного утолили голод, наступил черед обмениваться подарками. Гарри получил вязаный жилет от миссис Уизли, модные мужские духи от Гермионы, парочку удлинитель ушей от близнецов, набор носков от Рона и ежедневник в дорогой коже от Люпина. Он искренне благодарил всех, обнимал в ответ на поздравление, а Гермиону даже поцеловал в щеку. Когда же настала его очередь вручать подарки, и он надел на тонкую шейку Джинни цепочку с кулоном-цветком, та обняла его и совсем легко коснулась губами его лица. Никто, должно быть, не заметил этого, но Гарри был поражен. Он удивленно смотрел в ее искрящиеся от радости глаза и понимал, что не чувствует ничего из тех ощущений, что описывал ему Рон, когда начинал встречаться с Лавандой. Чтобы не расстраивать девушку, он улыбнулся ей и чуть сжал её ладонь в своей. – Ну что, Гарри, как там Снейп? Еще не все соки из тебя выпил? – спросил Фред, когда все снова вернулись за стол. Гарри не нашелся с ответом и неестественно рассмеялся, тут же хватаясь за чашку с чаем и делая щедрый глоток. – Скорее бы уж он вернулся в Хогвартс. Пожиратель Смерти не слишком то хорошая компания для Гарри, – заметила миссис Уизли. – Кстати, Гарри, ты узнал у Снейпа что-нибудь про Малфоя? Я о том непреложном обете, о котором ты нам тогда говорил, – спросил Люпин. – Нет. Ничего не узнал. Снейпа всегда было трудно разговорить, знаете ли, – от этой дурацкой улыбки уже болели щеки, но Гарри продолжал удерживать её на лице. Никто из них не спросил, как он. Как Снейп. Никому нет дела до того, что пока они все каждый день сидят на уроках, ходят на работу и в магазины, Снейп ловит одно заклятие за другим на собраниях, которые далеки от тех, на которых присутствуют члены Ордена. Гарри отсидел в развеселившейся после подачи пунша компании еще два часа. После он встал, поблагодарил всех и, сославшись на головную боль, ринулся к камину. Библиотека Блэков хранила множество темных книг, брать которые в руки было небезопасно. Поэтому Поттер провозился несколько часов, прежде чем нашел что-то более-менее подходящее. Не сказать, что Снейп будет в восторге, но это все же лучше, чем ничего. На этот раз он постучался и вошел, услышав негромкое «войдите». – Поздравляю вас с Рождеством, сэр, – сказал Гарри и с порога протянул книгу закутанному в халат профессору. – Вот, значит, чем вы занимались все это время. Я слышал, что вернулись три часа назад. Снейп неторопливо взял подарок из рук Поттера и пробежал глазами по названию. – Поттер, вы с ума сошли? Вы хоть знаете, что это за книга? – На ней написано, что это «Древнейший помощник в составлении зелий любой сложности». В примечаниях должны быть разнообразные модификации, наиболее удобные для применения, если я правильно понял. – Одна эта книга стоит как половина этого дома. Я не стану принимать такой дорогой подарок, – Снейп хотел было впихнуть том обратно в ладони Гарри, но тот проворно от него отпрыгнул. Он видел, как загорелись глаза профессора, когда тот впервые прочел название, и теперь не собирался уступать. – Нет, сэр, вы станете. Лучше со мной не спорить, потому как это только займет лишнее время, а результат останется тот же. – Несносный мальчишка! Вы не знаете цену деньгам! – Да ну? Это я-то? – Гарри почувствовал, как сами по себе расправляются плечи, а ноги принимают боевую стойку. – Профессор, я одиннадцать лет ходил в обносках своего кузена. Ел те куски, которые ему попросту не хотелось. Я с утра до вечера готовил, убирался и стриг газон, и думал, что зарабатывать на жизнь себе буду одним из этих навыков. Так, по крайней мере, говорили мне Дурсли. А теперь у меня есть деньги, но я не трачу их на то, на что принято у подростков. Я считаю, что отношусь к ним с умом. Но если я хочу сделать подарок, то я его сделаю. И будьте так любезны, примите эту книгу! Теперь Поттер выдохся. Он уселся на стул, на котором сидел, когда наносил мазь на руки Снейпа и привалился к спинке. Снейп больше не тянул ему книгу. Он прижал её к груди и молча стоял с ней, глядя на покрасневшее лицо Гарри. – Я мало что знал о том, как вы жили, – наконец, сказал он, усаживаясь на свою постель. – Я благодарен за ваш подарок. Прежде, чем Гарри успел ответить, Снейп позвал Кричера: – Принеси мне бутылку вина из запасов Блэка. А Поттеру сливочного пива, если он желает.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты